Kantai Collection FRPG

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Банк завершённых эпизодов » [ЦБ] 29.01.2025 "Зимой солнце сквозь слёзы смеётся"


[ЦБ] 29.01.2025 "Зимой солнце сквозь слёзы смеётся"

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

1. Время действия:
Раннее утро, седьмой час.
2. Погодные условия:
Слабая облачность, - 7°C, прохладный ветер.
3. Место действия:
Разрушенный в ходе недавнего нападения район возле береговой линии центральной базы ОВМС.
4. Участники:
Лёгкий крейсер Слава, эсминец Ле Террибль.
5. Сюжет:
Не в состоянии отделаться от навязчивой идеи пойти и увидеть своими глазами перепаханную снарядами и бомбами глубинного флота  центральную базу, ставшую за этот долгий год для неё вторым домом, Слава с утра пораньше улизнула из своей тёплой постельки и отправилась к пепелищу. В тоже время, один беспокойный эсминец там, где решила прогуляться крейсер, устроил отчаянные поиски своего любимого шарфика потерянного в суматохе в день нападения.

[AVA]http://sg.uploads.ru/mawIU.png[/AVA]

Отредактировано Slava (2015-08-12 17:48:49)

2

[AVA]http://sg.uploads.ru/mawIU.png[/AVA]

Человек в форме медленно брёл по утоптанной собственными силами дорожке, поскрипывая ботинками на снегу при каждом шаге, и периодически бросая хмурый взгляд на окрестности. Но ничего не заметив в сером утреннем сумраке, продолжал свой обход, уткнувшись взглядом себе под ноги и размышляя о чём-то своём, а может и просто разглядывая снег без единой мысли в голове и с одним лишь желанием – что бы побыстрее закончилась его смена.

Дождавшись пока его покачивающаяся фигура отойдёт достаточно далеко, вынырнув из своего укрытия, она тенью прошмыгнула мимо, скрывшись за углом кирпичного здания. Прибежав вдоль короткой стены и осторожно выглянув из-за угла, убедившись в отсутствие свидетелей, кораблик перебежала дорогу затерявшись среди складов и ангаров, или того что было ими в её воспоминаниях ещё недели полторы назад.

Бег сменился неспешным шагом, и девочка скинула капюшон своей толстовки, оглядываясь на ходу по сторонам. Железные и бетонные конструкции были похожи на скелеты сгнивших китов выброшенных на берег, своими торчащими в небо, словно кости, железными балками, трубами и уцелевшими фрагментами стен, готовых казалось, рухнуть в любой момент,  похоронив под собой излишне любопытный крейсер. Запах гари всё ещё витал в воздухе по прошествии столького времени и поднимался при малейшем дуновении слабого ветерка. Под ногами то и дело хрустел и скрипел всякий хлам разбросанный взрывами, ветром и огнём по всей округе.

Слава осторожно шла дальше, с трудом узнавая на этом пепелище знакомые места и здания, стройные некогда ленты дорожек теперь разбитые глубокими кратерами на месте упавших снарядов и бомб. В горле ком встал и внутри всё похолодело, от вида того, во что превратилась прибрежная часть базы. Словно ты уехала в далёкое путешествие, а вернувшись, нашла от своего дома лишь угли и расколотую черепицу.

«Кто бы мог подумать,  что я буду сожалеть о чем-то таком…» - остановившись, Глори присела и вытащила из-под припорошившего округу снега кусочек почерневшей стали, в котором едва угадывались очертания  переломанного крыла самолётика запускаемые их авианосцами.

«Как такое могло произойти?»

Ответ был на поверхности. Эта игра в морских владык не могла идти вечно в одни ворота. Это она поняла ещё на Бермудах, когда они столкнулись с той, дышащей ненавистью Принцессой. Она искала их и жаждала мести.

Откинув теперь бесполезную железяку, девочка встала и оглянулась ещё раз. Она пришла, что бы убедиться и теперь видела собственными глазами то, во что не хотелось верить до самого конца, даже когда им сообщили о нападении, словно надеялась, что все просто сговорились и хотели обмануть её.

И что будет дальше?

Глубинные обрушатся на прибрежные горда? Поднимутся вглубь континентов по широким рекам, уничтожая все, что окажется в зоне поражения их орудий и авиации, загоняя горделивое человечество не желающее сдаться в горы и безводные пустыни? На мгновение перед глазами предстал образ её собственного города тонущего в огне и всполохах взрывов бомб сыплющихся с неба как дождь. Её дом, разнесённый в щепки, крики  не успевших выбраться родных…

Славе стало дурно от представившейся картины и прикрыв рот рукой в перчатке, словно боясь что её сейчас вырвет, она попятилась от собственного видения, как будто можно убежать от самой себя. Нога соскользнула с края воронки и девочка, нелепо взмахнув в воздухе руками и испугано ахнув, шлёпнулась в снег, перемешанный с грязью и асфальтовой крошкой.

Холодный снег слегка обжёг лицо, но падение хотя бы вернуло её к реальности. Выбравшись из ямы и отряхнувшись, Слава зашагала прочь, как тот караульный солдат, смотря себе лишь под ноги и лишь изредка, окидывая окрестности взглядом. Она шла к морю. Хотела увидеть спокойную, безмятежную сегодня гладь моря и  лениво встающее, пока что ещё холодное и слабое, но со временем обязательно наберущегося и сил и тепла Солнца.

Отредактировано Slava (2015-08-01 13:28:02)

3

- Джонни, я начинаю! – Террибль ухватился руками за упавшую балку, которая придавила техника. В приоткрытую дверь долетала канонада взрывов, и стрёкот пулемётов сопровождаемая криками людей – нападение на центральную базу было в самом разгаре. Что-то ухнуло совсем рядом, и крыша ангара вздрогнула, а оставшиеся балки угрожающе заскрипели, будто предупреждая, что долго им не протянуть. – Сейчас… Я…

Энзо напрягся и закусив губу начал поднимать кусок металла, упорно сражаясь за каждый сантиметр. Корабли были сильнее людей, и даже самые хрупкие могли потягаться с людьми-бодибилдерами, но даже при всём этом поднять упавшую десятиметровую балку было нетривиальной задачей. В руках она ощущалась на тонну, не меньше.
- Да иди ты уже, балбес! – скептично отозвался Джонни, пытаясь выбраться из западни, - Что я без тебя не выползу? Не недооценивай флотских техников! И подними еще на пару сантиметров!

- Ага, то иди, то подними! – передразнил Террибль, сквозь сжатые зубы. Эсминец отвоевал еще один сантиметр, и парень в комбинезоне смог, наконец, освободить правую ногу, расставшись с ботинком, теперь оставалась левая, – Знаешь, тебе очень повезло, что ты тащил эту тележку с пустыми баллонами! Иначе бы был в лепёшку, и даже я бы уже не смог помочь.
- Это потому что я везучий, - оскабился Джонни, сражаясь с балкой и извиваясь как угорь на сковороде. - Поэтому на этот ангар не упадёт бомба, и ты тоже выживешь, радуйся француз!

- Ты давай выползай усерднее, а не языком чеши! – прикрикнул Террибль, и вдруг что-то глухо стукнулось о крышу ангара, а затем покатилось по ней вниз, громко стуча по листовому металлу, которым было обшито строение. Джонни замер и с вытаращенными глазами посмотрел куда-то за спину эсминца. На лице механика читался такой невыразимый ужас, что Бруске не переставая поднимать балку обернулся и увидел дружелюбно подмигивающую бомбу, лежавшую прямо у порога, в каких-то десяти метрах позади него.
- Чёрт… Бро… - прошептал Джонни, - Мы в дерьме…

- Ох, неужели! – в сердцах воскликнул Террибль, изо всех сил налегая на балку и, чудовищным усилием, поднимая её еще на десять сантиметров вверх – Вылезай, твою эскадру!
Джонни замолк и выскользнул из-под балки, Энзо расслабил руки и только начал перемахивать через неё, как прогремел взрыв, и ангар начал складываться как карточный домик, а мир завертелся вокруг праздничной каруселью.

***

Энзо недовольно перевернул камень, и кисло посмотрел на помятую адмиральскую фуражку, которая явно отжила свои лучшие годы. Ноги бы его не было в этих развалинах, если бы не одно но – со всей этой суматохой он потерял шарф. Тот самый шарф, который был его неизменным спутником все годы службы в ОВМС. Сперва настроение у Бруске было агрессивно-подавленное, он даже со злости пнул какую-то ржавую банку, которой не повезло оказаться у него на дороге.
- Ну и где я буду его искать? – раздраженно спросил Энзо у неба, которое лишь равнодушно подмигнуло в ответ лучиком солнца, - Да знаю я, знаю, я потерял мне и искать.

Эсминец бы привлёк к поискам Джонни, но тот в двух шагах от броневика умудрился попасть под пулемётную очередь и лежал с простреленным коленом, ругаясь направо и налево, и убеждая докторов, что он в полном порядке и сейчас должен идти и помогать французу искать его дурацкое полотенце.  А с костылями он вряд ли бы проскользнул мимо охраны. Поэтому пришлось идти одному.

- Но искать одному явно не супер… - Энзо прошел мимо полуразвалившегося здания, в котором, кажется, держали снаряжение, и огляделся по сторонам, но не заметил никого, кроме парочки чаек. Похоже, ему единственному пришла в голову идея шататься по развалинам. Недовольно вздохнув, Террибль только начал спускаться с груды кирпича, как вдруг услышал странный звук, совсем рядом. Будто что-то шлёпнулось на землю, тихонько ахнув.  Выскочив на звук, Энзо увидел удаляющуюся девушку, и, обрадовавшись, словно путник в пустыне заметивший другого путника, поспешил догнать её.

- Эй! Прив…! – окликнул её Бруске, но тут его нога попала в пресловутую воронку, и Эсминец кувырком полетел вперёд, успевая выставить перед собой ладони, плюхнувшиеся прямо в грязь. – Зараза!
[ava]http://i.imgur.com/dRrLRe2.jpg[/ava]

Отредактировано Le Terrible (2015-09-02 11:57:38)

4

[AVA]http://sg.uploads.ru/mawIU.png[/AVA]

Как заворожённый мотылёк летел на огонь, надеясь, что он его обогреет, так Слава шла навстречу красневшегося в дали за стройными развалинами домов, разлитого по морю свету встающего Солнца, надеясь, что оно поделится с ней своим теплом.

С каждым шагом крейсер смелела, понемногу отходя от накрывшего минуту назад видения приведшую девочку в ужас, и её взгляд всё чаще и дольше задерживался на остовах сожжённых машин и остатков сооружений. Зачем-то она пыталась припомнить и представить то, какими они были до их отъезда, вспоминала лица и голоса работающих в них людей и детей моря, наполнить окружавшую её пустошь живыми фантомами прошлого.

Она знала, что не смотря на удручающую картину, список пострадавших на удивление мал, а значит пройдёт ещё немного времени и здесь закипит деловитая работа, зарычат бульдозеры разгребая мусор, будут чадить переработанным дизелем из выхлопных труб машины, его вывозящие и возвращающиеся с материалом для новых зданий. Застучат молотки и подгоняемые крепким словом прорабов, рабочие вновь поднимут из пепелища все, что было разрушено и даже больше. После них сюда вернётся обыденная служебная рутина тех служащих, что работали здесь, а дети моря вновь начнут выходить с обновлённого причала в не слишком радушное, но казавшееся им всем таким родным как колыбелька из детских лет море. И она вместе с ними будет плыть по тонкой полосочке между тёмной и холодной бездной океана и безграничным небом.

«Всё вернётся на круги своя.. пусть и не будет еже ничего как прежде» - девочка грустно усмехнулась, она не имела привычки далеко загадывать. Но смотря на пепелище оставшиеся от значительной части базы, ей живо представлялось, как сейчас где-то военные чины и связанные с ними лобби сеют панику, рисуя бледным от ужаса чиновникам во всех уголках мира страшные картины на подобии тех, что ей самой представилось, подкреплённые “красочными” фотографиями в самых пробирающих нутро ракурсах. Подстёгнутый истерией, страхом и алчностью с амбициями маховик закрутится с новой силой получив значительные вливание средств всех мастей, ведь, ОВМС сейчас было единственной преградой между глубинными и остальным миром. При этом, крича с трибун об угрозе, все забудут неудобный вопрос – почему только базы флота?
Доверчивый и запуганный мир провозгласит – всё на нужды фронта! И потребует возмездия. Чьими же руками обжигающее до костей пламя праведного гнева будет донесено до врага, догадаться будет не сложно.

Потерявшаяся в своих мыслях Слава, скорей всего не обратила бы внимание на выскочившую фигуру незнакомца откуда-то из разрушенного дома, даже если бы тот появился не сзади, а прямо на её пути. Его крик втиснувшийся в ход её рассуждений о том, какая прекрасная появилась возможность у флота нажиться на случившемся бедствии, не сразу обрёл осмысленную форму и по сути до девочки дошла только его ругань вернувшая к здесь и сейчас.

Слава замерла на полушаге, бледнея как снег и чувствуя, как упало сердце, от осознания, что она не одна.

«Адмирал меня убьёт! – пронеслась молнией первая мысль, - нет, сначала Шарни! А потом адмирал ещё раз!»

Слава едва слышно жалобно застонала от представившейся перспективы получить от этих двоих взбучку, и чуть повернула голову, что бы посмотреть, что за чёрт выскочил из табакерки по её душу.

«-Не оборачивайся! – Девочка остановила движение. - Увидит лицо и всё!»

«- А если поранился? – Мелькнуло вдруг осознание, что кинувшейся было к ней парень, судя по донёсшимся до неё звукам, навернулся так же, как  и она сама немногим ранее. - Упал ведь!»

«- Ругается – значит, живей всех живых, - возразила Слава самой себе, – да ещё и зол теперь»

Кораблик нервно сглотнула, но накинув капюшон и натянув его как можно ниже на глаза стараясь максимально скрыть лицо, всё-таки обернулась, посмотреть, как он там.

«Жив и вроде цел, лишь перемазался. И вправду как чёрт,» - облегчённо констатировала кораблик, сделав шажок назад, наблюдая, как молодой парень в безнадёжно измазанной светлой одежде покрывшейся грязными пятнами поднимается. Кулачки в перчаточках сами собой прижались к щёчкам, так что только глаза да носик и видно было, словно девочка собралась защищаться.

Ещё один шажок назад.

Победившее было беспокойство за незнакомца, стало стремительно сдавать позиции пугливым мыслям: «А что если сдаст? Может не рисковать и сбежать? Не хочу, что бы ругали…»

Ещё один шажок назад. Казалось ещё чуть-чуть и девочка сорвётся с места бросившись на утёк.

Отредактировано Slava (2015-06-20 07:58:42)

5

Ну что за невезение! - Террибль поднялся из грязи, стараясь как можно меньше двигать руками, которые угодили прямо в снег, обильно перемешанный с пеплом. Благо кожа корабликов была куда прочнее человеческой, поэтому обошлось без ссадин.
"Вот повезло, не хотел бы я выковыривать эту штуку изнутри..." - облегченно вздохнул Бруске, стараясь отряхнуться. Но грязь оказалась крайне приставучей, и даже после десятка энергичных взмахов ладонями осталась на коже почти ровным слоем, совершенно не собиравшимся никуда слетать. Террибль поборолся еще некоторое время, но потом раздраженно цокнув языком бросил бесполезные усилия, и с грустью посмотрел на свои светлые брюки.на ткани уже появились пятна, поэтому было бы хуже, если бы возникло еще несколько? Некоторое время эсминец боролся с собой и наконец опустил руки, искренне пожалев, что не взял камуфляжные штаны, которые и не такое стерпели бы.

- Так, ты, надеюсь не напугал! - вдруг вспомнил Энзо о существовании девочки, и поспешно выбрался из воронки ей навстречу. Теперь он мог рассмотреть незнакомку во всех подробностях и первое что ему бросилось в глаза - лицо, скрытое капюшоном так, что виден был только кончик носа да линия подбородка.
"Интересно, что это с ней? Может это шпион! Глубинный вышедший на поверхность и прячущий свое лицо!"
Бруске подозрительно вперился взглядом в подбородок, но оттенок кожи явно отличался от жемчужно-белого, которым щеголяли девы глубинного флота. Хотя дело конечно могло быть в макияже... Но тут Бруске сам себя одернул, потому что представить какой-нибудь эсминец класса Ни, старательно накрашивающийся перед проникновением на базу, мог только какой-нибудь заштатный адмирал, больше читающий глянцевые журналы, нежели рапорты.

"Похоже это не шпион..." - окончательно решил Террибль, убедившись что по штанам девочки ничего не стекает, ведь если бы глубинный вышел из моря он наверняка бы оставил за собой мокрый след. Но раз это не замаскированный враг, то наверное Энзо стоит выдать правдоподобное объяснение, что он делает в закрытой зоне. На всякий случай, хоть угрозы исходящей от девочки не чувствовалось, но что если она дежурный?
- Кхм! Ты наверное думаешь, что я нахожусь здесь в нарушение устава, - Энзо подошел к незнакомке, - На самом деле это не так, у меня особое разрешение от адмирала... адмирала Олдбута. - Террибль специально выбрал одного из самых неприятных в общении адмиралов, к которому без лишней нужды старались не подходить даже на пушечный выстрел. Как-то Энзо рассказывали, что один техник шесть часов слушал унылые рассказы о прошлом старика, прежде чем тот поставил подпись на увольнительную. Тут эсминец обратил внимание на то, что девочка стоит с прижатыми к щекам кулаками и будто готовится к нападению с его стороны. И тут она отступила на шаг назад.

- Эй-эй-эй! - Террибль замахал руками, - Я не буду на тебя набрасываться, честно! - Не хватало еще, чтобы она дернула наутёк и оставила его одного наедине с унылыми камнями, общество которых уже сидело у эсминца в печенках.
- Посмотри, я совсем не страшный!
[ava]http://i.imgur.com/dRrLRe2.jpg[/ava]

Отредактировано Le Terrible (2015-09-02 11:57:22)

6

[AVA]http://sg.uploads.ru/mawIU.png[/AVA]

Пока она колебалась в том, что делать, Чёртик смирился с новым узором своих штанов, и вновь окрикнув ее, выбрался из-за злополучной ямы-ловушки, за последние минут пять надругавшейся сразу над двумя беспечными корабликами. То, что Чёртик был из их племени, Слава поняла скорее интуитивно, чем осмысленно сложив в панике какие-то факты. Тем не менее, их “родство” не вселяло в неё больших надежд, он мог оказаться дежурным наряду с простыми людьми, вроде того патрулирующего солдата. И среди канмусу, особенно тех, кто по старше да на каких-то должностях, было не мало строгих, очень строгих, личностей, без колебаний и жалости готовых выписать наказание другому кораблику за малейшую провинность и порой даже не в уставном порядке.

Славе при мысли об этом сразу вспомнился рассказ соседки о том, как какой-то линкор топил несчастного малолетнего эсминца, в чём-то провинившегося во время последней то ли охоты, то ли патруля, она не запомнила. Но вроде как бедолаге едва не отдавшего морю душу, потом дня два пришлось отходить от устроенных над ним зверств.

Девочка нервно сглотнула, про себя порадовавшись, что не успела добраться до берега и поёжилась под пристальным взглядом парня уставившегося на неё так, словно это её вина в том, что всё вокруг лежит в руинах. Его взгляд буквально вцепился в её мордашку, а затем медленно спустился ниже. Ощущение было как при досмотре.

«- Сдаст» - подвела уверенный и не утешительный итог Глори.

Тут он сделал несколько шагов на встречу, подойдя ближе. Слава напряглась и не бросилась с перепугу на утёк, сделав всего лишь один осторожный шажок назад, лишь потому, что он вместо того, что бы поинтересоваться, о  том какого лешего она здесь делает, сам принялся уверять её в законности своего пребывания среди руин. А обратив внимание на то, что она была несколько напряжена, махая смешно руками, стал уверять ещё и в своей безобидности.

«-Не сдаст. Похоже, сам считает меня тем, кем я его считала» - Слава почувствовала себя немного уверенней.

Чёртик и в правду не казался таким уж страшным, так что она опустила ручки и, немного поправив капюшон, что бы не так сильно лез на глаза, молча кивнула, как бы соглашаясь с этим и давая знать, что не будет убегать, и в тоже время внимательно оглядывая его самого.

- Вы что-то ищете здесь? Для адмирала Олдуна.  – Прозвучало это совсем не так уверено, как хотелось, выдавая беспокойство и тревогу нервничавшей девочки. Но надо было с чего-то начать и по возможности, подыграв, поддержать внезапно на рисовавшуюся легенду о том, что она одна из патрульных… дежурных… постовых? Кому вообще поручили охранять эту зону? Не важно, если он будет так думать. Хотя бы пока она не поймет, как быть, что бы потом внезапно на неё не пришел рапорт от этого с виду  добродушного и энергичного синеволосого Чёртика с живым взглядом глаз небесного цвета. - Вы один?

Внезапно пришедшая в голову мысль, о том, что Чёртик то может быть здесь с целой бандой, заставила её оглядеть окрестности и немного наклонившись заглянуть ему за спину, как будто выискивая решивших поживиться на уцелевшем в развалинах имуществе ОВМС мародёров. Вроде никого не было видно, но и этого парня не было видно, ещё совсем недавно, пока он вдруг не выскочил, не пойми откуда.

Отредактировано Slava (2015-07-03 19:48:33)

7

По крайней мере, она не бросилась наутёк, а значит, небольшое представление устроенное французом сработало, немного растопив лёд.
«Так, хорошо, она вроде бы не пытается меня сдать. И не начала кричать, будто я злодей замышляющий что-то очень плохое, но всё равно расслабляться рано»
Облегчённо вздохнув, Террибль тоже оглянулся по сторонам, а затем подступил к девушке еще на шаг и тихо сказал – Адмирала Олдбута… Боже упаси, если он услышит свою исковерканную фамилию – все печёнки выест и отправит драить причалы.

В равнодушных руинах вокруг не было ни души, патрульные так далеко вглубь не заходили, а строительные работы должны были начаться на следующий день. Энзо тихо чертыхнулся, если здесь будет куча строителей, то шансы найти свой шарф заметно понижаются. Можно конечно пробраться под видом добровольца, но что если кто-нибудь не придаст значения грязной ткани и бросит её в мусоросжигатель.

- Он попросил меня найти одну важную вещь, которая может сыграть не последнюю роль в нашей войне, - заговорщицки шепнул эсминец, подступив еще на один шаг - Однако сейчас это его личный проект, поэтому адмирал предпочёл помощь добровольца, нежели своих подчинённых. Но как видишь, работа оказалась большая и неинтересная.

Энзо обвёл рукой окружавшие их руины, - А ты часом здесь не дежуришь? Наверняка следишь за порядком, и чтобы всякие ушлые личности не пытались нажиться на разрухе. – Террибль не знал наверняка, но решил перестраховаться. Если девушка и вправду имела отношение к тем самым дежурным, то, прежде всего он должен показать ей, что комфортно чувствует себя в этой запрещённой для прогулок зоне, и имеет полное право здесь находиться.
– Не скучно патрулировать?
[ava]http://i.imgur.com/dRrLRe2.jpg[/ava]

Отредактировано Le Terrible (2015-09-02 11:57:10)

8

[AVA]http://sg.uploads.ru/mawIU.png[/AVA]
Он сделал шажок вперёд и Слава рефлекторно едва не отступила назад, сразу же переключив всё внимание обратно на “пойманного ей возможного нарушителя”, от которого можно было всё ещё ожидать неприятностей, не зависимо от того, был ли он тут и в правду по поручению адмирала, или же дежурный возомнивший себя вторым Холмсом прикидывался “своим”, что бы вывести нарушителя на чистую воду, или же такой же, как она не хороший кораблик, прокравшийся зачем-то мимо патрульных и просто пытающийся теперь выкрутиться.

Но его укор заставил её тут же смутиться. Канмусу почувствовала, что щёчки буквально горят на морозе, девочку бросило в жар, от того что незнакомец подловил на адмирале, на мгновение ей от волнения даже показалось что он раскусил её. К счастью, это была лишь ничего не значащая оговорка, какой и воспринял её Чёртик (по крайней мере, пока это не слышал сам Олдбута). Насупившись, она чуть склонила голову в низ, стыдливо отведя взгляд в сторону. Надо было что-то придумать, что бы не заострять на этом внимание, отвлечь и подыграть в то же время:

- Вряд ли. У нас больше нет причалов. Все разнесли глубинные, – то ли в шутку, то ли серьёзно пробурчала девочка в ответ, и украдкой глянув на него из-под капюшона, добавила, - но всё равно, не рассказывайте ему. Пожалуйста.

Накрывшая её волна беспокойства от того что её подловили, слегка откатилась назад, позволяя Славе немного успокоиться и взять себя в руки. Всё-таки, похоже было, что незнакомый корабль, купился на её плохонький спектакль, и потому она продолжала играть свою роль, внимательно, с лёгкой долей сомнения на лице и подозрения во взгляде, слушать его объяснения, словно так и должно быть: «Думай, как если бы тебе и в правду поручили патрулировать здесь»

- Странно, - Слава, едва закончил Чёртик объяснения, чуть нахмурила лобик и задумчиво приложила кулачок к губам. – Тогда должны были предупредить, что кто-то будет тут работать в это время. Но… мне ничего не сказали об этом…

«Вообще правильно, раз этот район базы теперь не для всех и охраняется, то охрана должна знать, кого можно и когда пускать, а кого надо сразу же завернуть обратно от греха подальше и сразу же доложить кому надо об инциденте. Ум. Пусть понервничает немного, а потом сделаю вид, что поверила»
Немного выждав, словно сомневаясь и обдумывая слова парня и в внимательно следя за ним, канмусу устало вздохнула, окинув окрестности взглядом.

- Хотя сейчас такое творится… - в глазах девочки скользнула не поддельная печаль, вид развалин её угнетал без притворства, как и не определённость того что будет дальше, с ней и другими. Её Адмирал обмолвился, что их возможно вскоре переведут в филиал, как и многих других. И кто знает, что там их ждёт? – Столько всего происходит. Везде суета и беспорядок… могли и забыть или не успеть. 

«Не перегибай, а то если вдруг окажется правдой, то, что он сказал, ещё пожалуется о том, что посты не предупредили, и чего доброго начнут проверять, кого и когда не предупредили, тогда раскусят в два счёта»

- Их можно понять, - заключила она, вновь развернувшись к кораблю. На его вопрос ответила не сразу, обдумывая как лучше себя повести, нужно было переводить разговор в другое русло.

- Если это просьба помочь, то… - девочка слегка покраснела и сбилась на полу слове, - т-то я могу сопровождать. На  этой территории. Искать в развалинах опасно в одиночку, даже просто на улицах опасно, как ты мог видеть.

Слава выразительно посмотрела на испачканные штаны, напоминая как он недавно растянулся в воронке, оставшейся от взрыва бомбы глубинных.

«Кажется это была не очень хорошая идея… а если он согласится? Интересно конечно, что он тут за таинственную "вещь" ищет, но...»

Отредактировано Slava (2015-07-13 07:37:41)

9

Террибль и сам уже начал сомневаться в том, удалось ли ему убедить девушку помочь, когда та вдруг согласилась. Стоило недюжинных усилий не воскликнуть «Ура», и Террибль закашлялся, скрывая следы своей радости:
- У.. кхм! Спасибо, - француз признательно кивнул и протянул руку, - Я…

Стоило ли говорить  своё настоящее имя? Ведь назваться настоящим – всё равно, что оставить на ближайшей колонне записку «Здравствуйте, меня зовут Ле Террибль и сегодня я был здесь, нарушив все правила о запрете прохода на территорию доков». Можно было сказать , что его зовут «Акацки» или «Хатсушимо». Если Энзо не путался, эти двое были эсминцами более-менее его класса. С другой стороны, стоит этой девушке сказать, что она видела паренька с синими волосами и неугомонным характером – его найдут через минуту, максимум две. Для маскировки надо было бы перекраситься, зря он об этом не подумал. Видимо других вариантов нет.

- Ле Террибль, эсминец, обладаю даром влипать во всякие удивительные истории, - закончил Энзо, -  А как звать тебя?
Вдруг сбоку донеслись звуки шагов, они были слабы, но с каждым разом становились всё ближе и ближе. Прислушавшись, Бруске внутреннее напрягся – это был не один человек, а, по меньшей мере, двое или трое. Судя по ударам ног, они шли совершенно открыто - значит наверняка охранники.

- Пора бы нам начать поиски, пойдём-ка? – предложил эсминец самым безмятежным тоном. Если он сейчас предложит спрятаться, то наверняка девушка спросит, почему он просто не расскажет этим людям ту же историю. Ведь раз она правдива, то почему они в неё не поверят? Тем не менее, медлить было нельзя, и Террибль положил руки на плечи своей новой спутницы и легонько начал подталкивать её в противоположную сторону, - Нам надо будет найти кусок синей ткани, где-то полтора метра длинной. Она была потеряна во время бомбардировки около одного из ангаров возле доков, если данные адмирала верны. Энзо немного поёжился, вспоминая, как стучала бомба, катившаяся по крыше пресловутого ангара. Это было первым местом, где он мог обронить свой шарф из-за ударной волны. Главное поскорее убраться с этого места, чтобы их, не дай Бог, не заметили.

[ava]http://i.imgur.com/dRrLRe2.jpg[/ava]

Отредактировано Le Terrible (2015-09-02 11:56:58)

10

[AVA]http://sg.uploads.ru/mawIU.png[/AVA]

«Я пропала» - подумала Слава, растерянно уставившись на протянутую ей руку. Эсминец Ле Террибль не только с плохо скрываемым воодушевлением принял её предложение, но и представиться не забыл, теперь ожидая, что и она назовётся в свою очередь. Девочка немного помедлила и не решительно протянула руку в ответ, едва коснувшись широкой в сравнении с её ручкой пятерни парня.

- Крейсер Глори, - вспомнилось Славе, с каким мучением пыталась припомнить корабль с таким именем Шарнхорст, когда её так представил линкору Турбулент. И понадеялась, что для Чёртика это будет задачей ничуть не легче, как и для тех, кому он мог бы рассказать об их сегодняшней встрече. И ведь формально она, можно сказать, и не врала даже.

Слава хотела ещё что-нибудь добавить но, как и эсминец, услышала тихий, но нарастающий скрип шагов на снегу, и похоже даже не одного человека. Сегодня явно был не её день. Надо было остаться в тёплой постельке и, пользуясь тем, что никому ничего от неё сегодня не надо было, проваляться полдня, вылезая лишь, что бы перекусить.

Руки парня внезапно легли на плечи девочки, и Слава еле заметно вздрогнула, непонимающе уставившись на него. Она уже была готова услышать что-нибудь вроде: « - Попалась! Вот сейчас мои подойдут, и мы разберёмся с тобой!»; но вопреки худшим опасениям, Ле Террибль вместо этого стал её подталкивать в противоположном от приближающейся группы направлении, что-то там говоря про то, что пора бы и поиски начать. Она и не подумала сопротивляться, с охотой зашагав в указанном направлении. Возможно, даже слишком охотно, торопясь покинуть улицу побыстрее и с трудом подавляя жгучие желание оглянуться или ускорить шаг.

«Раз они не кричат, значит, ещё не видят, всё хорошо» - твердила Слава себе, а краем глаза поглядывала на парня пытаясь понять – слышал ли он тоже шаги и не из-за них ли заторопился перейти к поискам какой-то там полукилометровому куску материи... или полуметровому? Это она умудрилась прослушать, волнуясь о том, как далеко ещё та группа неизвестных. Но от неё не укрылось то, как он поёжился, когда упомянул о нападении глубинных.

Но об этом она подумает позже, сначала же надо было уйти отсюда по дальше, избежав ещё одной не желанной встречи. Девочка подметила переулочек, не без труда припомнив (развалины вокруг слабо напоминали оставшиеся у неё в памяти здания) куда он вёл, взяла курс прямо на него.

- Если у доков, то сюда тогда, - Слава перехватила руку парня  и едва они подошли к краю улицы, увела его в узкий переулок. Дорожка, если таковой и была в прошлом, сейчас представляла из себя сплошную полосу препятствий, заваленной мусором из разбитых и сожжённых вещей и фрагментов полу обвалившимися стен. Но давать задний ход было поздно.

- Осторожней только, смотри по сторонам и под ноги. Здесь под снегом куча опасного мусора, а уцелевшие части стен, того глядишь и рухнут, - деловито предупредила она эсминца, решив немного скрасить их бегство, а сама думала, что скрыться то они скроются, только вот как бы их и взаправду не похоронило тут заживо.

Наверху как назло что- то громко и протяжно заскрипело под очередным порывом ветра, и она, с перепугу едва не выпрыгнув из кожи, встала как вкапанная, уставившись наверх и почувствовала, как в спину врезался Чёртик. Пожалуй, будь они обычными людьми, он даже сбил бы её с ног.

– Всё… всё в порядке, показалось, прости.

Крейсер неловко улыбнулась и только сейчас заметила, что всё это время тянула парня за руку, и тут же отпустила его.
- Извини… - «неловко получилось» - у тебя руки тёплые.

«Зачем я это сказала?» - Слава совсем стушевалась и, отвернувшись, поспешила продолжить идти вперёд, впрочем, теперь не очень быстро и внимательно поглядывая по сторонам. Руины напомнили кое о чём и подсказали, как можно смягчить момент.
- Терби… Терребиль, Террр…

«Господи! Да что же со мной сегодня такое! - Взмолилась про себя крейсер, чувствуя, как стыд съедает её с потрохами. – Тер-ребль! Эсминец Ле Террибль!»

– Террибль, извини пожалуйста, мне сложно иностранные имена с ходу запоминать, – покаялась девочка в том, с чем обычно у неё проблем не возникало, до сегодняшнего дня.

Глубоко вздохнув, что бы хоть немного успокоиться, она продолжила:

– Ты сказал, что её потеряли во время нападения, да? - Девочка посмотрела на эсминца с нескрываемым интересом. – А ты здесь был в это время? Видел, как они напали на базу?

11

- А ты хорошо ориентируешься среди, Глори – присвистнул Террибль, когда девушка перехватила его руку и повела за собой среди силуэтов развалившихся зданий,- тут же чёрт ногу сломит разобрать, что где после бомбардировки,
Крейсер вела себя куда увереннее, чем в начале - её пальцы крепко держали ладонь француза, пока они шли по разбитым дорожкам. Терриблю оставалось только смотреть под ноги, чтобы не споткнуться об какой-нибудь из каменных осколков, в изобилии мелькавших тут и там, - По крайней мере этот мусор не пытается целенаправленно продырявить тебе гол… Ай! Извини!
Глори резко остановилась, и Террибль не ожидавший никакого подвоха налетел прямо на спину девушки. Наверняка он бы её столкнул, но к счастью та действительно оказалась крейсером и едва шелохнулась.

- Что-то впереди? – Энзо с любопытством выглянул из-за девушки, но не увидел ничего интересного – всё те же грустные руины заваленные снегом, разве что они теперь были гораздо ближе к береговой линии и очертания разрушенных проулков казались Терриблю смутно знакомыми. Тут сверху повторился громкий скрип, и француз подняв голову увидел качающуюся на нескольких арматурных прутах бетонную балку, явно видавшую лучшие дни, - Да, под ней лучше не стоять, а то вдруг отвалится…

Бруске уже собрался предложить продолжить путь, как вдруг Глори тихо сказала, про тёплые руки эсминца и беседа совершила неожиданный крюк, поставивший в тупик даже бойкого Террибля. Конечно не было ничего удивительного в том, что Энзо не замёрз за время поисков – мало того что он кораблик, так и его родной городок, расположенный около подножия горы частенько подмерзал в январе, феврале. И тем не менее большинство жителей всегда ходили без перчаток, не испытывая ни малейших неудобств по этому поводу, а мальчишки могли весь день играть в снежки, не обмораживая себе рук. Поэтому ремарка была вполне себе безобидной, если бы не последовавшее за ней смущение, неуловимо мелькнувшее на щеках поспешно отвернувшейся Глори, которая тут же отпустила руку.

- Ты не замёрзла? – под конец поинтересовался Террибль, решив, что это будет лучшей репликой в подобный момент, - А то я с детства привык обходиться без перчаток.
Тут на помощь пришла уже сама девушка, которая попыталась перевести разговор в новое русло. Услышав её попытки произнести его имя, Энзо чуть не расхохотался, но во время взял себя в руки – разумеется он не видел ничего обидного в том, что кому-то не сразу поддалось полное рычащих согласных «Террибль», но Глори наверняка было очень неудобно и поэтому эсминец поспешил на помощь:
- Зови меня Терри, - Энзо ободряюще улыбнулся и подмигнул, - Веришь или нет, я только через два месяца службы научился выговаривать собственное название.
Последнее было правдой, пусть немного и приукрашенной. В детстве у Бруске плохо получалось «р» из-за чего гордое «Террибль» превращалось в невыразительное «Теллибль», теряя всю свою изюминку.

Когда речь зашла о нападении глубинных, Бруске вздохнул и потрепал себя по волосам,
- Да, занесло меня откалибровать турбину к знакомому технику. Только закончили, как снаружи донёсся странный шум… А потом стали взрываться бомбы, наш ангар закачало и сверху посыпались балки, - эсминец вспомнил противный скрип, и вопль Джонни, на которого летели металлические конструкции, - Чуть моего товарища не размазало, но! – эсминец снова улыбнулся, - Но мы выбрались, правда он схватил пулю в колено и теперь валяется в лазарете, а я немножко погорел и лишился… - Террибль чуть не проболтался про шарф, но вовремя поправил себя – части одежды, но мы успешно выбрались из этой огненной карусели.
Пока эсминец рассказывал историю Глори, они вышли к руинам ангара, и Энзо узнал то самое строение, из которого они вместе с Джонни убегали. Знакомая железная балка, приветливо торчала из груды мусора, в которой виднелись расплющенные баллоны. А перед входом на расколовшемся бетоне зиял большой чёрный след от бомбы, которая скатилась по крыше и взорвалась прямо у входа в ангар.
- Пожалуй, начнём поиски здесь, - Террибль окинул взглядом развалины, подыскивая подходящий подозрительный камень или обломок.
[ava]http://i.imgur.com/dRrLRe2.jpg[/ava]

Отредактировано Le Terrible (2015-09-02 11:56:47)

12

[AVA]http://sg.uploads.ru/mawIU.png[/AVA]

- Ум… я в порядке, спасибо за заботу, - ответила тихо девочка, прижимая руки к груди, которые в сравнении с горячими руками Энзо были чуть ли не ледяными и бледными от холода. – Я люблю, когда прохладно. Хотя в моём родном городе обычно всегда тепло и душно и даже зима довольно мягкая как, впрочем, и здесь.

Слава благодарно кивнула и улыбнулась в ответ, когда эсминец разрешил ей обращаться к нему немного фамильярно на “Терри” - это уж она сумеет выговорить правильно даже в приступе очередного волнения, смущения или паники. Даже немного неловко стало от того, что она его ввела в заблуждение на счёт своего имени.

«Если конечно он сам имя своё не с потолка взял» - напомнила себе крейсер, в каком положении оказалась, и что она отнюдь не на свидание с прогулкой по набережной крадётся среди развалившихся и сожжённых зданий. Но что теперь ей делать, она совсем не знала, шанс просто развернуться и уйти она благополучно упустила, и потому просто шла дальше, ведя Терри по закоулкам базы к нужной ему цели. Парень хоть и казался приятным и добродушным, но она всё ещё боялась ему открыться.

Они свернули в очередной раз. Чёртик был прав, когда сказал, что она хорошо здесь ориентируется. Слава и в правду по базе, когда она ещё была не разрушена, могла едва ли не с закрытыми глазами передвигаться, и злостно отлынивая от любых сверх обязательного минимума тренировок и обучения, изучила едва ли не каждый закоулок ЦБ. По крайней мере, той её части, куда её пускали. Сейчас было сложнее ориентироваться на местности, но ноги как будто сами помнили куда, сколько шагов надо сделать, и где в какую сторону повернуть.

Терри же, как она и подозревала, был здесь, когда произошёл налёт и пока они шли, он принялся рассказывать о нападение глубинного флота. С начало с неохотой, но разойдясь, с уже нескрываемым энтузиазмом от пережитых острых ощущений и того что из всей этой заварушки умудрился вместе с неким товарищем по имени Джонни в боле менее целом виде выбраться живыми. Слава позавидовала настрою парня. Редко зацикливалась на пережитых неприятных моментах, но на его месте, это всё бы девочка вспоминала бы не иначе как с содроганием. От воспоминаний о Принцессе Бермуд, к примеру, её до сих пор бросало в дрожь. А тут даже в чём-то хуже. Думаешь, что в безопасности и не о чём не беспокоишься. И вдруг, как предательский удар в спину совершенно неожиданный налёт, к которому не был готов никто. Ни одно из орудий ещё не заговорило, а вражеские бомбы уже рвутся, сжигая то, что ты привыкла уже называть домом, раня друзей и тех, к кому ты привязаться успела. А ты на берегу, бессильная и беззащитная - лёгкая мишень. Такая же беспомощная, как и простые люди, которым остаётся лишь бежать словно крысам и прятаться, в надежде спастись. Даже бороться не можешь. Ничего не можешь.

Паразит тоскливо сжался от этих мыслей. Быть прикованной у “причала” без возможности принять бой и побороться за свою судьбу - что может быть хуже для боевого корабля?

«Всё хорошо… люди больше этого не допустят. Не имеют права» - попыталась успокоить то ли его, то ли себя девочка.

- Я всегда думала, что хотя бы на берегу мы в безопасности, но теперь... даже засыпать страшно стало. Надеюсь, такого больше никогда не допустят,  - Слава посмотрела на эсминца с долей уважения к его выдержке и не сгибаемой жизнерадостности - Хорошо, что для вас всё обошлось и вы остались живы. Надеюсь, рана твоего друга не очень серьёзная и он скоро поправиться.

Они остановились перед разрушенным ангаром, и Чёртик заявил, что они на месте. Крейсер с сомнением оглядела место предстоящих поисков. Найти тут что-то было довольно проблематично без целой команды строителей или спасателей с спец техникой, привыкших разгребать завалы, ну или на худой конец оравы археологов, которым с кисточкой в зубах порой целый город удаётся раскопать, попутно собрав горы всяких черепков, монеток, пряжек, да косточек размером с иголочку.

- Терри, а адмирал… - девочка подошла поближе и подняла массивный на вид обломок от неизвестно чего, заглянув под него. Оттуда на девочку уставилась глазами бусинками серая мышка.
- Ты не видела синий платок пару метров длиной? – Улыбнулась девочка грызуну.
- ПИСК!* - Мышка нырнула в расщелину между другими обломками и её и след простыл.
- Видимо это значит “нет”, – Глори аккуратно, что бы сильно не шуметь,  положила обломок, где он “рос”, и обернулась к эсминцу, продолжив: – Он хотя бы упомянул, в какой части здания примерно хранилась эта “синяя материя”? А то тут не просто найти будет что-нибудь кроме пыли, гари и мышей.

* * *
- Вот, видишь? Ещё один!**

Патрульный, с которым Слава разминулась ранее указал на следы, тянущиеся по снегу. Его напарник, которому он их показывал, присел рядом и с сомнением, читавшимся на лице, проследил их направление. На этой развилке аккуратный след двух ножек, по которому они шли, объединялся ещё с одним обладателем куда как большей лапищей, с размашистым и широким шагом.

- Ты уверен, что это не наши наследили?
Патрульный отрицательно мотнул головой.
- Не было этого следа. Я пока на часах стоял тут каждый чёртов камушек успел запомнить, – глаза парня заблестели. - Точно тебе говорю – мародёры прокрались!
- Откуда им здесь? – Второй патрульный тяжело вздохнул и встал, ему совсем не хотелось со всем этим возиться, кроме руин и мусора тут ничего не было. – Им ещё через внешний периметр базы надо было пробраться, а он не был повреждён, в отличие от этой части. Его даже усилили.
- Но кто-то же пробрался!
Напарник лишь пожал плечами.
- Ставлю тысячу иен, что кто-нибудь из “Этих”.
- Но для них это ведь тоже запретная зона!
- Не такая уж и запретная… - парень зевнул и ему пришла в голову неплохая идея. - Ладно, пошли дальше, посмотрим. Но если ложная тревога с тебя причитается.
- Дважды, - воодушевился, совершенно никак до этого не проявлявшего интереса к разговору третий.

*Говорит на мышином.
**Говорят на японском.

Отредактировано Slava (2015-08-01 13:27:35)

13

- Куда он денется, такой всю эту войну переживёт, а потом будет гонять малышню своей палкой, как в американских патриотических фильмах, - улыбнулся Энзо, при мысли о Джонни, уходящем на пенсию. Но дальше эсминец посерьёзнел:
Мне всегда было подозрительно, что глубинные не атакуют сушу, - Террибль обшарил уже с десяток подозрительных мест, но все попытки оказались безуспешными, - Я в детстве помню читал пару комиксов на схожую тематику, и в них всегда наступал момент, когда враги наносили неожиданный удар, откуда не ждёшь.
Энзо взялся за большой кусок обгоревшей балки, и поднатужившись приподнял. Эсминцу показалось, где-то внизу что-то блеснуло знакомым голубым, и в душе Энзо мелькнул крохотный огонёк надежды. Но вместо шарфа его встретила какая-то грубая тряпка с белыми полосочками, которую наверняка кто-то забыл в суматохе бомбардировки. Разочарованно вздохнув, Террибль опустил балку обратно и вытер лоб рукой.

- Но теперь, мы уже воробьи стрелянные, не…– Энзо заметил, как девочка шепчется с мышкой и прыснул в кулак, поспешно отворачиваясь от взгляда Глори, будто ничего особенного и не произошло. Пусть кто-то мог назвать диалог с пушистиком несерьёзным, но Террибль любил такие смешные мелочи, ведь они могли скрасить даже самую унылую обстановку, вроде тех руин, которые не переставали нагонять тоску даже сейчас.
- Надо будет этому усатому разбойнику занести, чего-нибудь пожевать, - прокомментировал Бруске, - А насчёт адмирала… Знай бы он точное место – сразу бы отправил нас туда, а так у меня есть только приблизительное описание маршрута, на котором мы можем обнаружить нашу цель…
Террибль приставил руку к голове, и задумался оттопырив два пальца. После того, как он вытащил Джонни, они бросились бежать в сторону базы. Но дорогу им перегородил подбитый грузовичок, и пришлось уходить в сторону – в джунгли ангаров. И там он вряд ли бы его потерял, зато у них была экстренная остановка около тренировочного склада номер три, где им пришлось попотеть, спешно одевая двоих эсминцев, чтобы те смогли хоть немного разогнать вражескую авиацию, безнаказанно носившуюся в воздухе.
- Ты слышала о тренировочном складе номер три? – поинтересовался  Террибль, заглядывая в чудом сохранившийся вещевой шкафчик, в котором болталась одинаковая вешалка -Адмирал упоминал его как следующий пункт, если нам ничего не удатстся найти в этом ангаре. Правда сейчас все таблички посшибало, но я думаю мы сможем разгадать, какой из них именно третий.

Тут Террибль насторожился - в обычную тишину развалин вплелся новый звук – шарканье ног, которое он слышал минут двадцать назад. Неужели этот кто-то идёт по их душу? Вдруг патрульный просто пройдёт вдалеке, и дело с концом? Энзо посмотрел на Славу и приложил палец к губам. Но шарканье не удалялось, наоборот оно становилось громче и отчётливее с каждой минутой. Хуже того послышались голоса:
- Смотри-ка, а следы не исчезают! Я же говорил, что не ложная!
- И правда, сейчас прищучим этих молодцов.
- А если дадут потом увольнительную за хорошую службу… - протянул третий голос, совсем рядом и Энзо понял, что нужно действовать быстро. Эсминец сгрёб девушку в охапку, и рывком затащил за собой в шкафчик, захлопывая за собой дверь. Внутри оказалось до ужаса тесно и неудобно, особенно для двоих, в результате чего Терриблю не хватало места, чтобы отпустить Глори, и приходилось продолжать держать её в руках. Единственным плюсом их укрытия была небольшая щёлка, оказавшаяся как раз на уровне глаз крейсера и позволявшая наблюдать за вошедшими на место охранниками.
- Уфх… Здесь не развернёшься, - шепнул Энзо, пытаясь разглядеть что-то из-за затылка девушки- видишь, что-нибудь?
Охранники тем временем не торопились уходить, и внимательно оглядывались по сторонам, в поисках нарушителей.
[ava]http://i.imgur.com/dRrLRe2.jpg[/ava]

Отредактировано Le Terrible (2015-09-02 11:56:38)

14

[AVA]http://sg.uploads.ru/mawIU.png[/AVA]

С сомнением посмотрев на то место, где ещё недавно под камнем прятался мышонок, Слава, сморщив лобик, задумалась над предложением Терри о прикормки грызуна. Какой шанс, что он тут останется, а не убежит где по теплее и суше, да пожевать есть что? Не большой, подумала девочка, на складах есть было нечего, особенно теперь, когда больше никто сюда не приходит прихватив какой-нибудь бутербродик или печенюшку которой можно было бы поживиться, пока занятой хозяин возиться с бесполезным в мышином быте железом, о который даже зубки не поточишь. О чем она и сообщила эсминцу на полном серьёзе:

- Я бы не стала надеяться, что у него где-то поблизости нора, а так как еды здесь нет, то думаю, он тут больше и не появиться. Что к лучшему, вскоре тут начнут всё расчищать я слышала, ему бы, куда подальше отсюда свои лапки уносить и… - девочка, посмотрев на парня вдруг нахмурилась. – Прикалываешься, да?

Явно решив себе, что над ней сейчас просто посмеялись, Слава одарив эсминец обиженным взглядом натянула капюшон пониже на глаза, и молча поплелась вглубь того что от склада осталась, отходя подальше от парня подальше, переключившись на поиски его злосчастной тряпки. О точном местоположение которой, конечно же, Ле Террибиль никакого представления не имел. Крейсер шумно вздохнула и скептически оглядела громадный “стог сена” – ангар при жизни был далеко не сарайчиком на заднем дворе под всяких хлам, и в разваленном виде меньше, по сути, не стал. То же самое можно было сказать и о третьем тренировочном, так что Слава была уже практически уверена в том, что она тут надолго застряла.

- Знаю… – Буркнула девочка, отшвырнув очередной камень и вытащив коробку, содержимой которой оказалась целая коллекция различных ключей для закручивания болтов и гаек, и небольшая, почти миниатюрная сверкающая на лениво выползающем из-за горизонта Солнышке фляжечка с гравировкой покрытой красной эмалью, в виде чего вроде цветка. Кажется, у многих японских канмусу был подобный знак на модулях или форменной одежде. Заинтересовавшаяся находкой кораблик, туту же её открыла и осторожно понюхала содержимое.

«Пусто, досадно» - найденная маленькая вещица ушла в карман, и девочка, вспомнив о Чёртике, поспешила договорить, что хотела:
– Как ты и сказал - я хорошо здесь ориентируюсь. Всё-таки я тут год прожила и любила в свободное время.. гуль.. гулять.

Раздавшийся неподалёку чужой голос привлёк её внимание, заставив крейсер встрепенуться и оглянуться. Одному голосу ответил другой и поддержал уже совсем близко, оттуда откуда они сами с Терри пришли, третий. Сюда шла не таясь, как и тогда, целая толпа. Совпадение? Или нет? Слава узнала японский говор, но ни слова не разобрала, кроме: “хорошую службу”. Да какая сейчас разница?
Глори вскочила на ноги, обеспокоенно озираясь по сторонам, ища куда лучше нырнуть. И надо было ещё как-то уговорить Чёртика уйти отсюда прямо сейчас. А они ведь совсем уже рядом!

- Терри-иИ!!! – Не дав ей сказать хоть что-то, крепкие руки парня схватили её, бесцеремонно стиснув в объятьях и рывком затащили в какую-то тесную коробку. Дверца следом захлопнулось и что-то внизу щёлкнуло намертво её заклинив. И вовремя, голоса вновь раздались и похоже те кому они принадлежали уже были здесь.

Тем временем эсминец пыхтел, пытаясь  освободить стиснувшие её руки, но бестолку, они были как шпроты в банке в которой места даже для масла не осталось.

- Терри,- шёпотом взмолилась Слава, -  пожалуйста, не двигайся ты мне… - девочка прикусила губу и сглотнула, в темноте ящика не видно было, как она раскраснелась, одна из рук парня когда он её схватил, легла не очень удобно – ты мне.. мне дышать тяжело.
В узком поле зрения щёлочки, бывшей почти на уровне её глаз показался силуэт в плаще. Глори тут же умолкла, замерев. Она узнала в нём патрульного мимо которого прокралась на разрушенную часть базы. Теперь не было сомнений, что пришли они за ней. «Но как? Собаки? Нет, мы бы услышали их лай раньше чем голоса. Камеры? Сигналки?»

- Там... трое. В плащах. - Девочка сжалась и совсем тихо добавила. – С оружием.

И тут, совсем рядом что-то упало и гулко ударилось о железную стенку ящичка, так что Слава вздрогнула и едва не взвизгнула с испугу. Отчётливо слышались шаги, совсем рядом, кажется даже тяжёлое дыхание карабкающегося по постоянно соскальзывающим камням человека. Что-то опять, на уровне её головы ударило о стенку и обзор перекрыла тень. Человек шумно вздохнул и она чувствовала запах лука. Дверца дёрнулась но не поддалась, и человек что-то недовольно пробурчал дёрнув ещё раз по сильнее. Слава как могла, вернула руку, кое как ухватив кончиками пальцев какой-то выступ внутри на дверце и сжала его, намереваясь держать оборону до последнего.

- Да что б тебя. Заклинило что ли?*

Вновь пробурчал  человек и в щёлку заглянул прищурившийся глаз. Слава перестала дышать и, наверное, побелела как простыня монашки, зажмурилась вся дрожа. «Только бы не увидел! Только бы не увидел! Только бы не увидел! Господи, пожалуйста, уходи!»   
- Ничего не видно…* - парень зашуршал, что-то ища в своём плаще и достал фонарик. Навёл на щель и сдвинул переключатель на нём.
Ничего не произошло.

- Блеск! Нашёл время, зараза,* – пара ударов о ладонь и фонарик, раз тускло мигнул и издох окончательно. Парень развернулся и что-то крикнул своими, но услышав ответ, лишь ещё больше раздосадовался, витиевато выругавшись и с силой снова дёрнул за дверцу. Слава почувствовала, как та поддалась и вцепилась в неё ещё сильнее.
Сначала послышался скрип, прогнувшийся железки у неё в пальцах, потом странное ощущение. Они падали.
Крейсер распахнула глаза и увидела, как тень резво юркнула куда-то в сторону, земля понеслась прямо навстречу им. Жуткий грохот заглушил её сдавленный стон – навалившийся сверху Терри выбил из груди последние остатки воздуха. Лоб приложившийся о железку ныл. Но как будто это было мало. Шкафчик куда-то ехал и начал снова крениться, теперь уже на бок, и в итоге покатился кубарем приложив их сначала о бок, потом о спину, вновь на бок и вернулся в исходное положение дверцей к низу и замер.

- Всё уже? – почти плача, с трудом выдавливая слова, спросила девочка то ли Терри, то ли проклятый ящик.

*говорит на японском

Отредактировано Slava (2015-08-13 06:55:15)

15

- Извини, - напряженно прошептал Энзо, прекращая попытки освободить правую руку, и возвращая её в прежнее положение на талии Глори. Левая обосновалась чуть ниже груди девушки, но места там не было совсем и только после невероятно сложного манёвра, Терриблю удалось повернуть руку так, чтобы дать девушке пару драгоценных сантиметров для дыхания, - Больше… не выйдет, - выдохнул эсминец, почувствовав, что еще немного, и в локте что-нибудь захрустит.

- Трое?.. Вот незадача, но они вряд ли обратят внимание на наш шкафч… - и только Энзо собирался приободрить Глори, как послышались приближающиеся шаги, а потом воздух прорезал пронзительный кислый запах, который заставил замершего Террибля поморщиться. Он слишком хорошо помнил этот ужасный аромат жареного лука, который буквально пропитывал тарелки и столовые приборы, которые ему однажды пришлось мыть в качестве наказания за нарушение дисциплины. С тех пор Бруске ненавидел лук, и сейчас крайне досадовал, что не может выбраться и силой вычистить рот тому, кто съел столько этой гадкой еды. Но человек пристально изучал ящик, и Террибль стал продумывать самый худший вариант развития событий. Если они сейчас сорвут с петель дверь, то придётся срочно перехватывать инициативу, перед тем, как их скрутят и куда-нибудь поведут.

«Скажу им, что мы пережили бомбардировку спрятавшись в ящике, и очень благодарны, что они нас вытащили. Наверняка это сработает! Но лучше до этого не доводить, а то вдруг поведут разобраться с адмиралом? И тогда хлопот не оберёшься… Да уйди ты!»
«Уйди, и ешь дальше свой лук,» - мысленно выругался эсминец, в адрес незнакомца, пытавшегося вскрыть дверь. Но тот не преуспел, и высказав шкафчику всё, что про него думает рванул еще раз, намереваясь пытать удачу до самого конца. Дверь не поддалась, но вместо неё слабину дал шкафчик. Энзо почувствовал, как они начинают крениться и тихо выдохнул, так что могла услышать только Глори – Вот чёрт…

Послышался противный скрежет и ящик полетел вниз, с невероятным грохотом. Энзо стукнулся головой об голову Глори, и возблагодарил капюшон, который девушка никогда не торопилась снимать. И хоть удар вышел ощутимым, а по затылку Террибля треснуло железной стенкой, эсминец тихо прошипев, утешил себя мысль, что по крайней мере на лбу шишка ему точно не грозит. Наконец шкаф замер, и вокруг послышались взволнованные голоса.
- Что ты делаешь?!
- Да ящик хотел открыть, а он зараза не открывается.
- А зачем? Думаешь в него кто-то может влезть? Ты посмотри, там даже я не помещусь!
Раздался гулкий удар, будто ящик пнули ногой. – Наверное они ушли куда-нибудь в сторону моря, пойдём там проведаем.
- Не нравится мне этот шкаф… - процедил первый, - но ладно, к нему еще успеем вернуться. Пошли. Раздался топот удаляющихся ног, и через минуту Террибль и Глори остались в гордом одиночестве, заключенные внутри ящика, упавшего дверцей вниз.

Эсминец только перевёл дух и собрался с мыслями, как услышал подрагивающий голос своей невольной сокамерницы.
- Еще нет, но скоро всё…- Бруске постарался отрешиться от боли в затылке, и придать своему голосу наиболее успокаивающий тон, - что-нибудь придумаем…
Положение у них было незавидное, и Энзо представить себе не мог, что всё закончится именно так. Однако теперь, когда всё успокоилось, Бруске понял, что тесный шкаф это лишь полбеды. Когда он сгребал в охапку Глори, то не обратил внимание за что и как схватился рассудив, что всё равно им прятаться не долго, и если даже он схватится за что-нибудь лишнее, то ему недолго придётся за него держаться.
Но теперь, когда они застряли внутри этого железного коробка, Энзо очутился прямо на девочке, чувствуя, что его левая рука необъяснимым образом ушла вверх, и на неё давит что-то мягкое и необычное. Правой руке этом плане повезло больше, хотя теперь она полностью обхватывала девушку за пояс и решительно отказывалась двигаться вперёд или назад.

Террибль почувствовал, как его щеки начинают предательски гореть, а где-то в груди появляется странное ощущение, заставляющее эсминец ощущать себя не в своей тарелке. Пусть и без злого умысла, сейчас он отнюдь не невинно обнимал лёгкий крейсер, и ничего не мог с этим поделать. Конечно хорошо было бы просто не обращать на это внимания, но сколько Энзо не пытался забыть о том, что сжимает в своих руках хрупкую на вид девушку ему это так и не удалось. Более того, в голову начали лезть непрошеные мысли:
«А что она обо мне подумает после этого? Вдруг пустится наутёк, как только мы выберемся, и после будет обходить меня за пару километров? Не то, чтобы я поступил совсем неправильно, но…» - Террибль помотал головой, - «А может и нет. В любом случае, надо отсюда вылезать!»

- Что ж, Глори, ты там как, дышать можешь? – наконец поинтересовался Бруске, нарочито весёлым голосом будто ничего особенного не происходило, хотя в этот раз можно было заметить некоторую наигранность - смущение давало свои плоды. – Я не подозреваю, как нам открыть выбраться отсюда через дверцу, разве что…
Терриблю пришла в голову идея, но она была не самой приятной. Однако другого выхода французу в голову не пришло, поэтому вздохнув он продолжил:
- У тебя сил явно побольше чем у меня, и если напряжешься и упрёшься в меня спиной, можем попробовать проломить мной заднюю стенку. – коротко добавил Энзо.
[ava]http://i.imgur.com/dRrLRe2.jpg[/ava]

Отредактировано Le Terrible (2015-09-02 11:56:29)

16

[AVA]http://sg.uploads.ru/mawIU.png[/AVA]

Слова эсминца нисколечко не успокоили девочку. В ящике стало совсем темно и кроме того будто бы ещё тесней и просто не выносимо душно. Ей хотелось вырваться из этого плена прямо сейчас, немедленно. И уже было всё равно там ли ещё те трое или нет, для неё это всё было уже слишком. Этот чёртов Чёртик выскочивший из ниоткуда, на её беду застукав там, где быть кораблику не положено и привязавшийся со своей тряпкой, а потом ещё и запихавший в этот ящик, теперь лежал на ней, придавив своим телом. И Глори ни о чём не могла думать кроме как о том, что он прижимается к ней, и его рука сжимали её за талию, а вторая пятерня сдавливала грудь. Толстовка с майкой под ней стали казаться совсем тоненьки и ни чего не защищающими.

"Да как же… что же это… нет..."

- Прекрати, пожалуйста, - девочка тихо всхлипнула и попыталась пошевелиться, но даже голову на бок повернуть стоило не малых усилий.

Терри был чуть ли не на голову выше её, но Слава отчётливо чувствовала его не ровное дыхание и частое сердцебиение. Ей стало страшно.

Да, это было глупо, и где-то там, на краешке сознания она понимала, что Террибль виноват не больше чем гонимая ветром тучка, закрывшая собой Солнце - они оба всего лишь заложники нелепо сложившейся ситуации, и он даже  совсем не спешит ей пользоваться. Но Светено взволнованное сердце гулко и силой билось в груди что, казалось, даже эсминцу это должно быть слышно, и голос разума тонул в этом бешеном тамтаме и трепете охватившем кораблик.

"Успокойся, успокойся, мы просто... лежим" - Крейсер дёрнулась сильнее, но куда там… ни развернуться, ни повернуться, и тиски металлического шкафчика даже не думали их выпускать из своей мёртвой хватки, а надавившая на грудь рука заставила девочку сдавленно выдохнуть и в напряжении замереть, боясь вновь пошевелиться.

Эсминец тем временем, видимо отошедший от произошедшего, подал голос, честно пытаясь не придавать всему этому значения и внимания, но прозвучали его слова  так наигранно и натянуто, что стало лишь ещё хуже. Лицо Славы и так пылало от стыда, а теперь ей ещё казалось, что и температура в шкафчике растёт с каждой секундой. Кораблик про себя порадовалась, что парень её хотя бы не видит в этой темноте.

- Тяжело… очень, - кое как собравшись с мыслями, выдохнула она на вопрос, но даже не сообразив, что заговорила на родном и эсминец вряд ли её понял.

"Выдавить стенку. Легко сказать," -  упереться она могла худо бедно лишь одной рукой, вторая была прижата так, что совсем не шевелилась. Девочка попробовала немного подтянуть колени и опереться на них, но место было слишком мало.

- Не выходит, - жалобно простонала крейсер, напрочь забыв об английском, ворочаясь и пытаясь хоть как-то оттолкнуться. Дыхание стало тяжёлым, и она очень быстро теряла самообладание, - не сжимай меня! Чёрт! Ну же...

Как-то у неё получилось это сделать и эсминец безжалостно вдавился в заднюю стенку. Послышался жалобный скрип, но слабину дала не задняя стенка, а петли на дверце с хлипким и без того почти сорванным замком. Верхняя петля  порвалась, замок слетел сам немного давая пространства, и ей удалось упершись  в отрывающуюся от лежащего на них шкафчика дверцу второй освободившейся рукой, с рычанием вырвать её полностью.

В желании быстрее вырваться, Слава попыталась тут же вскочить на ноги и оттолкнуть эсминца с шкафчиком, но оступилась, запнулась, поскользнулась и они втроём шлёпнулись назад на спину.

Больно не было, Терри был мягким, но новое, захватившее дух падение немного охладило её пыл и девочка, выпутавшись из объятий эсминца, на этот раз осторожно выбралась наружу и немного отползла на четвереньках в сторонку на пару метров, сев к обидчикам спиной.

- Ты… - через некоторое время полуобернулась Глори, посмотрев назад. Лицо всё красное, дыхание всё ещё сбивчивое, а глаза влажные. Она провела по ним рукавом, вытирая капельки выступивших слёз, - живой? Ничего не сломала тебе?

17

- Кх… - раздался неопределённый звук из лежащего шкафчика. После освобождения Террибль чувствовал себя неважно. Его придавило так, будто Глори была не просто крейсером, а каким-нибудь тяжелым крейсером минимум.
«Да поди на самом деле линкор, а мне не сказала» - подумал Энзо, судорожно глотая воздух. Конечно француз подготовился к неприятной процедуре – поглубже вдохнул, напряг мышцы и сразу прижался спиной к стенке, но спинка девушки поначалу приятно упёршаяся в грудную клетку обернулась беспощадным прессом.
Бруске понял, что немного переоценил себя, но отказываться уже было поздно. Сжав зубы, эсминец изо всех сил противостоял напору девушки, с надеждой ожидая момента, когда задняя стенка наконец-то проломится. Но та только прогибалась под Терриблем, не торопясь поддаваться.

- Да-вай Гло-ри… - с усилием выдохнул Энзо, подбадривая свою подругу по несчастью. И всё равно, что его грудная клетка может захрустеть в любую секунду, – Н-и ша-гу на-за-д.
Девушка уже настолько изнервничалась, что говорила на языке, который Бруске не понимал. Кажется это был какой-то славянский диалект. И ровно тогда, когда Энзо потратил последние крохи воздуха на слово «назад» Глори зарычала, и раздался жалобный скрип рвущихся петель. Шкафчик оторвался от земли, и Террибль почувствовал, что это его шанс сделать вдох.
«Наконец-то! Я думал сейчас помр…»
Но девушка поспешила встать на ноги и снова упёрлась спиной ему грудь, перекрывая доступ воздуху. Да еще и дала затылком, пусть и в капюшоне, прямо по носу. Шкафчик начал заваливаться назад, и Террибль, уже с трудом различавший что происходит увидел, как на него снова летит Глори.
«Что… за… день…»

В груди саднило, но даже сейчас Энзо помнил, что крейсеру внутри было ничуть не легче чем ему, а чем-то даже тяжелее. Поэтому Бруске собрал все свои силы и распахнул руки навстречу падающей девушке, позволяя ей в последний раз выбить из его лёгких весь воздух и садануть спиной.
- Ауч! – только и выдохнул Терри, с облегчением чувствуя, что в этот раз обнял пойманный крейсер гораздо более невинно, чем в первый раз. Оказавшаяся на свободе Глори тут же поспешило выбраться из рук эсминца куда-то прочь, за пределы стенок ящика. Через некоторое время, она, видимо восстановив отчасти душевное равновесие окликнула Энзо.
- Мне-то что! Всё нипочём! – беззаботным тоном ответил эсминец, выпрямляясь в шкафчике и тут же закашлялся, морщась от боли в груди. Прижало его знатно, но хруста он не слышал, а значит все кости, наверное были целы. Главное сделать самый бодрый вид, не хватало еще чтобы девушка о нём беспокоилась лишний раз. – Ты там как? У тебя всё цело?

Эсминец встретился взглядом с раскрасневшейся Глори, в уголках глаз которой мелькали крохотные росинки. Несмотря на расстроенный и помятый вид, она выглядела мило, но только Бруске подумал об этом, как на него накатило беспощадное цунами смущения. Щёки вспыхнули с новой силой, куда сильнее чем в начале, и даже от прохладного зимнего ветерка не было никакого прока – он их не охлаждал. Энзо почуствовал, что не может больше смотреть прямо в глаза Глори и потупил взгляд, опустив его на подбородок девушки. Ему очень хотелось отвести его прочь, но Террибль не дал себе поблажки.

«Почему она не убегает? Неужели еще не решилась? Или думает, что переломала мне рёбра и беспокоиться, забыв, что я её… пообнимал?»
Француз тряхнул головой, и с усилием поднял глаза, посмотрев на Глори и закусив губу начал выбираться из ящика. Это далось ему с большим трудом – всё тело ныло, но Бруске напрягся и шатаясь встал, переступив через бортик. Несколько шагов, и он оказался возле девочки.
- Давай помогу подняться, - негромко сказал Бруске, с предательски полыхающими щёками и протянул Глори руку. – Извини, что так вышло. Не то чтобы…
Энзо помолчал, но пламенная натура снова взяла своё и он решительно продолжил:
– Не то чтобы… Ну… А, чёрт! Послушай! Спасибо, что помогла выбраться. Я тебя, скажем так, немного пообнимал, наверняка не в тех местах. Но я это сделал не с каким-то умыслом. В смысле, не специально. Только не подумай, что я говорю, что мне было всё равно. Ты милая, и не то чтобы тебя было так плохо обнимать, но я не желаю тебе ничего плохого и не хочу заставлять делать что-то тебе неприятное.  Поэтому! – Энзо сделал явное ударение – Когда мы закончим эти поиски, может примешь моё приглашение сходить в Мамию? А я тебя угощу тем, чего твоя душа пожелает.

Террибль понимал, что девушка может просто послать к чертям его, поиски, но оставалась надежда, что упоминание места с самыми вкусными десертами на всей центральной базе может смягчить сердце Глори и помощь загладить инцидент.
[ava]http://i.imgur.com/dRrLRe2.jpg[/ava]

Отредактировано Le Terrible (2015-08-29 20:09:29)

18

[AVA]http://sg.uploads.ru/mawIU.png[/AVA]

Он, как и большинство мальчишек пытался казаться сильным и крепким, не давая себе право на слабость перед чужими глазами, и этим здорово напоминал её старших братьев. Но слова эсминца были не слишком убедительны в контрасте с его изрядно помятым внешним видом. Он улыбался, корчась от боли, бодрым тоном заверял, что всё в порядке, но при этом с трудом вдыхая сквозь скрючивший его кашель. В порядке он был не больше чем попавший под башмачок малолетних деток-садистов жучок.

- Врёшь ведь, вижу же, что больно, - взгляд обеспокоенно скользил по пострадавшему эсминцу, голос её был тих, а говорила, из-за всё ещё не восстановившегося дыхания, немного сбивчиво. При этом она, ничего не ответила на счёт собственного состояния. Если не считать маленькую шишку на лбу, которая даже не болела уже, то пострадала лишь её девичья "гордость".

С трудом откашлявшись и встретившись с ней взглядом, Терри густо покраснел и опустил взгляд, избегая смотреть Славе в глаза, чем совсем смутил девочку, рефлекторно закрываясь прижавшую руки к груди, едва его глаза скользнули вниз. Повисла неловкая пауза. Он молчал. И она не знала, что сказать. Сидела, смущённо наблюдая за его не менее смущённым выражением лица. А в голове был настоящий кавардак мыслей и противоречивших друг другу желаний вызванных и виной перед Чёртиком, и никак не унимаемым чувством обиды на него же. Ей хотелось просто взять и уйти, сбежать, постараться обо всём забыть, забиться под одеялко в своей комнатке и переждать невезучий день, а потом делать вид, что ничего не произошло, старательно избегая любых встреч с эсминцем. Хотелось и потребовать извинений, отвести душу на нем, за все, что пришлось натерпеться ей за этот короткий, но чрезвычайно насыщенный неприятностями час. И в тоже время хотелось извиниться самой, за ту вспышку паники и злости, из-за которых она была готова его безжалостно расплющить в лепёшку, лишь бы выбраться из злополучного шкафчика и стиснувших её объятий. И просто, хотелось сидеть и смотреть на то, как он смущается теперь из-за неё, сам не зная как быть.

Пока она колебалась, эсминец встрянул головой, словно на что-то решившись, и принялся выкарабкиваться из металлического гробика. Слава немного насторожилась, с опаской за ним наблюдая. Кряхтя и морщась, Чёртик таки встал на ноги и, пошатываясь, подошёл к ней всё такой же красный и смущённый. Он протянул руку, честно попытавшись перед ней извиниться. Неумело, сумбурно, и наверняка, если бы её щёчки не были уже красными как спелая помидорка, то вновь бы вогнал её в краску.

И всё же… он ведь искренне пытался извиниться перед ней и загладить свою вину, правда ведь? Доверчивый взгляд разноцветных глаз упёрся в юношу и Глори робко коснулась всё такой же тёплой руки Терри. Воспользовавшись его помощью девочка осторожно поднялась с холодных обломков ангара припорошённых утоптанным снегом.

- Х-хорошо, - решилась она и где-то внутри, маленькая, вечно обделяемая сладкоежка стоя зааплодировала её смелости не бежать от этого бедового парня без оглядки и, воспользовавшись случаем, утешить себя хотя бы сладостями. Стало даже немного стыдно и девочка, отпустив руку парня, вновь натянула слегка съехавший капюшон, пытаясь спрятаться от его взгляда. И как-то совсем по-детски прозвучало:  – Ты обещал… не забудь.

«И сама извинюсь там заодно. И присмотрю за ним. Вдруг ему станет хуже. На ногах ведь еле стоит. Точно. Нельзя его в таком состоянии оставлять одного шарахаться по руинам» - немного приободрившись в том, что это правильное решение, Глори осмотрелась.

- Здесь лучше не задерживаться, они могут вернуться и, увидев это, - она кивнула на разорванный, измятый шкафчик, выглядевший так, словно родил “Чужого” - точно не отста..нут.

Девочка,  запнулась на полуслове.

- Терри, - она слегка склонила голову на бок, смотря на эсминца с низу вверх, - скажи мне правду.

Отредактировано Slava (2015-09-03 15:09:34)

19

Энзо был готов к самом худшему и со смесью нетерпения и напряжения ждал ответа девочки. Каждая секунда казалась целой вечностью, и Бруске уже начал морально готовится к отказу. Но вдруг девочка подняла на него свои глаза и француз почувствовал, как на его ладони осторожно сомкнулись тонкие прохладные пальчики. Во взгляде Глори, вопреки всем опасениям, не мерцало ни огоньков упрека, ни искорок гнева, напротив в нем читалось робкое доверие. И следом в зимнем прозрачном воздухе нежной мелодией прозвучало "хорошо", уронившее целую гору с плеч эсминца, и заставившее его на секунду забыть о боли в груди и спине.
- Не забуду, - уверенно кивнул Террибль, когда помог девочке встать.
"Уж что-то, а слово я сдержу. Даже если ты закажешь все самые дорогие десерты одновременно" - решительно подумал про себя Энзо, украдкой посмотрев на крейсер.

Тем временем смущение взяло свое, и девушка натянула капюшон, снова прячась в нем, словно в укромной раковине. Наверняка Глори потребовалось собрать все силы, чтобы принять его помощь, и теперь они закончились. Да и сам Террибль, хоть и чувствовал себя легко, так и не избавился от пылающих щек. Срочно нужно было подыскать житейскую тему, пока ситуация снова не стала безвыходной, но к счастью разговор пошел в нужное русло:
- Шкафчик я думаю нам точно надо убрать.
Бруске подошел к останкам ящика, и подняв их аккуратно затащил за ближайшую гору мусора.
- Присыпать их конечн-о, ай - эсминец попытался вдохнуть полной грудью. Получилось получше, чем когда он выбирался из ящика, но неприятные ощущения и кашель никуда не делись. Все-таки прижало его как следует, и самое нехорошее, что Глори похоже это заметила. А Бруске не хотелось, чтобы эта девушка чувствовала себя виноватой. В конце-концов, что Терриблю какая-нибудь пара синяков?

"Надо держаться молодцом"
- Нет-нет, все в порядке, просто в горле запершило.  Кхм, хорошо бы их присыпать эти обломки, но боюсь поднятый гром не будет стоить того. - Энзо похлопал себя по щекам, мысленно уговаривая их принять нормальный оттенок. Да сколько можно краснеть? - Но оставим так, и пусть думают, что им почудилось и что не было никакого ящика. Ну что ж, теперь когда мы разобрались с хвостом, можем продолжить задание адмирала Ол...

И тут Глори задала тот самый вопрос, которого Терриблю надо было избегать любой ценой. Эсминец обернулся к девушке. Та с любопытством наклонила голову и Бруске вновь встретился с ее глазами, блеснувшими из-под капюшона. Сказать ей правду или попробовать увильнуть? Порядочность Энзо требовала признаться, тем более что Глори после всего пережитого имела право знать, во что ввязалась. Но тогда девушка поймет, что нет никакой сверхважной миссии, и все злоключения приходится терпеть не ради оружия, способного переломить ход войны, а ради синего шарфика. Хотя наверняка она уже догадалась, что здесь дело нечисто, иначе бы не спросила.

- Что ж, Глори, - эсминец почесал затылок, и виновато улыбнулся, собравшись с силами - правду? На самом деле адмирал Олдбут и понятия не имеет, что я здесь. И мы действительно ищем кусок синей материи, или, иными словами... шарф, который я тут обронил во время бомбардировки. И мы сейчас идем по пути моего побега от этих взрывающихся штук. - продолжил Энзо, - Честно говоря, когда я наткнулся на тебя, то подумал, что ты дежурная или патрульная, представляешь? И на ходу придумал эту легенду, чтобы ты меня не арестовала сразу на месте, а то если загремлю куда-нибудь до реконструкции - плакали мои поиски. А мне очень нужно его разыскать. - закончил Террибль свою исповедь и посмотрел в разноцветные глаза девушки.

Где-то вдалеке повышался шорох, и Энзо настороженно обернулся. Пора было идти дальше и француз спустился с кучки мусора, поближе к крейсеру. Сначала у Бруске мелькнула мысль взять Глори за руку, как он обычно делал до этого, но что-то помешало ему, и он ограничился простым кивком в сторону прохода.
- Помнишь про тренировочный склад номер три? Он вроде бы двухэтажный и высокий.
Перед двумя корабликами протянулся окаймленный руинами проход, и Террибль приготовился следовать за девушкой, которая наверняка знала эти места получше него. По дороге Энзо сделал небольшую остановку, намереваясь отвлечься от неприятных ощущений, которые было сложновато скрывать от девушки, и задал вопрос, уже с минуту вертевшийся в голове:
- Глори, я вот ищу шарф, а что тебя привело в руины этим хмурым утром?
[ava]http://i.imgur.com/dRrLRe2.jpg[/ava]

Отредактировано Le Terrible (2015-09-07 14:05:13)

20

[AVA]http://sg.uploads.ru/mawIU.png[/AVA]

Он не нашёлся, что сказать с ходу, заколебался, засомневался и, видя это, Света довольно усмехнулась про себя. Значит, всё и в правду гарантировано было ложью. Вся эта плохонькая комедия, что они разыгрывали друг перед другом. Теперь даже не так совестно было за то, что она пыталась себя выдавать за ту, кем не являлась. И девочка с нескрываемым интересом ждала теперь его ответа – хватит ему духу самому признаться, или нет?

- Что ж, Глори, - эсминец почесал затылок, и виновато улыбнулся ей, явно собираясь с духом, и тем лишь подогревая интерес крейсера, - правду?

Она кивнула. Никакой пощады. “Признавайся” - читалось в её взгляде… и он признался.

- Шарф? – Удивление и сомнение отразилось на лице девочки. Ей казалось, что должна быть какая-то по-настоящему веская причина, что бы кого-то заставить лезть копаться в руинах рискуя ещё и нагоняй от взрослых получить за очередное нарушение. Но шарф… да ещё здесь. Слава растеряно оглядела разбомблённый склад и рассыпавшиеся здания не подоплёку, словно в первый раз их увидела. Серьёзно, искать шарф в этом хаосе после бомбёжки, да ещё в одиночку? На что он надеялся? Что не похоронено под парой метров обломков, которые им и двоим не разгрести и за год, то давно сгорело и найти простой шарфик целым, а не в виде опалённой и не узнаваемой тряпки, шансов ещё меньше чем остатки какой-то там мистической материи.

Опять её дурит?

Девочка вновь посмотрела на Чёртика и коснулась своего запястья, где под рукавом толстовки мерно отсчитывали секунды и минуты отцовские часы.
Хорошо. Может, это было и не так глупо, но всё равно наивно. Но она могла его понять. Ему повезло.

- Вот как… ладно, если он для тебя важен, то давай попробуем ещё поискать, - Слава смущённо улыбнулась и добавила, - пока нас не нашли настоящие патрульные.

Словно ожидая её слов, вдалеке послышался шорох, и девочка сделала непроизвольно шаг назад, и бросила в ту сторону обеспокоенный взгляд. Не было похоже на шаги, неслышно было и голосов вошедших в раж, оттого что наконец-то есть чем заняться патрульных. Но всё равно испытывать судьбу больше не было никакого желания. Если им, спасаясь, опять придётся забиться в какой-нибудь тесный ящик или щель… крейсер замотала головой, прогоняя воспоминания о недавнем, из-за которых кровь опять прилила к щёчкам.

- Помню, сюда, - уверено откликнулась девочка, избегая смотреть на эсминца и, схватив его за руку, потащила в проход за собой.
Под ногами опять шуршал мусор и скрипел снег, а Света уверено вела Чёртика за собой по практически не узнаваемым теперь дорожкам. В какой-то момент Терри вдруг остановился, и девочка почувствовала, что он тянет её руку назад и сама, обернувшись, остановилась, обеспокоенно посмотрев на него.

- Что-то… не так? –  Она огляделась, но не найдя ничего стоящего внимания или беспокойства окинула уже его самого пристальным взглядом. Ей по-прежнему не нравилось его состояние. Хотя эсминец и делал спокойную мину, словно всё в порядке, но чем дальше дольше они шли, тем хуже у него это получалось. Не хорошо это было. Он должен был уже придти в себя.

- Глори, я вот ищу шарф, а что тебя привело в руины этим хмурым днём?

- А? Я… ну… – Глори замялась, она уже думала он и не спросит это, хотя ждала этого вопроса практически сразу, после того, как он ответил на её, но вот сейчас его не ожидала совсем. Впрочем, значит, всё-таки она ему интересна, не только как пособник для проникновения на охраняемую территорию с целью изъять отсюда свой шарфик.

- Слава, - после не долго молчания по новой представилась кораблик, робко улыбнувшись. - Лёгкий крейсер Слава, так меня в действительности зовут. ”Глори” - это что вроде прозвища.

Крейсер посмотрела в сторону, откуда они пришли и прислушалась - ничего, кроме шуршания их одежд и дыхания слышно не было. Похоже, они могли себе немного перевести дух и Света, стряхнув снег, уселась на отвалившийся от стены кусок. Грязный, да, но она и так порядком уже извозилась в саже земле, пыли и чёрт знает в чём ещё, так что поздно было волноваться о чистоте. Оставалось лишь надеется, что она отстирается.

- Я… я хотела увидеть всё своими глазами, - девочка обвела взглядом окрестности и тихо вздохнула. – Всё никак не могла поверить, что это произошло взаправду. Я ведь говорила раньше, что всегда думала, что хотя бы на берегу мы в безопасности, но теперь… ты ведь наверняка слышал, что и другие базы ОВМС стали подвергаться нападениям глубинных? Раньше такое было большой редкостью, насколько я знаю из учебников.

Света замолчала. Её мысли опять вернулись к страху, что глубинные могут пойти дальше. Что если они придут к выводу, что их враг не только они, канмусу, и обеспечивающие их работу люди из  прибрежной инфраструктуры военно-морских баз, но и всё человечество? Раньше Слава воспринимала Глубинных как стихию: сильную, опасную, жестокую, но безмозглую и не разборчивую. Как лавина или нашествие этакой саранчи. Но если “саранче” вдруг хватило мозгов понять, что их убивают дрянью вон с того хим. завода, и целенаправленно напасть на его что бы разорить. То, что мешает им в итоге прийти к следующему выводу, - что главная их угроза была не в том заводе, а в двуногих существах, копошащихся в грязи суши, что строят теперь новый завод и вновь поливают их этой же гадостью с явным намерением извести всю “саранчу” с морских полей?

- Наверное, глупо нарываться лишний раз на выговор, а то и на наказание, что бы просто посмотреть на дымящиеся головёшки. Но мне надо было, что бы… принять новые правила.

Слава искоса посмотрела на Террибля, надеясь, что он хотя бы сейчас не зальётся смехом, узнав чего ради она спозаранку тут бродит. А в это время из–под камня на котором она сидела, вынырнул уж знакомый им Мышь.

- ПИСК, - сказал он, посмотрев на девочку и деловито пошлёпал дальше, ничуть не боясь двух корабликов и оставляя в снегу после себя небольшую полоску-след. След.

Слава подняла одну ногу и посмотрела на слабо различимый, но всё же видимый отпечаток её ботика. Глянув назад, в сторону, откуда они пришли, а потом вперёд, где “дорожка” была девственно чиста от любых следов, крейсер про себя выругалась, почувствовав себя полной дурой, с какой стороны не посмотри.

- Терри, давай отойдём в сторону, - Глори встала и, взяв парня под локоть, повела его сквозь полу обвалившееся здание, заодно наблюдая внимательно за его состоянием.

21

- Звучит нелепо, но этот шарфик – моё самое дорогое сокровище. – с улыбкой признался Террибль, когда они расположились передохнуть. Француз как раз устроился в укромной выемке, чем-то похожей на нишу и перевёл дух. Ему постепенно начинало становиться всё лучше и лучше, и если недавно каждый шаг словно приближал его к полуобморочному состоянию, то сейчас, наоборот, в голове начало проясняться и дышать получалось всё глубже и свободнее. Еще немного, и он будет готов идти дальше. Однако девушку эта неожиданная остановка взволновала, а в её глазах мелькнула тень беспокойства.

- Чепуха, через пять минут уже буду полон сил, - Террибль встретился взглядом с Глори, которая примостилась на обломке напротив, слегка отряхнув его от налипшего снега. Поначалу французу казалось, что её история будет похожей – в суматохе всегда теряется масса вещей, но оказалось, что Глори привели сюда совсем другие причины.
Девушка было собиралась ответить, и Бруске приготовился услышать её историю, но молчание продлилось дольше обычного и она, словно приняв какое-то решение, представилась совершенно неожиданным именем «Слава», которое было созвучно с тем языком, на котором крейсер шептала когда они оказались в ящике. Но в этот раз Энзо сумел укротить краску до того, как она подобралась к лицу и сохранил безмятежный отдыхающий вид.

- Слава? Слава… - Бруске помолчал. Ему это слово показалось более обтекаемым. Мягким, и не таким холодным как известное английское «Глори», вызывавшее мысли о чём-то холодном и чопорном. – У тебя мелодичное имя.
- Остальные базы? Да, что-то такое припоминаю, - Энзо приложил к подбородку указательный палец, и задумчиво поднял глаза вверх, к затянутому тучами небу. Он слышал краем уха сводки про нападения на филиалы в других частях света, но его мысли были слишком заняты разрухой творившейся на центральной базе, и поэтому он не уделил новостям должного внимания:
- По крайней мере нельзя жаловаться на то, что наше «спокойное» время подошло к концу. – Бруске встал, и попружинил на носках, и тут же ощутил на себе настороженный взгляд Славы, которая как раз закончила свой рассказ. Словно после истории с шарфом, её можно было обвинить в дурацком поступке.

- Нет ты не подумай, что я смеюсь – на этот раз в улыбке Энзо мелькнула грустная нотка, - Столько лет спокойно сидишь себе на суше, а потом на тебя нападают. Конечно тут будет не до правил.
В глазах такого злостно нарушителя, как эсминец, Слава казалась образцом добропорядочности. Который, если где что-то и нарушит, то сделает это так, что никого это совсем не затронет. Не то, что гроза адмиральских котов, каждая выходка которого отдавалась гулким эхом по всей центральной базе.
Вдруг рядом раздался знакомый писк, и перед вдруг возник знакомый мышонок, любопытно уставившийся на них чёрными бусинками своих глаз. Он немного постоял, а затем затопал в сторонку, как ни в чём не бывало.
- Да это же наш серый разбойник, - усмехнулся Террибль, глядя вслед качающемуся хвостику - Вот уж кому хорошо на свете живёт… В сторону? Ай, Слава?!

Девушка вдруг встала, и подхватив его за локоть повела за собой.
- Ты что-то услышала? – Террибль оглянулся по сторонам, силясь заметить или услышать что-то подозрительное. Но вокруг царила то же привычное безмолвие. Энзо решил не засыпать свою спутницу вопросами, решив, что та объяснится и последовал за ней. Они прошли здание, и очутились в узеньком проулке перед мрачным остовом трёхэтажного здания, в очертаниях которого Бруске чувствовал что-то знакомое.
Прямо перед ними над пустым проёмом, в котором когда-то была крепкая дверь. Над ним покосившись, висела обглоданная табличка, лишившаяся большей своей части. На оставшемся кусочке можно было рассмотреть буквы «ный» и «скл» и «м…р.. 3». В грязно-белом снегу сиротливо лежали обломки стен, перемежавшиеся мерцающими осколками выбитых стёкол.  Довершал картину остов сгоревшего грузовика, черневший справа.

Здание изрядно потрепало во время бомбардировки – оно лишилось крыши и от второго и третьего этажей остался только одинокий огрызок, чем-то напоминавший башню и тоскливо смотрящий в безразличное небо.
- Кажется мы на месте, - проронил Террибль, мягко выпуская руку Славы. Эсминцу хотелось показать девочке, что он себя хорошо чувствует, что в сущности было правдой:
- Эта развалюха может гордится, - продолжил Энзо, запрокинув голову и разглядывая необычный «шпиль», - она теперь самая высокая в этой части базы.
Вдруг из проёма раздался тоненький писк, словно призывавший ко вниманию и на снегу снова показался мышонок. Убедившись, что кораблики смотрят на него, он юркнул обратно в темноту и через некоторое время снова возник, но уже на подоконнике в окошке второго этажа. И снова пискнул, внимательно глядя на девушку и парня своими маленькими глазками.

- Какой странный мышонок… - Энзо посмотрел на Славу, чтобы убедиться, что ему не мерещится. Первой мыслью Террибля было забраться к мышонку, но даже с улицы он видел, что лестница, во всяком случае там, где он видел её в тот злополучный день, превратилась в груду обломков, по которой забраться точно не получится. А маленький серый пушистик продолжал глядеть на них, будто ожидая чего-то от парочки внизу. Некоторое время Энзо просто смотрел на него, пытаясь проникнуть в загадки мышиного разума. Но всё было тщетно и Бруске обернулся к девушке в поисках совета.

- Слава, что с этим мышонком? – в голосе Террибля звучала удивлённая растерянность, - Он ведёт себя как-то странно. Может спросишь его, по-мышиному?
И тут вспомнив прошлый эпизод, Энзо поспешно замахал руками. – И я не буду смеяться, честно.
Штуки шутками, но что если его компаньонка не так проста как кажется и умеет разговаривать с животными при помощи какого-нибудь трюка?
[ava]http://i.imgur.com/dRrLRe2.jpg[/ava]

Отредактировано Le Terrible (2015-10-26 23:19:39)

22

[AVA]http://sg.uploads.ru/mawIU.png[/AVA]
«Мелодичное», - на лице девочки мелькнула застенчивая улыбка, которую она тут же спрятала, отвернувшись в сторону. Брошенное вскользь замечание, а всё равно почему-то, немножко, но приятно. А ведь оно было чужим, это имя, принадлежавшее паразиту и совершенно ей самой не подходившее, лишь немного созвучное с её настоящим, если поднапрячь воображалу. Так же не подходившее, как и то на свой манер исковерканное британцем «Глори». И стыдно подумать, как быстро она перестала предавать этому значение, смирившись и приняв их, эти фальшивые «клички». Будто, какой-то ничего не значащий пустяк касавшийся кого-то совсем другого, но не её.

И всё равно - приятно.

Девочка в очередной раз тихо вздохнула то ли с сожалением, то ли с облегчением. Чёртик, этот легкомысленный парнишка и не подумал над ней насмехаться, и даже как будто бы понимал, как-то натянуто, горько улыбнувшись в ответ. Но лишь «как будто бы»,  и не более. Не желал думать, не хотел признавать, не смог ещё осознать. А может это она, как всегда просто накручивала себе больше, чем было необходимо, не стесняясь щедрыми мазками рисуя в своём воображении мрачные картины пресловутой “новой реальности”, отдающей резким, удушающим запахом гари и пыли, которую поднимал ветер с развалин базы. Время покажет.     

А пока впереди, в полуразваленном коридоре, по которому, беря низкие ноты, распевался сквозняк, показался выход. Отметив, что парню стало заметно лучше после небольшого отдыха, всю дорогу, крейсер то и дело обеспокоенно оглядывалась по сторонам, волнуясь больше о том, как бы потолок им на голову не решил прилечь, нежели о появление возможных преследователей, хотя после всего, что произошло, казалось глупым вот так взять и попасться охранке. Пройдя же тройку домов насквозь, выписав замысловатый крендель, они оказались прямо перед их целью. 

- Да, - подтвердила она догадку Терри, когда они остановились перед вышибленной дверью склада и, умоляюще посмотрела на него. – Но если здесь нет твоего сокровища, пойдём отсюда обратно, на базу, хорошо?

Видно было, что запал решимости, что привёл девочку сюда, окончательно истлел. Ей хотелось ему помочь, но идея продолжать шарахаться по развалинам, её  прельщала не больше чем сырой кабачок на завтрак.

Писк. Опять. Славе перевела взгляд на серое тельце у входа, ей начало казаться, что эта мышь их преследует. И надо было признать, для её коротеньких лапок, пусть их и было целых четыре, у неё это получалось просто виртуозно. Крейсер внимательно вгляделась в мордочку грызуна, пытаясь понять, тот ли это мелкий вредитель, что им уже дважды повстречался или всё же дугой представитель хвостатых. Увы, мышки для Славы били как китайцы – все на одну физиономию, но кажется, этот всё же был другим и отличался тоном своей серой шкурки.

- Не думаю что это тот же паразит… - с явным сомнением на лице возразила девочка эсминцу, и пугливо покосилась на него, сделав непроизвольны шажок в сторону, заметив краем глаза, что парень разглядывает её лицо – Ч-что?

И прежде, чем она ляпнула какую-нибудь глупость вроде: «не делай так!»; вновь их внимание вернул к себе всё тот же мышонок, умудрившийся за мгновение перебраться уже на второй этаж.

- Откуда мне зна... а?

Слава странно посмотрела на парня, а потом густо покраснела, вспомнив как «болтала» с другим грызуном.

- Я же не крыса, что бы с мышами разговаривать. Придумал тоже… - надувшись, пробурчала девочка и отвернулась, недовольно разглядывая грызуна. – Скорей всего кто-нибудь из детей пригрел, и там, в уголке каком-нибудь ему нору устроил, прикармливая. Когда посыпались бомбы, явно не до него стало, так и забыли, про питомца своего. А он к людям привык, вот нас увидев и ведёт к «себе», в надежде что покормят. Условный рефлекс. Вот.

«Вот сказочница. Христиан Андерсен, небось, хлопает в ладоши в своём гробу»

Слава вновь покосилась на эсминца и, подойдя по ближе к зданию осторожно заглянув в тёмный проём. Убедившись, что пробраться внутрь по человечески не выйдет, она подошла к месту, прямо под окном.

- Там лестница завалена, подсади меня, я смогу ухватиться за уступ, и посмотрю как там. Я по легче тебя буду, надеюсь не отвалиться ничего нам на голову…

«Если меня завалит, я его этим шарфом удушу… воскресну и удушу» - мысленно пообещала себе девочка.

-  Что такого в этом “сокровище”? – пытаясь отвлечься от плохого предчувствия, что это ничем хорошим не закончиться, вспомнила девочка, переминаясь с ноги на ногу и собираясь с духом. Хотела бы она и в правду уметь превращаться в мышонка. Хотя лучше в кошку. – Чей-то подарок?

23

Всё имеет свои пределы. Терриблю не составило труда понять по красноречивому взгляду Славы, что девушка уже устала ходить по руинам и заниматься поиском иголки в стоге сена.
- Хорошо, - кивнул эсминец – если мышонок нас к нему не приведёт, то вернёмся обратно.
«В крайнем случае сходим вместе в кафе, а я потом сам вернусь и продолжу. У меня еще будет время до темноты, благо сегодня нет дежурств.»

Перспектива бегать по стынущим руинам в гордом одиночестве нагоняла тоску. Впрочем, это не повод пользоваться добротой девушки, которая и так помогла ему сегодня, несмотря на все злоключения, через которые они успели пройти. В конце коцнов – шарф того точно стоит. Поэтому Энзо хлопнул щёлкнул себя по подбородку, и с бодрым видом посмотрел на Славу.
«Ладно, справлюсь! Но перед этим, вкусное мороженое!»
Но неожиданно его встретил густой румянец, и недовольный тон в голосе. Похоже Слава до сих пор стеснялась говорить о своей привычке общаться с животными.

«Упс…» - Террибль озадаченно почесал голову, и когда девушка закончила пояснять, что ничего волшебного в поведении грызуна нет, на лице Энзо сверкнула загадочная улыбка:
- Может быть, но вдруг он действительно всё понимает, и хочет нам помочь от своего маленького но чистого сердечка? Во всяком случае, шанса он точно заслуживает, а если приведёт, так и какой-нибудь вкусности.
Оставалось только подсадить Славу, чтобы та взобралась на стену и проверила, есть ли там что-нибудь. Террибль подошел поближе к девушке, и внимательно оглядел её с ног до головы, а затем посмотрел на выступ маячивший вверху.
Эсминец и правда мог подсадить девушку так, чтобы та ухватилась за выступ перекрытия и взобралась наверх, оставалось только решить как это сделать.

На ум приходило несколько вариантов – присесть, дать девушке взобраться себе на плечи, и выпрямиться. Или же можно было сразу встать под стеной, сложить ладони вместе в импровизированную ступеньку, и когда крейсер наступит на неё своей ножкой с силой выпрямиться, запустив её в полёт. Наверняка получилось бы очень зрелищно, но чревато для спутницы опасностью промахнуться и вместо выступа угодить в стену – что даже для кораблика неприятно. Взвесив все за и против, Бруске присел перед стеной, и подмигнул Славе, пригласительно хлопнув по своему плечу:
- Залезай! И не беспокойся насчёт обуви, я и так уже измазался достаточно.

Конечно это было преувеличением, ведь всегда можно извазюкаться еще сильнее, но Террибля не заботила чистота одежды, пускай – вот вернётся в общежитие и постирает. Девушку долго ждать не пришлось, её ботиночки встали на Бруске, и тот к своему удивлению обнаружил, что крейсер не такая уж и тяжелая.

- А ты лёгкая, как пушинка, - поделился ощущениями Энзо, когда Слава уверенно встала на плечах. Эсминец обхватил её лодыжки руками, для устойчивости и плавно выпрямился. К счастью Слава взобралась очень правильно и аккуратно, всего лишь разок чиркнув ботинком по щеке Террибля и оставив на ней тёмный след, напоминающий боевой камуфляж. И тут крейсер задала тот самый вопрос – почему так
- А насчёт шарфа… Его мне подарила мама, когда провожала в ОВМС. И сказала, чтобы я раз я ушел в этом шарфике, то и вернуться должен в нём. Ношу его уже пять лет, и всегда хожу с ним на операции. И не поверишь, ни разу не обгорел и не порвался – уж не знаю какой они шелк для него использовали. – на слове «мама» в голос эсминца смягчился, а на лице возникла непрошенная улыбка, хоть стоящей вверху Славе её и не было видно.

- Поэтому я должен его найти, и очень благодарен что ты мне помогаешь - продолжил эсминец, возвращаясь к разговору - Ну как ты там, можешь зацепиться?
В ответ на вопрос, ботинки Славы легонько оттолкнулись от плечей, и девушка взобралась наверх. Пока всё шло хорошо, но Энзо начинал чувствовать нетерпение смешанное с волнением. Ему хотелось бы забраться туда самому, и обыскать каждый сантиметр, но оставалось ждать внизу закусив губу.
- Видишь там что-нибудь?
[ava]http://i.imgur.com/dRrLRe2.jpg[/ava]

Отредактировано Le Terrible (2015-10-27 15:54:53)

24

[AVA]http://sg.uploads.ru/mawIU.png[/AVA]
Слава в лёгком замешательстве посмотрела на Терри, выдавшего в свою очередь сказку родом из американских фильмов о больно уж сообразительных, а порой и говорящих животных, которые, как правило, большую часть ленты на потеху зрителям с особым садизмом унижают какую-нибудь парочку ступивших на неправедный путь. Но решив, что парень всё-таки просто шутит, и не всерьёз приписывает обладателю мозга размером с грецкий орех способности как минимум натасканной псины, деликатно улыбнулась в ответ. Впрочем, не став продолжать фантазировать на эту тему.

Сейчас сама убедиться во всём, что сказка и ложь, а что правда. Наверное.

Поймав на себе оценивающий взгляд, девочка слегка смутилась и отвела взор, сделав вид, что разглядывает стену. Она всё никак не могла избавиться от оставшегося после шкафчика осадочка, от которого становилось вдруг неуютно и тревожно, когда эсминец был слишком рядом, или… так смотрел на неё. Как бы она себя не убеждала, что всё это длишь нелепая случайность, в которой есть и её собственная доля вины, если уж говорить начистоту. Конечно, этого она никогда не признает. И даже все намерения «извиниться», в случаи, если он исполнит своё обещание, всего лишь намерениями скорей всего и останутся.   

- Залезай! И не беспокойся насчёт обуви, я и так уже измазался достаточно, – лёгкие хлопки, вернули её внимание к эсминцу, присевшего и подставившего ей спину.

Кивнув, Слава подошла поближе и взялась за крепкие мужские плечи руками. Она надеялась, что он просто подставит руки и немного приподнимет её - так они в детстве с мальчишками часто делали, перелазя заборы или, забираясь в заброшенные или строящиеся ещё дома, на гаражи, трубы и прочие места, где можно было попрыгать, побегать, порезвиться, а потом получить нагоняй от взрослых. Особенно если какой растяпа шлёпнулся и сильно ударился или вовсе себе что-нибудь сломал. А вот как на спину залазить и не грохнуться…
Молотова упёрлась сапожком в спину, и собравшись с духом, рывком подскочила взобравшись на широкие плечи эсминца обеими ногами, а руками оперившись о стену. Стоять было неудобно, но благо паразит наградил свою хозяйку не одной лишь медвежьей силой, но некоторой ловкостью присущей «лёгким классам» корабликов.

- Давай, - выдохнула девочка, чувствуя, как в очередной раз румянец тронул её щёчки от ни кстати прозвучавших слов парня: « - Льстец. Бессовестный врун и льстец».  - Только медленно, не урони меня.

Терри схватил её за лодыжки, и стенка вдруг поехала вниз, провалившись вместе с домиком. Слава только и успевала перебирать руками, в миг оказавшись непривычно высоко, отчего паразит недовольно шевельнулся, но тут же притих, едва Света обратила на него внимание.

- ПИСК! – послышался знакомый голосок совсем рядом, и крейсер подняла глаза. Любопытная принюхивающаяся мордочка мыша, была у неё перед самым носом.

- Ну привет, «разбойник». Имей в виду, если там ничего интересного нет, я тебя познакомлю с одним очень прожорливым котом.
Проверив на прочность выступ того что некогда было балконом окошка, Слава ухватилась за него и подтянулась, аккуратно перевалившись через почерневший проём.

- Видишь там что-нибудь? – донеслось с улицы.

Оглядевшись, Слава осторожно выглянула в «окно» посмотрев в низ на эсминца.

- Подожди минутку, осмотрюсь, тут темно, - обернувшись, девочка скептически оглядела некогда видимо просторную и широкую комнату, заставленную теперь обращёнными в бесполезный хлам вещами и инструментами. Третий этаж по большей части съехал во второй, и прежний вид схоронил, как оказалось, лишь снаружи. - Чёрта с два я тут, что-либо найду…

Слава огорчённо вздохнула и, вытащив из кармана телефон, осторожно ступая и пригибаясь, стала продвигаться вглубь, подсвечивая себе дорогу не сильно справлявшимся с задачей маленьким экранчиком. Ей не слишком хотелось рисковать и лазить тут в пыли и грязи, но даже не попытаться, она не могла.
Тихо тикающие на запястье раритетные для современного века наручные часы, ненавязчиво напоминали ей, как важны эти маленькие, сентиментальные, и может кому и кажущие глупыми и наивными, символы. Символы любви родных и близких. Символы надежды на возращение и того что тебя ждут дома. Да, то, что у тебя есть дом, куда ты сможешь потом вернуться. Надежда на какое ни какое, но будущие после всего этого.

С боку вновь послышался, уже ставший понемногу раздражить писк. Слава, было, проигнорировала его, но он стал повторяться с удивительной занудой, как российская бюрократия, настойчивостью.
- Хорошо-хорошо, - не выдержала девочка и пошла на звук сигнализирующего, словно терпящего бедствия, мыша.

«Точно соседской кошке скормлю, до пищится он у меня»

Поднырнув под свалившейся железной перекладиной, Света оказалась в маленьком «кармашке», с кучей натасканных объедков и раздавленной упавшим обломком клеткой.

«Надо же…»

- И твой дом значит, эти твари разрушили? – грустно улыбнулась девочка вставшему на задние лапки рядом с клеткой грызуну и осторожно поднесла к нему пальчик. Мышь насторожился, понюхал, уцепился за него маленькими цепкими лапками и залез ей на руку. Крейсер аккуратно провела по нему ладошкой, поглаживая, и грызун притих, успокоившись.  – Убедил. Будешь себя хорошо вести, оставлю у себя. Если же нет, - Слава поднесла тварюжку поближе к лицу и заглянула мышке в её глаза бусинки, - ты знаешь, что будет.

Засунув живность в карман толстовки, Слава оглядела место жительства ещё пять минут назад бездомного грызуна, на предмет – есть ли что прихватить с собой ценное.
Что-то блеснуло на тусклом свете телефончика и под завядшим, на половину сгрызенным яблочком крейсер нашла металлическую зажигалку с выгравированным китайским драконом, змеёй «обвивающим» корпус. Откинув крышку, она чиркнула пальцем по колёсику.

- Рабочая… - захлопнув крышку Слава закинула её к мышу, и больше ничего интересного не найдя, выбралась из «кармашка» обратно.

«Это всё хорошо, но где мне искать этот драгоценный мамин подарочек?»
Слава посмотрела налево. Слава посмотрела направо. Нахмурилась, и поползла обратно к окошку.
«Вдвоём быстрее будет, - подумала она и замерла, услышав скрип и треск где-то сверху, - да ладно…»
Что-то громко хрустнуло и упало прямо перед ней, и в следующий момент земля ушла из-под ног.

Отредактировано Slava (2015-11-14 07:58:12)

25

Томительно тянулись одна за другой минуты ожидания. Террибль нетерпеливо ходил из стороны в сторону поглядывая на пустые проёмы окон, за которыми Слава сейчас наверняка старалась изо-всех сил найти его шарф. Бруске время от времени замечал силуэт девушки мелькавший то тут то там, а его обострившийся от тишины слух различал лёгкое шарканье её сапожек.
- Осторожнее там, если что позови меня, - предупредил Энзо, когда крейсер собралась проверить комнаты в глубине здания. Снаружи было светло, но внутри наверняка царил лёгкий полумрак, в котором можно было не заметить коварное железо под ногами, или еще какую-нибудь западню. Но снизу не было видно ничего, и эсминец продолжил нетерпеливо нарезать круги, стараясь наступать ботинками так, чтобы после оставалась одна цепочка следов.

Но, вскоре, это занятие надоело французу и он, перепробовав еще несколько, вроде попытки сделать снеговика, и нарисовать носком знак бесконечности, стал искать способ взобраться наверх вслед за Славой, внимательно изучая треснувшие стены.
«Нехорошо, что она одна там ходит, вдруг наткнётся на что, а я внизу…»
Шум донёсшийся прямо из здания заставил эсминца подскочить. Это был противный звук стука камней о камни, сопровождаемый скрежетом перекрученного металла, и треском древесных перекрытий, которые могли чудом пережить пожары и бомбардировку.

- Слава! – вырвалось у Энзо, и Террибль со всех ног ринулся к ближайшему тёмному проёму. Проход наполовину перегораживала упавшая балка, и французу пришлось перескочить через неё, оттолкнувшись от обгоревшего металла руками. Внутри парня встретил длинный тёмный коридор. На полу сохранились редкие островки выгоревшего паркета, а вот обоев, которые должны были висеть на стенах и след простыл. Только уродливые чёрные пятна на сером камне. Француз поспешил вперёд, заглядывая в комнаты попадавшиеся по пути.
«Я приблизительно понял где был этот звук, осталось найти где именно.»

В первых трёх комнатах было пусто, лишь равномерный слой мусора, покрывавший пол. Четвёртая лишилась стены, и выходила прямо на улицу, присыпанную ровным слоем снега. Значит надо было бежать еще дальше, Энзо чувствовал, что он совсем рядом. Но через пять метров коридор закончился закопчённой дверью, устоявшей перед огненным штормом, бушевавшем здесь совсем недавно. И как назло она была закрыта.

- Чёрт у меня нет времени, дурацкий кусок обивки!
Террибль развернулся плечом, и со всей силы врезался в преграду. Петли затрещали, а эсминец почувствовал себя так, будто его снова приплющило в шкафчике.  У простого человека от такого удара наверняка треснула бы кость, но кораблики были совершенно другим делом.
«- Крепкая!» - Энзо отскочил, и разбежавшись снова ударил в дверь плечом. Та неестественно прогнулась, словно готовясь поддаться, но в очередной раз устояла. Плечо заболело сильнее.

«Хочешь еще? Ну так ты у меня получишь!» - Террибль отбежал назад, и развернувшись левым в третий раз протаранил неподатливую дверь. Это оказалось достаточно, петли сорвались и та полетела вперёд, за компанию с эсминцем.
- Слава! Слава, я иду! – Бруске выглянул из груды мусора, в которую удачно угодил и стал оглядываться по сторонам, в поисках своей подруги, которая могла провалиться вниз. За руку что-то зацепилось, и упорно не хотело её отпускать. – Да у меня нет времени, отцепись!
Недовольно воскликнул Террибль, и рывком выбрался из хлама, подняв целый фонтан осколков кирпичей.
[ava]http://i.imgur.com/dRrLRe2.jpg[/ava]

Отредактировано Le Terrible (2015-11-16 21:40:45)

26

[AVA]http://sg.uploads.ru/mawIU.png[/AVA]
- Кх-кх, блин, кх.

«Больно то как»

Морщась от боли, девочка осторожно открыла глаза и уставилась на красовавшийся над ней бесформенный чёрный проём, затянутый серой дымкой пыли, оседающей тонким серо-красным слоем размолотого бетона и кирпича на её лице и одежде.

- Живой? – хриплым голоском, позвала девочка мыша. В ответ Света услышала приглушенный писк от своего собственного живота. Отчего немного полегчало: хотя бы зверька не раздавила, уже неплохо. – Хорошо, а я вот, кх, ещё не уверена на счёт себя кх-кх…

Пальцы осторожно сжались на левой, а потом и на правой руке проверяя их работоспособность. Потом попыталась согнуть их в локте и поняла, что левую руку что-то придавило. Медленно повернув голову, Слава увидела не хилых размеров булыжник, под которым практически от плеча исчезала её рука. Несмотря на зимнюю прохладу и ледяные камни, на которых она лежала, её тут же бросило в жар, и на лбу мгновенно выступила испарина, перемешавшаяся с пылью.

«Так-так, спокойно, - крейсер прикрыла глаза, - пальцы слушаются, значит ни чего страшного не должно быть, просто слегка зажало».  Кораблик ещё раз сжала и разжала пальцы придавленной руки, прислушиваясь к своим ощущениям и глубоко вздохнула, снова закашлялась от пыли.

Справившись с приступом, кораблик инфантильно развалилась, смотря в дырявый её стараниями потолок, пытаясь успокоиться, собраться с силами и соображая - как быть теперь дальше. В целом, она вроде бы была в порядке, хотя всё тело ныло от такого небрежного обращения с собой, и не совсем понятно ещё, что было с рукой. "Вроде" - ещё не "точно". Наверное, стоило не рисковать собственными конечностями лишний раз, и позвать на помощь эсминца, что бы аккуратно высвободиться из каменных тисков.

При этой мысли девочка, наученная опытом и потому предусмотрительно прикрывшаяся ладошкой, вновь тяжело вздохнула - с этим парнем ей не везло катастрофически. С момента их встречи, неприятности сыплются на неё одна за другой. Хотя и не понятно, из-за того ли это, что он рядом, или это просто совпадение, а она сегодня одной дамочкой со скверным характером выбрана в качестве девочки для битья и развлечения.
Так может, стоило полежать тут спокойненько и переждать, пока мисс Неудаче не надоест ждать нового случая, над ней поиздеваться, и она уйдёт? И тогда кораблик уже спокойненько выберется отсюда, не опасаясь за своё здоровье, прошмыгнёт обратно в их временное место проживания, отмоется, постирается, перекусит, найдёт Шарни…

Холодный влажный маленький носик-точечка упёрся ей в шею, и защекотали вместе усиками, заставив девочку заворочаться, пытаясь от них спастись.

- Ну! Прекрати! Ладно-ладно, я в порядке! - Слава свободной рукой аккуратно подхватила усатого негодяя, и перенесла обратно в карман, делано-сердито наказав зверюгу: - Сиди и не высовывайся! Потеряешься, искать не буду.

Расправившись с питомцем, девочка вновь посмотрела на камень. Надо было звать на помощь, а не лежать и философствовать, вскармливая дурацкие мысли о благосклонности фортуны или вредности её сестры антипода. Но она, помощь эта, похоже, и без того в буквальном смысле,  уже сама ломилась к ней на выручку. Не подоплёку послышался взволнованный голос Террибля, и глухие удары, завершившиеся громким визгом разорванного метала и грохотом падающей тушки.

«Надеюсь, он не убьётся раньше, чем до меня доберётся - после грохота опять послышались его голос и ругательства, свидетельствовавшие о том, что эсминец ещё жив, и беспокоиться, что на неё повесят труп, рановато, - какой же он шумный…»

- Я здесь! – набрав побольше воздуха в грудь, прохрипела девочка.

Торопливые шаги, направившиеся поначалу куда-то в сторону, стали быстро приближаться, и вскоре из всё ни как не рассеивающейся дымки вынырнула чумазая и взлохмаченная физиономия парня. Выглядел он так, словно это ему пришлось спуститься сквозь пол со второго на первый этаж: весь помятый, одежда совсем убита, какие то лохмотья... девочка присмотрелась к лохмотьям на руке и вымучено улыбнулась.

- Меня придавило, помоги мне. Только осторожно. И кстати. -  Слава подманила пальчиком эсминца к себе и, дождавшись пока он присядет рядом, схватила его за намотавшуюся на руку, небрежно висящую, и потому наверняка не замеченную, синюю материю, - я едва не убилась, но нашла твою прелесть.

27

Похоже эта комната тоже была пуста. Террибль раздраженно топнул ногой, Славы здесь не было.
«Где она? Я точно слышал звук с этой стороны!»
Но в помещении не было ни девушки, ни дыры в потолке, а в тенях по углам не нашлось ничего кроме кучи невыразительных обломков. И это досаждало эсминцу еще больше, ведь каждая лишняя секунда могла приблизить что-то непоправимое. Нужно было собраться и что-нибудь придумать.
«Так, успокойся и прислушайся» - Энзо замер, и весь обратился в слух. - «наверняка в пролом может упасть что-нибудь еще, и тогда я смогу сориентироваться»

Вокруг было тихо, откуда-то сверху доносилось далёкое завывание ветра, налетавшего с моря. Где-то вдалеке что-то скрипело, но помимо этих звуков ничто не нарушало безмолвие воцарившееся в здании склада. И как ни силился Террибль разобрать хоть что-нибудь, что могло подсказать ему куда следует идти дальше – ничего не выходило.
«Чёрт. Придётся идти дальше, но где здесь проход в следующее помещение, может обойти склад снаружи?»
Эсминец только собрался выбраться на улицу, как вдруг из-за ближайшей стены отчётливо прозвучало «Я здесь!», и несмотря на хрипоту Бруске сразу же узнал голос Славы. Этот короткий призыв словно дал эсминцу второе дыхание.
- Иду!

Забыв о ноющем плече француз бросился к стене, и стал внимательно осматривать её. И конечно же, в углу он нашел небольшую дверь, которая была почти незаметна из-за плотного слоя сажи, и мусора завалившего порог. Впрочем обгоревшая ручка осталась на месте, мощный рывок и Террибль влетел в помещение, освещённое светом утреннего солнца, пробивавшегося сквозь ту самую дыру в потолке, которую он безуспешно искал ранее. Слава была тут. И в первое мгновение Энзо испытал невероятное облегчение. Он наконец-то её нашел. Но передышка была мимолётной, стоило лишь Бруске лучше осмотреть девушку. Она устроилась на куче строительного мусора в полулежащем положении, и вполне могла напоминать знатную принцессу, если бы вместо кусков бетона была софа, а вместо камня, придавившего ей руку был золотой кубок с вином.
- Господи! Сейчас помогу! – Энзо быстро шагнул к девушке навстречу, присаживаясь на корточки. Эсминец обеспокоенно осмотрел камень, и его губы плотно сжались. – Рука сильно болит?
Сам камень был весьма приличным, и чтобы приподнять его нужно было как следует подготовится. Медлить было нельзя, нужно было скорее убрать его.

- Здоровый какой, кошмар. Ну ничего, - Террибль повернул голову к девушке и ободряюще улыбнулся, - Сейчас я тебя освобожу, потерпи чуть-чуть... Стоп, что?!
Слава вдруг ухватилась за что-то висевшее на его правом предплечье, и схватила ткань свободной рукой.
- Что? Это мой шарф?! –эсминец ошалело глянул на ту штуку, которая, а это была определённо она, мешала ему выбраться из плена мусора минутой ранее. Но сомнений быть не могло, он узнал бы этот оттенок из тысячи других. Это был тот самый шарф, ради которого им и пришлось вытерпеть столько злоключений. Это было настолько счастливым и настолько глупым открытием, что эсминец не выдержал и рассмеялся, не в силах остановиться.
- Ну ты даёшь, но ты её нашла, чтобы я без тебя делал, - наконец сказал парень, приходя в себя и вытирая выступившие от смеха слёзы. – Но отпразднуем чуть позже. Попробуй вытащить, как почувствуешь, что сможешь.

Не снимая шарфа с руки, Террибль взялся за камень и потянул его на себя, чувствуя, как напрягается спина и ноги. Осколок был увесистым даже по меркам кораблика, эсминец едва-едва мог поднимать его двумя руками, и за каждый сантиметр приходилось упорно бороться. Руки загудели, протестуя против такой нагрузки, но Энзо не остановился, продолжая освобождать руку девушки. Пальцы побелели, и на каком-то моменте француз почувствовал, что еще секунда и он не сможет удержать обломок.
- Да пропади ты пропадом! – собрав остатки сил, эсминец рванул его на себя, одновременно раскручиваясь на месте, чтобы запустить «валун» куда-нибудь подальше, где он не причинит вреда. Камень подался, и с грохотом приземлился где-то в метре от них. Но разворот вышел Терриблю боком, что-то мелкое и твёрдое не вовремя попалось под ногу, и эсминец потерял равновесие. Взмахнув руками, парень упал прямо на лежащую Славу, стукнувшись плечом об бетонный пол.

- Ай, зараза! – это было то самое больное плечо, которым он чуть раньше вышиб дверь. К счастью голова незадачливого эсминца избежала такой жесткой посадки, вместо этого приземлившись на ноги Славе чуть выше колен. Не то чтобы мягко, но куда лучше, чем камень.
- Фьюх… - оказавшись в безопасности, Террибль наконец-то выдохнул и поднял глаза, встречаясь взглядом с девушкой, и устало улыбаясь – Ну так получше? С твоего позволения я так еще немного полежу, а то все силы куда-то подевались.
Энзо с трудом поднял руку обмотанную шарфом, и посмотрел на грязную синюю ткань, - Да уж, пришлось попотеть ради тебя, негодник.
[ava]http://i.imgur.com/dRrLRe2.jpg[/ava]

Отредактировано Le Terrible (2015-12-06 17:48:09)

28

Прислушавшись ещё раз к своим ощущениям и осторожно по шевелив пальчиками выглядывавшими где-то с другой стороны, Слава отрицательно мотнула головой на вопрос обеспокоенного эсминца присевшего рядом с ней и с тревогой оглядывавшего её:

- Нет, кажется, цела, - прохрипела она, скосив взгляд на придавившую руку часть плиты. – Но застряла накрепко. Боюсь руку повредить.

«Повезло, что этот же камень мне на голову не упал ещё… дурочка, с самого ведь начала знала, что так может получиться. Вот поймали бы нас сейчас охранники, и получила бы потом поделом» - Слава сглотнула от представившейся в очередной раз перспективы получить нагоняй от старших и посмотрела на виновника - пыльный, тоненький, но длинный шарфик чудом уцелевший в том аду, что тут должно быть творился несколько дней назад, хотя и выглядевший сейчас “синим” весьма условно. Террибль мял его в руках, потеряв дар речи и словно не верил, что удалось найти этот маленький и не затейливый флажок его прошлой жизни и дома в котором, хотелось ещё надеяться, любящая мать всё ещё ждёт ушедшего в море сына. Впрочем, на смену ошеломлению быстро пришёл смех, выплёскивая эмоции парня не привыкшего видимо их сдерживать. Он радовался прямо как ребёнок, открыто и по простому, даже немного завидно стало.

«Ну, хоть что-то хорошее из всего этого получилось,» - усмехнулась девочка и тихонько кашлянула, напоминая о себе и с тревогой оглядываясь по сторонам, насколько у неё это получалось, и косясь на уже однажды показавший свою слабость и не надёжность потолок.

- Ну ты даёшь, но ты её нашла, чтобы я без тебя делал, - кое-как справился с собой Чёртик. - Но отпразднуем чуть позже. Попробуй вытащить, как почувствуешь, что сможешь.

Крейсер кивнула и подобралась, немного нервно выдохнув:

- Давай!

Кусок плиты для эсминца явно был на грани его грузоподъёмных возможностей. Кораблик с тревогой поглядывала то на едва поддающийся камень, то на лицо парня, видя, как багровеет его лицо, и проступают на висках, шее и руках вены. Едва руке стало чуть свободней, как она попыталась протиснуть и вытащить её из образовавшейся щёлки. Ага. Хрен. В какой-то момент камень чуть опустился обратно, и девочка уже подумала, что эсминец его уронит и на этот раз ей точно что-нибудь расплющит, и с испуга зажмурилась. Но злой рык Чёртика, внезапная лёгкость секунду назад придавленной руки и Слава рефлекторно притянула её к груди, ошарашено уставившись на поднявшего злополучный кусок сплавленный в одно целое арматуры и бетона, и закрутившегося на меcте парня.

«Ой, мамочки - расшибётся!»

Так и случилось. Слава вновь с испугу сжалась и зажмурилась, прикрывая лицо ладошками, когда эсминец запнулся и полетел на пол. В стороне, всего где-то в метре от неё что-то, заставив её вздрогнуть, гулко ухнуло и развалилось, посыпалось и вновь, по-видимому, подняло облако сухой пыли, от которой стало трудно дышать и девочка закашлялась. И тут же что-то ей больно ударило по ногам, сдавленно вскрикнув.

Секунда, две, три – тихо. Вроде бы жива и почти не болит ничего. Слава откашлялась и приоткрыла один глаз, сквозь пальцы покосившись на уже начавшее рассеиваться облачко пыли, обнаружив в кучке мусора своего бездушного обидчика расколовшегося надвое и ощетинившегося парой толстых прутьев со спиральной вязью.

«Кажется, пронесло…» - облегчённо вздохнула девочка, радуясь тому, что эта пакость не умудрилась снова на неё упасть. Оперевшись рукой о пол, она осторожно приняла сидячее положение, прижимая к груди вторую руку, ту, что была придавлена. Взгляд скользнул по ногам, ожидаемо найдя там Чёртика, довольно вздыхающего и нагло развалившегося на ней, словно персонаж из какого-нибудь романтического фильма или аниме, выбравшегося в парк или на природу со своей девушкой, и теперь отдыхавшего у неё на коленях и свежей травке, радуясь солнышку, тёплому ветерку, свежему воздуху и близостью со своей...

- Да… получше. Спасибо*, - тихо проговорила девочка, краснея от посетившей совсем не к месту и ни к времени дурацкой, не уместной мысли, и отводя смущённо взгляд. И так же тихо, стесняясь, добавила. – Немного если только, нам... нам не стоит долго тут оставаться. Нас могли слышать.

Слава потёрла пострадавшую руку, немного онемевшую под весом обломков, и пытаясь отделаться от засевшего в голове образа, огляделась ещё раз, прислушиваясь к окружающим звукам. Стонущий в проёмах выбитых взрывами окон, отсутствующих или покосившихся обгорелых дверей ветер, поскрипывание и изредка сыпавшаяся сверху то ли пыль, то ли ещё что, вкупе с недавним испугом от падения, быстро выдули из головы розовые фантазии, вызывая желание оказаться где-нибудь, снаружи, и желательно подальше отсюда в частности, и разрушенной части базы в принципе. Ко всему прочему было ещё и прохладно, отчего у неё замёрзли руки. Сцепив пальчики, Слава поднесла их к лицу и стала отогревать разгорячённым дыханием.

- Терри, - не выдержала она и сделала несчастный вид. – Пошли? Мне холодно.

Соврала девочка, в доказательство, робко коснувшись совсем холодными пальчиками его щёк. Руки – единственное, что у неё замёрзло.

[AVA]http://sg.uploads.ru/mawIU.png[/AVA]

29

Руки горели и Террибль даже не мог поручиться, что у него устало больше – мускулы или суставы. Всё-таки не эсминцам таскать такие тяжести, в следующий раз он позаимствует силу у какого-нибудь линкора. Благо он знает подходящую парочку…

- Атт… - Террибль опустил руку, и запрокинул голову уставившись прямо на Славу. По лёгкому румянцу было понятно, что девочку смущало такое положение, в котором они расположились сейчас. И правда, прибраться немного вокруг, заменить каменную кучу на софу и получится весьма милая сценка. Интересно, Слава думает о том же? Наверное, о чём-то близком, судя по тому как она отвела взгляд. Энзо тихонько усмехнулся - какая ирония, сколько раз за день он поставил этот скромный и приличный крейсер в скользкое положение. Впрочем, утешить себя Бруске мог тем, что не сделал ничего из этого нарочно, ну кроме того, что происходило сейчас.

- Сдаётся мне много придётся купить тебе мороженого, - протянул эсминец опуская взгляд на проём напротив, возле которого болталась выбитая им самим дверь. Да, было бы лучше если бы вокруг было потеплее. Адреналин уже спадал, и Террибль начинал чувствовать, как холодных сквозняк пробегает по лицу, - И горячего чая… Хорошо, что твоя рука в порядке, а то я бы с ума сошел.
Энзо облегчённо вздохнул. Ему оставалось поражаться, что они смогли добраться до финала. Может быть это сон? Но нет, давящая синяя ткань на руке, тёплые, слегка жестковатые колени под головой говорили ему, что всё происходило наяву. Как же забавно, он и представить себе не мог, что столько всего произойдёт за какие-то два-три часа.

- Да, пожалуй, мы скоро… ой, - неожиданно щёк коснулось что-то холодное, и эсминец подняв руку, нащупал пальчики Славы. Они действительно были холодными, видимо девочка и правда замёрзла за то время, пока они тут приключались. Конечно вставать с её коленок Бруске особенно не хотелось, но у всего хорошего должен быть предел. – Да ты холодная, а ну-ка пошли. Ай…

Покряхтев эсминец поднялся на ноги, с сожалением покидая уютные коленки девушки. С усилием найдя равновесие, Террибль повернулся и протянул руку крейсеру. Их приключение вышло на славу, и теперь стоило получить вознаграждение. Или, иными словами, попрощаться с частью сбережений. По правде говоря, о последнем Энзо совсем не сожалел, и наоборот с готовностью повёл Славу за собой, в проём на улицу.

Они пробрались через руины, разминувшись с той самой злополучной троицей охранников, со всех ног, спешивших к складу. К счастью увлечённые блюстители порядка были слишком заняты, чтобы глядеть по сторонам, и Энзо со Славой без труда укрылись за обломком одного из зданий. Так они добрались до самого края разрушенной зоны, где, уже совсем рядом, стояли уцелевшие домики общежитий. А от них было рукой подать до развлекательного квартала.

-  Кстати, что это было за слово? – вдруг спросил Бруске, поворачиваясь к Славе. В глазах паренька играли озорные искорки. Шарф трепетал на руке, словно флаг, - Как же ты его сказала… Супайсубо?
[ava]http://i.imgur.com/dRrLRe2.jpg[/ava]

Отредактировано Le Terrible (2016-04-04 21:02:38)

30

Приятно и тепло где-то внутри становится, когда о тебе волнуются и беспокоятся, пусть даже если это практически не знакомый человек, из-за которого, в общем-то, и появился этот повод для тревоги. Но сейчас этот маленький факт вины эсминца втянувшей её во всё это, пусть и с её же согласия, отчего-то ускальзывал от внимания смущённого  всего парой слов кораблика. Отводя взгляд, она неуверенно протянула руку, ухватившись за предоставленную ей тёплую и крепкую ладонь парня, сжавшую её маленькую ручку и увлёкшую девочку за собой, помогая подняться с пыльных и холодных обломков того, что недавно ещё было потолком первого и полом второго этажа злополучного склада.

Теперь он вёл её, а она, не отпуская его руки, шла следом, прижимая вторую к кармашку из которого выглядывал маленький носик найдёныша и то и дело, поглядывала украдкой на Чёртика. Едва они выбрались на свет, как пришлось спешно метнуться к дыре в обвалившейся стене соседнего здания и вжимаясь в завал и тень притаится, прикинувшись камушками, и затаив дыхание наблюдать, как патрульные ворвавшиеся в переулок пробегали мимо, пытаясь найти источник недавнего грохота. Один, второй, третий и преследователи скрылись, облегчённый вздох – их чудом не заметили. Но Терри не дал ей даже минутки перевести дух и вновь потянул за руку, вытаскивая из укрытия.

Света послушно последовала следом, они бежали, вместе, Крейсер лишь подсказывала куда сворачивать, заставляя ведущего её за ручку Терри петлять среди разрушенных и выгоревших до самого кирпича и бетона зданий похлеще, чем пьянчугу, пытавшего вышагивать по нарисованной мелом прямой. То и дело где-то далеко позади слышались задорные крики поймавших кураж парней, ищущих злостных и нахальных нарушителей. Было в этом что-то… забавное, вдохновляющее. В этом беге с этим странным, шумный и не путёвым парнем, с этими молодыми, скучающими на своей службе патрульными, вдохновившихся хоть каким-то интересным событием, от которого от них хоть что-то зависит. Всё это казалось как игра, хотя Слава и знала что это совсем не так, и стоит им попасться, как огребут даже близко не весёлых неприятностей. И всё же она, еле поспевая за шустрым Чёртиком, скача вместе с ним по завалившим улицы камням и обломкам зданий и выброшенных обгоревших и поломанных вещей, не могла сдержать улыбки. 

Совсем запыхавшись, но зато сумев согреться, они пересекли символическую границу между разрушенной и целой частью базы, запрятавшись среди домиков до которых не дотянулись лапы глубинных, неподалёку от непострадавшей части общежитий. Сбежали. Воспользовавшись передышкой, Слава села прямо на заснеженную землю, отдышаться немного. Террибль же теперь вовсе казался до крайности довольным. Света глядя на него усмехнулась в кулачок и пряча улыбку отвернулась в противоположную сторону, якобы высматривая возможных преследователей.

- У тебя просто ужааасное произношение, - справившись с собой, наконец ответила чуть погодя девочка, снова посмотрев на парня и повторила по слогам, в так ударяя по воздуху указательным пальчиком. – Спа-си-бо, - и ещё раз чуть быстрее с явным ударением: - спасибо! Это слово выражает благодарность другому человеку, на моём родном языке. Я ведь из России.

Вздохнув, Слава поднялась и, отряхнув штаны, критически, даже придирчиво оглядела Терри. Выглядел он ужасно, хотя и комично с этим развивающимся словно флаг шарфом. Только вот под таким слоем грязи и пыли, что налипли на них, он даже на пирата бы не потянул – предводитель бездомных вышедших на баррикады в защиту своего права греться под магистралью тёплых труб максимум. И она сама, наверное, сейчас ничем не лучше. Стыдно даже, они ведь собирались в кафе… если конечно этот ушлый эсминец не собрался сделать ноги, добившись своего и оказавшись в безопасности.

Слава набрала в грудь побольше воздуха, собирая всю решимость. Всё же напоминать самой о данном впопыхах обещании, что бы успокоить её, было неловко, но за всё произошедшая она была обязана получить компенсацию, ну или во всяком случаи сразу узнать, что её обманули:
- Ну так… ты выполнишь своё обещание? – Со стороны она должно быть сейчас выглядела крайне серьёзной, что даже трудно было бы подумать, что речь идёт о сладостях и пирожных. Хотя дело было, конечно же, на самом деле совсем не в них. Ну.. не совсем в них. – Здесь не далеко до центра, куда нас временно переселили, можно переодеться и сходить прямо сейчас. Что скажешь?

[AVA]http://sg.uploads.ru/mawIU.png[/AVA]

Отредактировано Slava (2016-04-06 16:40:08)


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Банк завершённых эпизодов » [ЦБ] 29.01.2025 "Зимой солнце сквозь слёзы смеётся"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC