25.10
Администрация вернулась и скоро доберется до всех вас! Трепещите и раздавайте долги по постам.
13.09
Администрация форума на две трети в отъезде/собирается уехать. Просим никого не пугаться, не теряться, обращаться к Славе и Сюркуфу, а так же писать посты.
Возможно, в октябре будет перекличка.
20.08
Репрессии и проверка актуальности личных эпизодов, подробности здесь.

14.07
Мини-обновление квестов. Ознакомиться и записаться можно здесь.

10.07
Смена одёжки форума, обеспеченная прекрасной бернкастель. Давайте пожелаем ей побольше кошечек за подарок.
Если выявите баг, пишите в ЛС Нагато.

03.07
Основные проблемы, вызванные переездом серверов, исправлены. Однако, мелкие глюки могут наблюдаться до сих пор. Просим игроков писать посты в текстовых редакторах или хотя бы копировать их туда перед отправкой.

30.06
Проблемы с авторизацией и загрузкой страниц. Исправление грядёт в ближайшие дни, а пока выйти из учётной записи или зайти в неё возможности нет. Набираемся терпения и ждём.

17.06
Всех игроков, желающих играть далее, просим зайти в тему "Общий сбор". Это не перекличка, а попытка свести сюжетные линии во что-то объективное, в связи с перекройкой административного состава. Ругаться можно в личке Нагато.
Всем, сдающим сессию, курсовые и дипломы, желаем удачи!

Kantai Collection FRPG

Объявление

Добро пожаловать на ФРПГ, в основе своей берущую идею игры Kantai Collection. Гостям и пользователям мы желаем осваиваться и располагаться поудобнее, ведь на форуме сейчас царствует ветер перемен, несущий немало сюрпризов. Leprosorium

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Банк завершённых эпизодов » [Квест] 08.02.2025 "Во тьме"


[Квест] 08.02.2025 "Во тьме"

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

Черное море: Пролог.
"Во тьме."

Точное число врагов не известно. Ожидается присутствие в водах Глубинных субмарин.

Участники:
Адмирал:
Глава Черноморского Филиала ОВМС, Контр-Адмирал Яна Мыщак.
Флотилия:
Подводные лодки:
NN-3 "Сюркуф"
SS-216 "Грунион" (флгм)
SS-224 "Код"
SS-315 "Морской Лев"

Надводный патруль и сопровождение:
Броненосец береговой обороны "Ильмаринен"
Эсминец "Москва"
Эсминец "Лайвли"

Дата и место:
08.02.25, к северу от линии Севастополь-Варна.
Цель операции:
От "волчьей стаи" подлодок требуется найти по примерным координатом останки затонувшего на линии Севастополь-Варна исследовательского судна, извлечь сейф из капитанской каюты и доставить его на поверхность. На то, чтобы поднять сейф, потребуется две субмарины, еще две действуют как прикрытие на случай атаки Глубинных. После извлечения на поверхность, груз планируется принять на борт экраноплана и доставить на берег под конвоем надводной флотилии. Руководит операцией с берега контр-адмирал Яна Мыщак.
upd: на замену пострадавшей от декомпрессионной болезни на тренировке СС-195 в Севастополь прибыл НН-3

Очередность:
GM, Морской Лев II, Сюркуф

2

[NIC]Jana Mišák[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/vOfB6.jpg[/AVA]

К моменту выхода на операцию небо уже пару дней как прояснилось, но это утро было морозное и свежее. Солнце, необычайно яркое и белое на фоне густо-синего зимнего неба, сияло буквально со всех поверхностей на пристани: покрытых льдом парапетов, ворот ангара, пустом погрузчике, который нерадивый техник оставил снаружи, и металлических боках ожидающего кораблики экраноплана. Порывистый ветер заменил легкий морозный бриз, колющий щеки, но по-своему приятно освежающий.

На замену Нумачи, слегшей в медблок с диагнозом "ДКБ", после не совсем удачного пробного спуска, с Центральной Базы был срочно выписан НН-3 "Сюркуф", и за пару дней в Севастополе ему практически не удалось пообщаться с остальными. Впрочем он и сам, кажется, стремился держаться особняком. По пути на построение Код высказала Уилле (шепотом, похоже, новичок откровенно пугал девочку) опасения, что это может помешать операции, где всем нужно будет действовать вместе, сообща, и прикрывать друг другу спину. Возможно, это была просто предвзятость, но как знать, как незнакомые пока корабли ведут себя в новой, не сработавшейся в компании, и условиях, кардинально отличающихся от привычных?

Контр-Адмирал Яна Мыщак, двадцатишестилетняя обладательница ослепительной в своей ненавязчивости внешности, провожала флотилию сама перед тем, как подняться в штаб, и ждала их на пристани, глядя на сверкающие, словно серебро, волны. "Свойская" и небрежная до последней детали, от свободно спадающих на спину волос, и до теплой, спортивного типа, куртки, на которую, вместе с джинсами, женщина давно променяла деловой костюм. И, одновременно, нисколько не несерьезная. Несмотря на свой шаткий статус в позиции главы филиала, на которой женщина сменила свое бывшее прямое начальство, Мыщак держалась поразительно уверенно. Впрочем, эта стать напоминала по своей сути ту, с которой она носила и свою старую мешковатую куртку. Словно была настолько уверена в себе, что на любом месте и в любом, даже самом неудобном положении, оставалась бы непоколебимой.
Подобная способность к преподнесению себя окружающим обеспечила ей любовь со стороны собственной флотилии - к ней хорошо относилась даже Код, с ее вящей скованностью в общении, что и говорить о мальчишках. Которых, как и говорил Грунион, помимо него было трое. Старший, высокий и худой девятнадцатилетний блондин в толстых очках, представившийся Львам на следующее утро после их прибытия, за завтраком, как финский броненосец Ильмаринен, смотрел на своего адмирала украдкой, жадно, и с незыблемой тоской, когда она отворачивалась. И смущенно отрицал подтрунивания, которым его подвергали эсминцы, мальчики тринадцати и пятнадцати лет. "Москва", судя по внешности, происходящий откуда-то из Средней Азии, и вихрастый англичанин "Лайвли", вместе с Треской занимающие почетное положение "младших из флотилии". Эсминцы на пару делили между собой замечательную смесь определений "шило в заднице" и "заноза там же", и за ту неделю, что подлодки провели в Севастополе, успели каким-то образом сломать бойлер в общежитии, подложить резинового паука в пустую тарелку в столовой, на радость Марьиванне, и огранизовать Ильмаринену ложный вызов на ковер к Мыщак. Скучно с ними, одним словом, не было никому.

К построению красующиеся темными гидрокостюмами Уилла и Код успели предпоследними, застав эсминцев носящимися друг за другом по обледенелой пристани, а Ильмаринена - наблюдающим за Мыщак с расстояния, которое он сам, видимо, считал безопасным. Код, куда как более симпатичная с собранными в аккуратную косичку волосами, как и все дни до этого, держалась Морского Льва, и весело щебетала, рассказывая, куда в городе она хочет пойти в следующее увольнение. Грунион пришел позже всех, в тот момент, когда техники грузили в экраноплан последний, громоздкий модуль броненосца, кивнул девочкам и молча стал в строй за Ильмариненом. Со вчерашнего дня он был задумчив и не слишком разговорчив, но, одновременно с этим, внешне предельно спокоен. Почти умиротворен.

- Все предельно просто, но все равно - держите уши на макушке, - вместо детального инструктажа (совершенно излишнего, ибо брифинговали флотилию еще накануне) сказала Яна, обращаясь, в основном, у субмаринам, и сунув руки поглубже в карманы, - Опустились, осмотрелись, нашли судно, достали груз, медленно всплываем. Код, как самая младшая, несет сейф, еще один ей поможет. Двое других - в конвой по обе стороны, между собой решите, кто это будет. На такой глубине зона бескислородная, так что придется полагаться на ножи. И друг на друга.
Контр-Адмирал обвела подлодки глазами, зачем-то задержавшись на Сюркуфе, и сделала на последнем предложении многозначительное ударение.
- Адмирал, вы полетите с нами? - внезапно спросил броненосец под далекое от такта хихиканье кого-то из эсминцев.
Мыщак покачала головой.
- Нет. Пилот довезет вас до места и заберет с грузом. Я буду на связи из штаба, - спокойно ответила женщина, обведя взглядом флотилию, - Есть еще вопросы?

3

Вся последняя неделя казалась ирреальной и не настоящей. Словно бы совершенно новая жизнь началась. И не было никогда ни Хоккайдо, ни Бермуд, ни любых других непродолжительных задержек где-то на базах ОВМС раскиданных по всему миру. Словно то, что было до Севастополя, могло и не существовать вовсе.
Словно ничего и не должно быть после него или кроме.
Уилла чувствовала себя здесь как дома. И это восхитительное ощущение ей не хотелось отпускать от себя и из себя как можно дольше. И ей бы хотелось остаться.
И все сумрачные предчувствия, особо сильные в первый их день прилёта, были как тени облаков – лишь где-то далеко на горизонте. Когда знаешь, что буря придёт, рано или поздно, но точно явит весь свой грозовой фронт. Но это – в будущем. А пока можно наслаждаться погожими деньками и солнцем.
Солнце, которое небесное светило, правда, соизволило выглянуть из-за серой однообразной пелены облаков лишь за пару дней до задания, но погода не портила субмарине настроения.
За это время они с Нумачи ни разу даже толком не поссорились. Огрызались порой, да и то лениво, как бы нехотя. Показатель это того, что им полезно жить раздельно или чудотворное влияние Код? Загадка, не иначе.
А диагноз "ДКБ", который настиг "Первую" после одной из тренировок как-то даже опечалил Уиллу. В прочем, это могло и показаться. Не показались лишь апельсины, которые она принесли вместе с Джинни Роуке каждый вечер. Да и те два дня, что Нумачи прозябала где-то в мед.корпусе не выпускаемая на свободу Лёва провела в комнате Код. Словно чувствовала, что вновь настигшее девочку, пусть и временное, но одиночество может плохо сказаться. Поэтому много смеялась и шутила, ставила за загрузку одну комедию за другой, проводила эксперименты по попыткам заплести волосы Джинни в различные прически, сплетничала о мальчишках и подарила девочке один из флакончиков своих духов, наполненных восточным ароматом с цветочными нотами, вишней и призрачным, но ощутимым вкусом ванильного суфле.
За пару дней до выхода в море с Центральной Базы к ним в экстренном порядке вызвали ещё одну подводную лодку – Сюркуф. Уилла о нём (или ней?) ничего не знала и раньше не слышала. И поэтому не без любопытства за завтраков приглядывалась к юноше с пепельно-седыми волосами и холодным, словно  предостерегающим, взглядом. Но Уиллу это не оттолкнуло и, прихватив свою кружку с какао и весело подмигнув Код она отправилась знакомиться с пока что незнакомцем. Первое впечатление от внешности  оказалось во многом правдивым, но беседа получилась с оттенком дружелюбия даже несмотря на то, что пару раз прошлась в явной близости к опасным и "скользким" темам для обоих субмарин.
"Будем жить", – пришла к лаконичному итогу Львица и решила, что нет смысла не доверять в этом своей интуиции. А последняя ей подсказывала, что с Джеком они сработаются. Может быть, не так гладко как с Код или Грунионом, но сработаются. На него можно положиться.

Утро выдалось солнечном и искристым. Ровно таким, каким Уилла его себе и представляла. С Джинни они вышли к построению практически последними, если не считать Димки. Ильмаринен уже поглядывал на их адмирала – Яну Мыщак – которая импонировала Лёве и своим внешним видом, и манерой держаться, и манерой общения. А мальчишки эсминцы гонялись друг за дружкой по обледеневшей пристани, то и дело поскальзываясь, но каким-то чудом, не иначе, удерживая равновесие. Вся "Севастопольская" команда нравилась Уилле. И, что грело душу, она чувствовала что и "Льву" они по душе. Он был, как и всегда, весьма нейтрален и сдержан, но его симпатию (особенно к подводным лодкам) трудно было не замечать.
На тихое высказывание Джинни Уилла сперва пожала плечами и, взяв девочку за руку, на несколько секунд крепче сжала её ладошку. Немой жест, который говорил, что всё будет хорошо. Обязательно будет. Ты только не переживай. И верь мне.
Выслушивая последние наставления и рекомендации, скорее призванные окончательно расставить точки над "i", чем прояснить как-либо ситуацию и их цель на сегодня, субмарина смотрела на море, искрившееся в лучах солнца.
– Есть еще вопросы?
"Да нет", – всё было предельно ясно и понятно. На глубине нет кислорода и это единственное, что по настоящему осложняет им задачу. А в остальном...
Уилла подняла руку, как ученица школы, чтобы привлечь к себе внимание. Её вопрос, ещё не сформированный до конца, был больше похож на неясное и смутное предчувствие. Тревожное, сумрачное, несущее в себе опасность. Или предостережение?
– Не вопрос... скорее уточнение, – Уилла убрала за спину косу лежавшую до того на плече и точно так же как у Джинни плетёную в "колосок", – будут ли рекомендации на случай непредвиденного обрыва связи с вами?
Этого, как правило, никогда не ждёшь. Но подобные ситуации, всё же, случаются. И их не стоит не брать в расчёт.
Почему-то вспоминались Бермуды. Они вообще часто, совершенно без всякого желания, вспомнились ей. Но там об этом знали все. И все были к этому максимально готовы.
А вот остаться в темноте, с одним лишь ножом в руках, в глухой и непробиваемой тишине...
"Глупости. Успокойся, дурочка".
В конце концов, темнота, тишина и глубина – это ведь их стихия. "Лев" точно будет знать, что делать.
Всё будет хорошо. Да.

4

Бррр… Ненавижу этот чертов холод. Ненавижу эти долбаные ранние подъёмы. Еще и солнце светит прямо в глаза! Проще было бы сказать, что избежало участи получить свою порцию утренней ненависти. Возможно, ближе к обеду всё недовольство рассеется, забудется за рутинной работой, но в данный момент Сюркуф представлял собой квинтэссенцию злости и раздражения. Хватит на весь флот, тут можно не сомневаться.
Парень стоял на краю построения флотилии, лишний раз подчеркивая свою обособленность пренебрежительным полуоборотом в сторону от контр-адмирала. Столь демонстративное поведение вряд ли могло укрыться от проницательной женщины, но до поры до времени она его не трогала.

Подлодку это вполне устраивало. Устраивало его и то, что до самого начала миссии к нему никто не лез со своими расспросами, знакомствами и другими проявлениями “дружелюбности”. Он видел ребят из флотилии, они видели его и никто ни к кому не приближался, сохраняя полнейший нейтралитет. Ну разве не идиллия? Только с Морским Львом у них получился на удивление сносный разговор, в котором, как показалось французскому кораблю, он произвел на девушку обманчивое впечатление. Уточнять и выяснять отношения он не стал, рассудив что всех всё и так устраивает. Оставшиеся дни до начала операции он провел в тренировках, блужданию в интернете и ночных кошмарах. К сожалению, Джек забыл баночку со снотворным на центральной базе, и каждую ночь играл в лотерею под названием “поймай момент без снов”. Прошлой ночью он проиграл, и возможно именно это служило источником его дурного настроения.

Людей на построении оказалось не так много, чтобы измененное восприятие Джека получило удар. И все равно он не спешил снимать носовые фильтры или касаться кого-либо открытыми участками кожи. Вполне достаточно того, что он видел “ауры” его будущих товарищей - дымчато-красную Груниона, песочно-желтую Ильмаринена, асфальтовую Москвы, серую меховую Лайвли, голубую и почти прозрачную, как лед или стекло, у Код. Морскому Льву и контр-адмиралу его сознание выделило изумрудно-зеленый и золотисто-металлические цвета соответственно. На самом деле парень еще не успел до конца привыкнуть к этой особенности своего восприятия, и нахождение среди большой группы людей для него по прежнему превращалось в испытание. Его органы чувств оказывались под такой серьезной нагрузкой, что голова начинала кружиться, а от давления кровь могла пойти носом. Не удивительно, что Сюркуфа трудно назвать компанейским парнем.

Носок подлодки потихоньку ковырял асфальт, в углублениях которого набился грязновато-белый снег. Занятие во много раз более интересное, чем очередной инструктаж, на котором подлодке напомнят еще раз, что важно работать в команде. Окей, окей, в этом плане Джек не подведет. Он твердо решил сделать все, что от него потребуют, но не более. Рисковать жизнью ради этих вот незнакомых ребят? Нет уж.
Словно почувствовав его эгоистичный настрой, контр-адмирал зафиксировала взгляд на подлодке.

Да-да, я понял, просто оставь меня в покое, окей? Сюркуф не произнес ни слова, но по вздоху и поднятому к небу расфокусированному стеклянному взгляду все и так стало ясно. Грубить командованию во время операции нельзя, этому его хорошо научили.
От едкого укола в сторону финского броненосца Джек удержался с трудом. Его необычайно веселили взгляды, которые этот парень бросал на своего командира когда она этого не видела, или чуть ли не заглядывал в рот, когда она что-то говорила. Он бы наверняка нашел, чем уязвить безнадежно втюрившегося в взрослую женщину подростка, но не видел в этом особого смысла. Вреда от этой выходки было бы больше, чем пользы.

Поэтому Сюркуф молчал, ожидая своей очереди на вопрос. Парень уже заранее знал, что остальным он не понравится:
- На сколько важен груз, каковы прогнозы по силам противника и какой процент потерь будет считаться предельным для отмены операции?
Грубейшая бестактность, особенно среди суеверных до глубины души канмусу. Адмиралы редко озвучивали эту информацию, но Джек точно знал - во время планирования в документах это обязательно указывается. Маленькая циничная цифра, ужас любого канмусу и адмирала, ценящего своих подчиненных. Но не имея точных данных о противнике Сюркуф желал знать, сколько живых членов команды потребуется, чтобы задание все еще можно было выполнить. Впервые за последние два часа парень сфокусировал взгляд и зафиксировал его на контр-адмирале Мыщяк.

5

[NIC]Jana Mišák[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/vOfB6.jpg[/AVA]
На вопрос Льва Яна ответила незамедлительно, слегка улыбнувшись уголком рта. За ее спиной техники погрузили последний модуль - огромную стальную махину, которую носил на воде за спиной Ильмаринен - и два рослых парня-инженера зашли следом, чтобы помочь флотилии экипироваться по дороге на место высадки. Все было готово.

- Связь со мной не так много здесь и значит - у вас есть флагман и жесты на крайний случай. Я вас только подстрахую. Разве что... Видимость внизу очень плохая даже с прожекторами, полагайтесь на свои сонары и не сильно рассредотачивайтесь, чтобы не терять друг друга из виду.

Вопросы же Сюркуфа на пару секунд повисли в воздухе. Взгляд Мыщак, острый и оценивающий, скрестился с взглядом "француза", но отвечала она, совершенно не меняя небрежно-деловитого тона.
- Груз оценен "Орочи Груп" как "необходимый для проводимых в настоящее время исследований для повышения работоспособности детей моря", - Вышло многозначительно. Она словно говорила - помогаете "Орочи" в миссии - помогаете сами себе. Яна похлопала себя руками по бокам в поисках сигарет, и вытащила под свет солнца пачку "Парламента". Выделив небольшую паузу на то, чтобы вытащить и зажечь сигарету, адмирал продолжила, свысока посмотрев на Сюркуфа, - Для выполнения операции двое - на груз, и еще двое - на конвой. Один ранен - бросаем сейф и вытаскиваем раненого, оставив еще двоих в конвое. Надводный патруль местности не ваша забота - угроза в этих водах в основном подводная, сонары постоянно фонят небольшие стайки "дайверов" и "половинок" от пядитесяти метров и глубже. А в процентах можешь посчитать вас четверых в экраноплане вслух, считалочкой, я уверена, ребята оценят твои математические способности. "Допустимость потерь" - это не ко мне.

Она отчего-то нахмурилась, переведя взгляд на Груниона. В ответ тот насупился, поджав губы с нехарактерным для своего лица злым выражением. Мыщак не повела и ухом: она отогнула манжет куртки и посмотрела на наручные часы.
- Почти восемь, пора выдвигаться. И напомню еще раз, на всякий случай. Глубинные не боятся кессонки, так как не дышат. Вы - дышите, поэтому резво удирать от них на поверхность с глубины - все еще плохая идея.
Она сказала это, скорее всего, из-за неприятного инцидента с Нумачи, но в строю рядом с Морским Львом неловко переступила с ноги на ногу Код, не раз доселе страдавшая за выслугу от все той же ДКБ, по неопытности кидаясь наверх от угрозы на глубине. О чем уже успела поведать Львам, когда они с Уиллой приносили Первой апельсины в медблок.
- С богом, - кратко подытожила адмирал, без лишних дальнейших слов отдала честь напоследок, и, докуривая свою сигарету на ходу, резво, и умудряясь не оскальзываться на ходу, скрылась за углом ангара. Флотилия как по команде разбила строй и, пустив вперед надводные корабли, загрузилась в экраноплан.

Когда электронные часы, установленные в хвосте транспорта отсчитали 8:00, створки погрузочных ворот с шипением закрылись, и экраноплан мягко отчалил от берега, оставляя позади искрящуюся на утреннем солнце обледенелую базу и город, виднеющийся за ней вдалеке. Пока эсминцы и броненосец поступили в распоряжение техников, подлодки остались предоставлены сами себе. И это было, в целом, нормой - как и всякие дайверы, опытные субмарины часто проверяли снаряжение товарища самостоятельно, помогая друг другу одеться перед спуском.
- "Процент потерь"? - холодно спросила в повисшей тишине Треска, взяв в руки капюшон драйсьюта с маской, и прилагающуюся гарнитуру с "антенной" перископа. От неожиданной самой для себя смелости она отступила на шаг назад, натолкнувшись на Уиллу, и неловко пробормотала извинение прежде чем снова выпалить, - Нас плывет четверо, так что, ты сам у нас двадцать пять процентов?
- Отставить, - сухо ответил ей Грунион. После построения он был явно не в духе. Скорее всего, виной был тот многозначительный обмен взглядами, произошедший между ним и адмиралом, но от дальнейших комментариев Дмитрий воздержался, и стал молча натягивать капюшон на светловолосую голову.

6

Допустимый процент потерь – славное словосочетание, особенно по смыслу. И в воздухе, казалось, что вот-вот да зазвенит предупреждающая и натянутая до предела струна.
Уилла лишь плечами пожала, чтобы избавиться от наваждения, которое вызвали эти слова. Внимательно всматривалась в лица окружающих, прислушивалась к словам Яны.
"Н-да, дела..." – краски стали гуще. Остаётся только удивляться тому, как от пары фраз может измениться общий настрой. Сработаться будет не так просто, как показалось на первый взгляд. Но опускать руки или отступать Лев не собиралась – просто приняла всё во внимание.

Стоило ожидать, что слова Сюркуфа найдут свой резонанс. И Уилла даже предвидела, что отклик этот последует от Код – незамедлительно. И, кто знает, когда всё закончится, может быть и от Груниона. Хотя Димка сейчас был сам на себя не похож. И, как бы американка себя не убеждала, списать всё на одну лишь серьезность перед выполнением поставленной задачи у неё не получалось. 
– Всё хорошо, – отвлекаясь от своего снаряжения, Уилла положила ладонь на плечо Джинни привлекая к себе её внимание, а потом и саму девочку, – и есть и будет.
Если там, выше, рассчитали, что для этой операции достаточно четырех субмарин, то хочется верить что это мнение максимально компетентно.  Да и "Орочи" явно хочется получить свой ценный груз, стали бы они тогда рисковать в пустую?
В любом случае, Уилла не собиралась об этом размышлять – что толку? Нырнут – сами всё увидят и прочувствуют на своей шкуре.

Оставалось ещё решить другой не менее важный вопрос. Чтобы всё прошло максимально гладко следует, чтобы каждый занял полагающееся для него в этой операции место. Двое поднимают груз, двое прикрывают. Уилла не хотела бы возиться с ящиком, но интуитивно чувствовала, что Сюркуф заведомо на это не согласится, а Грунион... Да чёрт его знает. За него Уилла отвечать не могла, в прочем, как и за любого здесь,  а вот сама Лев уверенней себя чувствовала, когда была ничем лишним не обременена и свободно могла орудовать ножом. Была бы здесь Нумачи – она бы сделала всё, чтобы за грузом отправилась именно она. Не потому что Лев не доверяет ей прикрывать свою спину, просто... так спокойнее. Действительно спокойнее.
Но Роуки здесь не было. И на другой чаше весов была Джинни, а за неё девушка чувствовала ответственность. И не просто как за младшую, а как... за сестрёнку? Пожалуй, что да. Именно так.
– Я вместе с Код подниму груз, – как бы между делом, ведь выбор второго человека для этой цели Яна оставила за ними, – если только из вас, мальчиков, кто-то совсем с ножом не дружит. Или не горит желанием использовать его по назначению.

7

Парень даже не подумал отводить взгляда от глаз адмирала. Пусть она и делала вид, что этот укол её не достиг, но по изменившемуся настрою группы все и так понятно. У каждого есть своя маленькая слабость, Ахиллесова пята, удар по которой ощущается больнее всего. И зная это, гораздо проще понять, что движет человеком. Надо отдать адмиралу должное, она владеет своими эмоциями гораздо лучше, чем её недоделанная флотилия. Лучше, но не абсолютно - в последней её фразе, адресованной Сюркуфу, все же проскочило это надменное выражение, ставшее сигналом подлодке - он попал туда, куда и собирался. Ну хоть какую-то толику удовлетворения Джек получил.

Скрывая ехидную улыбку за безразличным выражением лица, парень отвернулся чтобы отряхнуть невидимые снежинки с плеча. Разве может что-то веселить больше, чем чужая злость? Сюркуф был удивлен, что флотилия до сих пор не взорвалась осуждающими криками, предпочитая сверлить пришельца гневными взглядами. Плевать, так даже веселее. Они не друзья, с ними нечего церемониться. Джек молча дождался, пока Мыщак докурит и отдаст команду грузиться в экраноплан. Стоять на суше, если честно, ему уже окончательно осточертело, а пререкания с адмиралом или кем-нибудь из флотилии вряд ли доставили бы хоть мало-мальски значимое удовольствие. Парень лишь перетаптывался с ноги на ногу и делал вид, что не замечает, как на него смотрят остальные.

А вот и команда. Джек погрузился последним, отойдя в дальний конец салона сразу, как только за его спиной захлопнулся люк. От Груниона и остальных парней его отделяли Код и Лев, выступившие невольной стеной. Впрочем, первой не удержалась Код, высказавшись по поводу “процента потерь” и сразу же отшатнувшись. Её возглас заставил Джека оторваться от своего модуля, медленно повернуться в её сторону, и фальшиво улыбнуться:
- Мы все проценты. Цифры в бумагах всяких важных шишек и адмиралов. Если есть претензии, то напиши им, - он даже не соизволил сфокусировать взгляда на маленькой подлодке, собираясь уже сказать какую-нибудь гадость, но Уилла поспешила успокоить Код. Удивительно, но на Джека её слова тоже подействовали, поэтому он просто отвернулся, буркнув напоследок: - Мои “двадцать пять” меня вполне устраивают.

Пускай они и дальше витают в своих розовых облаках дружбы и доверия. А Сюркуф не позволит обмануть
себя какими-то улыбками и словами. Все дети моря, без исключения, всего лишь пешки в тех или иных руках. И не всегда эти руки могут оказаться добрыми. Если этой флотилии повезло, то пусть заткнутся и не лезут со своими наивными представлениями о жизни и людях в любую дырку. На деле ведь всё гораздо прозаичнее и жестче, и вряд ли кто-нибудь из сидящих в экраноплане канмусу сумеет осознать это без хорошего пинка по их детским задницам. А слова Джека о потерях можно сравнить разве что с легким похлопыванием по плечу спящего, и не желающего вырываться из своих сладких грез, человека.

Водрузив на голову капюшон, Сюркуф повернулся к заговорившей Львице. Он смерил её все тем же стеклянным взглядом, что прежде достался Код, после чего высказался:
- Мне все равно, что делать. Пусть флагман сам решает, - и демонстративно пристегнул ножны с ножом на нагрудное крепление, острием вверх, чтобы быстрее выдернуть в случае чего. По правде, его не прельщала роль низкооплачиваемого глубоководного грузчика. С куда больше охотой он бы выпотрошил парочку вражеских субмарин, чем таскал тяжеленный металлический ящик. Но раз уж он здесь “гость”, да еще и вызвавший бурю негодования, то вполне ожидаемо, что его отправят на “черную” работу. Поэтому он даже не глядел на сосредоточенное лицо Груниона, продолжая подключать к модулю торпедные аппараты и башню ГК, которые вряд ли понадобятся в этом выходе.

8

У Код, судя по виду, нашлось бы что ответить, но она благоразумно промолчала. Отчасти, из-за брошенного флагманом "отставить", отчасти - из-за того, что вмешалась Уилла. Право слово, они здесь - за исключением, возможно, самого младшего из эсминцев, служат достаточно долго, чтобы все это прекрасно понимать и без пришлых "умников", которым непременно нужен разлад перед миссией.
То же самое, вероятно, думал и Дмитрий.
- Старик выжил из ума, - покачав головой, пробормотал Грунион по-русски, заставив Треску встрепенуться и замереть. Сам он ни на кого не смотрел, больше интересуясь состоянием собственного оборудования, чем происходящим в кабине экраноплана, поэтому Треска, немного помолчав, решила его окликнуть тоном, полным беспокойства.
- Дим...
- Проехали, - отмахнулся он уже по-английски, натянув на голову капюшон гидрокостюма.

Остаток пути прошел скомканно, в молчании - для кого-то гнетущем, для кого-то собранным, а для кого-то неловким. Слышно было лишь, как переговариваются эсминцы в глубине экраноплана, да двигатели с размеренным гудением несут машину невысоко над водой. Код трижды перепроверила свое оборудование, зачем-то перевесила нож с места не место, беспокойно постучала пальцем по гарнитуре, как бы пытаясь лишний раз убедиться, что все работает. Грунион, наоборот, сел, прислонившись затылком к стене и прикрыл глаза, держа на коленях маску - видимо, желал отдохнуть и собраться с мыслями перед погружением, пока экраноплан не остановился, и голос пилота в громкоговорителе не объявил о прибытии в нужную зону.
Ответом ему была легкая суета от надводников, Дмитрий же спокойно поднялся и подобрал маску. Подойдя к погрузочным воротам, парень нажал на рычаг, и створки с шипением раскрылись, открывая великолепный вид на бескрайнюю сверкающую воду, сливающуюся с небом у горизонта. Солнце плескалось в слегка волнующейся ряби темно-бирюзового цвета, а глубоко внизу ждала чернота. Грунион подошел к проему и обернулся на флотилию.

- Сто - сто-двадцать метров обычная вода, затем - сероводород. С ним не ошибетесь, в нем плавать все равно, что в черных соплях. Следите за давлением, эта дрянь плотная и тяжелее воды на порядок. Там идут в ход только ножи. Рельеф дна на такой глубине равнинного типа, дно песчаное, покрыто скорлупой от мидий. Ваши глаза - сонары. Радиомолчания не объявляю, так как углядеть жесты может быть трудно, но говорите как можно меньше и по существу, чтобы не привлекать внимание. Глубинные вульфпаки здесь нам встречались в основном из "дайверов" с флагманами-"половинками", но пару раз была и "треуголка".
Код вздрогнула при упоминании последней, но заметить это могла, пожалуй, только Уилла. Дмитрий натянул на глаза маску, поправил антенну и продолжил.
- Девочки несут сейф, мы прикроем. Ящик не бросайте даже если у конвоя возникнут проблемы, плывите установленным курсом к поверхности, и на нас не смотрите. Да, Треска, к тебе это относится в первую очередь. Иль! - крикнул он в глубину экраноплана, где ждали своего выхода надводники, - Встречаемся на поверхности.
- Удачи, ребят, - уже экипированный Ильмаринен, проверяющий движки перед выходом, отсалютовал в ответ, - Мы будем патрулировать зону, и примем груз.

Грунион показал броненосцу поднятый вверх большой палец в знак одобрения, надел дыхательную маску и с места сиганул в воду красивым дельфиньим прыжком. Следом, сжав напоследок руку Уиллы, отправилась Вирджиния, только совсем иначе - сев на край в проеме, осторожно свесив ноги, и только тогда спрыгнув в ледяные объятия моря.

[NIC]Grunion[/NIC][STA]Smile, Smile[/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/xwISq.jpg[/AVA][SGN]Always...[/SGN]

9

"Замолчи", – Лев была готова уже "попросить" Сюркуфа заткнуться, но сама же прикусила язык и промолчала. Да, они цифры. Проценты. Расходный материал на войне.
И что с того? Жизнь вообще, если хорошенько подумать, та ещё дрянная штука и, куда не плюнь и не посмотри, в ней дохрена дерьма и мусора. Но какой смысл говорить об этом или специально напоминать? Зачем видеть именно это? Чтобы не забывали, что способны умереть? Глупость. Всё это глупость и бессмысленная трата слов, а для кого-то ещё и нервов.
Все эти разумно-разумные и философские разговоры про то, что они лишь пешки ей ни раз доводилось слышать. Да что там, порой даже самой говорить, но слова ничего не решают.
И это было тем, что откровенно бесило и выводило Льва из себя. Это было похоже на попытку то ли найти виновато, то ли скинуть с себя всякую ответственность. А, может быть, и то и другое сразу. Или и не первое и не второе, а нечто совершенно третье, чему названия так сразу и не подобрать.
Одно Лев знала точно: не важно сколько лично ей отводят процентов в каждой боевой операции отдельно или в целом: "пять процентов", "двадцать пять" или вовсе ноль и её смерть не возьмут в расчет. Всё это не важно.
Это никогда не повлияет на то, что ей будет больно, и будет темно, и она однажды умрёт. И, что намного страшнее, умрут все, кого она любит.
Но это не повод.

Подавив своё недовольство, едва прислушиваясь к тому, о чем переговариваются Код и Грунион и не понимая ничего из последней брошенной Димой фразы, Уилла спокойно и сосредоточенно проверила всё своё оборудование. Поддерживать угасший разговор она не собиралась, не было смысла поднимать эту тему, уже внесшую разлад в их и без того не самую слаженную команду на свете.
"Не думала что пожалею о том, что рядом нет Нумачи, – странное дело, правда?" Она настолько привыкла всем говорить, что их вечные ссоры, споры и возникающие из воздуха придирки её бесят, что не знала что делать, когда всего этого не оказывалось рядом. Ей не нравилось работать вместе с "Первой" – это правда. Её раздражало одно только осознание того, что та её старается оберегать и готова ради неё рисковать собой и то, что Роука совершенно не умеет как следует постоять за себя. Но сейчас, пожалуй, она была бы её компании более рада. Чувствовала бы себя... нет, не в большей безопасности. Но определённо как-то спокойнее.
Заглушая в себе остатки раздражения, Уилла села на лавку и несколько секунд, запрокинув голову, изучала потолок. Пожалуй, стоило бы что-то сказать. Разбавить как эту гнетущее молчание, что возникло между ними всеми. Но слов не было. Да и стоило ли? Вот уж хороший вопрос...
Закрывая глаза, Лев вслушивалась в мерное и успокаивающее гудение двигателей экраноплана, а в мыслях вертелись противные и засевшие "двадцать пять процентов".
"Тс, вот же бред. Такая ерунда, а не выкинешь".

Слушала она внимательно и сохраняя молчание. Заметила как вздрогнула Код на упоминание "треуголки". И понимала и разделяла её чувства. Более того, Уилла вообще терпеть не могла любую подводную вражескую единицу противника. Они вселяли в неё ужас, о котором она никогда и никому не рассказывала. Не признавалась в этом даже самой себе, как и не думала о том, что настоящий океан оказался совершенно не таким, как яркий и праздничный коралловый риф из её прошлого, кажущегося теперь совершенно чужой жизнью.
"Требуешь при некоторой ситуации невозможного, – поднимаясь на ноги, Уилла закусила нижнюю губу, а потом медленно кивнула". Она поняла и приняла к сведению, что груз – самое приоритетное для них.
Грунион отправился на воду первым. Следом, сжав перед выходом её руку, спустилась Джинни. Лев следом подошла к проёму, который образовали разошедшиеся в разные стороны погрузочные ворота. Уже приготовившаяся надеть маску она замерла и обернулась на Джека. Пару секунд молчала, изучая его внимательным взглядом, словно бы принимая какое-то решение.
– Ты, конечно, думай что хочешь по поводу всего этого,  – не важно, разочаровался он по ходу службы в командной работе и окружающих или уже родился с полной неприспособленностью к этому. Уилла не собиралась в этом разбираться прямо сейчас – поздновато. Нет времени. Как нет у неё ни сил, ни возможностей ни желания пытаться кого-то и в чём-то переубеждать. Манера поведения возникает не с пустого места, а исходя из имеющегося опыта. И если у Джека этот самый опыт был печальным – что ж, она сочувствует. Но ей сейчас деваться тоже уже некуда.
– Но я рассчитываю на тебя. Собственные руки у меня будут заняты. Поэтому просто делай то, что умеешь делать лучше всего. – Она была уверена, что пояснения здесь не нужны. Что Джек и так всё поймёт.
Надевая маску, Уилла поправила антенну и, подойдя к самому краю погрузочных ворот, а потом прыгнула.

10

Даже если бы Код что-то сказала, вряд ли Джек снизошел бы до ответа. Он просто присел на сидение и вытянул ноги на столько, на сколько позволяло пространство внутри салона. Самое время очистить сознание от всех навязчивых мыслей и посторонних отвлекающих факторов. Жаль, что плеер и наушники остались на ЦБ - во время срочных сборов парень не обратил внимания, что не положил в сумку самого главного. Поэтому полностью отрешиться от происходящего не получалось, мешали тихие переговоры между членами команды и гул двигателей экраноплана, чья мерная вибрация хоть и убаюкивала, но не позволяла сконцентрироваться.

И хоть Сюркуф не был силен в русском языке, столь простую фразу, произнесенную грубовато-шипящим (особенности восприятия) голосом Груниона он расслышал. Прикрытые веки парня едва дрогнули, но вряд ли это могло быть заметно в тряске движения. Что имел ввиду их флагман? Какой старик? Начальник базы? Еще один адмирал? Очевидного и однозначного ответа у Джека не нашлось. Значит подождем, спешить в этой дыре все равно некуда.

Ожидание закончилось довольно быстро - Грунион поднялся со своего места, мгновенно вырвав Сюркуфа из полудремы. Он мягко, без потягиваний и прочих атрибутов пробуждения, принял устойчивое положение и встал на ноги. Не проронив ни слова, он выслушал план действий их флагмана. План как план, ничем не хуже и не лучше, чем любые другие. Да и не нужно быть гением, чтобы придумать как достать со дна моря чертов сейф. Джек кивнул, обозначив сразу и согласие и готовность к действиям. Но внимание зацепилось за инструкции - адмирал же приказала при угрозе жизни члена команды сразу же бросить железяку и помогать товарищу. А тут диаметрально противоположное указание, предполагающее выполнение поставленной задачи любой ценой. И кому в такой ситуации верить?

Себе и только себе. И адмирал Мыщак внушала гораздо больше уважения, нежели этот русский парень. Значит её указания и надо принять в качестве обязательных. Джек не стал высказывать возражений вслух - дрязги перед заданием это одно, а ругань во время - совершенно иное, из разряда недопустимого. Команда зря волновалась на его счет. Пока у него есть четкий приказ, Сюркуф не ослушается, не испугается и не сбежит. Прикроет всем спины, поможет завершить задание и за свой спиной тоже присмотрит. Постарается выкрутиться и выжить в любой ситуации.
Меланхоличным взглядом парень проводил спины Груниона и Код, скрывшиеся в бирюзовой синеве моря. У входа оставалась лишь Морской Лев, в чью спину практически уперся Джек. Она замерла и обернулась на него, заставив сфокусировать недоуменный взгляд. Очевидно, что ей было что сказать, и парень не торопил её.

- Ты, конечно, думай что хочешь по поводу всего этого, но я рассчитываю на тебя. Собственные руки у меня будут заняты. Поэтому просто делай то, что умеешь делать лучше всего, - сказала Уилла и последовала за остальными американскими подлодками, оставив Сюркуфа одного.
Делай, значит, что умеешь лучше всего? Лучше всего Джек умел только затевать склоки, врать и безжалостно убивать. Резать, потрошить, разделывать, кромсать. Орудовать ножом так, чтобы кровь и внутренности летели во все стороны. Этого ли от него ожидали? Вряд ли. Башня с спаренной пушкой полетела на пол экраноплана. Все равно она не пригодится в той черной жиже, что ожидает их на глубине, но лишь отнимет скорости. Джек напоследок проверил крепление ножа на жилете и прыгнул в воду солдатиком, прижав рукой маску к лицу.

Уже под водой он сориентировался, показал ведущему знак “Окей” и приготовился к движению. Ладно, посмотрим на вашу хваленую выучку и командную работу!

11

Вода сомкнулась сверху, украв свет и воздух - они остались наверху, над кромкой воды. Внизу же - сотня метров огромной толщи воды. И безжизненная, ледяная тьма.
Грунион говорил об этом и раньше, но слова ничто в сравнении с ощущением, будто сама Смерть дремлет на черном песке глубоко внизу. Ее балдахин - мертвая черная гуща сероводорода, ее постель - остовы затонувших кораблей, ее покрывало - жесткий, толстый слой скорлупы от мертвых моллюсков. А ее свита - мертвецы, некоторые из которых решили проснуться и больше не спать.

Грунион и Код у него в хвосте спускались по давно отлаженной обоими схеме - снижаясь ровной спиралью, неторопливо, но четко и выверенно. Света постепенно становилось все меньше, но прожекторов они не включали, полагаясь на активные сонары. Дайв-компьютеры отсчитали уже пятьдесят метров, но вокруг все было чисто - лишь тишина давила на уши, да размеренно пульсировал на нейрокарте сигнал сонара.
- Прием, рыбки, как водичка? - раздался в передатчиках голос Мыщак, - Погодите, частота барахлит... - что-то затрещало, и она выругалась на незнакомом языке, прежде чем снова заговорить, на этот раз без помех, - Вижу вас. Судно под вами, в радиусе пяти квадратов.
Чужая рука услужливо выделила зону пяти квадратов на транслирующихся по нейроконтакту навигаторах тонкой желтой рамкой.
- Три вражеские цели, северо-восток, - сообщила адмирал будничным тоном, - Плывут на вас... Еще две с юга.

Она замолкла, давая возможность приготовиться и сориентироваться самостоятельно. Там, в штабе, Яна сама себя числила скорее за оператора, способного доложить детали обстановки, которые сами корабли не видят, и вмешиваясь в командование только при большой необходимости. Она откинулась на кожаное кресло и оглядела мониторы - на четырех темно-серое подводное марево, транслируемое через установленные в гарнитурах камеры, еще на двух - показания датчиков.

Грунион молча, жестами, разделил флотилию по двое и двинулся, вместе с Треской, на перехват пары, движущейся с юга, указав двум оставшимся подлодкам на северо-запад.  Сонары Сюркуфа и Льва уже захватили треугольник из трех красных точек - две впереди, одна позади.
- Контакт. Ка-класс, две особи, - отрапортировал в передатчике непривычно холодный голос Груниона.
Тройка, движущаяся навстречу из темноты, тоже оказалась парой "дайверов", с закрытой зубастой раковиной "половинки" в хвосте, отсвечивающей зловещим голубым светом. Длинные волосы одной клубились за ней, словно черный дым, на второй остались спутанные лохмотья старого старого платья, опутывающие тело. Повели они себя странновато - правая, длинноволосая, выпустила в противников четыре торпеды веером и резко пошла на снижение головой вниз. Вторая, как по команде, ринулась вверх, а закрытая, оскалившаяся рядом огромных зубов пасть, хранящая в своих недрах Ё-класс, настойчиво двинулась прямо навстречу.

[NIC]Enemy Fleet[/NIC][STA]они утонули[/STA][AVA]http://s2.uploads.ru/xZRHS.png[/AVA]

12

Облачко пузырьков воздуха отделилось от маски Сюркуфа и унеслось к поверхности, когда парень хмыкнул в сторону их флагмана Груниона. Чертов позер, строит из себя крутого, а как дошло до дела - выбрал что попроще и свалил. Ну и ладно, так даже лучше - меньше будет отсвечивать перед глазами и нервировать своей мордой. Все равно сейчас есть более важные дела в виде двух приближающихся "Ка"-класса и одной "Ё". Не то чтобы страшная, но достаточно неприятная угроза действовала нестандартно.

Сюркуф не ожидал, что чудища разделятся. Обычно они атаковали по одной схеме, повторяя действия друг друга если никакие внешние факторы не мешали им. А тут, видимо, внешний фактор присутствовал и надежда накрыть всю троицу одним залпом торпед моментально рассеялась. Не получится, придется расправиться с монстрами по одиночке. Но для начала - побеспокоиться о сохранности собственной задницы. Джек врубил винты на полную и резко ушел вправо и вниз под небольшим углом, чтобы гарантированно уйти от веерного залпа вражеских торпед. Будь дистанция между ними меньше, у парня не оказалось бы и малейшего шанса на уворот от атаки. Но ускоренная реакция выполняла свою функцию - Джек приступил к действиям сразу, как заметил опасность.

Троица приближалась стремительно, так что на обдумывание действий времени не оставалось. Джек развернулся вокруг своей оси и направил один торпедный аппарат в сторону поднимающегося "дайвера", а второй в сторону опускающегося. Он быстро прикинул расстояние до двух целей и не прекращая движения запустил по торпеде в каждую цель. Почему не больше? Да потому, что боезапас необходимо экономить. А еще потому, что даже если подводные снаряды не попадут точно в цель, глубинным придется изменить курс движения. Тогда Морской Лев сможет взять их тепленькими. В смысле, добить своим огнем после небольшой корректировки. Оставалась одна проблема - зубастая пасть Ё-шки, до сих пор не явившая уродливую морду утопленницы.

Эту проблему Джек решил ловить, что называется, "на живца", предоставив половинке возможность зайти на атаку по Львице и подловить её в ближнем бою в тот момент, когда торпедные аппараты будут направлены в другую сторону. И пусть не жалуются потом на отсутствие командной работы! Рыкнув, Сюркуф подал максимальную мощность на винты и по длинной дуге направился в сторону закрытой пасти. В радиоэфир он решил ничего не передавать - опасался, что к первой пятерке глубинных подоспеет подкрепление. Да и какая разница, если адмирал наблюдает за их действиями и может скоординировать всех остальных?

[ava]http://s6.uploads.ru/t/4EF6U.jpg[/ava]

Отредактировано Surcouf (2015-12-20 01:42:27)

13

Они сработали до удивительного синхронно. Уилла легко ушла влево и вверх, не сразу дав себе отчёт, что их с Сюркуфом действия оказались зеркальными. Ну и чёрт с ним, главное, что вражеский веерный залп был сейчас не опасен. 

– Контакт, – отстранённо отозвалась Львица, когда не её торпеды отправились к целям. Пояснять что-либо за не проронившим ни слова Сюркуфом она не стала, молча корректируя наводку своих торпедных аппаратов и уже вооружившись ножом, потому что в любую другую минуту сделать это может быть уже поздно.
Утопленницы, обычно действовавшие совместно и синхронно, сейчас повели себя странно и действовали при этом быстро. Времени на то, чтобы хорошо подумать, не было. Отследив движения верхней вражеской субмарины, одетой в спутанные лохмотья старого платья, уходившей от торпеды Сюркуфа, Уилла взяла её действия на упреждение и пустила ей вдогонку и подарок ещё две свои.
И передумала атаковать длинноволосую, что была внизу, уже взятую второй целью. Можно было повторить манёвр Сюркуфа, но настойчивое приближение "Ё"-класса заинтересовало её больше.
Подпускать близко к себе зубастую – чревато. Как и нельзя дать верхней "Ка" добраться до их надводников, если, конечно, именно они вообще были её целью. Уилла развернулась в воде, чтобы не тратить время на наводку, и навстречу зубастой пасти отправились две торпеды, а сама Львица ушла пусть и не сильно, но вниз, спиной отдаляясь от "половинки".

Лев не любила и не умела толком работать в  команде – факт. Но это было вызвано не только одним её характерным нежеланием подстраиваться под кого-либо. Всё проще – за себя отвечать легче. Поэтому ей всегда до бешенства тяжело работать с Роукой, у которой срабатывает безусловный рефлекс защитника, что хочется жахнуть по ней торпедой, а то и двумя.
С Сюркуфом же сложно работать по иной причине – он только о себе и готов позаботиться. Это читалось в нём, как в раскрытой книге, не говоря уже о действия подлодки. Но с этим ещё можно было мириться.
Было что-то ещё... Вся эта миссия, только успевшая начаться, чем-то беспредельно раздражала. Казалось ,что какая-то очевидная мелочь осталась незамеченной, но, чёрт возьми, какая?
Подавив вздох и волну раздражения, Уилла решила стараться не думать об этом. Нервозность под водой – не помощник. Как и второй "дайвер", которую следовало умертвить. Умерла так умерла, и нечего длинноволосой покойнице нарушать законы природы.

Отредактировано Sealion II (2015-12-22 08:40:59)

14

"Дайвер" в обрывках старого платья, ушедшая вверх, резво перевернулась в воде, стремясь удрать прочь от торпед Сюркуфа, но тщетно. В воде глухо бухнул взрыв, и Ка-класс, странно дернувшись, зигзагами ринулась прочь, абслолютно беззвучно волоча за собой ноги, держащиеся на уцелевших сухожилиях, и оставляя шлейф густой синевато-черной жидкости. Даже в полумраке было видно, что у нее переломаны кости: одна нога в районе голени, вторая чуть выше коленного сустава.

Длинноволосый "дайвер" выполнила тот же маневр, что и ее товарка, в отличие от последней, у нее это прекрасно получилось. Примечательно, но атаковать она, кажется, не собиралась: Глубинная подлодка резко ускорилась на снижении и быстро скрылась в темной воде, а активные сонары возвещали о том, что она продолжает увеличивать дистанцию между собой и погнавшейся следом Морским Львом просто за счет резкого погружения вертикально вниз.

Проблемой оставалась Ё-мобиль, все еще щерившаяся огромными зубами своей закрытой оболочки. Одна из торпед Уиллы ударила ее бронированное дно, треснувшее снизу в нескольких местах, но, похоже, не особенно навредила.

Подошедшего на сближение с Сюркуфом прятавшаяся внутри "половинка", похоже, ждала: пасть раскрылась, выплюнув наружу обнаженное, покрытое похожими на чешую струпьями женское тело: прямо на Джека таращились светящиеся голубые глаза на перекошенном словно в беззвучном крике мертвом лице. Белая когтистая рука ухватила парня за запястье и потянула на себя, очевидно, намереваясь затянуть внутрь и перекусить пастью-раковиной на две половины.

- Рыбки расправились с двумя целями и идут к вам, - раздался в эфире голос Мыщак, - Лев, рекомендую только залп по нижней, но не преследуй ее, она снижается слишком быстро.

[NIC]Enemy Fleet[/NIC][STA]они утонули[/STA][AVA]http://s2.uploads.ru/xZRHS.png[/AVA]

15

Темный слой сероводорода не позволил потерять ориентацию в пространстве после резкого переворота. Куда-то вниз ушла подводная лодка врага, полностью наплевавшая на все выпущенные по ней торпеды. Парень успел проводить её взглядом, прежде чем столкнулся зубастой "половинкой". Черт бы тебя побрал, Лев! Если уж нарушила радиомолчание, то хоть сообщи что враг уходит!

Своё негодование Сюркуф выплескивать не стал, ограничившись лишь сухим и лаконичным докладом:
- Десять-четыре*. Один «Эхо» уходит на юго-запад, глубина шесть-ноль, - Закончить ему не удалось, потому что парня едва не сбила "Ё"-класс. Он успел сгруппироваться в воде и повернуться к противнику лицом, когда зубастая пасть раскрылась и в его руку вцепилась утопленница. Джек уже почти забыл, как выглядят эти рыбообразные монстры, когда вылезают из своих раковин. У "половинки" не оказалось "ауры". Ничего необычного, ведь это монстр, живой труп, лишь по чьей-то прихоти напоминающий человека. На долю секунды парню показалось, что он чувствует запах протухшей рыбы, идущий от раскрытой пасти. Усилием воли Джек прогнал наваждение, включившись в борьбу за выживание.

Лапы, обхватившие руку Джека, были наполнены мертвой силой. Попадись им кто-нибудь другой - он наверняка бы оказался уже распиленным пополам этими монструозными зубами. Но Сюркуф не зря называли подводным крейсером. В своем классе он мог считаться одним из сильнейших субмарин, поэтому он потянул левую руку на себя, а правой моментально сдернул нож с жилета. Положение казалось не слишком устойчивым, и Джек кувыркнулся с включенными движками вокруг своей оси, уперев ноги в гнилые десны челюстей "Ё"-шки. Выключив движки, он яростно дернул человеческую половину "половинки" наружу, помогая себе ногами и мышцами корпуса. Кистью он постарался вцепиться в лапы глубинной, чтобы она не смогла отпустить его и спрятаться в нутро своей ракушки.

В воде послышался тихий рык, но исходил он не от утопленницы. Парень воспользовался свободной рукой и начал наносить быстрые и сильные удары ножом в шею и основание черепа "Ё"-класса. До тех пор пока мистические силы, поддерживающие не-жизнь глубинной, её окончательно не покинут.

* "Ten-four" - вас понял (кодовое).

[ava]http://s6.uploads.ru/t/4EF6U.jpg[/ava]

Отредактировано Surcouf (2015-12-20 01:46:28)

16

Не было ни того азарта, ни бьющего по нервам адреналина, которые обычно сопровождали любое задание и миссию. Не было и трезвого и обжигающе холодного расчёта, который куда как лучший спутник, чем горячка боя.
Уилле казалось, что она в море одна. Что нет ни рядом, ни вокруг, ни вообще где бы то ни было в мире никакого "Морского Льва". И осознание это медленно, капля по капле, проникало в мысли. И чем тяжелее и весомее становилось это осознание, тем сильнее было холодящее душу оцепенение.
Она не стала преследовало второго "дайвера". Более того, даже и не собиралась погружаться, да ещё так быстро, одна. Как и рекомендовала Яна – взяла утопленницу на прицел и отправила ей во след ещё две торпеды.
"Неуютно", - то ли в этой воде, то ли в такой компании. Обернувшись в сторону Джека, Лев увидела одновременно примечательную и ужасающую картину.

17

Винт Сюркуфа угрожающе чиркнул пару раз краем по твердой хитиновой оболочке, заменяющей десну пасти "половинки", к счастью, не слишком сильно, чтобы сломаться. От перспективы быть перекушенным надвое субмарину спасла его собственная, аномальная даже для подлодки сила, которой, очевидно, не ожидала Ё-класс. Она попыталась рвануть назад, заверещала под водой странным звуком, напоминающим песни китов, только зловеще-высоким и яростным, и отчаянно извивалась в хватке Сюркуфа, пока его нож раз за разом вонзался в ее податливую мертвую плоть, окрашивая воду мутной, маслянистой черно-синей жидкостью. Извиваться, впрочем, долго ей не пришлось: утопленница вскоре обмякла, мертвые огни, освещающие нутро раковины погасли, и Ё-мобиль камнем стала погружаться на дно под весом собственной оболочки.

- Так держать, - одобрительно прозвучал в наушнике Джека голос адмирала.

Судя по глухому взрыву откуда-то снизу, как минимум одна из торпед Морского Льва достигла цели. Однако, сигнал на активном сонаре все еще мигал, возвещая о том, что "дайвер", видимо, просто подбита, и продолжает стремительно удирать на дно.

- Продолжайте ход и будьте начеку, - распорядилась Мыщак, когда рослая фигура Груниона и маленькая Код у него в хвосте поравнялись с оставленными ими подлодками. Голос ее звучал бодро: контр-адмирал была рада хотя бы тому, что никто не ранен.

Обе точки, оба удравших "дайвера", вскоре исчезли с сонаров. На отметке восьмидесяти метров Мыща кратко сообщила что "верхнюю" окончательно убрал глубинной бомбой один из эсминцев, а "нижняя" бесследно исчезла в постепенно темнеющей воде. Около ста метров приближение цели стало более, чем очевидно: густая, плотная жидкость постепенно заменяла привычную воду. Обе гостящие в Севастополе субмарины никогда еще не сталкивались с чем-то подобным: винты натужно гудели, продираясь через черную муть, обычное зрение сплошь заволокло чернотой, и даже собственные руки здесь можно было разглядеть с большим трудом. Мертвая тишина давила на уши, и чудовищное давление стискивало головы железной хваткой. Утешали лишь одни зеленые точки на сонарах, и постепенно загружаемая адмиралом карта рельефа дна на отмеченной желтой рамкой местности, заменяющая подлодкам нормальное зрение.

Дно Черного моря, казалось, обдавало леденящим холодом. Практически идеально ровное, окутанное недвижимой чернотой, словно дорога на перекресток в мире мертвых. Затонувшее судно на карте казалось скелетом давным-давно погибшего кита.

- Включайте прожекторы, когда проберетесь внутрь, и выключите винты, - снова голос адмирала. Далекий - будто из другого мира, -  Девочки внутрь, Сюркуф и Грунион остаются снаружи прикрывать.

[NIC]Enemy Fleet[/NIC][STA]они утонули[/STA][AVA]http://s2.uploads.ru/xZRHS.png[/AVA]

18

О-о-о да! После того, как волна гнева схлынула вместе с адреналином, Джека захлестнул восторг и удовлетворение. Когда утопленницу уже не стало видно за черно-синей мутью, недавно заменявшей ей кровь, а попытки вырваться окончательно ослабли, парень отпустил её руки и отплыл на пару метров назад. Вся передняя часть его гидрокостюма оказалась покрыта этой липкой гадостью, но он кажется и не заметил этого.

В ушах стучало так сильно, что Сюркуф даже не понял, что сказала адмирал. Только по её тону и контексту он догадался, что только что получил одобрение. Конечно, это мог в равной степени оказаться и выговор за неосторожность, но чего уж... Парень развернулся в сторону, с которой за ним наблюдала Морской лев и показал знак «Окей» пальцами свободной руки. Все нормально, можно плыть! Хорошо что его лицо было скрыто под маской и девушка не могла увидеть широчайшую улыбку-оскал. Возможность выпотрошить рыбку, да еще и на глазах у зрителей, выпадает не часто, так что двойной успех!

Задерживаться на место больше не стоило, и Джек медленно поплыл следом за лидером группы, включив винты на тихий ход. Темнота внизу совсем не пугала. Что страшного в самой темноте? Да ничего. Она не укусил, не поранит и даже не убьет. Страшным может быть лишь только то, что таится в этой тьме. Но кто знает, может это ему стоит опасаться и бояться приближающихся подлодок. Ха-ха! Джеку чертовски хотелось, чтобы его мысли оказались правильными.

Когда они оказались у цели, девчонки скрылись в зеве металлического зверя, а Сюркуф и русский остались у точки входа. Парень не имел по этому поводу никаких возражений. Омрачала ситуацию лишь необходимость держаться рядом и непроглядная темень. Даже с прожектором увидеть что-то в этой массе сероводорода было крайне сложно. Оставалось лишь надеяться на собственный, мерно попикивающий сонар, и напарника. Вот ведь ирония. Но на что не пойдешь ради выживания. Джек постарался сохранять тишину и вырубил движки, чтобы не создавать лишних колебаний. Рукой он ухватился за край обшивки мертвого корабля, удерживая себя на одном месте и наблюдая за обстановкой.
"Ну что же вы там копаетесь так долго?!"

[ava]http://s6.uploads.ru/t/4EF6U.jpg[/ava]

19

Жутко – одним этим словом можно было описать то, что почувствовала Уилла наблюдая за Сюркуфом.
Просто жутко.
Неужели именно так они все – и она тоже? – выглядят со стороны? Неужели они такие... монстры? Чудовища. Уроды.
Выродки.
Волна накрывшего её отвращения не была направлена на Джека. Мерзко – до тошноты – ей было в первую очередь от самой себя.
Странно. Ведь это не первый раз, когда она становится свидетелем их единой на всех холодной жестокости, продиктованной инстинктом выживания. Она ведь видела картины страшнее и хуже – вспомнить того же Турбулента, который был дня неё примером и на которого она всегда стремилась ровняться. А сейчас словно бы в голове что-то щелкнуло и перемкнуло. То, что казалось обыденным, и само собой разумеющимся радикально перестало быть правильным и нормальным. Разве она вообще должна быть здесь? В темноте, практически у самого дна, в окружении готовых убить её – всех их – мертвецов?
"Не о том думаю, совсем не о том", – плотно сжатые губы  стали одной бескровной полосой. Несколько глубоких размеренных вдохов успокоили зашедшееся в ускоренным ритме сердце. Спокойствие – хрупкое как весенний лёд – вернулось к ней. Но Уилла знала, что это далеко не конец.
Не подав никакого сигнала, она молча направилась следом за Грунионом и Код.
Внутри всё холодело, а кончики пальцев, казалось, немели. Вода вокруг становилась плотнее и гуще, напоминая всё больше скорее чернила ,чем жидкость.  Сердце (такое странное), то пропускало через раз удар, то делало его лишний раз не там, где это нужно, постоянно сбиваясь с ритма.
Однажды Уилла застряла в лифте. Настолько давно, что это уже казалось сущей неправдой. Ей было то ли семь, то ли восемь. И она, всегда утверждавшая что ничего не боится, конечно же никогда не боялась и закрытых пространств. Но в тот момент – испугалась. Внезапно и совершенно непредвиденно для самой себя, чувствуя, как стальные стены давят и, казалось, сжимаются.
Сейчас было что-то похожее. Стен не было, но что-то давило – ощутимо и гнетуще. И это было что-то помимо давления. Даже дышать, казалось, что становится практически невыносимо.
"Да что со мной?" – правильный вопрос в не правильное и не совсем подходящее для него время. Закрывая глаза, Уилла постаралась выровнять дыхание и вместе с ним пульс, сосредоточив максимум своего внимания на размеренно мигавших на сонаре зеленых точках.
Остов корабля, прорисовывавшийся на карте, казался скелетом давным-давно погибшего кита или морского чудовища. Это место было могилой – Уилла чувствовала это – но могилой не для одного только грузового судна.
От ровного, словно под чей-то заказ, морского дна веяло леденящим холодом. Мир вокруг, скрытый плотным мраком, который с огромным трудом побеждало простое зрение, казался не настоящим.
Приблизившись к судну, Уилла обеими руками ухватилась за его борт и только после этого выключила винты. Осторожно и вместе с тем легко перебралась на борт затонувшего корабля. Обернулась в попытках оглянуться и осмотреться и поисках Код. Не уверенная до конца в том, что та её видит, всё равно дала жестом знать, чтобы та следовала за ней и первая направилась к спуску во внутренние отсеки.
Мертвый корабль отозвался на шаги странным и протяжным, словно плач, то ли гулом, то ли скрежетом.
Свет от прожектора казался потусторонним и едва способным разорвать плотное кольцо мрака, что смыкалось вокруг.
В одной руке сжав рукоять ножа, а второй придерживаясь за поручни, американка неспешно, чтобы не оступиться, стала первая спускаться в корабельное нутро.
Атаковавшие её до того чувства отступили на второй план, уступив всё же место чему-то другому. Вернее, кому-то.

20

***

Судя по всему, часть обшивки Глубинные уже сняли и утащили на переработку в одно из гнезд, посчитав полезными легко отделяющиеся металлические части, вроде поручней и пластин из нержавейки. И, хотя осмотреть судно детально не было сейчас физической возможности, плывя через его черные извивающиеся недра, нельзя было не отметить, что несчастный корабль действительно напоминает скелет с кусками плоти.
Здесь не хватает части стены, там снята дверь. Здесь ли еще тот самый сейф за которым они пришли?

Найти нужный путь самим, в полной темноте и закрытом, в целом пространстве, через которое местами приходилось пробираться, передвигая обломки, было бы нереально, но девочек вела чужая уверенная рука, вычерчивающая на интерактивной карте маршрут четкой желтой линией. Вот заваленный проход - и линия сразу же меняет ход, обходя завал через другие помещения. Впору почувствовать себя в каком-то VR-приложении, компьютерной игре, уж очень все кажется ирреальным, не принадлежащем миру наверху, но звук собственного дыхания и показания дайв-компьютера напоминают, что все реально. Все по-настоящему.

Линия привела их в практически нетронутое помещение на нижних отсеках: прожектора высветили остатки какой-то лаборатории, мертвые, припорошенные черным осадком некогда стерильно-белые поверхности, трудноидентифицируемое оборудование. Пластик и стекло, не интересующие Глубинных. Видимо, отсюда они унесли только мертвых, чтобы, вместе с металлическими деталями, пустить их на материал для своих новых собратьев.

- Панель справа, - деловито прозвучал в наушнике голос контр-адмирала, - Возможно, придется пустить в ход нож.

Вирджиния, кажущаяся совсем крошечной в этой пустой черноте, резво отплыла в указанную сторону и простучала рукой стену несколько раз, пока не нашла нужную панель. Несколько секунд, и та медленно осела на пол, явив на неживой электрический свет небольшой, плотно запаянный сейф. Осталось лишь забрать его. Слишком просто... не так ли?

***

Мальчики снаружи ждали достаточно долго, чтобы напряженная, давящая на уши тишина стала гнетущей. Грунион отплыл на другой от Сюркуфа борт исследовательского судна, чтобы покрыть больше площади сонаром, но они видели точки, означенные и друг другом, и медленно перемещающихся где-то между в недрах корабля девочек, чтобы быть более-менее спокойными за безопасность товарищей.

Они появились словно из ниоткуда, но было бы ошибкой сказать, что их никто не ждал. Шесть красных точек шли полукругом, образовывая странное ровное построение, больше всего напоминающее клещи. Быстро, не стесненные ни давлением, ни неудобствами, стесняющими незваных гостей, все еще живых и дышащих, они двигались прямо к утопленному в черном песке носу корабля.

Преимущество и слабость были общими - можно было не опасаться торпедного огня и мин в этом плотном сероводородном мареве. Оставалось полагаться только на ножи и бояться только мертвых когтей.

[NIC]Enemy Fleet[/NIC][STA]они утонули[/STA][AVA]http://s2.uploads.ru/xZRHS.png[/AVA]

21

- Контакт, - буднично сообщил Сюркуф в радиоэфир, уже не опасаясь перехвата сообщения. Их уже заметили, к чему теперь скрываться? А вот ввести всех членов команды и адмирала стоило, - Шесть «Эхо», приближаются с юго-запада, очень быстро.
Голос подводной лодки не дрогнул ни на йоту, хотя Джек уже ощущал крадущийся прямиком к сердцу страх. В ответ на это, организм автоматически начал выбрасывать в кровь гигантские порции адреналина. Дрожь в руках удалось с трудом унять. Надо действовать, пока не стало слишком поздно!

Джек огляделся в поисках подходящего места для боя. Самым надежным ему показался вход, через который внутрь корабля проникли девочки - встречу с шестью вражескими подлодками без малейшего намека на укрытие можно вполне сравнить с осознанным суицидом. И даже тот факт, что на каждого снаружи придется всего по три врага, не особенно менял расстановку сил и прогноз на исход. А что? Торпедами здесь не воспользуешься, большинство тактик значит уже не сработает. Что остается? Правильно, рукопашный бой и голая математика - двенадцать когтистых и очень опасных рук (не считая челюстей, тентаклей и прочих приятных сердцу мореплавателя сюрпризов) против всего двух ножей. И это если не учитывать, что глубинные не устают, не дышат, не испытывают трудностей с давлением.

Поэтому, не получив никаких других приказов, Джек заплыл внутрь корабля и выбрал наиболее узкий проход, в котором он сможет держать оборону один-на-один. Его не особо волновало, что сделает их флагман. Если он достаточно умен, то не будет строить героя, а займет какой-нибудь другой вход, чтобы не подпустить никого с тыла. На всякий случай, Джек сообщил о своих намерениях:
- Занимаю вход со стороны носа. И если вы меня слышите, то выковыривайте это сейф побыстрее. Эти гости нам явно не рады!

На берегу парень был не прав. В условиях, когда ты не можешь положить всех врагов одним точным торпедным пуском, численность играла огромную роль. И вот тут придется положиться на всех остальных. Это чувство жгло, пожалуй, даже сильнее, чем страх перед глубинными. Но Сюркуф постарался не показывать нервозности, сжать челюсти и встретить первого же глубинного короткой колющей атакой в район сустава. Хоть им не надо дышать, но строение мышц и костей у них аналогично человеческому.

[ava]http://s6.uploads.ru/t/4EF6U.jpg[/ava]

22

Как бы она себя чувствовала, если бы здесь была Роука? Уверенней или нет? Переживала бы за эту дурищу больше, чем за себя? Им ведь всегда трудно друг с другом – вообще, и, уж тем более, в ситуациях и без того требующих сосредоточения и максимальной собранности. Это как белый шум, который не дает нормально соображать, бесконечно отвлекающий неизвестный рефлекс.
Если бы Роука была здесь – Уилла это точно знала – то была бы сейчас на её месте. А она сама – там, снаружи. И сообщала бы про контакт и шесть целей. Шесть...
"Нужно поспешить", – хотя куда, казалось бы, быстрее? Почти вслепую, почти на ощупь. Если бы не Яна и её помощь не факт, что они вообще нашли бы сами корабль на такой-то глубине; особенно в такие кратчайшие сроки.
Комната, куда их привела адмирал, напоминала лабораторию. Скорее всего, ею она когда-то и была – об этом говорило странное и хитроумное, не поддающееся сейчас определению, оборудование. Аккуратно проплыв между двух столов, проведя по одному из них рукой, смазывая и стирая черный осадок, оставляя след от своих пальцев, Уилла навела на панель, к которой уже юркнула Код, свет. Через несколько секунд пластина отошла от стены, а тугие лучи света выхватили из темноты плотно запаянный сейф.
Теперь становилось интереснее, а учитывая количество гостей снаружи от корабля, ситуация набирала щекотливые обороты. Удобнее перехватив рукоять ножа, Лев подступилась к сейфу, чтобы помочь Код выцарапать его из цепкой хватки конструкций.
Стена сдалась первой. Достаточно легко, но отчего-то неожиданно. Весь корабль издал протяжный скрежет, похожий на плач, содрогнулся.
"У-упс", – придержав за руку Вирджинию, словно это могло придать им какой-то устойчивости в неустойчивом корабле, Лев прислушалась к своим ощущениям и тому, что происходило с затонувшим судном. Казалось, корабль раскачивается. В действительности же он словно бы съехал ниже по дну, пока окончательно не увяз и не просел ещё глубже. Всё длилось не дольше, чем несколько секунд, но сердце за это время выдало несколько учащённых быстрых ударов. А потом всё затихло. Остались только мигающие на радаре точки – зеленые и красные. И воцарившаяся в эфире тишина,  плотная, как ватное одеяло.
Зато теперь им ничто не мешало забрать сейф.
– Дай я, – убрав нож, Уилла просунула руки в образовавшиеся пространства между сейфом и тем, что когда-то было целостной стеной и, ногой оперевшись о стену, потянула его на себя. В какой-то момент ей показалось, что легче доломать корабль вокруг металлического ящика, чем вытащить его, настолько неохотно сейф поддавался, но, всё же,  вылез меньше чем на половину из своей ниши. Дальше за него ухватилась ещё и Вирджиния и вместе они подхватили его на руки.
– Сейф у нас, – пора было возвращаться. Оставалось всего ничего – пройти тёмные недра корабля, выбраться из него и выбраться на поверхность.
Мелочи, честное слово. Сущий пустяк.

Отредактировано Sealion II (2016-02-08 20:00:05)

23

- Поставь на пол, - предложила Код Уилле, вынимая из поясной части модуля трос, - Так проще будет. Сейчас...
Ей было страшно. Это было слышно яснее, чем сам ее голос, и прекрасно видно в свете прожектора. Руки девочки сотрясала крупная дрожь, и все же она явно была намерена выполнить миссию, несмотря на сковывающий ее ужас.

По другой от Сюркуфа борт к одной из означенных на карте Мыщак точек входа метнулся Грунион,  но было слишком поздно. Возможно, ему просто не хватило времени. Или скорости. Как было на самом деле, не узнает уже, наверное, никто - сложно ориентироваться по одним лишь точкам на сонарах. Так отстраненно, и безжизненно - одинокую зеленую точку, принадлежащую Груниону нагнали три оторвавшихся от общей группы красные, и плотно сцепились с ней, медленно отходя прочь от корабля. В их мигающем мельтешении сложно разобраться что происходит. Сложно понять, кто ранен, а кто невредим. Сложно даже осознать, что все это происходит в паре десятков метров, а не на другой планете. Или вообще наяву.

Тишина все так же давит на уши, фон к адскому ритму, который отсчитывает биение собственных сердец. Радиосигнал просачивается в уши чужим тяжелым дыханием по ту сторону Вселенной.
- Треуголка, половинка, остальные - дайверы, - сухо доложил голос Груниона, словно сейчас он не сражался за свою жизнь, а так же, как и прочие, смотрел на это со стороны.

- Дим! - всполошилась Треска. Она на секунду замерла, а затем резко рванула из лаборатории, волоча за собой по черному полу только что прицепленный на карабин к поясу сейф, - ДИМ!!
Запаниковав, девочка натолкнулась на стену, и затонувшее судно отозвалось протяжным стоном ржавеющего полуразобранного остова, грозя начать разваливаться на куски, как карточный домик. Оставаться внутри и дальше было бы небезопасно. Но Код и не думала останавливаться. Она метнулась вперед, словно и забыв и про сейф, и про напарницу, хватаясь за проемы и стены, чтобы добавить себе скорости, а проклятый ящик, причина их пребывания в этом аду, мертвым грузом волочился следом.

- Уймись и быстрее выбирайтесь! - рявкнул Грунион в ответ не своим голосом, и в ответ ему мертвое дно сотряс протяжный, перерастающий в ультразвук визг Глубинных, - Они будут звать подкрепление! Выби...

Последнее слово субмарины оборвалось странным хлюпающим звуком. Одна окружающих его красных точек мигнула и погасла.

А следом с сонаров исчез и он сам.

Первая Глубинная, пролезшая в мертвый зев корабля следом за Сюркуфом оказалась старой знакомой... либо очень похожей на ту, недобитую "дайвер": длинные волосы-занавески, перекошенное в вечной смертельной маске лицо, словно в фильме ужасов высвеченное прожектором из черноты. О том, что это именно она, свидетельствовала и отсутствующая левая нога, оторванная по самое бедро, как и страшная осколочная рана на боку. След от торпеды Морского Льва. Но она была мертва уже давно, и уже давно не чувствовала ни боли, ни страха.

Нож державшегося наготове Сюркуфа ударил без промаха, с хирургической точностью отрезав мертвую руку по суставу. "Дайвер" взвизгнула, протолкнувшись в воде дальше, внутрь, и сделала широкий взмах уцелевшей когтистой лапищей. Плечо субмарины пронзила боль: когти оставили на нем четыре глубокие царапины, распоров гидрокостюм. А следом за товаркой в затонувшее исследовательское судно вплыла и вторая Глубинная.

[NIC]Enemy Fleet[/NIC][STA]они утонули[/STA][AVA]http://s2.uploads.ru/xZRHS.png[/AVA]

24

Джек слышал все переговоры между девочками. И когда до его слуха донеслось подтверждение о извлечении груза, он с облегчением выдохнул. Но радость его длилась не долго, потому что в проход ворвались глубинные, и думать о чем-то другом стало сразу же некогда. Луч прожектора выхватил покалеченную глубинную, рьяно сунувшуюся вперед в поисках комиссарского тела. Это её и подвело - Джек, ударил первым и рывком постарался разорвать дистанцию, уходя вглубь черного провала коридора. Он не успел лишь чуть-чуть - руку пронзило болью, и подлодка непроизвольно выпустил облако пузырей вместе с вскриком. В отличие от крика, погасшего в сероводородной трясине и не ушедшего в радиоэфир, пузырьки уперлись в потолок и остались там же.

Боль была ощутимой, но без детального взгляда на рану оценить урон было невозможно. Рука вроде действует, а на сколько глубоко вошли когти, есть ли кровотечение, можно узнать и потом, когда тебя не будут сверлить три пары мертвых глаз. От вида мертвых стеклянных глаз Сюркуфа пробила дрожь. Но хватка на рукоятке ножа оставалась твердой, потому что только эта коротенькая железяка с вороненым клинком отделяла Джека от трех неживых монстров, а соответственно, и смерти.

Флагман проговорил что-то в эфир, но Сюркуф не слушал. Винты на его ногах натужно завывали, пытаясь увеличить расстояние между подлодкой и глубинными. Левая рука шарилась по поясу в поисках чего-то. Непослушные пальцы нащупали тубус инъектора и вытащили его из крепления. Одна секунда, и игла протыкает ткань гидрокостюма, входит в шею, с тихим шипением впрыскивает стимулятор в кровь. Джек прекрасно знает, что этот препарат используется только при получении серьезных травм. Но лучше принять его до того, как в бою подлодку лишат конечностей. Состав подействовал практически мгновенно - стук в ушах утих, боль ушла на второй план.

Инъектор с еще четырьмя порциями стимулятора медленно поднялся наверх и уперся в потолок, когда Джек выпустил его из руки. Он перехватил ножик обратным хватом и сильно пожалел, что у него нет второго. Или что в типовом снаряжении нет меча. Хоть он и не поможет в тесных проходах корабля, но в случаях превосходящей численности врагов еще десяток дюймов острой стали оказались бы хорошим подспорьем. Выбрав момент, Джек стремительно подплыл к однорукой дайверше, и приготовился блокировать замах свободной рукой. Нож в правой рванул вперед, метясь в шейные позвонки. Винты вновь заработали, и Сюркуф выкинул ноги вперед, чтобы оттолкнуться от глубинной и уйти назад.

[ava]http://s6.uploads.ru/t/4EF6U.jpg[/ava]

25

Мир вокруг погрузился в ужасную тишину. Впечатление было такое, словно просто уши заложило. В прочем... может заложило? Может, ей и вовсе всё это кажется? Вот было бы здорово проснуться, а тебе восемь лет и всё это просто приснилось.
Было бы чертовски здорово. А Уилла словно бы даже до конца и не понимала ещё, что именно произошло, когда с сонаров исчезла одна из зелёных точек.
Словно кто-то заботливый щёлкнул выключатель и этим самым оборвал все те мысли, которые не были связаны с выживанием и необходимостью выбраться отсюда во что бы то ни стало.
Если бы не проклятый сейф, за которым они сюда пришли, то за Код было бы не угнаться, но ставший для неё мертвым грузом ящик позволил Уилле догнать девочку. Перед самым поворотом, который до этого они пропустили и который мог бы её увести туда, где с сонаров исчезла одна из зелёных дружественных точек, Лев умудрилась настигнуть Джинни и силой развернула её в другую сторону, удерживая за плечи и не давая вырваться.
– Яна, отсюда есть ещё выходы? – не было времени распинаться во фразах "Товарищ адмирал" и "Разрешите доложить". Собственный голос показался ей спокойнее, чем должен был быть на самом деле. Как и не было времени и на поиски этого возможного выхода, хоть обшивку корабля и изрядно растащили. "Дьявол!"
Самонадеянно и глупо идти к тому выходу, который должен был перекрыть Грунион. Сунуться к Джеку – можно ему помешать, переходу и так узкие для боя, толком не развернуться.
Может быть, если они выберутся раньше, а утопленницы двинутся внутрь корабля, то получится разрушить на них всю эту и без того дышавшую на ладан конструкцию? Это их не убьет, но задержит и даст им шанс уйти от погони. Выйти хотя бы на ту глубину, где у них будут в помощь торпеды.
Не давая Код проходу назад, прямого пути к самоубийству, настойчиво толкая и уводя её от незримых врагов, обозначенных только на сонаре, Лев не знала за что лучше взяться: за нож или карабин, чтобы Джинни, когда они отсюда выберутся, не пошла потом в первую очередь ко дну под весом сейфа. Выбрала карабин, оценивая обстановку и оставшееся у них время.
– К Сюркуфу. Живо!
Уилла помнила рекомендации, данные им ещё на берегу.
Прекрасно помнила, что если один из них будет ранен, то они могут бросить сейф, чтобы только выбраться отсюда. И помнила слова Димы уже там, в экраноплане. Вот только раненых у них и не было. Был убитый.
Как там... допустимый процент потерь?

26

- Ищите... иллюминаторы в каютах, по правому борту, - сдавленно ответила Мыщак, очевидно, изо всех сил пытаясь взять себя в руки. На первых слогах ее голос надорвался, но она тут же откашлялась и продолжала, - Если не сможете протиснуть сейф - отцепляйте.

Желтая рамка обвела несколько помещений немного дальше по правую руку. Не слишком надежный выход, но все же более предпочтительный, чем проделывать долгий путь назад. В первом помещении до окна было не добраться из-за завалившей его мебели, дверь второй каюты была придавлена изнутри чем-то, что отказывалось сдвигаться, третья - заперта. В четвертую Код ворвалась первой, не переставая всхлипывать в эфир, и бросилась к окну.

- Обойдете правый борт снаружи и поможете ему с другой стороны. Так будет быстрее, - снова голос контр-адмирала, напряженный, полный тревоги, - Двое по левый борт, трое уже внутри. Лев, командование на тебе.

Код толкнула иллюминатор обеими ладонями, затем еще раз... потом, кажется сообразив, что не так, принялась шарить по круглой раме в поисках защелки, отогнув которую, открыла иллюминатор и сразу выскользнула вперед. Сонар продолжал мерно мигать в такт сердцебиению, две из трех расправившихся с Груниуном точки сразу же двинулись наперерез девочкам.

- Нужно проверить, - возбужденно сказала Код, на автомате вытягивая сейф за трос наружу. Чтобы его вытащить пришлось поднатужиться, - Они могли просто оглушить его, сломали ему связь. Пожалуйста!

Казалось, она и думать забыла и о Сюркуфе, и о том, что на радаре к нему пробирается уже третья красная точка...

Произошедшее же с ним было одной из главных причин, по которым в учебке не рекомендуют использовать винты подобным образом. Однорукая сдала назад, с легкостью уходя от ножа, а при попытке Сюркуфа оттолкнуться винт захватил клубящиеся в воде длинные волосы утопленницы и вырвав их клоками вместе с кусками скальпа, окончательно запутался и заклинил. Чудовище издало очередной протяжный крик, подергав головой, резко извернулось и вонзило когти в застрявшую ногу, пронзая икру французской подлодки практически насквозь. Товарка "дайвера", протиснувшись внутрь, не отставала: она поднырнула под сцепленными подлодками - живой и Глубинной - хватаясь руками за пол, как будто ползла, и, сквозь боль Джек осознал, что покрытые струпьями мертвые руки неотвратимо обхватывают его за шею и скользят к лицу, хватаясь ладонью за маску-ребризер.

[NIC]Enemy Fleet[/NIC][STA]они утонули[/STA][AVA]http://s2.uploads.ru/xZRHS.png[/AVA]

27

Мощная вспышка боли пронеслась по нервным окончаниям и достигла затуманенного препаратом мозга. Если бы не стимулятор, Джек не смог бы удержать нового крика от свежей раны. Можно сказать, что он почти ничего не почувствовал, равно как и не слышал переговоров в радиоэфире. На него медленно и неотвратимо надвигалась кроваво-красная пелена ярости, заставляющая сжать челюсти с такой силой, что скулы начало сводить. Но Джек не чувствовал и этого. Он с ненавистью посмотрел на приближающихся тварей, а затем медленно перевел взгляд на заточенную в плену пронзивших её когтей ногу. Казалось, что в этой плотной черной жиже вокруг даже время сгустилось, хотя датчики модуля продолжали неумолимо фиксировать пульс бешено колотящегося сердца Сюркуфа. Расход кислорода в этот момент превысил все допустимые значения.

Из этой ловушки есть только один выход. Джек зарычал и что есть мочи ударил ножом по своей ноге, чуть ниже колена, отсекая её в одно движение. Такую боль не могли заглушить даже самые мощные стимуляторы. Но они позволили не потерять сознания от шока, остаться в бою. Проводив взглядом конечность, оставшуюся в лапе однорукой глубинной дайверши, Джек переключил все свое внимание на вторую. Он бросил левую руку вперед, целясь в горящие глаза твари с одним только желанием - выдавить, лишить зрения, помешать. Нож описал короткую дугу в обрушился на шею глубинной точно так же, как секунду назад на ногу Сюркуфа. А затем еще, и еще, и еще. Безмолвная борьба холодной жажды смерти и кровавого безумия, охватившего отчаянно сражающегося за выживание парня.

Он совсем не думал о сочащейся из культи крови. Все его мысли были сосредоточены на острие ножа, раз за разом входящем в тело мертвой глубинной подлодки. Часть ударов пришлось делать уже не глядя - парень отвернул голову и вытянул шею назад, пытаясь избежать рук, хватающих его за маску. Стараясь выйти из окружения, Джек включил единственный рабочий винт на единственной ноге, отступая еще дальше в недра остова корабля. На союзников он уже не рассчитывал. Найти бы хоть десяток секунд, чтобы затянуть на обрубке жгут.

[ava]http://s6.uploads.ru/t/4EF6U.jpg[/ava]

28

Это надрывное "Пожалуйста!" резануло её сильнее любого ножа, впиваясь острой иглой в самое сердце.
Оглушили. Оборвали связь. Было бы здорово, если бы подобное "А вдруг..." имело право на существование. Но Лев знала, что Глубинные не берут пленных, им не нужны заложники. Только другие мертвецы.
Сглатывая ком, застывший в горле, Львица мобилизировала все те силы, все те качества, из-за которых смогла дожить до сегодняшнего дня.
– Нет, – сказала она и тут же почувствовала себя на удивление лучше. Иррационализм происходящего отступил, куда-то отодвинулся. Уилла снова могла принимать решения. Надолго ли? И хватит ли этого короткого "Нет" для Джинни? Нет. Явно нет.
"Бросаем сейф", – вертится на языке, но она ещё не решается. А в том, как они расходятся, как натягиваются тросы между ними, в медлительности Код и готовности ринуться в другую сторону, Уилла чувствует нерешительность.
– Двадцать пять процентов! Хочешь, чтобы стало пятьдесят? – она надеется задеть её за живое, попасть туда же, куда утром так метко ужалил Сюркуф; достучаться через пелену слез до разума, внутренне содрогаясь от собственных слов.
В ответ Код взвыла как раненый зверь... и подчинилась, под мерный гул винтов двинувшись по направлению к окруженному товарищу. Она то и дело прикасалась рукой к борту корабля, словно стараясь не отстать, не отклониться с курса. А может быть, просто нуждалась хотя бы в какой-то опоре.
Две утопленницы из тех, которые рванули им наперерез от того места, где погасла зеленая точка принадлежавшая Диме, догнали их у самого входа в корабль. Того, через который они с Код уже проходили. Отслеживая по сонару куда продвигается Сюркуф под напором трех противниц, Львица едва сдержала тихий раздраженный рык. В происходившем её начинала бесить собственная беспомощность, граничащая с бесполезностью.
– "Ка", – коротко отозвалась Львица, обозная цель, а сама устремилась к "Со"-классу.
– Е-есть... – голос был сдавленный, но теперь дрожал не только от свалившегося на девочку горя. Кажется, она сообразила, что это прямой шанс отомстить, и рванула наперерез "дайверу".
Лев не собиралась ждать удара и хотела нанести его первой. Желательно так, чтобы он же стал и последним. Она перехватила одну из когтистых белоснежных ручонок,  осуществляя захват, и попыталась загнать твари сталь в глотку.
Светящиеся, немигающие глаза "треуголки" очертили движение ее головы: нож лишь зацепил ее скулу. Возможно, именно поэтому она замешкалась, и ее свободная рука лишь вяло рассекла воду, прежде чем с нечеловеческой, мертвой силой, Глубинная резко сдала вниз, утягивая Уиллу за собой. Трос, связывающий девочек и сейф между ними, сильно натянулся, рванув вниз и невидимую в бескрайней черной мути Код.
"Дьявол", – к черту Орочи и их ценный груз, раз он им так нужен, то пусть сами сюда лезут. Следовало бросать ящик, но даже на то, чтобы отцепить трос не было времени, не говоря уже о том, что оставлять его только на Джинни будет сейчас свинством, – "Потерпи немного, малыш".
Львице нравились Со-шки больше всех прочих. Странное пристрастие и увлечение, но уж какое есть. Такая тварь казалась разумнее своих товарок и уж точно всегда была опаснее.
Дыхание сбилось, собственные винты натужно заработали, пытаясь сбавить скорость резкого погружения к самому дну. Не отпуская чужой руки, Лев ударила в локтевой сустав.
И нож нашел свою цель. Мертвая плоть и сустав под ней поддались, словно мягкое масло, нож прошел дальше, всаживаясь в бок "треуголки" по самую рукоять. Все еще горящий прожектор высветил абсолютно беззвучную борьбу немного выше: захватив нож обеими руками, Код с размаху всадила его в ключицу "дайвера".
Отпуская из пальцев обрубленную конечность, Лев перехватила вторую руку покойницы, чтобы обезопасить себя от неё. "Ранена" не равно "убита", но Уилла искренне надеялась, что той недолго осталось и пыталась тянуть её в свою очередь вверх, чтобы вынужденное расстояние между ней и Код не мешало им их "связанностью".
Потянув тварь к себе за руку, Льву показалось, что она чует запах смерти, разложения и распада.
На лице утопленницы не было ни следа боли, страха или отчаяния, а в светящихся в темноте глазах не было ничего – они были совершенно безразличными и холодными, застывшими. Вселяющими холодный, безнадёжный ужас.
Именно она... именно эта тварь его убила. Не важно, какую роль она сыграла в случившемся, но поднявшаяся ярость почти застилала сознание, гранича с холодной жестокостью. Уилла не знала чего может бояться то, что и так уже мертво, но сама она желала, чтобы эта тварь не смотрела на неё такими равнодушными спокойными глазами. Но это бессмысленно, на это нет времени. И она постаралась чтобы хотя бы новый удар нашел нужную цель – горло подводной "красавицы".
Перехваченная рука вывернулась с такой силой, что Морской Лев услышала, как затрещали ее суставы: запястье было вывихнуто, и, не будь на нем гидрокостюма, висело бы сейчас под каким-нибудь не положенным природой углом.
Но этот рывок и взрыв боли в руке следом за ним не помешали подлодке свершить свою месть. Движение было четким, как у хирурга: нож вонзился утопленнице под подбородок, и ее распахнутая в немом крике пасть захлопнулась, выпуская в сероводородную муть густую, похожую на чернила жидкость. Глаза "треуголки" пару секунд слепо таращились на Уиллу, а затем погасли.
В луче прожектора медленно падала на дно вторая мертвая фигура, оставляя за собой такой же черный шлейф. Задыхаясь в радиоэфир от сдерживаемых рыданий, Код, не медля, потащила злосчастный сейф вверх, ко входу в затопленное судно.
"С-с-с-сука", – боль вышибла дыхание из груди разливаясь ноющим жгутом до самого плеча, а на глаза навернулись слёзы. Желание догнать окончательно сдохнувшую тварь, чтобы разорвать на части, было молниеносным и вместе с этим легко подавляемым. К чему тратить силы на то, что больше не нарушает законов природы, когда есть три её живые подружки?
Убирая нож Львица поспешила за Код, нашаривая здоровой рукой на поясе стимулятор и в свете прожектора осматривая свою левую руку. Пожалуй, ей даже повезло – легко отделалась, могло быть хуже. Уилла зажмурилась от укола не желая мириться с болью.
Опьянённая то ли болью, то ли чужой кровью Львица зажмурилась и попыталась поставить вышедший сустав на место, но стало только хуже. Что-то сильно хрустнуло, извещая о неправильности предпринятого действия, перед глазами поплыли красные круги, а дыхание сбилось. До боли закусив губу, девушка почувствовала во рту кислый, солоноватый привкус. Уже в узком проходе, которым они с Код уже проходили, она облокотилась на несколько секунд о стену, позволяя себе сделать  размеренный вдох, осторожно прижимая пострадавшую руку к телу, стараясь найти для неё максимально защитное положение.
Если бы не стимулятор...
– Джек, доложи, – голос прозвучал глухо, с хрипотцой.

P.S. Согласовано с ГМом всецело и полностью (:

29

...Но Джек не ответил.
Что-то лишь натужно прохрипело в эфир и замолкло.
Датчики все еще работали, о чем свидетельствовала мигающая на сонаре точка, ему удалось избавиться от одной преследовательницы, и оторваться от другой, но, судя о положению точки на сонаре, от остановился в примыкающем к входу помещении и не двигался с места.
- Сюркуф ранен, - ломающимся голосом доложила в эфир Мыщак, - Скорее всего, потеря сознания, жизненные показатели стабильны. К черту сейф, хватайте его и выплывайте.
Код замялась, но затем громко выругалась в эфир и, опустившись на палубу, отстегнула от пояса карабин.
- Все это... ни за что. Ни за что... - шепнула она с болью в голосе. Наверняка намереваясь сказать это только самой себе.
К счастью, бросаться вперед и делать самоубийственные глупости девочка не спешила. Она смиренно дождалась Морского Льва и двинулась внутрь бок о бок с ней, сжимая в руке нож бойцовм хватом. Очевидно, осознавая возложенную на нее задачу как единственной невредимой части маленькой подводной флотилии.
Случившееся с французской подлодкой стало очевидно на входе: первым, что высветил луч прожектора Уиллы была уже опустившаяся на дно отрубленная по колено обтянутая гидрокостюмом конечность, сплошь окрасившая сероводород вокруг в оттенки красного. Винт, зацепившийся за длинные волосы Глубинной, и ее недвижимое обнаженное белое тело рядом, со вскрытым до позвоночника горлом и выпотрошенное наискось почти до пупка. Код тихо вскрикнула, схватившись за дыхательную маску рукой в рефлекторном жесте и замотала головой, борясь с тошнотой. Оставшийся в живых противник - "дайвер" в полусгнивших обрывках какой-то длинной одежды - ударилась о закрытую дверь в коридоре пару раз, резко обернулась на девочек, вплывших внутрь и, вероятно, осознавая ставшие неравными силы, принялась удирать куда-то вглубь корабля. За дверью мерно продолжала мигать принадлежащая Сюркуфу точка на сонаре.

[NIC]Enemy Fleet[/NIC][STA]они утонули[/STA][AVA]http://s2.uploads.ru/xZRHS.png[/AVA]

30

Это было похоже на то, как поплыло сознание от боли.
Уилла поняла, что сейчас так же уплывает. Что боль потерялась в глубинах сознания, как отдалённый маяк, признак здравомыслия и самосохранения, что она видит мир и понимает лишь в пределах и границах точек на радаре. Уилла смотрит на сейф, проклятый стальной ящик, ради которого они здесь, смотрит на оставшийся единственный карабин и трос который ведет к нему. И не находит сил убрать нож и отцепиться от лишнего груза. 
Всё зря.
Всё, чёрт подери, зря.
Смерть Димы. И тишина в эфире от Джека.
Уилла делает медленный и кажущийся неверным шаг вперёд. Она ощущает себя чем-то неподъемным и слишком неповоротливым, большим, просто тяжелым. Стальным. Ей кажется, что она едва движется. Как во сне, в съёмке с замедленным действием, она видит свою собственную руку, резким движением перерезавшую трос.
"Пойдём", – наверное она думала, что сказала это вслух. Поравнявшись с Код, они вместе двинулись дальше. Уилле кажется, что она задыхается в этой сероводородной мути и, позволяя себе на несколько секунд закрыть глаза, воспринимает мир тремя точками на радаре – двумя зелёными и одной красной – делает несколько медленных глубоких вдохов. Но это не устанавливает бешено бьющегося где-то под самым горлом сердца.
Какими бы силами Джек ни противостоял превосходящим силам противника – ему их почти хватило. Уилла, застыв, смотрела на двух выпотрошенных дайверов и, кажущийся не настоящим, обрубок ноги. К горлу подступил теперь ещё и ком тошноты.
Третья тварь, перестав ломиться в закрытую дверь, рванула вглубь корабля.
– Вытаскиваем его и попробуем развалить конструкцию, – если только тварь не выберется раньше. В любом случае, будет хреново, если она сможет удрать и позовёт себе на помощь подружек. У Уиллы не было ни сил, ни средств, чтобы заводить новые подводные знакомства.
Молча указав Код на дверь, за которой был сигнал, принадлежавший третьему, пока что ещё живому, товарищу их уменьшившейся флотилии. Дверь не была заперта, но что-то мешало её открыть.   
Пришлось навалиться на дверь вдвоем, опереться ногами на противоположную стену в узком коридоре, чтобы тяжелый предмет, поддерживающий дверь закрытой, немного сдвинулся с места. Оным предметом оказался металлический стеллаж, опрокинутый от стены. Очевидно, Сюркуф, понимая, что сознание начинает дрейфовать, завалил вход, чтобы выиграть себе немного времени.
Он камнем валялся на черном полу в мутном облаке собственной крови. Обрубок ноги кровоточил слабо: спасибо ударной дозе стимулятора и жгуту, стягивающему ногу.
Увидев его, Код с пару секунд колебалась. Бормотала что-то на неизвестном наречии, с болью и злобой, но, в конце концов, пересилив себя, принялась поднимать парня с пола.
Доставшая неловкими движениями спрей -герметик, Львица опустилась на одно колено рядом с Джеком и щедро выплеснула спрей на место обрубленной ноги, после чего подхватила парня под вторую руку, нырнув под неё и перекинув себе через шею, чтобы помочь Джинни. Получилось удачно, а, может быть, Код учла, что у неё одна рука теперь не рабочая, так что поддерживала Джека Львица здоровой.
Они двинулись обратно к выходу.  В узком коридоре втроём было не развернуться и пришлось двигаться почти боком. Переступая через оставленный сейф, Уилла вновь услышала, словно взаправду, голос Код, показавшийся ей её собственным.
"Всё зря".
Напрасно. Всё просто напрасно.
А им даже хоронить будет некого.
Холод струился по жилам; боль мерно, неслышно, стучала в висках.

P.S. Согласовано с ГМом всецело и полностью (:


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Банк завершённых эпизодов » [Квест] 08.02.2025 "Во тьме"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC