Kantai Collection FRPG

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Банк завершённых эпизодов » [Флешбек] 10.02.25 "Недобитый враг"


[Флешбек] 10.02.25 "Недобитый враг"

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

1. Время действия: 10 февраля 2025 года
2. Погодные условия: Пасмурно, около нуля
3. Место действия: Балтика, база ОВМС в Гданьске
4. Участники: Адмирал Иоахим фон Меркатц, Слава, Принц Ойген, Киров
5. Сюжет: После выявления угрозы в Балтийском море Локхарт-старший поручает Меркатцу операцию по уничтожению твари, и для этого запрашивает подкрепление у командования - на Балтике почти не осталось опытных бойцов и тяжелых кораблей. Слава и Принц Ойген прибывают на базу для инструктажа перед миссией, которая не обещает быть легкой.

2

[NIC]Joahim fon Merkatz[/NIC][STA]Vice Admiral[/STA][AVA]http://savepic.ru/7723140.png[/AVA][SGN]Честь имею[/SGN]

Гданьск встретил новеньких пасмурной погодой и атмосферой напряженности перед боевой операцией - Славе и Ойген не раз приходилось уступать дорогу машинам с оборудованием, едущим в сторону гавани, вместо обычной курсантской вольницы - порядок и строгость, обоих девушек быстро направили к адмиралу Иоахиму фон Меркатцу и даже проводили. Адмирал был личностью известной - большинство молодых адмиралов ОВМС родом из Западной Европы посещали его лекции. Тем не менее, что-то заставило именно его заняться планированием  боевой операции. Все что знали оба крейсера - они нужны для  операции по уничтожению цели класса "демон" или "принцесса". Откуда она взялась во вроде бы очищенном море - информации не было, да и вызов был явно срочным.

Адмирал был пожилым мужчиной, явно спокойным и повидавшим многое, из тех людей, которые надолго застревают в определенном внешнем и внутреннем возрасте, особо с годами не меняясь.

- Здравствуйте и добро пожаловать в Гданьск. Здесь вами командовать буду я и наша старшая от кораблей. Прежде чем перейдем к делу и дождемся ее... Хотите чаю или кофе? На улице премерзкая погода, согреться не помешает.

3

С того момента как стало известно что они отправятся на Балтику, Слава была сама не своя. Молчаливая больше обычного и хмурая, весь перелёт она не сомкнула глаз, хотя обычно и засыпала, едва стоило самолёту начать набирать высоту. С момента же их прибытия в Польшу, хмурый кораблик вместе с Ойген лишь покорно следовала за вызвавшимся их проводить солдатом,  всю дорогу уткнувшись взглядом в его широкую спину, проявляя весьма вялый интерес к царившей вокруг деловитой и упорядоченной суете, замкнувшись в себе. А вид спешащих в гавань, явно груженных, судя по низкой осадки грузовиков, казалось, лишь ещё больше её обеспокоил.

Крейсер ещё очень хорошо помнила бермудскую Принцессу и тот страх что громадный монстр поселил в её сердце. Она думала, что со временем, как всегда было, она с ним справиться, но сейчас, когда они наконец то прибыли на Гданьскую военно-морскую базу ОВМФ, Слава отчётливо поняла, что ни черта не справляется с ним. И что её буквально трясёт от одной лишь мысли, о необходимости снова встретиться с чем-то таким же. Возможно, будь с ней Шарнхорст, она была бы спокойней и уверенней, но опытный и сильный линкор обещавший защищать её остался на Маршалловых островах, а вместо неё с Глори полетела Ойген. И теперь крейсер даже и не знала, за кого больше боится: за себя или за Лиз.

Украдкой брошенный взгляд на свою светловолосую спутницу, ничего не скрывал. Она боялась за свою весёлую, легкомысленную и не унывающую девочку, и не понимала, как такое могло произойти. Почему не стреляный кораблик, который глубинных видела лишь в кинохронике и на снимках, собрались заставить сражаться с Принцессой. Лиза была способной, и возможно перед лицом этих “Oni” и не будет так трусить как она сама, но это не отменяло того факта, что Тяжёлый Крейсер была слишком не опытной для такого боя и даже с модулями она ещё не в полной мере освоилась. Это было не честно, не правильно, они не должны были заставлять Ойген участвовать в этом, даже если та сама горела желанием проявить себя.

Проведя по выстланным слегка поскрипывающим паркетом коридорам, солдат подвёл их к месту назначения и, учтиво пожелав всего хорошего, удалился. Слава переглянулась с Лиз и машинально поправив причёску, глубоко вздохнула, пытаясь придать себе вид поуверенней и не столь жалкий. Негромко постучав, она вошла первой, запоздало подумав что, наверное, стоило дождаться сперва разрешения. Но ожидавший их, находящийся в годах мужчина, кажется, совсем на это не обратил внимания, поприветствовал девочек, едва они вошли, и предложил чем-нибудь согреться.

- Спасибо, чай, если можно – после всего секундного замешательства, согласилась канмусу, решив, что раз им оказан такой приём, то и вытягиваться в струнку и с туповатым видом солдафона с обложки докладывать по форме о своём прибытии нет смысла. Она лишь подойдя поближе, по-простому представилась, памятуя об элементарных правилах приличия. – Крейсер Слава.

Отредактировано Slava (2015-08-14 14:22:52)

4

Красивое черное вельветовое пальто, белые перчатки и клетчатый шарф... Ойген хорошо подготовилась к плохой погоде, поэтому не испытывала никаких неудобств. Тем более всю жизнь она прожила в Европе, а не на экваторе, так что для нее такая погода была в пределах нормы. Но Лизелотте дико хотела кушать, ведь в полете она укуталась в пледик и заснула, чтобы не беспокоить дорогую Славу бесконечными расспросами. В противном случае она не дала бы ей покоя, ведь ее за все время обучения интересовало практически все, что касалось Глории и службы и до чего она вообще могла дотянуться. Так уж наш "Принц Ойген" человек: любопытная и прилипнет - не отлепишь. Но это, наверное, от недостатка внимания...
  Прилетев на одном из знаменитых быстроходных самолетов, они выгрузились и тут, как говорится, началось. Сначала их перехватили провожатые и, не отвечая на вопросы, потащили к местному адмиралу, потом они застряли в очереди из каких-то грузовиков, а затем...     
  Затем, собственно, ничего не было. Слава молчала, изредка бросая на Ойген странные взгляды, а та и в ус не дула, крутя пальчиками свои хвостики и пытаясь выяснить, когда их будут кормить. Провожатый не знал, и, судя по виду, не в меру жизнерадостная блондиночка его изрядно достала, так что он в итоге на хорошем английском велел ей заткнуться. После этих слов Ойген обиделась и замолчала, и на всем протяжении пути молча куксилась, изредка стреляя глазами в сторону Глории, которая поддержала ее молчание своим. Она явно чувствовала себя не в своей тарелке, и Ойген догадывалась по взгляду, что дело в ней, Ойген, самой. Но совершенно не понимала, в чем именно она провинилась. Наверное, она что-то не заметила или не поняла, но девочке невдомек было, насколько сильны эти демоны и принцессы. Страшные сказки из учебной части ее не пугали, потому что нельзя воспринимать этих занудных людей всерьез... Кроме того, она рвалась в бой, показать себя. И никто не сможет остановить тяжелый крейсер "Принц Ойген"!
***
Желание Ойген воевать слегка поугасло от голода, желудок призывно урчал, рот наполнился вязкой слюной... Когда их привели к адмиралу, она посмотрела на него слегка безумным взглядом, ведь голод Ойген переносить не умела абсолютно. Голод, боль и всякие милые вещи. В последнем случае девочка теряла самоконтроль. Кстати, милая девочка-кораблик "Глория" была из этой категории, вот только Ойген наседала на нее в основном с дурацкими вопросами, никак не пытаясь проявить свои наклонности. Странные наклонности, особенно странные для ее возраста. Но вернемся к адмиралам...
Адмирал ей не очень понравился. Он был старый, сморщенный и смешной, похожий на усталого барсука. Барсуков Ойген любила, но к этому товарищу решила относится осторожно. Хотя он казался довольно спокойным. Но он явно оживил Славу: та попросила чаю и представилась. А дальше наступил черед "Принца":
- Тяжелый крейсер Принц Ойген! - выпалила девочка, помахав для надежности рукой. - Я не откажусь от кофе, но у вас точно нет чего поесть? Я проспала весь полет и забыла про еду, хе-хе-хех! - она захихикала, совсем легкомысленно и по-девичьи, ухватив себя руками в перчатках за хвостики.

Отредактировано Prinz Eugen (2015-08-14 22:23:58)

5

[NIC]Joahim fon Merkatz[/NIC][STA]Vice Admiral[/STA][AVA]http://savepic.ru/7723140.png[/AVA][SGN]Честь имею[/SGN]

"Опять дети. Как будто мне мало своих..." - Адмирал присмотрелся к новоприбывшим, наливая им чай и кофе. Его наметанный взгляд сразу отличил новичка от той, кто побывала в переделке, причем как раз из тех, одна из которых готовилась здесь. Да. Легко не будет. Но сейчас у него не слишком большой выбор, радоваться надо, что хоть какое-то подкрепление дали и не отмахнулись от доклада об обнаружении в зачищенном море опасного чудовища... Вероятно, он не зря послал копию руководству "Орочи", которое теперь копытом било и дождаться не могло, когда им подадут не самого обычного монстра на блюдечке для научных опытов. Вот только надо еще поймать  это создание... И не потерять снова бойцов. Особенно тех, кто еще только начинает жить... Он чуть улыбнулся и, сняв трубку, попросил кого-то принести гостям к чаю и кофе чего-то поесть.

- Рад знакомству, фройляйн, - Кивнул адмирал. Меркатц и в старые времена упрямо не присоединялся к общему течению угнетения канмусу, хоть и ворчал на предмет того, во что превращаются ВМС мира и Германии в частности. А сейчас и вовсе можно было расслабиться... Если только не приходится искать баланс между необходимостью победы и нежеланием губить подопечных, как проклятый Федерер, одна из немногих жертв Глубинных, которой туда и дорога.

- Вам отведут жилье в общежитии, там же и будете питаться. Теперь к делу. Наш враг - существо, уцелевшее при битве за Балтику, предположительно  младшая принцесса подводного типа. Трудность в том, что после победы на этом море не осталось кораблей мощнее легкого крейсера, и то мало. Именно это причина, по которой вы здесь - исход боя зависит от каждого из вас. А ваш опыт, фройляйн Слава, особо здесь пригодится. Кроме того, - Адмирал чуть улыбнулся снова, - Кое-кто вам будет очень рад. Кажется, она на подходе...

В коридоре послышались чьи-то торопливые шаги, свойственные для опаздывающих на что-то очень важное...

6

[NIC]Kirov[/NIC][STA]"Легкий" крейсер[/STA][AVA]http://savepic.su/5949131.png[/AVA][SGN]Kirov Reporting![/SGN]

Дверь за спиной у девочек чуть с петель не слетела, и в кабинете Меркатца появилась еще одна канмусу. Высокая, лет шестнадцати-семнадцати, явно в расцвете сил... И еще кое-чего на букву "с".  Разлохмаченные светлые волосы и голубые глаза на симпатичной мордашке дополняли образ простоватой девицы, одетой в подобие военной формы. Из интересных деталей таковой можно было отметить ремень с пряжкой явно советских времен (якорь и звезда с серпом и молотом подтверждали) и две медали - за Балтику и... Старинная "За оборону Ленинграда". Отдышавшись, воительница отчиталась:

- Простите за опоздание, товарищ вице-адмирал! Ребят собрала, скоро подойдут, спецоборудование прибыло, модули новичков тоже, - Выпалила она и, обернувшись к новичкам, приветливо улыбнулась и представилась, - Командующая от канмусу, легкий крейсер Киров! Приятно познакомиться...  А кто из вас Слава? - Она переводила взгляд с одной девочки на другую, пытаясь угадать, кто из них ее родня по кораблю. Конечно, "26-бис" это не совсем "26", но все равно ближе и роднее всех других кораблей. Как будто младшая сестра, избавленная от некоторых недостатков старших. Киров одновременно хотела ее тут видеть, и тревожилась за нее заранее, как и за вторую девушку, которая была необстрелянным новичком.

7

Ойген была как всегда… была Ойген, - расшумелась на весь кабинет и без всякого стеснения стала клянчить у адмирала еду, словно они припозднились в столовую, а не к главе филиала пришли на вводную по предстоящей важной операции. Хотя Слава с ней и была знакома совсем не долго, но ей уже казалась, что к этому она никогда не привыкнет, и Лизе будет удаваться вновь и вновь её вгонять то в краску, то в оторопь, как вот сейчас.

Девочка удивлённо глянула на хихикающий тяжёлый крейсер, потом на адмирала, мысленно приготовившись, что сейчас по ним проедутся о дисциплине и прочем, или как минимум увидит не совсем довольную физиономию пожилого офицера, но Меркец и ухом не повёл, налив им по кружечке заказанного напитка, понимающе улыбнулся и заказал перекусить.

«Йохан Меркец… он совсем отличается от других, и особенно от Него» - с облегчением заметила девочка, она просто не могла не сравнивать с другими, пусть под “ними” и подразумевался всего один прокуренный насквозь сигаретным дымом адмирал.

Слава учтиво кивнула в знак благодарности и приняла чашку, отдававшую приятным теплом согревавшим холодные руки. Вдохнув слабый аромат, она сделала робкий глоток. Пить на самом деле не хотелось, как и есть. Хотя она, как и Ойген ничего не ела с отлёта. Чёртова “Принцесса” не выходила у неё из головы всё это время, вытеснив даже такой базовый инстинкт как голод.

Крейсер подняла взгляд со своего размытого отраженья в тёмной водице чая на адмирала. Он, сказав пару слов об их обустройстве здесь, сразу перешёл к делу, не теряя попросту время.
Выжившая. Младшая принцесса. Подводный тип. Отсутствие необходимых сил для операции. Из всего уверенность, похоже, была только в последнем.

«Младшая принцесса значит... - ей вспомнились слухи о такой на Бермудах. - Вроде бы с ней разобрались без особого труда всего одной флотилией, незадолго до боя. Но эта скорей всего не такая простушка. Ей хватило ума и проворства выжить в мясорубке, скрываться несколько месяцев и… теперь она вновь вылезла, позволив себя обнаружить. Хочет отомстить, как и та?»
Слава нахмурилась при этой мысли совпавшей со словами Меркеца, о её опыте. Крейсеру хотелось сказать, что её “опыт”, на который адмирал так рассчитывает - ничего не стоит. Что все её достижения лишь в том, что её там не убили. Да и то заслуга в этом Шарнхорст, голос который вывел её из оцепления. Но стыдно было признаться. А ведь рядом ещё  Лиз, которая смотрит на неё как на старшую, пусть и не предавая этому какого-то большого значения.

Руки сжали чашку, а она было вновь уставилась на своё мутное отражение в ней, но оговорка старого адмирала заставила её непонимающе на него посмотреть, переспросив:

-Кое-кто?

Дверь, расплатившаяся за чужое опоздание, заставив девочек вздрогнуть (по крайней мере Глори) , с грохотом раскрылась, уступая дорогу совершенно не знакомой Славе девушке… канмусу. Она была из детей моря, в этом не было сомнений, даже если забыть всё что до этого говорил дедушка Йохан. Крейсер склонила немного голову на бок, рассматривая подручную адмирала, пытаясь понять, какой ей мог до неё интерес. Они точно не были знакомы...

Или были?

Уверенность в первом таяла с каждым мгновением. Странное ощущение. Что-то вроде Дежавю? Нет. Другое. Совсем другое и в тоже время чем-то всё же похожее.

От тараторив как из пулемёта доклад, канмусу перетянутая старым советским ремнём и украшенная парой медалей, развернулась к ним и представилась.

«Лёгкий крейсер… Киров… Киров? Она ведь»

- а..  - Крейсер не произвольно подалась вперёд, сделав шажок и едва не выкрикнув “Я!” Лишь в последний момент, сдержав внезапное и импульсивное желание подстегнувшие её словно удар тока. И от чего она так обрадовалась? Смутившись и покраснев, она тут же, отступила обратно, едва не расплескав чай.

- Лёгкий крейсер, Слава, - совсем тихо проговорила девочка, смотря на Киров во все глаза - это я. Рада ув… рада знакомству.

Девочка покосилась на Ойген и адмирала. Должно быть, всё это очень глупо смотрелось со стороны. Впервые она встретила корабль с “родственным” духом, и даже не подозревала, что это так ярко, почти неуправляемо отзовётся в ней.

8

Ойген слушала в пол уха, задумчиво перебирая пальцами прядку волос и смотря в сторону. Ей просто было не интересно - все эти "брифинги" до боли напоминали учебные задачи. Туда пойти, сделать то-то, уничтожить того-то... Скука, да и только. Да, Ойген страдала от недостатка дисциплины. Нет, причина была не в ее глупости, а в том что привить военные привычки без пяти минут школьнице наставникам никак не удавалось. И тем удивительнее было то, что ее вообще отправили убивать какую-то принцессу... Не могли найти кого-нибудь поопытнее, и чего уж там, более ответственного?

В общем, кофе ей не налили, Слава внимательно слушала адмирала и о чем-то размышляла с крайне задумчивым видом, когда сзади что-то хряснуло и дверь, едва не вылетев "с мясом", распахнулась, пропуская внутрь какое-то соломенноволосое чудище. Чудище хотя бы потому что оно до боли напоминало Ойген себя, хоть и вид со стороны был слегка смазан.
- Эй, не вламывайся! - Пожурила ее тяжелый крейсер, погрозив пальчиком, но та в ответ проигнорировала Лизелотте, устремив все свое внимание на Славу. Ойген оказалась не у дел, растерянно взглянула на адмирала, глазеющего на встречу двух сестричек, потом на странно смотрящую на Киров Славу, которая наконец-таки встретила свой "систершип", и легонько шагнула в сторону, отступая в угол, ведь в такие моменты она ощущала себя слегка не в своей тарелке, проще говоря - ненужной. Впрочем, вряд ли это могло ее смутить до конца.

Она завладела кофейником, который Меркатц оставил на подносе в углу, забрав с собой лишь чайник для Славы, налила себе полную чашку крепкого кофе, добавила молока (или это были сливки?) и с превеликим удовольствием хлебнула горячего напитка.. Оказавшегося слишком горячим, да так что рот обожгло. Девочка, ни долго думая, выплюнула остатки в чашку прямо изо рта и поставила дымящийся напиток обратно на поднос, рядом с кофейником. Маленькое приключение окончилось победой чашки с кофе, так что пришлось заняться делами насущными. А именно, привести себя в порядок перед очень кстати висящим рядом зеркалом, активно орудуя складной расческой. Естественно, полностью игнорируя адмирала с его скучными брифингами и прочей ерундой. Лучше бы он сказал, где у этой твари башка, а уж Ойген ей эту башку открутит, можно не сомневаться!

Отредактировано Prinz Eugen (2015-08-24 11:48:42)

9

[NIC]Kirov[/NIC][STA]"Легкий" крейсер[/STA][AVA]http://savepic.su/5949131.png[/AVA][SGN]Kirov Reporting![/SGN]

Киров может и обратила бы внимание на вторую девушку, но сейчас все ее внимание было устремлено к Славе, которая тоже чувствовала тонкую нить родства, одновременно похожего и непохожего на людское. Родства, которое создавалось на чертежах конструкторов, в огне доменных печей, в стальном шуму судоверфей - с каждым кораблем что-то менялось, но души помнили, как все начиналось и передали интуитивную тягу к близким своим носителям - это умение чувствовать и узнавать без слов, по взгляду, по слуху, по шагу. Ты просто знаешь, что стальная нить в давние годы вас связала накрепко, и достаточно произнести имя, чтобы все стало ясно и просто. Сестра перед ней и теплая радость не уйдет - они вместе.

Девушка шагнула  вперед, и осторожно взяла Славу за руку, ощутив эту искру узнавания между корабельными душами и человеческими сердцами.

- Я рада... Так рада. Я всегда хотела увидеть кого-то из нас, - Киров не умела скрывать чувства, поэтому сейчас ее мордашка была немного детской, совсем не вязавшейся с репутацией "Балтийской убийцы", расправляющейся с авианосцами голыми руками. Но для того и семья, чтобы быть собой.

- Мы будем вместе плавать в море. И обязательно вернемся, - А вот это уже обещание, крепкое, как сталь. Обещание той, что уже прошла через ад и смогла вывести оттуда других. Киров отпустила руку Славы и улыбнулась второй девушке, пусть и знала, что перед ней немка. Все же уже немного отпустили времена, когда она огрызалась на всех, в ком жили души немецких кораблей. Девушка полагала, что это благодаря Звездочке. Трудно ненавидеть тех, по одной из которых оказалась способной плакать.

- Простите, адмирал, - Канмусу вновь стала серьезной, - Готова к инструктажу.

10

[NIC]Joahim fon Merkatz[/NIC][STA]Vice Admiral[/STA][AVA]http://savepic.ru/7723140.png[/AVA][SGN]Честь имею[/SGN]

Адмирал понимал, что будет и потому выждал, дав "сестрам" познакомиться и не без улыбки наблюдая за немкой, которая явно была еще и близко не испорченной корабельной нелегкой жизнью. Немногие после первых даже боев ведут себя все еще так по-детски. Впрочем, некоторые и в более взрослые годы сохраняют прошлые замашки - одна такая как раз присоединилась к компании. Есть надежда что поладят, но сейчас надо напомнить им троим о деле.

- Рад за вас, а теперь все же к делу. - Между тем кто-то из сотрудников все же притащил девушкам и адмиралу сэндвичи и можно было совместить задание с перекусом. Меркатц включил экран на стене - карта Балтийского моря с пометками.

- Принц Ойген, в зеркале карту видно плохо. Киров, Слава - трогательную встречу отложите на потом. Смотрим сюда. - Теперь адмирал был несколько строже, хоть и в меру, - Во время боевой операции принцессу видели здесь, но с тех пор она, по нашим данным,  побывала почти на всем побережье, особенно вблизи баз и на пути конвоев. Ее оружие не просто пушки и торпеды, в первую очередь это голос. Принцесса способна воспроизводить все, что слышит, будь то голоса или  кодированные сообщения. И умеет это использовать - искажает связь, просто глушит или сбивает с толку моряков и канмусу, подражая голосам погибших здесь. Если ей удается заманить кого-то подальше от остальных - он исчезает без следа. Поймать ее будет непросто, мы применим акустические средства, чтобы выгнать ее на удобное для боя место и лишить преимущества в обнаружении. И прикончим одним ударом. Сейчас наша группировка состоит из одного линкора, крейсеров, эсминцев и подлодок, так что атаковать ее сможем практически всеми средствами. Проблема в том, что мы не имеем точных данных о возможностях принцессы в бою, поэтому готовьтесь к чему угодно... И к голосам в первую очередь. Ваше преимущество в том, что вы здесь не сражались и ей не удастся настолько вывести вас из себя головами погибших - вы их не знали. Но не стоит думать, что эффекта не будет вовсе... Эта дрянь мастер в выведении из равновесия. Поэтому, когда Киров введет вас в курс операции, запомните - все приказы относительно связи и контрмер выполнять беспрекословно. А в остальном - положитесь на свой опыт, интуицию и товарищей. В одиночку ее не победить и новые мученицы вроде Минны Моргенштерн нам не нужны. Ваша задача - найти. уничтожить и вернуться. Все ясно?

11

Она боялась встретить осуждающие, насмешливые взгляды, но адмирал выжидающе смотрел с пониманием, и бойкая Лиз тоже притихла, отойдя в сторону, и стала деловито шуршать в уголке, взявшись за адмиральский кофейник, оставив «сестёр» наедине.

Подойдя ближе, Киров бережно взяла её за руку, вернув к себе внимание девочки, и Слава, отложив мешавшуюся чашку с недопитым чаем на столик, осторожно положила освободившуюся ладошку поверх её, всё ещё ошеломлённая этим странным ощущением давнего знакомства к человеку, которого впервые видела. Она робко улыбнулась родственному кораблику, а на душе так тепло стало от этого прикосновения, слов, и такого искреннего милого выражения лица «сестрёнки» - паразит трепетал как ребёнок,  радуясь этой встречи. Прямо как когда они впервые сошли на воду, почувствовав, что могут плыть, или открыли огонь из своих орудий, почувствовав себя настоящими, живыми. Света прекрасно понимала его, и радовалась вместе с ним, хотя никогда раньше даже не задумывалась о судьбе своих корабликов-близнецов, разбросанных по всему свету, а некоторые из которых, наверное, даже ещё и не «родились».

- Я тоже, сестра, - улыбка стала чуть смелей, - очень, рада. Правда.

Хотелось ещё что-нибудь сказать, по расспрашивать её о чём-нибудь, но совершенно не готовая к такой встрече девочка просо растерялась, не находя нужных слов. Да сейчас было не место и не время, о чём напомнил им адмирал.

- Извините, - обернулась она к нему и, заметив беззаботно расчёсывающуюся у зеркала Ойген, и не сдержав смеха, прыснула в кулачок, и помахала девочке рукой, тоже призывая подойти и всё-таки послушать о том, с чем им придётся иметь дело, волосы потом она и сама ей расчешет.

Отсмеявшись и кое-как приняв спокойный вид, для надёжности принявшись хрумкать один из принесённых бутербродов, крейсер наконец-то обратила внимание на экран, чего настоятельно стал требовать Меркатц, продолжив обрисовывать ситуацию и предстоящую операцию. И хоть бы чего воодушевляющего сказал… опять – враг не известен и готовьтесь хоть к явлению Годзиллы из морских пучин посреди боя. Славе начинало казаться, что подобное она будет слышать до самого конца своих мучений в строю ОВМС.

«Голоса значит?» - Девочка нахмурилась, сосредоточенно жуя, задумалась, - «опять портят связь. Это становиться уже правилом, в случаи с принцессами. В прошлый раз, как-то без связи справились, но там и противник был в этом смысле попроще, а тут настоящая хитрюга, у которой мозгов видимо по более, чем у некоторых людей, раз ей удаётся осмысленно дурить моряков и корабли и так ловко по всей Балтике шнырять безнаказанно. Чувствую, она нам ещё задаст...»

Глория, посмотрела на Ойген, она не могла не беспокоиться за подругу, сколь бы та в себе не была уверена. Для неё такой оборот дел грозил стать совсем тяжёлым испытанием, к тому же, она говорила, что обучалась на Балтике, и так может статься, что адмирал окажется не совсем прав, говоря, что они не встретят «призраков из прошлого».

«Посмотрим, какие они придумали контрмеры,  и если что, надо будет тогда с Лиз обговорить какой-нибудь предупреждающий сигнал для неё. Только будет дуться, небось… посмотрим, сначала, что расскажет Старшая»

Слава проглотила остатки бутерброда, запила  чаем и молча кивнула адмиралу, после чего уставилась вопросительно на серьёзное лицо «сестрёнки», которая должна была ввести их в курс операции.

12

Для Ойген, пожалуй, момент был несущественным. До тех пор, пока она не поест, ее голова отказывалась работать в каком бы то ни было направлении, кроме размышлений о вкусной и питательной пище и генерации слюны в огромных количествах. Поэтому, когда кто-то сердобольный поставил на стол полную тарелку бутербродов, Ойген спрятала расческу, подхватила свою чашку, заграбастала себе три штуки и начала пожирать их с внушительной скоростью, запивая крепким кофе. Призыв адмирала отойти настиг ее, когда она во все глаза смотрела на карту, так что это было обидно. Было бы здорово, если бы этот усатый дядька хоть немного принимал во внимание нужды своих подопечных, пусть он и не был их полноценным адмиралом, а лишь временным. Кроме того, он разрушил такую трогательную встречу, и начал говорить о каких-то занудных вещах...
... Которые Ойген слушала в пол уха, пялясь на карту так, словно она ее и её подобные видела впервые в жизни. Точки, завитушки, обведенные участки... Да там сам черт ногу сломит! И как же им ловить то тварюгу, посягнувшую на ее родные земли?!
- Нет, не ясно! - запротестовала Лизелотте после того как адмирал закончил. - Почему просто выгнать? Почему мы не попробуем заманить эту пакость куда-нибудь в порт, где мы будем готовы ее встретить, и не уничтожить ее вместе с обычными кораблями? Раз она играет со связью, давайте и мы с ней поиграем в ответ. Кто-нибудь из этих линкоров и подлодок разбирается в сигналах глубинных?
На самом деле, она где-то слышала что твари общаются на манер дельфинов и касаток, но в таком случае можно просто поставить в воду какой-нибудь генератор-приманку, бьющий на многие километры и пакостница приплывет и получит уже всеми орудиями охотничьей флотилии. Конечно такая приманка наверняка привлечет оставшихся в море тварей, но тем лучше - уничтожат их всех вместе!
- И вообще, ее люди видели? У вас есть фотографии? А пример сигнала? Почему так мало людей во флотилии, раз эта тварь опасна? - она насела на усатого адмирала с вопросами, в глубине души и не рассчитывая получить четкие ответы. На самом деле, это было способом убить время до операции. В противном случае, Киров в итоге останется наедине со Славой, а что делать Ойген? Куда деваться? Ну хоть поесть дали, а значит голодная смерть откладывается на неопределенный срок!

Отредактировано Prinz Eugen (2015-09-02 19:09:58)

13

[NIC]Joahim fon Merkatz[/NIC][STA]Vice Admiral[/STA][AVA]http://savepic.ru/7723140.png[/AVA][SGN]Честь имею[/SGN]

Меркатц, впрочем, не стал особо закручивать гайки, поведение новенькой скорее вызывало у него улыбку. К тому же, будучи ответственным за преподавание, адмирал помнил тех, кто проходил обучение в этих местах, даже если не всех знал лично. Просто учил по большей части именно будущих адмиралов, с канмусу общаясь реже. Так что про Ойген знал и несколько сам беспокоился - не всегда возвращение учеников сюда было хорошим знаком. 

- Заманить эту гадину можно только одним способом - подсунуть ей отбившегося от флотилии новичка. Думаю, понимаешь. почему этот способ не подходит? - Тут адмирал был вполне серьезен, - Так ее и обнаружили, когда новички сумели вырваться от нее живыми и рассказать, что увидели под водой. Фотокамер у них не было, но описание мы составили.

На экране карта сменилась рисованным изображением принцессы - тело, скрытое за мешаниной щупалец, цепей и антенн, обвешанных остатками боевых модулей канмусу и Глубинных, выделяющиеся горящие глаза. А рядом - странная, похожая на искореженный эсминец Глубинных тварюжка, которую с принцессой соединяло нечто вроде тонкой нити-троса.

- Вот так. Мелкая тварь -  по сути живая гидроакустическая антенна, с которой принцесса получает информацию, не входя в зону обнаружения наших сил. И за время, в течении которого принцессу считали уничтоженной вместе с остальными,  она их по морю расставила немало. Сейчас наши подлодки уничтожают их, сужая зону контроля принцессы так, как выгодно нам, но не сильно. Если мы до операции перегнем с давлением, она просто спрячется на недосягаемой глубине. Потому и придется выгонять на мелководье... И одновременно выманивать. Будет две группы - одна выманит принцессу и загонит ее в точку атаки, используя дезинформацию и акустические боеприпасы, вторая внезапной атакой не позволит ей сбежать и уничтожит. - Адмирал помолчал и добавил, - Как видите, истинную форму основного тела принцессы не видно, вокруг нее слишком много дополнительных органов. Исходя из известного, это антенны и маскировочные элементы. В то же время  из-за них многие снаряды не достигнут жизненно важных точек твари, так что придется применять массированный огонь или попробовать точно попасть в голову. Впрочем, есть и еще способы, но об этом вам Киров расскажет на месте. Помимо принцессы, в море есть крейсера и эсминцы Глубинных, а также один линкор особого рода...

На экране появилось изображение существа, напоминающего обычный линкор Рё-класса, у которого модуль справа был изменен, превратившись в одно большое орудие, левая же часть то ли хранила боезапас, то ли служила противовесом.

- Есть мнение что именно эта тварь во время Балтийской операции уничтожила крейсер с адмиралом Федерером на борту, - Нетрудно было заметить, что имя коллеги Меркатц произнес без доли сочувствия, как будто сплюнул, - И  точные данные, что во время недавней атаки на эту базу она расстреляла мой кабинет, пытаясь убить уже меня. Тварь медленная, орудие перезаряжается долго, так что бьет тоже по крупным и медленным целям. Если навязать ближний бой - ей конец. Пока все, далее вас проинструктирует Киров. Будьте осторожны.

14

[NIC]Kirov[/NIC][STA]"Легкий" крейсер[/STA][AVA]http://savepic.su/5949131.png[/AVA][SGN]Kirov Reporting![/SGN]

Киров все это уже знала более чем хорошо (даже лучше чем, возможно, хотела бы) и потому пристроилась поближе к Славе, светясь тихим крейсерским счастьем. Эта канмусу со своим паразитом была очень близка, неудивительно что и радость и беда у них были одни на двоих вовсе не из-за одного тела. Пожалуй, Киров бы даже не стала называть душу корабля паразитом - это было бы обидно для их связи, которую она, вполне возможно, приняла бы и по доброй воле, будь у нее выбор. Киров был с ней всегда, с детства в тени его грозных башен под окнами дома, и чему удивляться в том, что она воспринимала его как часть себя, а другие корабли проекта - как семью? Ойген и ее выходки вызывали только добродушную улыбку - сказывалось время, проведенное в качестве лидера и бессменной старшей сестренки для молодежи. Придется постараться, чтобы эта непосредственность и веселость не стали потерей этой битвы...

Разве что при имени Федерера она напряглась и дернулась, а в голубых глазах промелькнула алая искра. Вот уж кого бы она сама, своими же руками  отправила на дно... Да если бы могла, расцеловала бы тот линкор за единственное совершенное Глубинными доброе дело. Мразь. Убийца. Истинный виновник тех потерь. Ее не удовлетворяло то, что выродка  решили просто тихо забыть - она слишком хорошо знала, что творили такие как он. К счастью, хотя бы сейчас тут нет никого подобного - Меркатц и Локхарт может и не ангелы, но все же  надежные люди, говорящие с ними честно, как с равными и не опускающиеся до цинизма ее прежнего адмирала, который любил на брифинге предположить, сколько "дурных малолеток" отправится на дно в этот раз. Именно поэтому реакция была крайне краткой, ведь рядом была ее сестра и набежавшая тень без следа исчезла.

- Дальнейшее лучше объяснять в ангаре. Поедим как следует и приступим к делу, - Киров лихо уплела сэндвич, - Мы и еще кое-кто - ударная крейсерская группа, основным козырем которой будет скорость и вооружение на все случаи жизни. Наличия самолетов у врага под вопросом, засекали только разведочные, но я бы не была так уверена... Раньше думали что принцесса и тяжелые корабли уничтожены. Адмирал, мы пойдем. Все будет хорошо.

Меркатц кивнул понимающе и добавил:

- Удачи. Возвращайтесь целыми и невредимыми, девочки. Надеюсь на вас. Но сначала допьем чай, - Улыбнулся он. Действительно, хоть они и не англичане, но чаепитие это все же род ритуала. Так и сделали, после чего Киров подхватила новых подруг под руки и отправилась в сторону ангаров, где хранились модули и откуда отправлялись в море канмусу. На улице девушка заметно расслабилась.

- Ну все, считайте, к делу приступили. Но пока мы идем - спрашивайте что угодно, - Она вздохнула, посмотрев на Славу с теплом и дружелюбием, - Я так много хотела бы спросить, сказать... Мы в первый раз видимся, но мне так тебя не хватало здесь. Понимаешь... Я тут после той битвы осталась чуть ли не самой старшей. Кого разобрали на другие базы, кто... Сама понимаешь, ты же сражалась с принцессой. И да...

Канмусу в эту минуту выглядела совсем девочкой, делящейся сокровенным секретом, хотя так оно почти и было...

- Я Наташа. Наташа Кузнецова, - Призналась она, - Почти все время тут провела, после обучения... Ойген, ты ведь не в первый раз на Балтике, верно?

Все же она не могла игнорировать вторую девушку, характер не позволял, несмотря на желание быть с сестрой вместе и только вместе.

15

Девочка, рассматривая из-за плеча Ойген изображение и слушая адмирала, безотчётно схватила за руку, подобравшуюся по ближе “сестрёнку”, даже не заметив этого. Лиз, не удовлетворившись краткой вводной от адмирала, буквально насела на него с вопросами, и вот теперь они знали, как приблизительно выглядел их враг, и не сказать, что Слава была этому очень уж рада.

Хотя, наверное, стоило с большим вниманием отнестись к чужому художеству, изучить, прикинуть, как она может себя вести и что стоит отстреливать в первую очередь, может быть даже предположить какие могли у твари быть припрятаны сюрпризы в её щупальцах. Но смотря на этот вывернутый клубок хаоса, изуродованный чьим-то больным воображением, отвечавшим за образы глубинных, и отдалённо напоминающего тухлую осьминожку, Слава думала лишь о том, что не хотела бы  попасть в объятия переплетения этих щупалец и не пойми чего ещё. Схватит и поминай, как звали - займёшь место в коллекции трофеев на этих бесчисленных цепях, подобно зубам убитых зверей на шее древних охотников и варваров.

Изображение сменилось новым, и внезапно оказалось, что охотиться им предстояло не на одну лишь чудом выжившую подводную принцессу.

«Блеск. Значит, всё-таки у неё есть ещё и свита. А я уже, глупая, понадеялась, что это будет игра в “волка и овцы”» - взгляд скользнул по изображению, ненадолго остановившись на необычном большом орудии. Пальцы сильнее сжали руку Киров, выдавая её волнение.
Когда они закончили и покинули кабинет Меркатца, Слава вновь была угрюмой, как и по дороге сюда. Воодушевление вызывание внезапным обретением “сестры” растаяло, и за время брифинга она больше ни сказала, ни слова.

Не вид врага устрашал её, а его действия, не укладывавшиеся в привычную примитивную схему действий глубинных.
Создание и использование разведывательной сети? Целенаправленная охота на командный состав? Ловкое лавирование между отрядами разведки и конвоями, полгода позволявшее скрываться даже не в одиночку, но и вместе с не самой резвой Ре в паре, пока однажды кому-то просто повезло вырваться живым? И кто его знает, скольких ещё эта принцесса за это время сумела вокруг себя собрать по всей Балтике тварей оставшихся в наследие от её погибших сестёр, о которых они благополучно ни черта не знают?

«Это всё похоже на дурную шутку» - Слава удручённо вздохнула. От всего этого у неё начинала болеть голова. Ей совсем не хотелось думать о том, что их ждёт, но не думать о принцессе просто не могла. Она была не готова. Меркетц говорил, что у неё есть опыт… но толку от него, если кроме страха в её сердце, он ничего не посеял?

Свежий прохладный воздух. Девочка остановилась, едва они вышли на улицу, и шумно втянула его в себя, вздохнув полной грудью. Стало немного легче. Самую малость, но всё же. Несколько торопливых шажков и она нагнала чуть убежавших вперёд девочек, вклинившись между ними и схватив обеих под руки. Она хотела быть поддержкой для Ойген в её первом бою, но в конечном итоге, похоже, всё будет наоборот.

И сейчас Слава была рада, когда Киров вновь заговорила, когда они вышли из здания. Хотелось хоть немного отвлечься, что бы взять себя в руки перед отбытием. На что угодно, хоть на обсуждение способов поедания рогалика, лишь бы не о принцессе. Хотя бы пока они идут в ангар.

- Светлана Молотова, - мягко улыбнулась крейсер “сестре”, представившись в свою очередь. Звук собственного имени всегда грел душу, но им до обидного так редко интересовались и ещё реже произносили, так что Слава давно с этим смирилась, довольствуясь именем корабля и прилипшими за последний месяц прозвищами. – Можно просто Света, я не буду против, если будешь звать по имени, если хочешь. Но можно и, - крейсер перевела взгляд на Ойген, - как Лиз: “Глория”. Тоже приятно звучит.

Слава усмехнулась, припомнив, как нелепо получилось с переводом Ойген на Маршалловы острова. Бедная девочка, только-только вырвалась из «холодной и скучной Балтики» и тут же, её отозвали назад.

- Наташ, Лиз, а... тут вообще проблематично выбраться с базы в свет? – Девочка переводила взгляд с одной на другую. – Меня год продержали на Центральной Базе, и я нигде кроме Бермуд, о которых вспоминать не хочется, и Островов где кроме палящего Солнца нет ничего, нигде не бывала. Если мы справимся и всё будет хорошо... нас же могут отпустить не надолго?

16

Она честно пыталась слушать все что говорит старикан, но для вчерашней школьницы это было слишком сложно. Много условий, целей, дрянь эта подводная. И как тут понять что от тебя хотят? Какова будет её, Принц Ойген, роль во всей этой катавасии? Они вытащили ее из теплых, солнечных Маршалловых островов, вернули на Балтику... Неужели нельзя было найти кого другого? В море плавают тысячи кораблей... Именно так думала девочка, активно работая челюстями. Бутербродики по вкусу были так себе, но для ее изголодавшегося желудка были чем-то вроде манны небесной. Голодно брюхо к работе глухо!
- Фууу, гадость какая! - нахмурилась Ойген, дожевывая сендвич. - Это что же, нам ее надо обязательно убивать? Давайте лучше отловим ее и отправим в океанариум! Люди будут платить огромные деньги чтобы посмотреть на такую страсть морскую... - она еще раз взглянула на экран, но рисунок давно уже убрали. Наивная Ойген хоть и понимала, что ее предложение никому не понравится, но полное отсутствие реакции... Ладно, чего уж там. Ей в последнее время не очень везло со вниманием.
- Ладно, веди нас, Киров! К морю! - последнее слово она промурлыкала, однако ее сбил адмирал, пожелавший им удачи. Удачи... Кому вообще нужна эта удача? Нормальные люди на удачу не полагаются, они делают свою дело. И все таки, жалко что они не отловят эту жуть и не отправят ее в океанариум. Она бы с удовольствием смотрела бы за ней и даже кормила. Вроде бы, эти твари пытаются рыбой. На ее стипендию можно было купить немало свежей рыбы...
Выйдя за пределы кабинета, Ойген могла наблюдать милую сценку двух сестренок со стороны. И вновь ей было неловко. Так, будто она посягнула на нечто сокровенное. А что мы делаем, когда нам неловко? Правильно, пытаемся спрятаться! Вопрос про ее бытие на Балтике застал ее в спину, когда Лизелотте уже приготовилась покинуть Глорию и Киров, оставив их наедине и отправившись на поиски настоящей еды.
- Была! - она развернулась и вымученно улыбнулась. - Недолго, и в основном в учебном центре неподалеку, за городом. Там где прекрасные пляжи, на которых валяются "ракушки". Раньше там добывали янтарь, но теперь пляжи пусты...-  Лизелотте задумалась, стоит ли ей еще что-нибудь добавлять, когда в словесную дуэль вступила Глория. И Ойген с готовностью ей ответила, - Здесь есть большой частный зоопарк, совсем недалеко от базы. Они держат там тигров и львов, я часто ходила туда, когда оказывалась на этой базе. А если пройти чуть дальше, можно наткнуться на паб "Четыре лошади". Его построили совсем недавно, и туда уже пускают канмусу. Там даже специальное меню есть!
Ойген умолчала, что в паб и, в особенности, зоопарк, она сбегала вместо учебки, за что регулярно получала "на орехи". Но ей совсем не интересно было изучать модули - куда интереснее глазеть во все глаза на львов и пожирать здоровенные конфеты на палочке, которые продавались там же.

17

[NIC]Kirov[/NIC][STA]"Легкий" крейсер[/STA][AVA]http://savepic.su/5949131.png[/AVA][SGN]Kirov Reporting![/SGN]

- Насчет океанариума - в чем-то ты и права.... Но об этом потом, - Проворчала Киров, вспоминая о задании от "Орочи" - по возможности отловить гадину живой и сдать им. Она вряд ли жалела принцессу, сама мечтала ее убить и желательно не быстро... Но вот отдавать ее на опыты почему-то казалось паршивой идеей. Не говоря уже о том, что увеличивало риск потерь однозначно. Конечно, стоит быть благодарными ученым - именно они на основе доклада надавили на командование и помогли с санкцией на операцию и запрос подкреплений... Проще решить по ситуации. В ходе боя возможности захвата может и вовсе не быть, да и всегда можно сказать, что произошел "Несчастный случай на производстве".

Только Киров собралась ловить убегающую Ойген, как Слава сначала сама представилась, а потом задала действительно стоящий вопрос, на который Ойген тут же и ответила, заставив Киров заговорщицки улыбнуться и ласково дернуть Лиз за один из хвостиков:

- А кое-кто на учебе времени не терял, а? Ну и правильно, молодость у нас одна, а паб и правда дельный, заходила, - Киров явно была, несмотря на командирский статус, далека от борьбы за железную дисциплину - тут Реншельд постарался на славу и Меркатцу последствия было не исправить. Те же пабы и бары Киров знала хотя бы из-за необходимости отыскивать там своего адмирала - великого мудреца и выдающегося алконавта. Немец смирился, видя что такой подход работает. Да, Балтийская эскадра в итоге  напоминала дружину буйных варягов, но зато она была успешной и дружной.  Что до мест, то могло быть куда хуже. Все же не к Хоппо или Палёной Суке занесло... На тех даже охотиться всерьез не пробуют.

- Хорошо хоть не Лофотены или Чукотка.  Я как отучилась на Центральной, так уже лет пять как тут, - Призналась девушка и широко улыбнулась, - Когда все хорошо будет, нас еще и не туда отпустят. Я вас могу и вовсе к себе в гости взять, в Ленинград... В Петербург то есть. Вот там оторвемся как следует - и погулять есть где, и места отличные, и мама пирогов напечет.

И призналась.

- Я хочу, если все удастся, на Центральную перевестись. Тут ведь совсем тихо станет, когда мы победим, так что адмирал Меркатц обещал что напишет рекомендацию троим  из эскадры. Так что мы еще встретимся потом.

18

Потихоньку они двигались к ангару и Слава, слушая девочек, наслаждалась прохладным ветерком и видом деловой суеты вокруг, стараясь отвлечься от мыслей о предстоящем походе. Праздный вопрос, не нёсший под собой действительных намерений куда-то выбираться, стал понемногу обрастать желанием и в правду съездить, развеется, посмотреть город. Почему бы и нет? Самой ей было бы боязно в чужой стране, но Ойген тут, похоже, себя вполне уютно чувствовала и успела хорошо изучить местные пляжи и места, где было на что поглядеть.
 
- В зоопарк я не прочь сходить, меня ни разу в них не водили в детстве. Хотелось бы посмотреть вживую на что-нибудь ещё кроме рыб, ящериц и полуразложившихся глубинных. Но Паб… Лиз, - Слава с удивлением смотрела на Ойген. “Паб” у неё стойко ассоциировался с “Баром” а тот в свою очередь исключительно с табачным дымом, от которого не продохнуть и перебить который мог лишь пьяный душок, что был ничуть не “слаще”, а так же бочонками пива во всю стенку позади барной стойки, и закусками под него. - Разве там не один лишь алкоголь продают? Я не пью спиртное и потому никогда не ходила в такие заведения, так что даже не знаю, есть ли там хоть что-нибудь съедобное.

На лице девочки отразилось сомнение, на счёт последнего. Когда-то самой себе на придуманный образ не желал сдаваться без боя. Но если всё не так, то она была бы не против отведать местной кухни хоть в пабе, хоть в ресторане или ещё где – лишь бы вкусно готовили, а под какой вывеской, уже дело десятое, важное лишь заботящихся об “имидже” балбесам. И так: Зоопарк, паб… Ленинград?
Слава даже не поняла о каком городе речь, пока Наташа спешно не поправилась.

«Точно, его же вроде переименовали в советское время» - взгляд девочки незаметно скользнул по обмундированию Киров: пряжка и ремень времён советов, старый орден… или то была медаль? Не суть важно. Главное, похоже, паразит её “сестры” привнёс в жизнь Наташи то, что давно умерло и встречалось лишь на сухих страницах учебников и книг, да на пыльных сайтах любителей истории. Любопытно. А она ведь никогда сама не чувствовала ностальгии по красным знамёнам, как и многие из тех немногих советских корабликов, которые Света знала. Её личное увлечение или навязанное девушке со временем ощущение паразитом “родного”?

- Пять… это ты в одиннадцать-двенадцать лет уже была во флоте? - Намерено увела в сторону тему Света, не ответив ничего на возможность съездить в Петербург, где жили родственники Наташи. Если у них будет возможность не просто смотаться в ближайший город, на пару дней, а поехать куда-нибудь ещё, то она бы предпочла родной дом. Эй тоже хотелось увидеть родных.

Они приближались к какому-то ангару у самого берега, - судя по всему, их конечной цели.

- Мы c Ойген справимся, - Слава улыбнулась Наташе, - после, нас с правда вернут обратно на острова, но вроде как наше назначение там временное и потом нас вернут на ЦБ. Надеюсь. Хорошо будет, если мы там все вновь соберёмся, я буду очень тебя там ждать - Слава слегка сжала ладони девочек и отпустила их руки. Выглядела она собранней, чем в момент, когда они покинули кабинет Меркатца.

Отредактировано Slava (2015-10-04 18:01:56)

19

Вопрос Славы показался Лизеотте не совсем корректным. Она пробовала алкоголь, но ничего кроме легкости и молоточков в висках на утро не почувствовала. Ей говорили, что если хочешь напиться, нужно что-то совсем крепкое. Одна из ее наставниц, которой было девятнадцать лет, хлебала чистый медицинский спирт после занятий, но желание "напиться" ойген никогда не испытывала. Дурить голову? Зачем... Её дальние родственники порой баловались "травкой", чего уж греха таить, но разве обязательно подражать отдельным, не самым умным личностям?

- Это же не английская пивнушка, а немецкая! И для канмусу помладше у них есть клюквенный сок и помадочное пиво. А еще они отлично готовят картофель в мундире и баварские сосиски к нему, ты должна обязательно попробовать их! - заныла блондиночка, вцепившись в рукав Славы.
Вот так просто. Нет, конечно, все не сводилось к картошке с сосисками, но, по крайней мере, они могли сбежать на пару часов и весело провести время. Еще бы этот Киров убрать куда-нибудь, чтоб над головой не маячила! А то при встрече двух советских корабликов она чувствовала себя ненужной и лишней.
- Эй-эй, не надо в гости! Слишком далеко, слишком холодно, слишком хлопотно. Да и не отпустят, к родственникам редко пускают. Они считают, что так мы забудем про свою бытность людьми! Ха, это скорее они позабыли, что у них мозги крепятся прямо к попе! - она так и сказала, "к попе", используя английское слово "arse". Правда, не уточнила, кто такие эти мифические "они"... Имела ли ойген учебный комплекс или весь ОВМС - это так и осталось загадкой.

Дальнейший путь до ангаров Ойген проделала молча, не вступая в беседу и крепко удерживая рукав Славы двумя пальцами левой кисти, одетой в белую перчатку.

20

[NIC]Kirov[/NIC][STA]"Легкий" крейсер[/STA][AVA]http://savepic.su/5949131.png[/AVA][SGN]Kirov Reporting![/SGN]

Киров посмотрела на парочку как-то странно - вроде как с долей зависти и умиления. Невинные такие, не знающие толком что такое алкоголь в этом возрасте. Не она, состоявшая при адмирале-алкоголике и довольно рано сама  познавшая что даже канмусу могут захмелеть, надо только подобрать градус. Иначе было просто никак в те времена... Которые, похоже, и правда уходят в прошлое. Наверное им трудно представить, какого оказаться на поле боя еще ребенком и чувствовать, что единственный из взрослых, кому на тебя не совсем начхать, помимо далеких родителей - состарившийся раньше времени и спивающийся шведский адмирал, а единственный друг - дух старого корабля, разобранного на металл еще до ее рождения. Потом стало легче... Но ее улыбка выдрана с кровью в боях у врагов всех мастей и скрывает ее более темную и кровавую сторону. которая отнюдь не в той битве родилась, нет... Скорее раньше, когда она до чертиков боялась морских тварей и вынуждена была перековать страх в ненависть, щедро черпая у паразита то, чего не хватало ей. Но...

- Так вы и у своих не бывали? Ой все... Пусть попробуют не пустить. Не в мою смену, - Воинственно заметила командирша, - По увольнительной я вам устрою. Скажите только, куда. Меня братик Горький научил паре трюков с документацией, доступных даже  для "Недотепы с итальянским движком в трюме, самолетоненавистничеством у паразита и ветром в голове", как он меня ласково назвал.

Ухмыльнулась и подумала что обожает свою семейку, в которой сегодня обнаружилось пополнение. Даже бюрократа-Горького, которому, чтобы начал минимально уважать, пришлось доказывать свою полезность, породив легенду об откусывании головы авианосцу Глубинных. Даже лоботряса и бабника Раймондо. Точнее, особенно его - ее первого настоящего друга на флоте. И особенно милую, добрую, улыбчивую Славу.  Но опыт не пропьешь и она, скрепя сердце, "уступила" сестру ее подруге, встав с другой стороны от Ойген... И вспомнив кое-что. Почему только сейчас? Наверное потому что не были они близки с тем парнем.

- Да. Даже полный модуль надевать не могла еще, а эта громила Тирпиц обращалась со мной как с плюшевым мишкой... - Хихикнула Киров на вопрос Славы, но вполне серьезно добавила, - Но хорошо что вы не я. Здесь тогда было плохо, Меркатцу  много воли не давали, а с нами... Ладно, что было - то прошло.

Тряхнула головой, прогоняя плохие воспоминания, как всегда делала... И ведь получалось.

- А я знала прежний Ойген. Хороший был боец. И ты уж точно будешь не хуже, верно? Говорят, если кто-то носил эту душу до тебя, то и частичка его с ней осталась. Я не знаю, я-то первая Киров. А теперь идем... Кушать! - Неожиданно она сменила курс, уводя подруг немного в сторону от ангара, в небольшой домик жилого типа, - Не волнуйтесь, планы чуточку меняются... Потом поясню. Раймондыч!!! Принимай гостей!!! Кузина приехала! - Последнее она крикнула весьма громко, так что даже мертвый бы проснулся, не то что загадочный субъект в домике. Который при ближайшем рассмотрении оказался не особо серийной версией общежития канмусу, и над которым реяли сразу несколько морских флагов - тут и советский, и немецкий, и японский и даже английский с норвежским и итальянским. Полный интернационал и дружба народов. Канмусу рванула дверь на себя:

-Пусть и на время... Добро пожаловать в балтийскую ударную эскадру. А на голодный желудок у нас не воюют.

(Следующим ходом Раймондо)

21

Дремавший у себя после довольно изнурительной трехчасовой тренировки и теплой ванны итальянец проснулся от громкого крика. Идентифицировал он обладательницу сего чудесного девичьего голоса не сразу. Впрочем, продолжающийся стук в дверь – такой, что казалось, будто дверь тараном вышибают – и вопли просто не оставили ему других вариантов. Любимая кузинушка Киров пришла. Только чего-то она говорит, что она «приехала»? Она что, «поехала»? Да не дай боже! Еще голову откусит, не ровен час.
Кстати, а почему общая дверь закрыта? Неужели он и закрыл? Вряд ли. Зачем? Все равно, никто чужой почти не ходит.
Вскакивать молнией с постели он не стал. Протерев заспанное лицо и как следует потянувшись, Раймондо зевнул. Юноша все делал нарочито медленно: он хотел было плюхнуться обратно в теплую, притягательную и буквально зовущую в свои объятия кровать со стоном «Дорогушадайпоспатьещеминутпятьпожа-а-а-а-алуйста», но что-то подсказало ему, что после такого он получит очередную порцию тумаков. А этого ему очень не хотелось. Во всяком случае, не за такое.

Поднявшись, наконец, ленивый пиццеед в одной майке-алкоголичке и труселях-боксерах, все еще потягиваясь, вышел из своей комнаты подошел к входной двери и отворил ее. Киров за дверью его совершенно не смущала – он перед ней и не в таком виде щеголял. Но вот гостьи, которых он увидеть совершенно не ожидал
Монти окинул взглядом двух девушек: симпатичны, как минимум. Может, когда он отойдет ото сна, то  Несколько секунд анализируя ситуацию, он принял единственно верное в данной ситуации решение.
Он просто медленно и молча закрыл дверь, как будто так и надо, и ничего сверхъестественного не произошло. Хотя ничего ведь в действительности и не произошло.
- Un momento, ragazze carine!* – только и раздалось из-за двери.

Натянув первые попавшиеся джинсы, и рубаху, оставленные в гостиной сушиться после стирки – такие же мятые, как и его жизнь последние несколько месяцев, он снова отворил дверь.
- Заходите, гостьи дорогие. Извините за этот… номер, - все еще сонным голосом говорил юноша. Он, как и многие на юге Италии, очень любил поспать, отдохнуть, развеяться и вообще заниматься чем угодно, кроме дела. Зато если уж доходили руки – делал добросовестно, - Голодные, наверно? – Монти лениво побрел в сторону плиты и, начиная готовить, продолжил разговор, – Меркатц вас не сильно мучал? Кстати, представишь своих очаровательных подружек, кузина?
___________________________________________________________________________________________________________________________
*Один момент, милые девушки (итал.)

Отредактировано Raimondo Montecuccoli (2015-10-29 11:24:13)

22

- Хмм, - недолгая борьба между тянущей за один рукав Ойген с её лакомыми сосисочками и картошечкой, которые должны быть ну очень хороши, раз девочка так завелась. И между тянущим за другой рукав фантомом страха, выращенного в детстве, тем самым, что заставлял маленькую девочку на пути домой из школы или ещё откуда-нибудь, обходить стороной разные питейные, заполненные уставшими и часто озлобленными людьми, пришедшего в страшный упадок прибрежного городка, оказавшегося на долгие годы в настоящей осаде и до сих пор до конца, не оправившегося от неё, закончилась победой Лизелотте. - Ну, раз они так хороши, как ты говоришь, то я не против совсем, хорошо.

Слава согласно кивнула, коснувшись свободной рукой схвативших её рукав пальчиков Ойген, одетых в перчаточки.

– Если всё будет хорошо и нас отпустят, сходим с тобой и покажешь мне всё.

«Если не загремим в лазарет на недельку, -  не примула добавить ложечку дёгтя, напомнив о предстоящей охоте кисленькая и подленькая мысль всплывшая так не к стати. - Надеюсь адмирал Меркатц знает что делает, посылая нас ловить эту тварь»

- В точку, Лиз - на полном серьёзе согласилась Слава с подругой, и отрицательно мотнула головой на недоумение Киров, подтверждая слова подруги. - Пару раз подавала прошение, последнее где-то с полгода назад. Но мне отказали, не заслужила мол…

«С***»

- … остаётся лишь по интернету и телефону общаться.

«Хотя может так и лучше. Увидев снова дом, и всё чего меня лишили, совсем расклеюсь» - вздохнула девочка с грустной улыбкой на лице. Мелькнувшее в совах Наташи имя «братика» пойманное краешком сознания, отложилось в памяти, с пометкой - поспрашивать потом при случаи: тот ли это о ком она подумала, жив ли и где сейчас?

- Не надо, Наташ, - отрицательно покачала головой Света. - Если это вдруг вскроется потом, не хочу что бы тебя наказывали из-за нашей прихоти. Если я хоть что-нибудь понимаю в людях, то Меркатц в случаи нашего успеха пойдёт нам на встречу и следующее прошение удовлетворят. Надеюсь.

Киров ещё немного рассказала о себе и прошлом, которое они с Лиз к счастью не застали, и старом хозяине духа крейсера Лизелотте, при у поминание о чём, Слава непроизвольно сжала (не больно впрочем) пальчики Ойген в своей ладошке. Ей опять вспомнились Китаками и Ямато. Увидит ли она их в новом обличье, и сохраниться ли от этих девочек в новых канмусу хоть что-нибудь?

Внезапная смена маршрута, когда они уже дошли до места, и Слава  морально приготовилась к более подробному инструктажу предстоящей охоты и к подготовке к отбытию, немного выбила из колеи девочку. Переглянувшись с Лиз, она вспомнила что их обещали нормально покормить. Неплохая идея, хотя сама Света предпочитала сильно не налегать на еду перед отбытием по ряду причин.
Наташа колотила дверь так, что она едва на петлях держалась, а загадочный «кузен» всё никак не появлялся и вообще домик, пошатывающийся под натиском не очень лёгкого крейсера, не подавал признаков жизни внутри себя.

- А он точно… дома? И почему «кузен»?

Стоило спросить, усомниться в осведомлённости «сестрёнки» место нахождения «кузена», как дверь, будто только того и ждавшая распахнулась и перед ними появился явно заспанный молодой парень, без сомнения канмусу, в снаряжении аля - доброе утро страна.
Немая сцена с обменом изучающими взглядами, что-то и в правду отдалённо в нём ей показалось родственным, но ощущение было совсем тусклым и не понятным что не понять - кажеться ли ей просто это из-за стощей рядом Наташи, или нет. Разобраться Слава в этом не успела - верь закрылась прямо перед их носом. аккуратно так, и осторожно, буд-то по эту сторону стояла парочка тигров, готовых кинуться на хозяина дома, сделай он резкий жест.

- Здрасте* - ошеломлённо поздоровалась с дверью девочка.

Дверь ответила языком любимца мамы родом из прошлого века – Челентано, из чего Слава только «momento» и поняла.

- Балтийский флот всегда готов к бою, как погляжу, - тихо, беззлобно хихикнув, заметила крейсер и тут же примирительно помахала Киров рукой. – Не обижайся, но это просто... по словам адмирала, я думала весь флот уже давно готов и сидит на модулях, если честно. А тут… - девочка виновато  улыбнулась, - флот спит ещё.

Дверь вновь открылась, но теперь «кузен» был в более подобающем для приёма гостей виде. Слава, воспользовавшись приглашением, вместе с Лиз переступила порог, и с интересом окинула взглядом открывшееся помещения домика, попутно рассеяно ответив что-то вроде: «- Ничего страшного* и извините за вторжение и неудобства» на извинения мальчика, оставив за Наташей возможность их представить, и Лизелотте выбивание ужина для них.

*говорит по-русски

23

[NIC]Kirov[/NIC][STA]"Легкий" крейсер[/STA][AVA]http://savepic.su/5949131.png[/AVA][SGN]Kirov Reporting![/SGN]

- Да это я так. Ясен пень, за принцессу отпуск дадут, Меркатц мужик хороший, даже в те времена за нас был. - Все же Киров выглядела сердитой, услышав о том, что ее сестру не пускают домой. Сама-то она свирепо дралась за каждую возможность причинить немного добра своим подопечным со всей широтой русской крейсерской души. Если помнишь как сама недоедала и ходила под конвоем - сделаешь все, чтобы другим не пришлось. А пока пора знакомиться... Со второй попытки, потому что Раймондо был в неглиже и исправлял это упущение. Вот же ленивая итальянская задница... Хотя не, он на тренировке вроде был.

- Сейчас объясню... Он "Раймондо Монтекукколи", а эту серию крейсеров взяли как образец, когда наши проектировали. В Киров даже итальянский движок вставили. Вот и выходит что он нам хоть и не брат, но за кузена сойдет. Готовься, сейчас будет прыгать от радости - они там в Италии семью ценят.  - Подмигнула, - Все по плану... Нашему. Суть операции верная, но все даты, время и детали можете забыть. Как и то что звучит по радио. Теперь и с Глубинными дезинформация в дело идет.

Тут как раз возвратился Раймондо и все оказались в уютном домике, служившим обиталищем части личного состава Балтийской Эскадры. Уютная обстановка, фотографии на стенах - атмосфера обжитости и тепла была сильной, накопленной за годы, каждый из которых в ОВМС может считаться за десять.

- Так... А теперь знакомимся. Девочки, это легкий крейсер Раймондо Монтекукколи, в миру  Альберто чего-то там Сальватори. Колька, это тяжелый крейсер "Принц Ойген", в миру Лиз. А это... - Киров состроило хитро-радостную моську, - Светлана Молотова. Легкий крейсер "Слава".

Вот сейчас будет... она Раймондо ведь не успела сообщить радостную весть, так что сюрприз по полной программе, да еще такой милый. А корабли их серии он уже выучил, чтобы при встрече не проморгать. Предвкушая реакцию кузена, Киров отправилась помогать ему готовить ужин. Перед тем, что они задумали, поесть нормально категорически необходимо.  К счастью, в эскадре привыкли всегда готовить что-то сами, на столовку не полагаясь - все одно вкуснее выйдет. Правда, получалась атомная смесь, учитывая наличие в общаге русской, итальянца, англичан и японки. Кстати. спасибо японке, в холодильнике как раз нашлись ее заготовки в виде суши и онигири... и отправились на стол, пока на плите закипал чайник.

Нетрудно догадаться, что Светлану приняли как родную. Можно даже сказать что Раймондо немного перегнул с любезностью, за что и схлопотал подзатыльник от Киров, осадившей неисправимого итальяшку - но явно без злости, по-семейному. Казалось, им вовсе не предстоит смертельно опасное задание, но так уж повелось, что канмусу не слишком думают о смерти раньше времени, а воссоединение крейсерской семьи в малом составе внушало надежду что хорошее начало у их задания не просто так.

Но пришло время прощаться - у крейсеров сегодня бала своя работа. Киров потрепала по голове парочку малолетних эсминцев, заглянувших на огонек, пообещала вернуться в полном порядке и отправилась со Славой, Ойген и присоединившимся к ним Раймондо в сторону доко - проверить модули перед отлетом, как она сказала.  Однако модулей в помещении не было, вместо этого Киров повела их вних, в подвальное помещение,  где и остановилась.

Спустя секунд десять наверху прогремел взрыв, с потолка посыпалась пыль, здание вздрогнуло.

- Все хорошо, ребята. Наше задание на деле начинается именно сейчас, Поспешила успокоить товарищей Киров, - Раз эта глубинная гадина подслушивает, накормим ее враньем. В общем, по официальной версии у нас там что-то рвануло и нас всех кого в морг, кого в госпиталь, но не в море. Но мы туда и отправимся. Дадим гадине бой, - В этот момент Киров походила отнюдь не на добродушную простушку, а скорее на убийцу, - Сейчас переждем немного и выберемся по-тихому, там нас перебросят на  островной пост, - Вопросы есть? Все готовы?

24

Покончив со скорым, но довольно сытным ужином, во время которого Слава увлёкшись россказнями кузена, перебрала немного больше, чем обычно позволяла себе перед выходом в море, они выбрались обратно на прохладных воздух и направились теперь уже действительно к докам. Киров настояла на том, что бы проверить оборудование, перед выходом. Слава не была против, хотя и с меньшей долей ревности относилась к своим модулям, чем большинство отмеченных паразитом детей. В конечном счёте, это им не повредит, а она перед самым боем сможет внимательней оценить снаряжение тех с кем ей и Ойген предстояло совсем скоро выйти в море и устроить охоту с совсем не простым и не типичным противником.

"Хотя тебе просто хочется посмотреть на сестру и кузена", - подзуживала саму себя девочка, слушая не прекращающуюся болтовню “родственников”.

Семья…

Так странно было осознавать, что теперь кроме казавшихся такими далёкими для неё мамы и папы, и пары братьев, у неё есть ещё кто-то, такой же близкий, и совсем рядом. Ходит вместе с ней в одно море, разделяя с ней пусть и в разных частях света одни и те же трудности, страхи, переживания. Что и на берегу и в море она не одна. Слава радовалась и страшилась этого чувства.

В ангаре было пусто и тихо. Ни одной живой души, да и модулей не было, и кроме прочего в нос бил страшный запах горючего. Пары бензина или чего с ним близкого по формуле казалось пропитали каждый сантиметр помещения, что даже страшно немного.

"Ну и вонь. Груз опаздывает? Должны были уже давно всё доставить," - Слава огляделась. Что-то определённо было не так, и дело даже не в том, что по обыкновению их не встречала команда технарей с подвешенными тяжёлыми платформами с уже собранными на них модулями в конфигурации под предстоящею миссию, а тех что по легче, лежащих на передвижных, тяжёлых на вид стеллажах, с которых лёгким боевым единицам удобно было на себя напяливать своё вооружение.

- Наташа, а… - Киров уже на половину скрывшись в уходящим под бетонную площадку проходе, лишь хитро подмигнула и махнув рукой, призывая идти следом, скрылась внизу, не дав ей договорить.

Переглянувшись с Лиз, девочки последовали за ней, мимо галантно раскланявшегося, пропускавшегося их вперёд, придерживая их по очереди при спуске за ручку Раймондо. Выглядели ребята спокойно и уверенно, и потому крейсер подумала, что так и должно быть. Местные особенности или, говорил же Меркатц, что их обстреливали с моря, а после того, как туманный флот спалил половину центральной базы, и ещё пару филиалов, Слава даже не удивлялась идеи подстраховываться и закопать что поважней у берега поглубже, под защитой толстых бетонных перекрытий.

Внизу было довольно сыро и прохладно, хотя лёгкий, ветерок, пробегающийся по коже, намекал на исправно работающую вентиляцию. Люминесцентные лампы подвешенные к не высокому потолку без защитного и рассеивающего колпака, честно пытались осветить подземное помещение, но  грубые бетонные серые стены, потолок и пол им же в тон, сводили на нет все их старания, оставляя все равно ощущения какого-то полумрака.

Слава не успела толком оглядеться, как рядом громко чихнула Ойген, и словно в ответ ей наверху что-то гулко ухнуло и ощутимо вздрогнули стены, заставив девочек от неожиданности ойкнуть и подпрыгнуть на месте, схватившись с испугу друг за дружку. Свет мигнул, и сверху на них слетело небольшое быстро таявшее облачко пыли, после чего всё сразу же как-то затихло и в подвале повисла тишина.

- Все хорошо, ребята. Наше задание на деле начинается именно сейчас, - обернулась к ним Киров. На её лице не было ни капли беспокойства, хотя она и заметно переменилась. От беззаботной девчонки, тёплым взглядом смотревшей на них, не осталось и следа.
Нервно сглотнув, Молотова обернулась, посмотрев в сторону засыпавшегося взрывом прохода.

"Теперь понятно, что за бардак царил наверху. Столп пламени от взрыва, небось, упёрся в небеса. Если Меркатц опасался визуального наблюдения, то принцессу тут он переиграл. Похоже её и вправду восприняли серьёзно..." - Слава, отпустив тяжёлый крейсер, возмущённо сопевшую и покрасневшую, оттого что их не предупредили, подобралась, настраиваясь на рабочий лад. Сразу посерьёзнела.

- Не совсем. У меня есть вопросы, - тихо обозначила она себя, подняв, словно школьница руку вверх. – Ранее говорили, что разработали систему противодействия прослушки глубинных. Мы до сих пор не в курсе как она работает, и соответственно, как нам координировать наши действия.

Напомнила Слава, о том, что её беспокоило с самого начала, и мельком глянула на Лизелотте.

- И ещё, Наташ, какие именно силы реально задействованы в операции? Численно Меркатц сказал лишь об одном линкоре. Кто и сколько ещё, кроме нас задействовано наших? Какое идёт разделение флотилий и какие инструкции на случаи...

“Если мы облажемся и понадобится нас или их спасть” – крейсер устало вздохнула, справляясь с подкатившим к горлу комом, и продолжила:

- На случай, если у кого-то что-то пойдёт не так. Из-за принцессы, от штаба вряд ли будет стоить ждать оперативных приказов, в случаи изменения ситуации на местах, так ведь? К слову, что с военными? Мы рассчитываем на их поддержку и прикрытие хотя бы на активной фазе?

Опустив руку, Слава провела ей по волосам, как всегда, когда задумывалась над чем-то, и сейчас пытаясь с ходу припомнить все, что ей показалось важным во время брифинга с адмиралом. Она нервничала. Призрак того боя вновь маячил перед ней, как и страх, за себя, за Ойген, за обретённую семью. Может сейчас она и торопилась, сыпя на Наташу вопросами, но предчувствие скорого выхода в море и встреча с той хитрожопой каракатицей давили на неё. Перед глазами вновь всплыл отвратительный вид твари, прятавшейся в хаотичном переплетении цепей, модулей и бесчисленных щупальцев. Девочка поёжилась, как будто бы только сейчас заметив, что здесь было прохладно.

- Нам выдадут ножи?

Света обхватив себя руками оглядела кузена и сестрёнку.

- Вы ведь видели её? Эти щупальца? - тихо добавила она. -  Наверняка эта тварь, любящая скрываться, обманывать, и подрываться, имеет привычку пытаться утащит под воду и удушить. Пусть шанс небольшой, для не тренированных в обращении с ножом, но лучше чем альтернатива в виде подрыва погребов… что бы не мучится и не достаться ей.

Отредактировано Slava (2016-04-28 14:13:58)

25

[NIC]Kirov[/NIC][STA]"Легкий" крейсер[/STA][AVA]http://savepic.su/5949131.png[/AVA][SGN]Kirov Reporting![/SGN]

- Какая у меня сестренка замечательная... - Подмигнула Киров в ответ на вопрос, - Контрмеры - генераторы акустических помех и бомбы. Военные ими займутся, да и конвой везет кое-что с собой. Побочный эффект - тут и от наших сонаров будет мало толку, море не ахти какое прозрачное, вот и им, и нам придется бой на поверхности вести. Со связью та же история,   так что главный принцип будет "делай как я". Именно потому   однотипные корабли свели вместе. То есть - от группы не отбиваться, своих из виду не терять.

Насколько это важно, понимают все, кто попадал в серьезную переделку в открытом море или того хуже, океане. Потерять друг друга дело нехитрое, а вот найти потом? Куда вероятнее, что тебя Глубинные найдут раньше. А уж что говорить об успехе боя, если все рассеялись?

- У нас две "Волчьих стаи" по пять бойцов, наш отряд и конвойная флотилия, усиленная линкором, так-то там в основном эсминцы. Каждое подразделение ведет ветеран - я, Спартан,  У-37 и Апхолдер. Каждый из нас сражался в прошлой операции и каждый готов на все, чтобы эта гадина издохла, а главное - сейчас нам дадут действовать нормально. Военные помогут, они ведь и будут ставить все помехи, чтобы мы занимались только своим делом.

А вот последняя фраза Светланы заставила Киров разом помрачнеть и шагнув ближе, притянуть сестру к себе, также тихо ее напутствовав:

- Думать забудь, ясно? - В голубых глазах мелькнуло что-то очень похожее на загнанную глубоко боль и тут же невольно напрягся Раймондо, лучше всех понимавший, какое больное место задели слова Славы о подрыве погребов, - Оружие будет, и ножи и светошумовые гранаты. Но и думать не смей о таком исходе, Света. Я не дам тебе в такое влипнуть, никому из вас. Никогда больше.

Помотала головой и шепнула уже только для нее:

- Прости. Старые раны. Но давай не доводить до такого. Я знаю что ты сильная, мы же одной крови.

Пусть даже эта кровь - топливо и металл в доменных печах без малого сотню лет назад. И Киров снова улыбнулась:

- Повторю еще раз - подводники и конвой ее выманят,  а мы с военными загоним в угол на мелководье и добьем. Пытаться взять живой на гарпун - только если будет хорошая возможность, терять на этом кого-то я не собираюсь. Остальное уже на месте, перед самым выходом. А теперь идем.

26

Киров как-то разом изменилась в лице, и Свете на минутку показалось, что ей сейчас от сестры крепко влетит за такие слова. Шажок крейсера вперёд, ближе к ней, и девочка уже внутренне вся съёжилась в ожидании того что её отругают и отлупят, но не позволила себе сделать ответный шаг назад, только не перед ними. Но Наташа лишь притянула её к себе ближе, тихо произнеся:

- Думать забудь, ясно?

- У-ум, - пробормотала  растерявшаяся Молотова и виновато потупила взгляд, положив ладошку на её руку. Она поняла, что зацепила сестру сильнее, чем хотела, что бы получить желаемое, и от этого было стыдно и неприятно, противно от самой себя, за свой страх и эгоизм не считавшимся с чужими чувствами и переживаниями, и прикрываемых “целесообразностью”. – Хорошо… и извини, я… не хотела.

Сказанные следом тихо, лишь ей, успокаивающие слова заставили Славу вновь поднять голову и посмотреть на свою старшую сестрёнку. Девочка качнула головой, робко, но ободряюще улыбнувшись, и так же тихо ответив:

Всё нормально, все мы кого-то теряли, я понимаю. А за меня не волнуйся, Наташ, двадцать шестые всегда возвращаются в порт - это наша судьба. И эту её часть я менять, не намерена, и ты, надеюсь, тоже.*

Она не верила в это – в судьбу носителей паразита передавшейся им от оного, как и вообще в судьбу. Но казалось, что в это могла поверить Киров породнившейся со своим духом корабля гораздо сильнее, чем она сама, и верившая в него как в себя, и если это хоть немного могло успокоить сестрёнку и сгладить свой промах, то пусть. А судьба или нет, но Слава за свою жизнь бороться была намерена изо всех сил всё равно.

Получив разъяснения, Молотова взяла паузу в своих вопросах, молча последовав за Киров, что бы подумать над всем, что сказала ей сейчас Наташа и ранее Меркатц. И так. У них было две стаи тихоходов, что будут на острие всё время и должны были сделать едва ли не всю основную работу – вымотав и загнав тварь как кашалота на охоте им на убой, попутно рассеяв возможное прикрытие. За ними же лишь финальные штрихи и последний удар, когда той уже деваться некуда будет. Конвой с прикрытием должен обеспечить им успех, лишив противника главного оружия самозваной принцессы балтийского моря, и насколько понимала Слава – дезорганизовать врага, лишив возможности скоординировать противодействие выживших особей, вроде той с большой пушкой и тех, кто там ещё мог выжить в, как некогда считалось, зачищенном море. В теории.

А что на деле?

Хватит сил подлодкам тягаться с собранной тихой сапой этой кальмаркой-прохвосткой её собственным туманным флотом? Не облажаются ли они как на Бермудах, пропустив к основным силам в тыл глубинных, утащивших её подруг на дно? И сработает ли “белый шум” как надо или больше неприятностей доставит, лишив соединение флотилий: связи, сонаров и возможности внятно координировать действия? Слава глянула на идущую рядом подругу, тихо разговаривающей о чём-то с Раймондо, сумевшего наконец-то таки привлечь её внимание. Пара быстрых шажков и девочка поравнялась с Наташей, тихонько дёрнув её за рукав, понизив голос предложила:

- На счёт построения. Бог знает, как в бою сложиться, но поначалу предлагаю Принца держать рядом со мной, что бы она ориентировалась на меня, и в случаи развала построения действовала со мной в двойке. Понимаю, что ты хотела бы, что бы в качестве ведущего у каждой из нас кто-то более опытный был, но в танцах в слепую, думаю боевое слаживание будет важней, в нашем случаи. Мы хоть и не долго вместе тренировались на море, но хоть немного успели притереться и мешаться под ногами у друг-дружки будем не так сильно, и в целом взаимодействовать будем более ладно.*

Немного подумав, Слава добавила для верности, стараясь склонить сестрёнку к нужному ей решению.

Есть ещё предложение по тактике. Если ту тварь с орудием-переростком не успеют переварить подлодки, то мы с Лиз ввяжемся с ней в бой на максимальной дистанции. Наши разведчики позволят эффективно реализовать возможности наших дальнобойных орудий. Не буду уверять что мы сможем её так потопить своими силами так, но во всяком случаи, заставим её и тех, кто, возможно, ещё будет её прикрывать, дёргаться и вертеться как на сковороде, что не даст им вести комфортную стрельбу по конвою с нашим козырем или по тебе с Раймондо. Для вас будет так гораздо легче выйти на оперативную дистанцию для уверенного поражения цели. Под конец манёвра, разрыв будет не слишком большой - пока вы будите наносить по ней свой удар, мы сможем практически полностью покрыть образовавшийся разрыв и снова с вами соединится, и в тоже время, прикрыть в этот момент ваш тыл и фланги или поддержать навесным огнём. В принципе, это верно и для других боле менее крупных целей, если они объявятся в районе операции и нам придётся с ними разбираться,* - девочка запнулась и смущённо покраснев неуверенно добавила. - Если конечно не будет в час операции скотской погоды, при которой дальше вытянутой руки не видно*

* говорит по-русски

27

[NIC]Kirov[/NIC][STA]"Легкий" крейсер[/STA][AVA]http://savepic.su/5949131.png[/AVA][SGN]Kirov Reporting![/SGN]

Киров, как это за ней водилось, почти моментально успокоилась и улыбнулась:

- Главное изменить ту часть, где одна я доживаю до глубокой старости.* - Улыбнулась она, намекая на то, что "Киров", даром что был первым и старшим в серии, ухитрился пережить всех своих братьев и сестер, последним отправившись на переплавку и даже тогда оставив часть себя людям. Может быть поэтому Наташа никогда не чувствовала от паразита злости из-за безвременного ухода - да, он не повоевал так, как хотел бы, но прожил честную жизнь до конца, дождавшись, пока его сменят новые корабли. Кто же знал, что теперь они станут бесполезны, а его вновь призовут на службу, а он выберет девочку, игравшую в тени его грозных башен, получивших последнее пристанище на берегу и смотрящих в сторону моря, как будто зная, откуда враг придет снова.

В любом случае, тема была закрыта - Слава все поняла правильно и не намеревалась попусту геройствовать.  Киров успокоилась, пристроившись к сестре поближе и слушая ее доводы. Весьма разумные, кстати, она и сама сомневалась в том, что две пары с нуля лучше одной предположительно рабочей и одной эффективной на все сто. Да и простое доверие уже половина дела, и кому доверяет Ойген - ежу понятно. Кивнула, приняв решение:

- Доверяю ее тебе. Мы с Раймондо сработались давно, сами не пропадем и вас не потеряем. И... Тут конечно не знаешь, как обернется, но смотри в оба. Ее паразит здесь был и что-то из той мясорубки запомнил. Если это просто опыт - оно только ей на пользу. Но всякое бывает. Особенно когда эта гадина начнет пробовать нас на прочность голосами мертвых друзей. Ойген сама их не помнит, а вот насчет ее паразита не ручаюсь. Так что полагаюсь на тебя, сестренка.* - Серьезно сказала Киров, при этом слушая идею  девушки. Да, все же в лице сестры  она нашла не просто родню, но и надежного боевого товарища.

- Верно мыслишь. Может так мы как раз ее свяжем до момента, когда наш линкор ее накроет, а если что, то и сами добьем. Сама знаешь, торпеды у нас короткой дистанции, вот вы и  выиграете нам времени на выход на дистанцию атаки. И подлодки смогут перегруппироваться. Только на месте не стойте, чтобы на вас не переключилась.*

Между тем они уже вышли к пристани, где на волнах покачивался легкий катер. Тут Киров внесла последнее предупреждение:

- Бойся конца боя. Раз на раз не приходится, но все же когда принцесса сдохла, радоваться рано. Когда в тот раз убили главную, вся мелочь взбесилась, и мы еле выбрались,  раненые были и почти без боекомплекта. Вот тут точно надо вместе собраться и прорываться, тогда еле управились, и то с помощью из штаба, нас оттуда координировали и выводили к берегу. Вот вроде и все. Главное помни, я буду рядом.

Ей хотелось о стольком поговорить, не думать о предстоящем сражении, но выхода не было - им с сестрой предстоит принять бой, прежде чем наступит время для дружбы. И сделать все, чтобы этот разговор состоялся не на соседних койках в госпитале.

*Говорит по-русски

28

“Согласилась!” - обрадовалась Слава, но сумела сохранить выдержку, что бы ни запрыгать по коридору, словно маленькая девчонка которой мама из магазина принесла любимых сладостей. И в ответ сестре лишь благодарно кивнула с серьёзным видом, продолжая выслушивать её напутствия и предостережение о том, о чем ей в голову не приходило от слова совсем. 

“Да уж… час от часу не легче”, - после недолгой радости длившейся всего несколько секунд и развевавшейся словно дым на штормовом ветру, девочка наморщила лоб и через плечо, в который уже раз кинула обеспокоенный взгляд на свою подругу. Для неё это задание, казалось, с каждой минутой превращалось во всё усложняющееся смертельное испытание, которое ни то, что никакому новичку -  врагу-то не пожелаешь… ну разве что уж слишком вредному и ненавистному, что бы жалость и сострадание ставить рядом с его именем в одном предложении.

И в некотором роде, это символично. Ведь в какой ОВМФ должен быть заднице, что бы для операции, в которой помимо длинного списка стран, включая две из основательниц и главных, так сказать, “держательниц акций" объединённого флота, заинтересованных сохранить относительную безопасность Балтийского моря, купленную дорогой ценой в своё время, ещё и имели интерес корпорации, раз решено было пытаться поймать тварь живой, и при этом всём, флот оказался не в состоянии привлечь адекватные резервы, и бросают вместо них, образно говоря, едва обритого новобранца выдернутого с другого конца света, да ещё потенциально уязвимого для одного из главных козырей противника.
Да и её саму-то, что уж говорить, не за большие заслуги сюда выдернули, что бы там не говорил Меркатц о её “опыте”. И ведь не списать всё на идиотизм местного руководства. Не в этот раз.

“Эх… - вздохнула про себя девочка, - что же у нас всё вечно ни слава богу, даже когда всё по человечески пытаются сделать?”

- Я это учту, а если что… - Света замялась, подбирая слова. - В общем, думаю, у меня есть пара действенных приёмов для неё, на такой случай. Главное, что бы нас ни разметало в ходе боя.

Слава слегка покраснела, отведя взгляд, внимательно изучая серые стены коридора, плывущие мимо них, и тут же перескочила на следующий момент, не желая получать вопросы на которые даже Наташе постеснялась бы отвечать:

- И не…не волнуйся. Я привыкла вести манёвренный бой не зависимо от дистанции, и Ойген стала к этому же приучать, хотя она и немного неуклюжая ещё - Света прыснула в кулачок, вспоминая как они навернулись столкнувшись на первой же совместной тренировке. Тогда это, в тёплых и безопасных водах ещё было забавно. – С этим придётся мириться, выбора особого всё равно нет. Но мы как-нибудь справимся.

Закончила Слава уже без веселья в голосе, грустно улыбнувшись сестре, когда они вышли к воде. В конце тоннеля оказался спрятан подземный причал, у которого лениво и безмятежно покачивался катер.

“Мы прямо как тайные агенты, - подумала Света разглядывая его и причал, - покидающие своё логово запрятанное в какой-то неприметной пещере. Если бы он ещё был начинён какими-нибудь замудрёнными системами и вооружением… размечталась” - девочка подошла ближе и облокотилась о борт, заглядывая во внутрь судёнышка. Паразит чуть недовольно скривился – не доверял могучий корабль этим хрупким плоскодонкам, не способным ни сильный шторм пережить, ни даже слабого снаряда выдержать. Но Слава заставила своего компаньона засунуть своё недовольство по дальше, вопреки, а может именно в пику его не любви становиться грузом другого корабля, она любила, когда её катают.

- Я знаю, - обернулась крейсер на голос Наташи выписавшей ещё одно предупреждение. - Они все связаны… и тоже знают чувство. родства. Тогда... на Бермудах, мы столкнулись с Принцессой совсем не там, где предполагал штаб, намного раньше, почти у самого берега. Она пришла за нами. Пришла мстить за свою сестру, которую парой дней ранее удалось захватить. Поэтому… - девочка обвела взглядом и Киров и Раймундо, - не забывайте беречь себя тоже.

Отредактировано Slava (2016-05-23 12:36:03)

29

[NIC]Kirov[/NIC][STA]"Легкий" крейсер[/STA][AVA]http://savepic.su/5949131.png[/AVA][SGN]Kirov Reporting![/SGN]

- Вот и славно. Знаешь, это всегда так. Что-то из тактики всегда нужно придумывать самой, в том числе и как работать с друзьями. Море подскажет. - Киров улыбалась, но говорила вполне серьезно, даже последние слова. Ведь на деле, поди разбери, что ты извлекла из уроков на тренировках, что паразит нашептал, что у товарищей подсмотреть удалось, а что каким-то и вовсе непостижимым образом в голову пришло. Никто не знает. Только море.  А истина одна - откуда бы ни пришло, используй это на всю катушку. Девушка нахмурилась, выслушав слова сестры о Глубинных и кивнула без тени шутки:

- Они другие. Но чувствовать умеют и мозги у них на месте, что бы там ни говорили. - Подтвердила она, - Эта гадина ненавидит тех, кто убивал ее сестер, но она же и боится. Знает, что будет бой насмерть. Но не бойся. Мы стреляные воробьи и бывали и не в таких переделках. К тому же... - Киров посмотрела в море, которое простиралось за бортом катера, отвалившего от пристани, - Это наше море. Там друзья, которые ушли, там память о всем, что было. Мы там не гости, мы дети моря и поэтому не проиграем. Я действительно в это верю, Света. Может быть мы для этого и родились. Чтобы понять море, чтобы заслужить его снова.

Она неосознанно назвала сестру по имени, нарушив примету, но даже заметив, не стала поправляться. Примета не спасет в бою, а доверие и уверенность в товарище - может, и еще как.

- За живых и умерших, за доброе и чистое море - вот за это мы и деремся. Правда?

30

Катер неспешно набирал ход, отплывая от причала, а гладкое водное зеркало за его бортами постепенно искажалось, набиравшими силу волнами, начинавшими ощутимо раскачивать посудину с канмусу на борту. Впереди блистал свет, подсказывая о уже близком выходе из тихой и скрытой от любопытных глаз бухты.

Света слушала свою сестру, и её слова пробуждали в груди грусть и тоску, без задней мысли и злого умысла, очертив линию, разделившую два родственных кораблика. Одна смотрела вперёд, за горизонт, с какой-то совершенно не понятной для младшей надеждой и теплотой, и говорила о море так будто бы о возвращении в родной дом, где были её любимые и близкие люди. Вторая же, стыдливо отвела глаза и смотрела в воду, на её лице была лишь тревога.

- ...Правда?

“…нет” – промолчала заметно сникшая Света. Её губы сжались в тоненькую полоску, и пальцы вцепились в борт катера. Она не хотела лукавить, прикрывая изящной полумаской благородных поводов и стремлений, не имевших для неё значения, своё простое животное желание жить. Света ни за что ни сражалась, просто хотела выжить в войне, заложницей которой стала, и вернутся домой. И это желание весь год пока она была частью флота, было неизменным и таким скорей всего и останется, как бы паразит не старался убедить свою хозяйку в том, её место теперь здесь, среди шума ласковых волн. И в этом Наташа и Света были бесконечно далеки друг от друга. Даже если им довелось выйти на одну воду, то море и желания с ним связанные были у каждой свои, совсем разные.

- Завидую тебе, – тихо проговорила девочка, присев у борта и положив голову на руки сложенные на его высоком крае, подставляя лицо встречному, усиливающемуся ветру теребившего длинные тёмные волосы и оставлявшего солоноватый привкус на губах. - Ты смотришь на море с нежностью и говоришь о нём с теплом, надеждой и верой в то, что делаешь, - Слава грустно улыбнулась. -  У меня же каждый раз в груди лишь тревоги и страх. Наташ… я просто хочу, что бы никто ни умирал.

Молотова прикрыла глаза, думая, как должно быть глупо и по детски звучит, а Киров сейчас, наверное, сильно расстроилась, и даже немного жалела, что предпочла быть честной с ней, а не соврала хотя бы слегка, что бы ободрить и поддержать. Ведь так здорово должно быть, когда с тобой плывёт в бой человек верящий и стремящийся к тому же что и ты. Сразу будто сама сильнее становишься уверенная в своём союзнике, что на одной с тобой волне. А так, каждый на своём рубеже оставался в одиночестве.
Кораблик немного повернула голову и посмотрела на кузена.
Хорошо, если он поддерживает Киров в её мечтах о добром и чистом море, - мелькнуло у неё в голове.

Отредактировано Slava (2016-06-16 15:42:00)


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Банк завершённых эпизодов » [Флешбек] 10.02.25 "Недобитый враг"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC