25.10
Администрация вернулась и скоро доберется до всех вас! Трепещите и раздавайте долги по постам.
13.09
Администрация форума на две трети в отъезде/собирается уехать. Просим никого не пугаться, не теряться, обращаться к Славе и Сюркуфу, а так же писать посты.
Возможно, в октябре будет перекличка.
20.08
Репрессии и проверка актуальности личных эпизодов, подробности здесь.

14.07
Мини-обновление квестов. Ознакомиться и записаться можно здесь.

10.07
Смена одёжки форума, обеспеченная прекрасной бернкастель. Давайте пожелаем ей побольше кошечек за подарок.
Если выявите баг, пишите в ЛС Нагато.

03.07
Основные проблемы, вызванные переездом серверов, исправлены. Однако, мелкие глюки могут наблюдаться до сих пор. Просим игроков писать посты в текстовых редакторах или хотя бы копировать их туда перед отправкой.

30.06
Проблемы с авторизацией и загрузкой страниц. Исправление грядёт в ближайшие дни, а пока выйти из учётной записи или зайти в неё возможности нет. Набираемся терпения и ждём.

17.06
Всех игроков, желающих играть далее, просим зайти в тему "Общий сбор". Это не перекличка, а попытка свести сюжетные линии во что-то объективное, в связи с перекройкой административного состава. Ругаться можно в личке Нагато.
Всем, сдающим сессию, курсовые и дипломы, желаем удачи!

Kantai Collection FRPG

Объявление

Добро пожаловать на ФРПГ, в основе своей берущую идею игры Kantai Collection. Гостям и пользователям мы желаем осваиваться и располагаться поудобнее, ведь на форуме сейчас царствует ветер перемен, несущий немало сюрпризов. Leprosorium

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Банк завершённых эпизодов » [Патруль] 06.03.2025 "Впереди - только море."


[Патруль] 06.03.2025 "Впереди - только море."

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

"Впереди - только море."

Точных данных о врагах нет, в районе отмечена слабая активность Глубинных.

Участники:
Адмирал:
Контр-Адмирал Хельги Иверсен.
Флотилия:
Подводные лодки:
SS-195 "Морской Лев"
SS-315 "Морской Лев"
Линкор Король Георг V
Тяжелый крейсер "Принц Ойген"
Авианосец "Энтерпрайз"

Дата и место:
06.03.25, Кунаширский пролив
Цель операции:
Первый выход в море новой флотилии Иверсена с целью отработки взаимодействия обещает быть сложным разве что из-за противоречий в команде, но кто знает, что может случиться в море - Глубинные не следуют планам людей.

Очередность:
Хельги,  Морской Лев I, Морской Лев II, Принц Ойген, Король Георг V, Энтерпрайз

2

Экраноплан набрал скорость, поднимаясь над водой. Хельги любил эти машины, которые все еще позволяли людям побывать в море с приемлемыми  шансами на возвращение, да и командовать поближе к полю боя. Работая "технарем", он не упускал возможности поработать и с ними и даже взять пару уроков пилотирования. Идя на малой скорости, можно даже выглянуть и вдохнуть свежий воздух моря, которое отвергло людей, став столь же опасным, как и тысячелетия назад. Возможно, Илси не так уж и неправа и пришла пора уступить место новому виду... Да только слишком немногочисленный выйдет вид, учитывая происхождение душ. В любом случае, адмирал был скорее рад вылазке после долгого бездействия и сомнений. Его флотилия была в сборе и готовилась сейчас к первому патрулю. Для подобного выбирали относительно безопасные места вблизи от базы, как сейчас - Кунаширский пролив считался практически чистым, в него заплывали только случайные Глубинные... Но именно поэтому и нужны патрули. Всплывет случайная тварь там, где ее не ждут - и будут жертвы как от иной принцессы. Просто потому что не готовы и расслабились.

Но вот уже на радаре точка высадки и Иверсен, кивнув пилоту, выходит в десантный отсек, где ждет его флотилия. Смотрит в их лица, пытаясь понять, чего они ждут от него и готовы ли стать одной командой... Но только море покажет правду. Поэтому адмирал не тратит время на раздумья и обращается к ним.

- Флотилия, слушать мою команду.  Сегодня ваш первый патруль и он не только тренировочный. Это настоящее море и Глубинные тут встречаются. Ваша задача - пройти по маршруту и установить их наличие или отсутствие. При появлении - доложить и уничтожить, после чего вернуться на борт в точку сбора. А самое главное - сделать это, не ломая строя и не мешая друг другу. Верю, у вас получится, талант и опыт на вашей стороне. Первыми покидают борт Морские Львы, их задача - подводная безопасность флотилии. Следующие - Рико и Ойген, затем Энтерпрайз. Действовать далее по команде Рико, маршрут патруля вам передан. При появлении в зоне гражданских кораблей идентифицировать и доложить.

Адмирал сделал паузу, уже ставшую привычной - отделяющую формальную часть от простой человеческой, не всегда соответствующей уставу и правилам.

- Маршрут маршрутом, но в море решение за флагманом. У вас есть только одна цель - завершить патруль и благополучно вернуться. Ваша интуиция, опыт ваших кораблей - то, чему вы должны доверять в бою в первую очередь. потому что это быстрее любого приказа. До точки высадки пять минут. Удачи, ребята.

3

Яблоко было терпко-сладким и совершенно не обладало запахом. Один его бок был красный, а другой зелёный ровно до того момента, как оно попало в руки, а потом и зубы субмарины.
Пожалуй, что яблоко было единственным, что скрашивало сейчас жизнь Уиллы. О том же, что делать когда его не станет, она старалась не задумываться.
День не предвещал ничего хорошего и дело было не в патруле. Точнее не в том, чем он мог завершиться или с чем им, при невезении, может посчастливиться столкнуться. Лёва просто не хотела в море. То ли не сейчас, то ли не в такой компании. Хотя нет... всё было ещё проще.
Ей просто не хотелось сейчас ничего.
Ещё два дня назад – а, может, даже вчера – она была более чем живой. А сегодня словно все аккумуляторы сели. Не осталось ни единой крупицы сил.
Ей совсем не хочется говорить. Не хочется писать и разбираться в том завале, что образовался в электронной почте. Не хочется смотреть фильмы или читать книги.
Не хочется новой информации в свою голову. Не хочется новых впечатлений своим глазам.
Хотелось вернуться в свою комнату, чтобы сесть и смотреть в стену. Или в потолок. Или на свои руки с обкусанными ногтями.
И слушать, как звенит тишина.
Пропустившая завтрак и едва успевшая прийти к точке сбора незадолго до того, как её начали бы искать, Уилла была яркой демонстрацией одновременно ужасающей растерянности и глубокой задумчивости. Не проверившая следом за техниками, что было присуще многим канмусу и считалось в порядке вещей, своих модулей она только и делала, что методично и неспешно уничтожала яблоко, пока в её руках не осталась лишь тонкая и гибкая плодоножка.
Она ни кому ничего не сказала, едва ли на кого-то толком посмотрела, проигнорировала – что было верхом небывалого – Нумачи.
Казалось что яблоко было единственным, что имело значение. И лишь когда его не стало – по счастливому стечению обстоятельств ровно к тому моменту, когда они добрались до места своего назначения – три-пятнадцать проявила хоть каплю заинтересованности к происходящему вокруг. Правда, заинтересованность эта всё равно оставалась пассивной.
Выслушав речь адмирала, она подняла на него взгляд, перестав крутить между пальцами гибкую плодоножку. Молчала несколько долгих секунд, словно силясь что-то спросить или сказать, но в итоге поджала губы и медленно кивнула.
"Интуиция, да..?" – хотелось бы верить, что она сегодня в случае нужды не откажет.
Спрут сжимает холодными щупальцами сердце.
Уилле неуютно со спрутом. Она с ним не дружит.
– Удачи всем, рассчитываю на вас, – обращаясь ко всем сразу и никому конкретному. Слова звучат в пустоту.
Поднимаясь со своего места, субмарина сжимает в ладони то, что осталось от яблока. Оглядывается через плечо на Роуку:
– Шевелись, ржавое корыто, – как неудачный аванс. Бессмысленная попытка создания видимости, что всё в порядке.
Не мешать друг другу – верно озвученный нюанс в поставленной задаче. Пожалуй, сегодня у них есть все шансы хотя бы с этим справиться.
Подступив к обрыву, образованному в палубе экраноплана, Уилла без малейшего колебания прыгнула вниз.

4

Едва Уилла с плеском коснулась воды своими винтами, как что-то плотно ухватило ее за щиколотку и рвануло вниз, под воду. "Лев" не успела ничего сделать - она с хлюпаньем ушла вниз, утягиваемая мощной рукой. Чья-та рука упрямо тащила ее на дно, вцепившись словно клещ, рядом было слышно чье-то бульканье и фырканье. Она даже не успела достучаться до флотилии, которая в этот момент тоже переживала не лучшие времена.

Сразу после того как Лёва вторая прыгнула в отверстие в днище машинки, экраноплан вздрогнул, завизжала аварийная система и кораблик на крыльях накренился вперед, зарываясь носом в воду. Вся флотилия покатилась вниз: матерясь, больно стукнулась затылком о переборку Рико, следом за прямо в ее грудь уткнулся ее же адмирал, сверху на них упала обтянутая галифе задница "Принца", а мимо них, к пилотам, улетела Энтерпрайз, повиснув в дверном проеме из-за своего стильного лука, не прошедшего узкое пространство дверного косяка. Нумачи повезло больше всех - она буквально вылетела из дырки десантного модуля и могла наблюдать с поверхности моря, как их экраноплан кувыркается по поверхности воды, лишается крыльев, разлетающихся в стороны огромными кусками и с грохотом падает в воду, дымясь от внешнего повреждения. Кажется, патруль отменяется...

5

Судно двигалось плавным ходом, Нумачи пыталась наверстать бессонную ночь и отсидеться где-нибудь, где не так бдителен надзор адмирала. Она дремала, укутавшись в кусок брезента, чтобы скрыть идиотский обтягивающий гидрокостюм и просто укрыться от всего и вся хотя бы ненадолго.
Она то и дело клевала носом, на несколько минут проваливаясь в сон, но почти сразу просыпалась от самого незначительного толчка или на чей-нибудь голос. Болтали, впрочем, они неохотно и чаще всего что-то кем-то сказанное не подхватывалось остальной группой, замирало в воздухе и растворялось в нем без следа, без ответа. И никто не это не обижался. Никого же не заставляют тут говорить.
Молчать – сколько угодно. Нумачи занималась этим с самого своего появления. Даже на перекличке не отозвалась, а только лениво, как школьница на уроке, подняла руку и тут же стыдливо спрятала, мол, я не я. Надо так надо.
В это и правда было больше «надо» чем долга, чем отваги и героизма и всех прочих до небес возвышенных чувств вместе взятых. Кораблик не ликовал, скорее наоборот, пуще прежнего поджал хвост и забился в угол. Не то чтобы она не понимала его чувств, его страха хватило бы на двоих, так что вместо того чтобы бояться Нумачи собиралась с силами и решимостью, но, похоже, растратила их еще до утра. Не моргнув, собралась и как-то оказалась здесь, возможно, не без помощи Второй: всё. Остальное было не важно.
Модули тихонько скрежетали, придавив к полу, подобно якорям. Ей даже приснилось, будто она проспала весь патруль и ее бросили на съедение рыбам. Позитивненько так.
Потом она проснулась на запах яблок и лишь недовольно, исподтишка, зыркнула на Вторую: везет таким. Ей вот кусок в горло не лезет в такие моменты. Но запах был сладкий, тонкий, напоминающий исключительно о хорошем.
Нужно больше яблок, сэр.

На речь адмирала она вышла прямо в брезенте, кутаясь в него, как в плед. Без чьей-либо подсказки поняла, что что-то не так и отбросила его в сторонку.
«Опыт, да..?» – с сомнением прислушалась она. С трудом воздержалась от очевидного вопроса: что, если не было никакого опыта? Ну, по крайней мере того, что послужил бы прочной основой, а не наработанный за выслугу лет – тот, что ломается, как хрупкий лед, перед борьбой с наваждением, с постоянной внутренней борьбой и борьбой со своей судьбой. 
Чем обернется для них этот «просто-патруль»? Пока не сделаешь шаг вперед, последний, отделяющий от глубины, все равно вовек не догадаешься.
В лоб прилетело «ржавое корыто». Нумачи рассеянно обернулась, словно передавая эстафету дальше, вдруг, в самом деле, это было послание кому-то другому. Она слишком устала для этого. Не откликнулась даже для галочки, даже ради поддержания этого… боевого духа.
Уилла сиганула вниз, Нумачи задержалась буквально на секундочку, заканчивая сладкий зевок, и это то ли спасло ее, то ли наоборот сыграло с ней злую шутку: корабль торкнуло. Их тряхнуло из-за всех сил, даже испугаться как следует не успела. Распахнула глаза, сон как рукой сняло – раз. Полетела назад, ремни снаряжения прочно врезались в кожу, а она думала, как бы не удариться об стену и не потерять сознание – два. Короткий переполох, крен в другую сторону и снова удар, от которого они разлетелись по сторонам, словно семечки. Снова вперед затылком, почти как в парке аттракционов, если бы не все было так грустно – три. И, наконец, четыре: холодные объятья моря, в которое она угодила. Сквозь толщу воды удалось разглядеть кружащийся в метре над водой экраноплан, потерявший управление и, кажется, крылья. Ее перестало заносить спиной вперед, наконец, она обрела власть над собственным телом, которое уже получило пару повреждений, совместимых с жизнью.
Что-то еще было до. До того момента, как все пошло вразрез плану. Не разобравшись толком, доверяя той самой интуиции, кроме которой ничего не осталось, она, пронзая толщу воды, уверенно плыла в направлении, противоположном от команды, которая не досчитывала одной подлодки. Ну, хорошо, уже двух.
«Я пропала».
Она точно пропала. Но ей позарез было нужно туда, где она различала в темноте резкие движения и игру отчетливо-резких теней и холодного света, на фоне обманчивого спокойствия вод. Глубины она не боится, а уж чего боится, то не допустит. По крайней мере, она не собиралась удирать. До цели оставалось пару метров... миссия, патруль, что угодно, были забыты. Ударить по твари, которая тянула Вторую за собой, было не то чтобы не приказано, а просто нельзя, пока гадина не отплывет подальше.
Вроде бы постоянно на связи, а такое чувство, что шум в ушах – это чьи-то тайно отдаваемые приказы, и вот уже чей-то голос велит стрелять по ним, и их обоих вот-вот разорвет на куски дружеский огонь из торпед и снарядов. Вера в команду как всегда на высоте.
Нумачи спешит, подплывает слишком близко, рискуя подставиться под удар, зато держит. Держит Уиллу за руку и сыплет удары ногами на голову (а голову ли?) чему-то. Отбивалась, как ребенок, и всматривалась в лицо напротив словно в последний раз. О таких вещах не принято докладывать, но, похоже, Нумачи Роука не на шутку испугалась. И если бы, если бы за себя…
Пять лет выслуги разбились о камни, канули ко всем чертям. Нумачи хваталась за последнее, что у нее осталось, переплетая свои-чужие немеющие от холода пальцы.

6

Хорошее настроение, вызванное встречей с систершипом осталось где-то во вчерашнем дне. Накануне Рико вернулась к себе, убаюкивая в отведенной для паразита части души умиротворенность и ощущение возвращения чего-то давно потерянного и почти забытого, но утро вновь перекрыло ей кислород. Что интересно, флотилия ее настроению вполне соответствовала - только если "Георг" давно научилась держаться бодрячком, то остальные...

По пути она разок возвела глаза к потолку, разок громко поинтересовалась у девчонок, не коллективный ли ПМС вызывал кислые рожи, прямота шутки явно не вызвала отклика. После зевнула и уделила повышенное внимание собственному модулю. Хоть он здесь оставался нормальным. Возможно, думать так было заносчиво, но ей, совсем не залечившей те раны, что остались в сердце на месте погибших, и, конечно же ту, не столь глубокую, но не менее болезненную, что была на месте исчезнувшего, чужие, не столь крупные проблемы казались до цинизма мелочными и глупыми. Да только не донести этого так просто. Необходимости ценить то, что имеешь, если вкус потери еще не сводит горло в полной мере.
С одной стороны, понимать это нужно, пока не стало слишком поздно.
С другой - дай-то морской бог, чтобы понять и не пришлось.
И где убедительность и владение словами Лысого, когда они так нужны. Вот уж кто был всем флагманам флагман.

Рико уже застегнула замки металлического корсета поверх утепленной непромокаемой куртки, когда с речью к ним вышел адмирал.
Раздражение знакомой мухой вернулось и принялось зудеть где-то на грани восприятия. Речь казалась ненужной и чрезмерно напыщенной, словно сама ее подоплека - просто попытка обозначить свое командование.
"Слушай мою команду? My ass, douchemiral"
- Мы теперь всегда будем таскать за собой мертвый груз на простые походы по точкам? - нагло осведомилась Рико, влезая босой ногой в движок и закрепляя его на голени поверх штанины, - Все это мы могли бы выслушать и на берегу, и...

Она как раз закончила натягивать на ногу второй движок, собираясь сказать что-то еще, как невидимая сила рванула вбок, швырнула головой на переборку, в грудь ударило что-то еще не столь твердое. Рыком, вместо лениво-ядовитых сомнений в нужности адмирала как такового, выдав пару сочных и беззастенчиво нецензурных фраз, линкор крепко ухватилась обеими руками за поручень и буквально выдернула себя вместе с тяжеленной боевой машиной в относительную свободу, с трудом удержавшись от того, чтобы, как бы невзначай садануть адмиралу движком по почкам. По справедливости - во вторжении в личное пространство он виноват только потому, что его понесло в патруль вместе с командой.

Бешеное родео закончилось едва ли не столь же резко, как началось: экраноплан с размаху приземлился прямо в воду, и, судя по всему, начал медленно идти на дно. "Георг" осмотрелась, потирая затылок, и пытаясь сориентироваться в пространстве.
"Тонем".
Причем, тонули неудобно, носом в воду. Так просто и не выберешься - придется либо выдавливать стекло в кабине пилота, либо добираться до аварийного рычага, чтобы открыть погрузочные "ворота" в задней части экраноплана. Рико приняла решение быстро, и, ругаясь сквозь зубы, принялась карабкаться вверх, хватаясь за ремни и уступы, неповоротливая, но сильная и неостановимая в своей упрямости.
- Вот поэтому... - выдохнула линкор, финальным рывком пытаясь дотянуться до рычага, - Адмиралы и не должны высовывать нос из штаба.
Перефразируя знаменитый постулат, рожденный ходить по земле не должен соваться в воду. Ну и как доставлять его на берег без экраноплана - на руках тащить? Увольте. Пальцы ухватили рычаг и одним движением дернули вниз. Опора под "Геогром" тут же ухнула вниз, вывалив ее в воду: Рико погрузилась по пояс, и тут же всплыла, дав мощность в движки. Холодный ветер ударил в лицо, придав бодрости. Отрезвляя. Она была на воде, а значит, в родной стихии. Дома.

- Порядок, вылезаем! - крикнула она снаружи, выпуская из заплечной катапульты два разведовательных дрона для оценки обстановки, и, с этой же целью оперативно сверяясь с радаром, - Ойген, прихвати наш "мертвый груз", у тебя модуль полегче остальных!
Не считая подлодок, конечно, но вряд ли Иверсен будет в большом восторге от подводной экспедиции. Кстати о подлодках...
- "Львята", оставайтесь на связи, - кратко бросила Рико в рацию. Немного отплыв от экраноплана, она чувствовала себя все уверенней, нежели в его покореженной стальной клети, - Статус?

7

Едва Рико дернула рычаг, как тяжелые створки кормы экраноплана разъехались, впуская прохладный воздух внутрь. Вместе с тем, Рико удалось достичь воды, чего нельзя было сказать про Энтерпрайз и Ойген. Первая исчезла в кабине - крен экраноплана был слишком сильным, вторая же занималась адмиралом - тяжелый Хельги хоть и оставался в сознании, но в текущем виде представлял собой балласт. Достать спасательное снаряжение они с немецким крейсером не могли - снизу кабины раздался треск и отчаянные крики экипажа, почти мгновенно затихшие после чего в проем хлынула вода. Ожидать Энтерпрайз было некогда - вода текла бурным потоком, буквально выбросив Хельги и Ойген наружу, вслед за Георгом, которая уже раскручивала свои разведывательные самолетики. Ситуация не самая утешительная - что бы не подбило экраноплан, оно было рядом, Энтерпрайз пропала, а Львы.. А что же Львы?

Старания Нумачи увенчались успехом - неведомая туша, тащившая Уиллу, оказалась "половинкой", Со-классом, сверкавшим синими глазами. Та явно не ожидала ее действий - десяток ударов по голове и она разжала руку, булькая и пуская воздушные пузыри. И все же Роуке надо было быть осторожнее - из-за своих безрассудных действий она открылась и когтистая ручка полоснула ее по гидрокостюму в районе живота, разрывая его и врезаясь в плоть не хуже ножей. не очень сильная рана, но весьма болезненная, а когти, покрытые трупным ядом... Впрочем, Львятам удалось справиться с ситуацией, а торпедировать их на таком расстоянии Со-класс не могла. Теперь схватка уже не была неравной - злые как черти Львы и не менее злая "половинка".

8

"^%&#(%&!"
Вода была самым привычным, что она знала. И нежность её объятий ни с чем не сравнима.
Уилла всегда боялась Глубины. И того, что она может скрывать. Но стоило ей оказаться в воде и эти страхи – самые что ни на есть человеческие – оказывались изолированными, далёкими, ирреальными.
Но не сейчас.
На несколько безумно долгих секунд, ровно с того момента как нечто, схватит её за ногу, потянуло ко дну она попросту растерялась, беспомощно протянув одну руку вверх, к удаляющейся кромке воды, сверкавшей от дробившихся об неё лучей солнца. Чувствовала, как каждая драгоценная секунда уходит в пустоту и тает, и не могла ничего предпринять, пересилить себя и лишь чувствовала, как бешено колотится сердце, словно желая проломить рёбра. А страх... его не было. Его место заняло удивление.
Следом за которым, пробив лёд из оцепенения, пришла злость. Самая настоящая ярость.
Она захлестнула неистовой волной, что даже дыхание перехватило, а в глазах потемнело. Хотя, может быть, последнее было связано со столь стремительным погружением?
Беглый осмотр радаров и готовность, несмотря на своё не самое завидное положение, пустить торпеды в любую точку, которая может начать под водой движение. Жаль что ту тварь, которая её схватила, не нашпиговать ими – слишком рискованно, слишком близко, да и неудобно, что уж скрывать. А повторять бермудский "подвиг" Юу-чан она ещё не была готова, считая это крайней из возможных мер.
Субмарина взялась за нож, готовая собственноручно отвоёвывать обратно свою свободу.
Как оказалась вновь схвачена, но теперь уже за руку. Уилла дёрнулась было, готовая ударить новую цель, но вовремя остановилась распознав и идентифицировав в фигуре рядом "Первую".
Да что ж ты... Да какого ж чёрта?!
Спасибо, что не бросаешь. Это, пожалуй, даже приятно.
Но давай без трагедий.
А ещё так, чтобы не мешать друг другу. Например, как сейчас.
Она с силой сжала пальцы Нумачи, даже не позаботившись о том, что может причинить Роуке боль или, что ещё хуже, переломать их. Она хотела высвободиться от всего, что её держало. И когда пальцы, мёртвой хваткой сжимавшиеся вокруг её лодыжки, разжались Львёнок тут же сгруппировалась, подтягивая к себе ноги и переворачиваясь. В темноте, так близко от них, сверкнули синим и холодным пламенем глаза. С такого расстояния не только они, но и их невозможно торпедировать. И Львица и не собиралась давать Со-классу такую возможность. Не теперь и не сейчас.
– "Львята", оставайтесь на связи, – она даже не сразу узнала голос Рико. Была просто не способна сейчас хоть что-то узнавать и скорее чутьем, чем логикой и здравым смыслом руководствовалась, когда принимала установку, что вон та цель в ста – ста пятидесяти метрах и на поверхности "свой" и "дружественная цель".
– Статус?
Морской бой.
А-1. Ранен.
Е-6. Сейчас будет убит.
Мертвенно-бледная рука, кажущаяся под водой призрачной и ненастоящей, потянулась куда-то мимо неё, дальше, полоснула когтями. Хватка, сжимавшая её пальцы, ослабла и это стало дополнительным сигналом. Окончательно высвободившись и не оборачиваясь Уилла рванула вперёд. Перехватив вторую руку подводной лодки, чтобы обезопасить себя от коготков утопленницы, она стремительным ударом нацелилась ножом ей в глотку.

9

"Моя голова... И вообще где я? Как ты до такого докатилась, Лиз?" - с треском в ушах и молоточках в висках думала Лизелотте, плывя вверх животом по морской воде. "Лиииз! Лиииз! Да Лиз же! Не время философствовать, пора товарищей спасать!" - только теперь она поняла, что это второе внутреннее "я" ворчит и путает ее мысли, пытаясь подтолкнуть ее к действию. Принц Ойген подняла голову, ощущая всю прелесть потерянной фуражки и двух мокрых как кошкин хвост хвостиков, свисающих унылыми прядками. Рядом упрямо на ногах стояла флагман, чуть подальше барахтался её адмирал... Адмирал?!
Ойген подбросило, едва она увидела Хельги, пытающегося не утонуть и одновременно найти что-то, что помогло бы ему держаться на воде. Судя по всему, их кораблик "кончился" - грохот и треск, перевороты, достойные заправской взрослой карусели, и вот то, что от него осталось тонет неподалеку, а их выбросило наружу. Нигде не было ни львов, ни Энтерпрайз, а пилоты экраноплана судя по всему надежно застряли в кабине - их отчаянные крики заглушила вода, когда ее просто смыло вместе с адмиралом на свежий воздух. Пилотов было жалко, Энтерпрайз - тоже, а ведь они могли стать друзьями... Принц шумно шмыгнула носом, но все же смогла собраться и форсируя движки двинулась к своему адмиралу.
- Что это было? - спросила она, протягивая ему руку. - И где остальные?!
Позитив улетучился, уступив место холодку, бегающему по спине и адреналину, обильно поступавшему в кровь. Ее слегка мутило, но на ногах девочка стояла крепко, быстренько проверив модуль и поняв, что он в порядке, не считая отломанной стрелковой ручки у одного из орудий.
Легко подняв Хельги (тяжелый крейсер же!), Лиз сокрушенно опустила его обратно в воду - не тащить же его с собой в этой ситуации.
- Жди тут, я найду что-нибудь! - Ойген отпустила руку Иверсена и сделала круг вокруг утонувшего экраноплана и подобрала плавучую пластиковую скамейку... Подобрала и вернулась к Хельги, передав ему ее прямо в протянутые руки.
- Король Георг Пя... Тьфу, Рико! Где Энтерпрайз? - Львы вышли на связь, они были рядом, а блондинистой задиры не было. Совсем не было.

10

Можно было только подивиться синхронности, с которой выругались Рико и Хельги, когда свершилось столкновение. Если кто-то слушал, то ее лексикон пополнился  парой отборных норвежских проклятий, приглушенных из-за местоположения головы адмирала - в иной ситуации его можно было бы посчитать везунчиком. Иверсен не то чтобы был не готов к неприятностям, но те попросту не дали ему даже минимального времени на организацию собственного спасения - все что он мог, это задержать дыхание и не наглотаться ледяной воды, от погружения в которую невольно вздрогнул, пытаясь в процессе всплытия понять, сколько в такой протянет. Надо сказать, он был на грани согласия с Рико... По крайней мере, в этот момент.  Но это не имело отношения к тому, что он все же активно всплывал, вовсе не собираясь быть "мертвым грузом" для кого бы то ни было. Плавать он умел, а холод... Бой закончится раньше, чем он склеит ласты.

Ойген честно пыталась ему помочь, он только рукой махнул - мол, не утону. Скамейка, впрочем, поможет сэкономить силы.

- Ойген, не волнуйся за меня. - Крикнул он, сам ища взглядом остальных, - Глубинные еще здесь, следи за сонаром и местностью, прикрывай Рико. И ищи остальных. Со мной порядок.

Конечно, сугубо в теории и строится это на том что бой быстрее переохлаждения, а Глубинные будут биться с канмусу, а не пытаться упорно съесть адмирала, который и так от них никуда не денется. Мерзко быть настолько лишним... Но вариантов тут маловато. Экономь силы. Следи за обстановкой. Выживи. Не мешай. Да, вряд ли еще кто-то имел возможность посмотреть на сражение канмусу и Глубинных так близко...  Только бы Энтерпрайз выбралась.  А пока адмирал только держался за скамейку, пытаясь  хоть немного оглядеться и найти своих.

11

Льву Второму удалось пересилить врага. Несмотря на ранение Нумачи, которая тут же всплыла на поверхность, Уилла не потеряла самообладание и довольно жестоко расправилась со своей противницей - нож чиркнул по горлу, вызвав волну черной маслянистой жидкости из раны. Со-класс вырвалась из хватки американской подлодки, перехватила горло своими руками и начала стремительно погружаться, напрочь забыв про свою жертву. Уилла могла угостить цель торпедами, благо сейчас противница напоминала беспомощного котенка, но стоило ли тратить боезапас, когда враг уже итак гарантированный труп? наверное, все же стоило - судя по данным, которые уловил пассивный сонар, к ним с Роукой с западного направления направлялись еще две вражеские подлодки, явно вознамерившиеся отомстить за свою приятельницу. Отомстить уже торпедами - глубинные замечательно стреляли ими по канмусу, щедро и умело бросая их в своих противников. пока, правда, они не вышли на достаточную дистанцию...

Разведсамолетикам Рико не повезло с самого начала - у одно из них при взлете отказал двигатель и он беспомощно рухнул в воду. Второй продержался дольше, передавая данные - на поверхности пока что не было глубинных, а в глубине... Тут нужен был сонар. Зато в небе маячило что-то, напоминавшее по очертаниям дрон-истребитель абиссалов, только почему-то обозначавшееся на радаре как "союзник".

Стоило Ойген последовать требованиям Хельги и запустить сонар, как сигнал вернулся обратно, отразившись сразу от пяти крупных объектов. Обычные низшие, ничего особенного, вот только одна из тварей рывками передвигалась к поверхности - еще несколько секунд и она выскочит прямо в центр их треугольника из Рико, Ойген и несчастного Хельги... Последний, кстати, мог ощущать на себе все последствия ледяной воды и мокрой одежды. На его счастье, экраноплан был снабжен экстренной системой жизнеобеспечения, которая отстреливалась при повреждениях. И теперь неподалеку, метрах в двухста, маячил круглый контейнер с желтым спасательным плотом... Контейнер, который почему-то не раскрылся как положено, но, может быть, его можно было вскрыть вручную?

12

Поджав губы, Рико стянула с себя жилет-компенсатор, одетый поверх куртки, завернула в него снятую с пояса фляжку с "Грин Спотом", и прицельно швырнула горе-адмиралу, испытывая сильное желание продолжать бурчать о том, что все адмиралы как адмиралы, а у них - плавучий балласт. Но что это изменит? Меньшим балластом сейчас он не станет, а в следующий раз может и без ее комментариев пять раз подумает, прежде чем отрывать задницу от удобного кожаного кресла в штабе.

Сбоку возникла похожая на побывавшего под дождем котенка малышка Ойген, заставив лишний раз убедиться в несвоевременности и неуместности собственных претензий к адмиралу. Все-таки как флагман она пока тоже не ахти. Подлодки занимаются невесть чем, и отмалчиваются на требование доложить ситуацию, а авианосец...
Рико беспомощно обернулась, но уже знала ответ.
...авианосец тонет.

- Львы, вашу мать! Слова "контакт с противником" и "все чисто" будем разучивать на берегу! - рявкнула она в рацию, начиная неслабо нервничать за нравного, но смешного ребенка, который должен был быть здесь и составлять центр авианесущего соединения, - Энтерпрайз не успела выбраться из экраноплана, тащите свои задницы в ее координаты и вытаскивайте!
Как ни печально, это все, чем она могла помочь их "великой Э", застрявшей в кабине, помимо того, что выругала себя последними словами за неосмотрительность. Нужно было сразу хватать девчонок за шкирку и вытягивать из тонущего судна, а не схожу ползти открывать переборку.
Зеленая точка на авиационном радаре сначала сбила с толку, нарушив ход мыслей. Ну откуда здесь взяться дружественной цели, тем более когда половину собственной авиационной группы линкор потеряла, едва успев запустить?
Прижав ладонь к уху, рыжая подняла голову и сощурилась. Только тогда поняла, что на самом деле к ним летит.

- Ойген, держи зенитки наготове, - предупредила "Георг", не сводя глаз с приближающегося дрона. За отсутствием собственной зенитной артиллерии приходилось полагаться на шестерку десятимиллиметровых пушек немецкого крейсера. Точка на радаре ПВО упрямо отображалась как зеленая, хотя она уже могла разглядеть отвратительно знакомую зубастую пасть на вытянутом хитиновом "теле" летающего организма, - Что-то не так с сигналом и цели отображаются как союзные, но все равно стреляй на поражение.
Поправив обруч, линкор переключилась с радара на сонар, тут же резко развернулась лицом в центр образовываемого ими треугольника, и привела в боевую готовность вспомогательный калибр. Тот Глубинный, что мчался к ним на поверхность, передвигался странными, хаотичными рывками - будто взбесился.
Ясно как день, патруль не только накрылся медным тазом, но вокруг вообще все пошло наперекосяк.

Отредактировано King George V (2015-11-09 22:11:04)

13

Поднявшись выше и ближе к поверхности, Нумачи почувствовала смешанное чувство из облегчения и стыда от того, что не была теперь в опасной близости от вражеской подводной лодки. Хотя не меньший ужас в неё сейчас вселяла ещё и "Вторая". Взгляд у неё был такой же совершенно дикий, что и у "половинки". Обе они оказались переполнены желанием убивать. А она, дура тупая и идиотка, всё пыталась кого-то спасти! От одной этой мысли горло перехватило предательским спазмом.
Роука зажала пальцами одной руки рану на животе, в попытках слепо нашарить в аптечке на поясе  что-либо, что поможет ей остановить кровотечение. Пальцы болели и каждое их движение выходило болезненным и неловким.
Она видела, как Уилла с ножом кинулась на "половинку" и не могла понять, почему сама не сделала того же. Не могла определить для себя, смогла бы она вообще это сделать или нет?
Вот тебе и патруль. Вот и проявила себя. Выйти в море не успели, а они уже оказались по уши в... чёрт его знает чём, а сама она понятия не имеет о том, что теперь делать. И что с остальными?

Сталь достигла своей цели и вода окрасилась в маслянисто чёрный цвет. Уилла не смогла удержать конвульсивно дёрнувшуюся противницу и брезгливо сморщилась, отпрянув в сторону от чужой крови. И не без удовольствия – странного и совершенно не человеческого – ловила каждую долю секунды того, как широко, словно бы в удивлении, распахнулись сверкавшие белёсо-синим и гаснущие глаза. Эта странная девочка, кем бы она когда-то ни была, была ещё жива – если то, кем она являлась, вообще можно приравнивать к жизни – но глаза её уже затягивал туман, они стекленели, стали рыбьими.
По спине, от позвонка к позвонку, словно разряд тока прошёл.
Эта тварь была уже практически мертва, она точно сдохнет раньше, чем достигнет илистого дна, но Уилле было всё равно. Она кипела от ярости и ненависти, дрожала от жажды убийства и была бы рада достать эту суку, почувствовать, как нож врезается в её плоть. Хотела увидеть её кровь, хлещущую из рассечённых вен в ритме последних и уже давно не существующих ударов мёртвого сердца.
– Кх... контакт, – слабый голос Нумачи, практически незамедлительно прозвучавший следом за голосом Рико, окончательно вернул Льва к реальности. 
– Со-класс убит, – добавила она следом за слабым откликом Роуки. Справедливое замечание их флагмана она приняла к сведению, но время для извинений решила оставить на потом. Если, конечно, это "потом" с ними случится.
– "Первая" – Уилла морщится, но произносит это, потому что иначе их никак с Нумачи сейчас не различить тем, кто на поверхности. "Лев", он и в Африке "Лев", но хоть прозвищем обзаводись, чтобы не возникало казусов, – ранена.
Нет смысла скрывать, особенно если из-за этого могут возникнуть трудности в ближайшем и уже обозримом на пассивных сонарах будущем. Хотелось только верить, что рана не серьезная... И что эта дурёха окажет себе первую помощь, а не просто так болтается у поверхности.
– Энтерпрайз не успела выбраться из экраноплана, тащите свои задницы в ее координаты и вытаскивайте!
– Блядь, – тихо прошипела Львица на русском то единственное ругательство, что привезла с собой из поездки в Севастополь наравне с мелкими сувенирами. Прошипела отчетливо, с чувством и от души.
Вот только этого им не хватало. "Что за день такой, а?"
– Две подлодки на подходе с запада, вне зоны торпедного залпа, – и дать им подойти на него дорого может стоить, – Нума – за Энтерпрайз!
На обсуждения и споры не было времени. Как и оставлять их надводный и без того сейчас явно выглядящий жалким отряд без подводной защиты.
Уилла опустилась ниже, запуская активные сонары. Лев замерла, понимая, куда движется одна из тварей, отразившая обратно сигнал. Движется странно, хаотичными рывками и вот-вот выскочит прямо в центр, который образовали Рико, Ойген и их несчастный и явно здесь сейчас лишний адмирал. "Медленно", – она не успеет пустить торпедный залп до того, как эта тварь всплывет, не сможет перехватить. А запустить торпеды к поверхности – шанс навредить своим. Принимая решение, Уилла вернула всё своё внимание к тем двух целям, что приближались к ним с запада.
– Морской Лев, конец связи.
Она крепче стиснула рукоять ножа, запуская винты на полную мощность и направляясь в сторону подводных лодок. Следила за расстоянием до своих, чтобы не оказаться от них полностью отрезанной – этого нельзя было допустить.
Нельзя было допустить и того, чтобы вражеские субмарины подобрались на дистанцию для удара по Ойген и Рико. Нельзя было принимать вражеский удар и на свой счёт. И нельзя было растрачивать энергию и боезапас в пустоту. Пока они на расстоянии – уклониться от вражеского удара не так уж  и сложно – их тела не громоздкие и стальные, как когда-то давно. Но нельзя допустить, чтобы эти двое добрались до неё. Вместе они смогут утащить её на дно, к своей ставшей окончательно и бесповоротно мёртвой подружке.
"Я заставлю их промахнуться, – подумала она. – Сейчас. В этой стычке. Или умру".
Давай, музыка, играй!

– Принято, – Нумачи, только сумевшая сжать в непослушных пальцах спрей-герметик отказалась от него, вернув в сумку, прикреплённую к поясному ремню. Запуская винты, она на полном ходу направилась к погружающему всё глубже и глубже экраноплану. На ходу, поморщившись от боли, вогнала себе инъектор. Кровь остановит потом, после того, как вытащит их авианосец на воду. Главное только, чтобы ещё было кого вытаскивать...
Помятый экраноплан казался призраком или тенью. Роука вспомнила фильм "Титаник" – старый и не очень-то любимый ею. Ту сцену, когда развалившийся на две части корабль со всеми своими огнями и сломанной праздничной и праздной жизнью медленно и неотвратимо погружался на океанское дно. Приближаясь к экраноплану, "Первая" напряженно вглядывалась в его мутно-белые останки.
Распахнутые створки кормы образовывали зияющий чернотой провал. Приглушая винты, Роука нырнула в проём. Потеряла несколько секунд между попытках сориентироваться в темноте металлических стен, пока свет прожектора, мутный и кажущийся слабым, не выхватил из мрака тот разгром, что царил внутри транспортного отсека. Роука двинулась дальше, в кабину. Они все были там. Должны были быть.
Пилота она заметила не сразу – его полностью скрывала спинка кресла, которое сильно накренилось, словно его пытались вырвать или выломать, и придавило к штурвалу и панели. В неверном свете ей показалось, словно бы он каким-то невероятным образом слился с механизмом, которым до этого управлял, а лицо его вросло в панель навигации, став его частью. То ли оно было сплющено, то ли так падал неспособный рассеять и разогнать весь подводный мрак свет прожектора, то ли ещё что... И только потом она поняла, что в действительности с ним случилось. Она – поняла. А он, судя по всему, не успел и теперь уже никогда не успеет этого понять, таким спокойным была та часть его лица, которая осталась в сохранности.
Нумачи почувствовала, что её тошнит. Желудок, в котором так и не оказалось сегодня завтрака, сжимался в судорогах, но не мог выдавить из себя ничего, кроме едкого сока.
"Терпи… Ну же! – это ведь не первый раз". И она не впечатлительная девочка, чтобы падать в обморок при виде крови и чьих-то мозгов. По крайней мере, всегда себя таковой считала.
В какой-то момент Роука испугалась, что здесь некого спасать. Что здесь, в кабине экраноплана, остались одни мертвецы. В эту же короткую секунду ей захотелось заорать от отчаяния и боли, но, взяв себя в руки, Лев развернулась, прошаривая всё пространство мутным лучом света. Вот она – и как она сразу её не заметила? Энтерпрайз была на полу, практически под самым креслом одного из пилотов. Подбираясь к ней ближе, Нумачи не надеялась ни на что. Она просто собиралась вытащить авианосец отсюда любыми силами, правдами и неправдами. Она не допускала даже мысли до себя, что вытащить может уже бездыханное тело.
– Нашла Элли, – "Энтерпрайз" кажется слишком долгим сейчас и невозможным к произношению, поэтому Роука использовала то, как "Большая Э" позволяет себя называть американским канмусу, – возвращаюсь.
"Сколько она под водой?" – стягивая с себя дыхательную маску, Роука зажмурилась на секунду, прежде чем открыла глаза. Выпустила прожектор из рук, чтобы как можно скорее и быстрее надеть её на авианосец, после чего, обнимая её и обхватывая за талию, потянула на себя и к себе, поднимая. Потратила ещё несколько драгоценных секунд, чтобы высвободить и прихватить с собой её лук. Выбравшись из разрушенного экраноплана, перебарывая непреодолимое желание сделать вдох, "Первая" направилась прямым курсом на поверхность.
Быстрее. Как можно быстрее, пожалуйста. Только бы успеть.

[ava]http://savepic.su/6455931.jpg[/ava]

14

Неопытность Ойген подвела ее - девочка заметалась и едва не столкнулась с поднявшейся из-под воды Львицей, бережно несущую пускающую настоящие пузыри Энтерпрайз. Последней было худо - она не дышала, была бледной как смерть и явно нахлебалась воды. Впрочем, помочь ей еще было можно, чем и занялась немка, ухватившаяся за дыхательный шланг Лёвы и  крутанувшая ее баллон в сторону подачи увеличения подачи дыхательной смеси. Как ни странно, это помогло - Элли вывернуло наизнанку, выплескивая прямо в лицо Нумачи полупереваренный завтрак.
На самом деле, все было просто как апельсин. До последнего Энтерпрайз держалась воздушного кармана, не в силах выплыть в отверстие с тяжелым модулем. Затем она набрала побольше воздуха и... Потеряла сознание.
- Вы что, козлы, совсем оболдели! - заявила Элли, стукая со всей силы Ойген по морде лица. - Я чуть не задохнулась от вашего...!!!
Гневная брань американки доносилась до Рико, но ей было не до шуток. На ее шею свалился Хельги, помощи от второй ждать было незачем - Львицу встретили важно две половинки, решившие вкусно пообедать. Таким образом, рыжая осталась одна, в боеготовности, когда на волю прямо из под воды вырвались три темные туши "низших" почти сразу открывшие огонь. Целили они в Хельги, правда, не очень умело: один снаряд разорвался совсем рядом с ним, окатив его водой и разодрав ему рукав осколками, остальные улетели куда-то в сторону. Тут еще и эти помехи... Стоп, помехи?

Лев была ближе всего к загадочному союзнику, поэтому при своей игре в гляделки с кружившими вокруг половинками она не сразу поняла, что ее наушник шипит и сквозь него прорывается какой-то детски и очень ироничный голос:
- Адмирал... Адмираааал! - канючил голос. - Ты уже умер, адмирал? Нет? Как плохо...
И все они, занятые своими делами, проморгали, когда союзный шарик, оказавшийся какой-то моделью дронов, обычно используемых военными, молниеносным скачком оказался прямо перед Хельги и завис прямо перед его лицом, глазком видеокамеры всматриваясь в его глаза:
- Эй, адмирал! Помнишь меня? Не помнишь? Как жалко! Это я, а это мой новый "Транслятор сигнала Глубинных"! До свиданья, адмирал! - дрон развернулся к Рико и продекларировал, смешно дергаясь в сторону: Убить его! Убить е...

Шквал зенитный снарядов не дал "дрону" договорить- Ойген, тяжело дыша, разнесла несчастный дрон. Но, кажется, было уже поздно и неизвестный или неизвестная своего добились. Глубинные прибыли, их могло в любой момент стать больше.

Словно переживая потерю дрона, бросились в атаку глубинные. Один ринулся к Рико, намереваясь растерзать ее зубами. Третий открыл огонь по Льву Один, Энтерпрайз и Ойген. Еще один нырнул под воду и, судя по показаниям сонара, прямиком двинулся к Хельги, рассчитывая утянуть его под воду.

Львице Второй тоже пришлось несладко. Обе подлодки пошли в атаку с двух сторон, не оставляя ей пространства для маневра. одна из них буквально напоролась на нож, насаживая себя на лезвие и надежна фиксируя своими сильными руками кисти Уиллы. Вторая обняла ее за шею, мягко и словно приветливо... Хотя намерения у нее были ой как не дружественные - руки глубинной сомкнулись на дыхательном шланге. Вся троица застыла словно в танце и Львица... Львице предстояло принять решение, что ей делать дальше.

15

Рико выпустила вздох облегчения: все просто, прямо как с младенцем. Орет - значит, живой. Матерится - значит вообще живее всех живых.

Времени не было... ни на что. Ни успокоить Энтерпрайз как следовало бы, ни похвалить Роуку. Ни даже бросить полный осуждения взгляд на Хельги, с появлением дрона переведенного куда-то в разряд близкий к врагам человечества. Ни задать закономерные вопросы. Был только вывод - импульсивный и злой. Так вот из-за кого Элли чуть не утонула и они - опять! - по уши в дерьме. Видимо, избегать серьезного разговора с собственным командиром до последнего не получится. Осталось только на берег сойти, и тогда их всех ждут минуты не менее неприятные, чем то, что творится сейчас.

И что с этим, собственно, делать? Брать на буксир, или и вовсе тащить на себе, как какой-нибудь круизный лайнер?

Мелькнула крамольная мыслишка - пригрозить оставить его здесь, чтоб больше и не подумал тащить свою бесполезную задницу в море, оставаясь впредь в штабе - да была сразу же и задвинута  куда-то, где хранились все злые слова и упреки. На будущее. Потому что когда прямо на тебя несется огромная оскаленная пасть Глубинного эсминца, в каком-то диком прыжке воспарившая над водой, демонстрируя обычно находящиеся под водой украшенные крыльями ската полусгнившие и раздутые от воды человеческие ноги, как-то не до разговоров.

Действуя на одних инстинктах, линкор перевела движки в режим заднего хода и, вспенивая воду, резко сдала назад. Затем, точно стремясь отгородиться жестом, вскинула вперед левую руку. Вместе с ней пришел в движение вспомогательный калибр, с грохотом выпустивший залп прямо в оскаленную морду. Так, почти в упор, ей приходилось стрелять редко: "Георгу" показалось, что она чувствует облаком окутывающую эсминец вонь гниющей плоти, тут же сбитый щекочущим ноздри запахом сожженного пороха.

- Элли, get your shit together, иначе нас тут всех сейчас потопят! Лев, назад под воду, и страхуйте снизу. Домой. Chip chop chip* дамы!

Если бы она могла убивать одним взглядом, то зеленый контр-адмирал уже, выбулькивая предсмертные слова, шел бы на дно и без помощь Глубинных. На его счастье, приблизившись к нему и переведя движки в обычный режим, линкор всего лишь бросила ему отстегнутый от модуля трос, и сверилась с gps-навигатором, определяя кратчайший путь до берега. Патруль резко перешел в операцию "доберись домой и дотащи на своем горбу собственного адмирала".

И, судя по всему, уходить нужно было как можно скорее.


* Живо-живо-живо (сл.)

16

Вот дерьмо.
Обмен торпедами, как пламенными любезностями, практически и не состоялся и обе дамы, решив познакомиться со Львом поближе, без лишних телодвижений перешли к действиям.
Действиям, которые самой американской подлодке пришлись совсем не по душе.
События развивались слишком стремительно, а достигавшие её переговоры звучавшие там, на поверхности, казались приглушенными. Помехи мешали так, словно были физической преградой, вливались в уши шипением, изрезанным болезненным визгом, в котором Уилла какое-то время различала слова, а потом осталось странное и единственное: "Убить его! Убить его! Убить его!".
Это "Убить его" звучало как гонг, попадало в такт сердцебиению, отдавало болью в висках и вызывало лишь ещё большее раздражение.
Положение было незавидное. Если бы Лев и выбирала с кем обниматься, то уж лучше с крокодилом или даже Нумачи, чем с двумя "половинками", пылкими и явно жаждущими ответного чувства. Хуже было то, что в теле одной из них, отчаянно напоровшейся на нож, увязло единственное оружие ближнего боя, а кисти обеих рук до боли сжимали чужие мертвые пальцы.
Мерзость. "Убить его!"
По счастью Уилла успела сделать глубокий вдох ровно до того, как чужие руки весьма бережно и ласково сдавили ей горло, пережимая дыхательный шланг. 
"Убить его!" – жуткий молчаливый крик.
Происходившее напоминало неловкую возню, до которой нет дела никому из тех, за кем к поверхности стремительно направлялись три глубинные твари. Это что же – всё закончится вот так? Ну уж нет!
В душе словно распрямилась стальная пружина – сил ещё хватало.
Лев отчетливо – так, словно кто-то прибавил миру резкости и контраста – видит свои пальцы, сжимавшие рукоять ножа, плотно засевшего в грудной клетке утопленницы, выползшей из своего защитного кокона, только бы обезвредить её руки. Видит обнаженное, ничем не защищённое тело из которого, из под ножевой раны, сочится темная кровь.
"Убить..!" – это слово, прозвучавшее как откровение, как единственно верная мысль, идея и решение  вдруг заполнило её душу радостным пьянящим чувством.
Пусть она "связана"  по рукам, пусть, ещё немного и ей захочется сделать отчаянный вдох, но беззащитнее от этого она себя сделать не позволит.
Отпуская нож и оставляя его в чужом теле, Лев врубает на полную винты и сдаёт назад, спиной натыкаясь на вторую утопленницу. Но теперь расстояние двух пар вытянутых рук отделяет её от единственного и оставленного на время оружия. И этого расстояния достаточно чтобы, остановив и загасив движение двигателей на одной ноге, сводя их обороты к нулю, упереться ею в челюсть-створку чужой защитной скорлупы. В то время как второй она находит себе опору из живота противницы, вспарывая его натужно заработавшими винтами, под неумолимой корабельной волей усиливавшими свои обороты, окрашивающими воду в темный цвет.
Ей хочется верить, что она не сможет сейчас закрыть свою пасть, чтобы отхватить ей ногу и надеется, что винт выдержит.
Когда чужая хватка ослабевает, Уилла рывком вырывается и перехватывает половинку за одну из её рук, не давая той отпрянуть, а второй тянется за ножом, чтобы добить тварь.
"Убить его! Убить его! Убить его!" – всё ещё звучит шелестящими помехами, бьётся молоточками в черепной коробке, под ускоряющиеся удары сердца, закрывая собой близко подступающую панику от скорой невозможности сделать вдох.
Ещё немножко, ещё чуть-чуть. И тогда всё будет хорошо и они смогут убраться отсюда. С чужими хлесткими приказами, похожими на мантру, Лев согласна. Пожалуй, ей тоже хочется его убить. Только бы адмирал вообще дожил до этой минуты. А чтобы увеличить собственные шансы, стоит разобраться со всеми теми, кто не желают стоять в очереди за его головой.

17

Хорошо что Хельги все же не терял хладнокровия на фоне происходящего - в итоге подарок Рико дошел по назначению. Адмирал может  и зря полез на поле боя (впрочем, не он первый, скорее подобное нападение было сюрпризом решительно для всех - обычно экраноплан тем и был хорош, что мог выбросить группу, не привлекая излишнего внимания Глубинных, но   сегодня что-то пошло не так), но по крайней мере знал, что надо использовать все средства выживания и тогда, возможно, тебя еще выловят и откачают. Жилет он быстро надел, сумев при этом не потерять то, что туда было сунуто. Можно бы порадоваться, но Хельги отлично понимал, что для алкоголизма время еще не настало и сначала надо убедиться, что они выкрутились. Глубинные пленных не берут, а если берут, то лучше уж смерть. Интересно, будет ли стрелять мокрый "Кольт"? Кажется будет, но вряд ли особо хорошо. Надо точно пойти к ученым и поскандалить, чтобы эти сукины дети изобрели хоть что-то, доступное простому смертному и ощутимое для Глубинных. Если, конечно, он выживет. Иверсен ничего не имел против смерти в море, но желательно попозже и не такую глупую.

Только он хотел в очередной раз оценить обстановку и порадоваться тому, что Энтерпрайз все же вытащили почти что с того света, как началось нечто крайне странное и поганое. Сначала его чуть не подстрелил Глубинный, а потом  гадский дрон,  до сей поры только вертевшийся рядом, неожиданно завис возле Хельги, заговорив с ним. Адмирал снова выматерился, потому что мог точно сказать - не помнил он вроде бы никого, способного на подобное.

- Нет, сука, но вспомню обязательно! - Отрезал Хельги, явно не обещая ничего хорошего врагу. Мелькнула мысль о Марипозе, но только мелькнула - надо выжить, хотя бы просто назло этому гаду. Спасибо Ойген, избавила, пока не сучилось еще чего, но слова про имитатор Хельги запомнил. А потом он просто поймал трос, пристегнув его к кольцу на жилете и превратившись в буксируемый плотик с грузом.  Воспользовавшись ситуацией и не ожидая ничего хорошего, вытряхнул из пистолета воду, впрочем, надеясь что это так и останется только  предосторожностью.

18

Засомневалась на секундочку. Да, у нее было время на то, чтобы сомневаться. И, конечно, неслыханная наглость.
– Но я…
«…нужна здесь». Похоже, что она сильно заблуждалась на это счет. Ее выстрелы откровенно запаздывали и били хоть и по цели, но к тому моменту более та же Ойген, более маневренная на поверхности, успевала разнести на куски. Это – не ее сражение, не ее место. Хорошо, что до отдающей приказы Рико это доходит сразу, не то что до нее.
Она коротко бросила что-то вроде «Есть!» и пошла на погружение. Мимо нее пронеслась тварь, решившая, видать, не сбавлять напор на пути к заветной цели, что ждала на поверхности. Это был отличный шанс подбросить ей неожиданных проблем, но она такая дура, что не спела им воспользоваться. Разозлилась.
И понимая, что никаким оружием не получиться воспользоваться в ближнем бою, заранее держит на изготовке ножик.
Там, куда она направлялась, бой завязался даже не ближний. В упор, ближе и не придумаешь. Честно говоря, Нумачи не ожидала, что Уилла окажется ровно на том же месте, где ей «пришлось» ее бросить. Знатно ее здесь задержали. Приглядевшись, так и не смогла понять, та же эта тварь (одна из) или уже другая – для нее они все казались на одно лицо, и лучше бы так оно и было. Не то чтобы рука дрогнет, нет. Сейчас она тверда как никогда.
Черная муть, облаком повисшая над сценой с расправой, помогла ей скрыться и почти что незаметно подобраться вплотную. Соваться под винты Второй – вот еще. Не о такой смерти она мечтала. Поэтому выбор очень легко падет на вторую половинку, что все еще пытается повлиять на исход, не то обнимая, не то душа Вторую. Оказывается, и то и другое. Нумачи достаточно вывести из себя одним тем, что эта тварь повисла на шее у Львицы, а уж намеренье последнюю задушить вообще всячески срывало крышу.
«Не смей. Прикасаться». Она могла бы попробовать вогнать лезвие в цепкие ручонки, ничто бы так не утешило ее, как вид болтающихся обрубков, бессильных и не способных больше даже на секундочку сжать чужое горло. Ослабляющие поневоле хватку, бесполезные... Но тогда ей придется убавить спесь, чтобы прицелиться и сдуру не оцарапать сестицу. А попытка, быть может, всего одна.
Впрочем, это было очевидно, как ее использовать. Свободной рукой он хватает тварь за открытую пасть, рискуя, казалось бы, лишиться пальцев. Но она резко тянет назад, заставляя ее открыть максимально широко, словно дрессировщик – тигра. Только лучше, жестче:  она могла бы и разорвать. Держит крепко и засаживает лезвие ножа в беззащитно открывшееся горло.
«Мало» – подсказывает паразит или она сама. Два голоса, с ее внутренним, слились в один, и шептали, подначивали. Ей не нужны такие очевидные подсказки, нужны только для храбрости; она перехватывает, сжимая крепко торчащую рукоять, словно рычаг, и тянет на себя и в сторону. Обильный поток обрушивается на затылок Второй и окутывает ее. Объятья твари угасают, как и ее захлебывающиеся хрипы. Нож при ней, она не спешит с ним расставаться. При попытке покрепче сжать рукоять пальцы сводит и щиплет – все-таки не прошел даром ей этот дурацкий трюк.
Она пытается разогнать рукой поднявшуюся муть, отплывает, гадает, далеко ли успели отплыть свои.
Если не поторопятся, с них окажется мало проку даже в отступлении.
– Хватит, пошли! – она бросает это в рассасывающееся облако. Ей хотелось бы… да мало ли чего ей хотелось. Помочь? Да. Взять на руки? Да. Она уже успела потренироваться на Энтерпрайз. Уилла легче, к тому же. Но что-то не так, раньше она прикоснулась бы, как нефиг делать. Но после того, что здесь произошло раньше, она помнит, что может все испортить.
Держи свои лапы при себе, Нумачи Роука.
И она держит. Старается. Только, пожалуйста, ты не могла бы скорее?
– Плыть сможешь?

19

— Да слышу, слышу! — недовольно отозвалась Энтерпрайз. Рядом всплыла тварь и открыла почти прицельный огонь, снаряды шлепались рядом и взрывались, а ей стоило большого труда просто встать на ноги. Благо стоящая рядом немка помогла, ей почтеньице. Модуль был потерял под водой, пришлось импровизировать... Сорвав из последнего оставшегося колчана стрелу с бомбардировщиком, она прицепила ее к луку и прицелилась в подобравшуюся слишком близко тварь. Метров сто, не больше, хватит чтобы... Цзанг! Тетива больно хлещет по руке, вымокший самолетик разгоняется и летит по направлению к твари прямо на наконечнике. Той не хватает ума чтобы увернуться, скорее наоборот - тварь пожирает самолетик... И взрывается горой мяса и плоти. Сожрать бомбардировщик - та еще закуска для низшего, а подорвав боезапас Элли обеспечила своим легкую победу. Коли нет взлетно-посадочного модуля, придется импровизировать, главное - движок остался и она может кое-как плыть и держаться на воде.
— Если ты сейчас пошутишь про американских камикадзе, я тебя потом еще не так стукну! Давай, чего стоишь, особое приглашение от флагмана нужно? Пошла! — Большая "Э" отвесила Ойген пинка, после чего силком потащила ее вперед, толкая перед собой.. Та наконец поняла, что от нее хотят и поперлась на форсаже, чуть ли не обливая струей воды от роликов эту пыхтевшую позади канмусу. Элли устроилась в кильватер Рико и Хельги, натянув до предела лук и высматривая врагов. Метров на сто-сто пятьдесят ее стрелы добьют, а боезапас можно подорвать простой радиокомандой. Только что делать, когда торпедоносцы и бомбардировщики кончатся?
— Кто-нибудь знает, что это за хуйн... Что за хренотень происходит? — она была обозлена до предела, чуть не захлебнулась и теперь хотела набить морду абсолютно всем из флотилии, исключая разве что спасшую ее Нумачи.

Отредактировано Enterprise (2016-04-12 22:31:09)

20

Кому из флотилии пришлось хуже всего? Наверное, это были Нумачи и Уилла, изрядно пострадавшие от когтистых рук умирающих подлодок глубинных. Судорожными движениями одна из половинок разодрала в кровь руку Первого Льва, содрав изрядный пласт кожи, вторая разорвала гидрокостюм Льва Второго на боку (так же до крови), и тут же пошла ко дну, измочаленная винтами... Которые тоже пострадали - погнулись и теперь вяло вращались, а направляющая планка была безнадежно испорчена, не позволяя маневрировать в прежнем темпе.
Но девчонки-подлодочки разобрались с врагами, пусть и не без последствий для себя. Куда хуже обстояло дело на поверхности...

Рико удалось без особо труда в упор разнести прыгнувшего на неё врага, однако это и судорожные маневры не позволили ей уйти от града ошметков из плоти и квазиживого металла. Один из них больно ударил ее в плечо, второй - в живот, а третий едва не отправил в нокаут, оставив кровоточащую царапину на лбу. В целом, ей, можно сказать, даже повезло - не имей ее линкорские орудия такой мощи и Рико бы отправило бы в полет тяжелой тушей мертвого эсминца.
Адмиралу так же повезло - жуткая челюсть щелкнула позади него уже после того как его начали буксировать. Тупая тварь задумчиво оглянулась, нашарила взглядом мертвых глаз Ойген и Энтерпрайз и ударила по ним из орудий, заставляя последних сбиться с курса и начать маневрировать...
Правда, не особо успешно, проплыв мимо мертвого глубинного, сожравшего самолетик, они напоролись на всплывший прямо перед ними торпедный глубинный эсминец. Ойген завизжала от страха и кинулась прочь - для нее неживой взгляд "Гладоса" оказался оказался слишком жутким. Глубинный в ответ зарычал и выплюнул вслед девочке целый ворох торпед, причем выплюнул очень неудобно - торпеды перекрывали курс Ойген, Энтерпрайз и Рико с Хельги.
В то же время поцарапанные Львы получили сигнал с сонара. На тусовку на поверхности, курсом аккурат мимо них, решительно плыл Та-класс линкор. Грозный на поверхности, он был относительно бесполезен под водой, однако сейчас столкновение с ним в рукопашную могло привести к не самым приятным последствиям. Особенно учитывая только что утопленную парочку Со-классов и ранения, которые они получили.

[AVA]http://sa.uploads.ru/sl6n4.jpg[/AVA]

21

- Спросим адмирала как на берег сойдем, - зло выплюнула "Георг" в ответ на закономерный вопрос Энтерпрайз, не имея никаких сомнений, что ее вопрос сейчас как нельзя более актуален для каждой единицы флотилии. Возможно, даже для самого виновника положения - но разве ее это могло волновать? - Только в очередь на допрос становись.

Стирая с лица вонючую черно-синюю слизь вперемешку с собственной кровью, Рико раздраженно сплюнула в морскую воду. На Хельги она даже не взглянула, сведя его наличие на воде к разряду чего-то, на что не стоит даже обращать внимание. Отчасти для того, чтобы дополнительно подчеркнуть: место адмиралов не здесь. Мысленное "рот закрой" - но пока только мысленное. Пока не начал что-то вякать или отдавать приказы, право на которые на воде он официально потерял.

"Подначиваешь, подружка" - насмешливая ухмылка, самой себе.

Подначивает. И это неожиданно приятно. Должно же быть здесь что-то приятное?

- Отходим, живо! - кратко повторила она в эфир команду, - Кильватер, в голове Элли, я замкну.

Команда была повторена, в первую очередь, замешкавшимся Львам - тем, как и Хельги, предстояла выволочка за неслаженность, за то, что отмалчиваются, не считая нужным докладывать обстановку - при том, что твари продолжают всплывать. Пусть и не такая серьезная, как ходячей неприятности на буксире, которую она еще долго будет звать "Ты как баба в море".
Пока противника не слишком много - но что-то подсказывало, что если они так и будут мяться на месте, то в компанию прибитым Глубинным сунется еще не одна подружка. Вспенивая воду взревели движки, выдавая максимум, доступный для маневра - раз уж она вынужденно превратилась в буксир, это не значит, что нужно беспокоиться о комфорте пассажира. А маневры требовались: слишком уж они здесь уязвимы для торпед.

Резко сдав в сторону, флагман вновь вскинула руку, на этот раз правую, направляя четыре орудия главного калибра - правую башню - в единственный мертво светящийся глаз влажно поблескивающего на солнце эсминца. И дала оглушительный залп, ощущая, как знакомо и невероятно приятно щекочет ноздри запах пороха.

22

– Три-пятнадцать на связи, – она не сразу поняла, что всё закончилось. Более того, едва ли не набросилась на "Первую", не сразу поняв, что её перестали душить сзади. Спасли положение то ли искореженные винты, не позволившие ей развернуться так молниеносно, как она могла бы будь они целы, то ли сдавшие рефлексы и остаток здравого смысла и умения различать где свой, а где чужой. Даже если этот "свой" Нумачи Роука.
Уилла бы сплюнула, если только могла. Но вместо этого, поднимаясь выше мутного облака чужой крови, исправно делала глубокие жадные глубокие вдохи воздуха.
– "Ё"-класс, две особи, убиты.
"А мы всё ещё не захлебнулись, хотя могли", – это "мы" кажется странным, но вполне себе естественным. В какой-то момент Уилла представляет себе картину с обратным и совершенно противоположным развитием событий. Что её вот здесь и сейчас задушили бы и утащили на дно. А потом ещё куда-то, чтобы сделать из неё нового, совершенного в своей универсальности и отсутствии потребностей солдата. "Морской Лев" был бы точно рад – не пришлось бы коротать время на суше. С другой стороны, Уилла сомневалась, что ему не было бы и пофигу. Кто ж их разберет, эти души кораблей?
Она бы вернулась к своеобразной жизни в роли дайвера, "половинки", а то – при особом везении – "треуголки", и коротала бы дни и ночи в борьбе с Детьми Моря, тихонечко гнила, обрастала железными запчастями и таскала девчонок под воду, бесцеремонно хватая их холодными ручищами за ноги. Красотенюшка.
А если всё сложилось бы хорошо то, авось, дослужилась бы и эволюционировала до местной принцессы. Если, конечно, это вообще возможно. А то кто же знает, откуда эти красотки появляются?
И адмирал Хельги, по закону жанра единственный спасшийся после этой операции (ну или не единственный, тут уж не суть важно), будет собирать флотилии для её, давно уже не Уиллы, уничтожения.
Лев до того четко и ясно представила себе всю эту картину, пока справлялась со спреем герметиком и не жалела его на то, чтобы остановить кровотечение из разодранного бока, что успела ужаснуться. И решить, что в любом случае выберется отсюда живой.
"Как далеко до берега? Нам бы хоть где-то сойти на сушу, а до базы можно и пешком..."
Сонар уловил восхитительно нежелательный сигнал того, что беды не заканчиваются. И напомнил, что пора бы помочь тем, кто ещё на плаву.
– К вам какая-то херня пытается выбраться, – без прелюдий и красивой краткости слов. Лев приглядывается к силуэту, стремительно движущему к поверхности воды:
– Школьница.  Даём по ней торпедный залп на опережение и движемся к вам, – если даже промахнутся, то утянут обратно под воду насилу.
Лев хотела развернуться всем корпусом, чтобы получилось быстрее прицелиться, но проклятые винты едва позволили ей это сделать. Несколько секунд оказались безвозвратно потеряны. Субмарина аккуратно выбирает курс хода торпед так, чтобы они не ушли случайным и неприятным образом в сторону союзников и даёт залп из шести, оставляя четыре про запас. Сама, при этом, она начала подниматься к поверхности. Лев понадеялась, что даже если линкор уйдет от торпедного приветствия, то хотя бы сменит курс движения или отвлечется на них, что тоже не плохо, хоть и может закончиться грустно.
А ещё она надеялась, что Роука и без дополнительных слов всё поймёт. Это что-то из серии "знаем, плавали", но вот прошлый опыт их совместных взаимодействий был до того унылым, дурным и плачевным, что надежда здесь давно скончалась. Надеяться было не на что.

23

Все же Хельги не был безнадежен, потому что мысли о собственной беспомощности отложил до берега и не отводил глаза от того, что творилось вокруг, в то же время довольно четко осознавая, что его судьба от него самого зависит в наименьшей степени. Если он избегнет удара, то это скорее ошибка Глубинного, успех бойцов флотилии или просто удача, но уж никак не его личная заслуга. В этой истории у него скорее даже роль виноватого, так или иначе. И да, психологически он еще держался, но все же внутри шевелился дремучий инстинкт, часто ошибочно принимаемый за простой страх. И посыл был ясный - ты можешь здесь умереть и еще как, ты сам сюда полез, так смотри внимательно и подумай, готов ли ты после этого рискнуть снова. Все слова о долге,  беспомощности людей и прочем в этой реальной битве быстро перестали иметь значение - Хельги переключился на реальную ситуацию, которая требовала быстрых решений.  Рука уже легла на трос - адмирал всерьез задумался о том, чтобы избавить Рико от обузы хотя бы на время боя. Но это была палка о двух концах - если уж она его не бросила, то как бы не создать ей новую проблему. Иверсен просто не стал убирать руку - если поймет, то быстр сделает задуманное. То, что тогда его наверняка сожрут, адмирала не смущала - ведь их тем более сожрут, если Рико из-за него не сможет драться нормально. Битва уже не была для него беспорядочным хаосом, он уже видел, кто есть что. И не торопился отдавать приказы, ведь он оказался прав в своих более ранних словах - так или иначе, человеку не хватает в таких боях быстроты действий  канмусу, будь то мысли или их исполнение. А еще выпавший из корабля остается без связи - это уже в копилку реального опыта, решить вопрос.

Адмирал уже спокойно смотрел на воду, вполне ожидая что оттуда по его душу полезут снова.  Пистолет он приготовил, но не спешил пытаться применить - это для той твари, которая потащит его под воду, вряд ли мокрый пистолет даст вторую попытку. А что-то подсказывало, что ничего еще и близко не кончилось. Что-то подлодки не торопились наверх, а два эсминца все еще были в опасной близости.

24

Несмотря на жестокую схватку в максимально невыгодных условиях, команда Хельги справилась - продержалась до того момента, когда на базе не только обратили внимание на пропавший с радаров экраноплан, но и выслали подкрепление неудачливой флотилии, отогнав или уничтожив Глубинных. Адмиралу повезло  - в холодной воде он пробыл не слишком долго, так что легко отделался. Раненых отправили на лечение, с инцидентом обещали разобраться, однако дело затянулось - только после шокировавших все ОВМС известий о судьбе канмусу, когда прошла первая волна шока, Иверсен и остальные смогут не только вспомнить о произошедшем, но и разобраться в нем.

Эпизод завершен


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Банк завершённых эпизодов » [Патруль] 06.03.2025 "Впереди - только море."


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC