Kantai Collection FRPG

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Банк завершённых эпизодов » [МВ] 20.03.2025 "Увидеть один раз и умереть"


[МВ] 20.03.2025 "Увидеть один раз и умереть"

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

1. Время действия: 20 марта 2025 года
2. Погодные условия: тепло и ясно
3. Место действия: База ОВМС в Валенсии, Испания
4. Участники: Кавакадзе, Беарн
5. Сюжет: После прогремевшего по миру сообщения Леи Нил о том, что происходит с детьми моря после двадцати лет, маленький японский эсминец, временно переведенный в солнечную испанию, решает, что с ОВМС ей не по пути, и, пользуясь охватившими базу волнениями, собирается сделать ноги тем же вечером. А появившееся на ее пути препятствие в виде французского авианосца, накрывшего побег, всегда можно убедить отправиться с собой.

2

Все необходимые для путешествия вещи удалось уместить в маленький рюкзачок. Запершись в выделенной для нее на время пребывания комнате общежития, Кавакадзе, вплоть до одиннадцати вечера отбраковывала ненужное из своей дорожной сумки, прежде чем решила не брать ее с собой вообще.

В "нужное" отправился распечатанный туристический буклет с вручную сделанными пометками, снятые с банковской карты деньги - почти вся выручка за год службы, два комплекта повседневной одежды, банные принадлежности, сменное белье, и, как ни странно, купальник.
От ноутбука и даже телефона девочка предпочла отказаться. Около сорока минут она пыталась сочинить письмо матери, а затем закрыла ноутбук и выдернула его из сети питания. Незачем. Только оставит больше следов, чем было нужно. Он так и остался на аккуратно заправленной кровати, рядом с разложенной на покрывале "боевой формой".

На ужин в шесть вечера девочка так и не отправилась, хотя желудку это пришлось явно не по нраву. Уже там, за пределами базы, можно будет забежать куда-нибудь в сеть быстрого питания и взять в дорогу пару бургеров.
Было настолько приятно забивать голову такими мелочами - составлять маршрут, прикидывать, сколько денег и на что понадобиться, грезить следующими часами в пути, что на что-то другое - то, о чем думать не хотелось - не оставалось времени. И Наоми хваталась за мелочи, зашоривалась ими от реальности, эфемерными и ненадежными, точно старый прошлогодний листок, сохранившийся на ветке до самого апреля.

В половину десятого, закончив сборы и заплетя волосы в практичную длинную косу на замену обычным хвостикам, девочка долго сидела на постели, вслушиваясь в происходящее за дверью. Оттуда весь вечер раздавался чей-то торопливый топот, приглушенные девичьи рыдания из соседней комнаты, ругань откуда-то снизу. В десять, после отбоя, все немного затихло. Она решила выждать еще час, прежде чем вылезать в окно под покровом сумерек.
За такой суматохой маленького японского эсминца никто и не хватится. По крайней мере, сегодня, как ее не хватились и за весь этот вечер. Может быть, не хватятся и завтра, дав ей достаточно времени, чтобы дойти до шоссе, ведущего в город и поймать попутную машину. А уж там, в городе, совсем не сложно затеряться, чтобы решить, куда идти дальше.
Самое сложное сейчас - не попасться.

В одиннадцать, когда объявили отбой, Кавакадзе встала с кровати, и накинула на плечи рюкзак. Из зеркала напротив на нее смотрела девочка, казавшаяся чужой и незнакомой. Без формы, в старых голубых джинсах с порванными коленками и поношенной футболке. С тонкой, неряшливой косой светло-рыжих волос. И выражение лица было чужое - непривычно серьезное и сосредоточенное. Насмешливая улыбочка довольного жизнью и плещущегося энергией подростка пока погасла.
Наоми не могла бы с абсолютной точностью объяснить, отчего так рвется с базы. Она знала только, что ей нисколько не хочется здесь находиться. Рыдания за стенкой были хуже всего, и она знала, что не может пойти, постучаться, поговорить, и как-то утешить.
Как же тут утешить? Да еще так, чтобы саму Наоми не пришлось утешать?

Она снова подумала о маме, и это совершенно иррационально придало ей решимости. Кавакадзе осторожно, бесшумно, открыла окно, и вылезла наружу, спрыгнув на газон с высоты второго этажа. Она канмусу, и такой маневр - пустяки.
Кристально-чистая, прозрачная ночь приняла девочку в свои объятия, лаская предполуночным бризом, а пахнущий морем воздух кружил голову. Как же приятно - лучшего времени для прогулки и быть не может! Прижавшись спиной к стене, она на секунду прикрыла глаза, и, с наслаждением вдохнув полной грудью, прикрыла глаза. А затем, неторопливо и осторожно, пошла прочь от общежития, держась стен и тени. Нужно было добраться до высокой ограды в дальней части базы, перелезть через нее, и тогда перед ней открыт целый мир. Настолько, насколько это вообще возможно в ее положении.

Судьба оказалась милостива, хотя у самой цели девочку едва не поймали. Скрывшись за углом складского помещения, она наблюдала как охранники пытаются разнять двух явно пьяных дерущихся "сыновей моря" - через пару минут мужчине пришлось воспользоваться транквилизатором, и позвать пару товарищей, чтобы оттащить парней в медблок.
Бинго.

Однако, ограда оказалась ей не по зубам. А точнее - не по росту - сколько не прыгай, не уцепишься руками за край. Японка огляделась вокруг, нашла взглядом темный силуэт большого ящика для транспортировки модулей, скорее всего, линкорского, и, поправив на плечах лямки, принялась с выражением мрачной решимости, толкать ящик в сторону ограды. Осторожно, то и дело останавливаясь и замирая в ужасе - не услышали ли?

3

Не сказать, что ему были непривычны неудачи, незнакомы проблемы и неведомы худшие стороны человеческого общения. В конце концов, эй, это его лицемерно бросили все родные люди, кроме нелюдимого двоюродного дядюшки, так что чужая подлость для него не повод по зубоскалить на тему популярных медиа-продуктов, а очень даже неприятный вопрос. Но даже при всём этом...
Валенсийская база тоже была что броуновское движение: шум, гам и непонятно что делать. Вот и делали все кто что горазд: впадали в крайности, держались в середине, выходили за рамки. Знаменательность случившегося наверняка станет той частью истории, которую в школах обводят датой и выделяют отдельным абзацем, дополняя сносками о том, кем называть очередную партию решивших уйти: дезертирами или сознательными приверженцами гуманности. И он, как и многие другие...
Что было во всём этом и от шоу-бизнеса. Символ Объединённого флота, прелестная фрау "Бисмарк", которую возводили в пример для детей моря и чей опыт стал важным фактором в работе, пожалуй, каждого в ОВМС человека, занятого важным делом, словно стала жертвой новенькой рекламной акции очередного воротилы. И каков же результат этого чёрного пиара? Воспоминания, неприязнь и моря, моря и океаны бескрайних разговоров, толков и пересудов. Впрочем, его не волновала скандальная личность Леи Нил, ведь...
Подвязав волосы лентой, Ренат Агаджанян сделал то, чего не делал со дня прибытия в Испанию - открыл окно и сбежал из своей комнаты в ночь. Потому что ему было тошно сидеть в помещении, потому что ему как воздух была нужна хоть какая-то прохлада местной ночи, потому что ему просто хотелось почувствовать, что вокруг - ни души. К тому же шум вокруг напоминал, что и его глаза были стыдливо красны.
Насильно вынужденного называться Беарном поражало, как мало он знал о единственном близком ему человеке. Дядя Азат, человек которого Ренат с большей готовностью назвал бы своим отцом, чем биологически отвечающего этому требованию мужчину, был единственным членом семьи, с который поддерживал связь с новоиспечённым одержимым: неапольский отшельник делился казавшимися ему важными новостями, разговаривал о мелочах и даже прислал подарок на день рожденья, а так же всегда внимательно, по свойски слушал о впечатлениях и мыслях своего племянника. И именно этот человек, никогда не стремившийся заменить нормальную семью сироте при живых родителях, помог справится с ужасной новостью одинокому и напуганному подростку, у которого осталось так мало времени на жизнь, да и тот огрызок у него хотят отнять во эфемерное благо некоего человечества. Словно ему было дело.
Притаившись в тени и помолившись чтобы многочисленные застёжки его жилета не издали лишнего шума, Агаджанян-младший пропустил мимо охранников, несущих к общежитию его бессознательных как-будто-бы-товарищей по неволе, чтобы тихонько проскользнуть дальше. Осторожно ступая подошвой новеньких кроссовок, стараясь не дышать лишний раз - просто идти, туда, дальше, неважно что там, только бы не останавливаться. Просто убегать пока это возможно, держать всё плохое вдалеке за спиной. Полностью отдастся дрожи от страха попасться и азарту от неправильности собственных действий. Как и всегда, лишь такие глупости мог себе позволить этот франко-армянин, достаточно трусливый чтобы не лишать себя жизни, и достаточно разумный чтобы не пускаться в глупые бега. Но шорох, едва услышанный им не слишком далеко, словно говорил - это только ты.
Носитель души французского авианосца замер, прислушиваясь к тишине вокруг и уже было успокоился, как шорох повторился. И любопытство взяло верх над инстинктом самосохранения, поведя юношу на звук. И увиденное им оказалось просто идеальным завершением и без того поганого дня.
Девочка, толкающая ящик. К ограде, отделяющую дислоцируемые на базе в Валенсии силы международного флота от всего мира. И если сам Ренат выглядел едва ли не по домашнему в своих бриджах и жилетке на голый торс, то лучшим определением её облика, различимого в темени, было слово "беглянка". Так что же ещё оставалось делать ночному гуляке, как не, воровато оглянувшись, направится к ней, выдавая недовольным шёпотом банальные слова:
- Ты что делаешь, дура?

4

- Пожалуйста, не выдавай! - шелестяще взмолилась девочка. Опустившись на корточки за ящиком, она осторожно выглянула сверху, держась руками за холодную металлическую крышку, и заговорила, только убедившись, что застукал ее "свой" - корабль, то есть, а не охранник или еще кто из персонала. Кавакадзе даже знала его, правда, не близко - авианосец, которого несколько раз нужно было сопровождать в бою, охраняя центр построения.
Сердце ее бешено колотилось - услышав голос неподалеку, эсминец свечкой подпрыгнула и тут же припала к заасфальтированной площадке, отделяющей склад от заветной огражденной свободы. Испуг потихоньку сходил. От корабля еще можно добиться секретности. Может быть, удастся уговорить его просто идти своей дорогой, а не бежать, как крыса, к командованию... или тащить за собой назад. Своих ведь не сдают, стыдно это. А почему убегает - ну разве самому не ясно, раз уж сам ушел из общежития после отбоя?

Пожалуй, сейчас всех можно разделить на несколько категорий: есть те, кто угнетен после последнего объявления "гласа ОВМФ", есть те, кто пытается держаться, а есть и третья колонна ощепенцев, которых угнетает сам факт всеобщей Великой Депрессии, и которые просто хотят держаться от нее подальше. Так, во всяком случае, объясняла себе свое состояние сама Кавакадзе. В мире ведь столько более интересных и нужных вещей, чем сидеть в четырех стенах, желая помочь, но не находя ни средств к этому, ни возможностей что-либо сделать. И столько всего нужно успеть увидеть, не тратя время попусту. Особенно, когда его официально осталось так мало.
Особой разницы между тем, как было и как стало теперь, к слову, девочка не видела. В взбалмошной рыжей голове никогда не было долгосрочных планов, а если и было что-то отдаленно их напоминающее, то оно менялось так же быстро и незаметно, как меняется ветер на реке. Видимо, паразит все же не просто так выбирает тело в котором решает провести десяток лет. Так или иначе, факт потенциальной недолговечности собственной жизни ударил Накагаве Наоми в голову, когда она, несколько месяцев назад, увидела собственную левую ногу, державшуюся на сухожилии с клочком кожи. Правую увидеть не успела - потеряла сознание от увиденного.
Какая, в общем-то разница - они и так по сути смертники. Сколько кораблей утонуло - не счесть, каждое сражение это схватка со смертью. От паразита и необходимости служить не избавишься, так что почему перспектива гибели должна мешать жить теперь?

Не вдаваясь, однако, в какие-либо расширенные объяснения - казалось, что все и без слов ясно - девочка огляделась по сторонам, воровато, испуганно. Но нет, вокруг больше никого не было, если не считать стайки мотыльков, слепо колотящихся о стекло фонаря, висящего на стене неподалеку.
- Лучше помоги сдвинуть эту штуку... или лучше ступай себе куда шел, - Наоми замахала куда-то в сторону фонаря. И рыжая макушка с длинной непослушной прядью, выбившейся из косы, снова скрылась за ящиком.

5

Реакция девчушки была настолько, помилуй боже, нормальна, насколько это вообще было возможно в этом дурдоме, пациентом которого Ренат является уже несколько месяцев. Или как там правильно величать дома для умалишённых смертников?
Впрочем, что-что, а сходу выдавать беглянку невольный содержатель души французского авианосца не собирался. Пока что. Просто из мнимой подлости этого поступка, не соответствия его неким "понятиям", по которым живут или делают вид что живут малолетние дураки вроде него. И он, не знающий что делать, как понимать и о чём думать, подсознательно хотел узнать ответы. Пусть даже они были не его, а какой-то случайной, смутно знакомой девчонки. Сам формат их встречи располагал к этому - что может быть лучше для общего около философского, чем пресловутое тет-а-тет?
Но японка, как припомнилось Беарну по совместному плаванию (что даже в мыслях звучало слишком несоответственно приторно), не стала ничего отвечать. Глянула по сторонам, точь в точь как это делал чуть ранее Агаджанян, да продолжила своё занятия. Само собой, предложив ему или помогать, или валить к чертям собачим с глаз долой. Тогда в юном смеске армянских и французских кровей сцепились в битве два желания - отвесить мелкой гадине подзатыльник и потащить в её комнату за шкирку и просто взять и попытаться получить желаемых откровений. Весьма очевидно, что победило из них то, которое...
Твёрдой походкой подойдя к ящику, за которым скрылась сестра по несчастью, Ренат Агаджанян упёрся руками о ящик, подавив при этом желание громко хлопнуть, и всё так же тихо, не обвиняя ни в чём и не выплёскивая негатива, словно устало стал спрашивать:
- Ну и зачем? Для чего? Пусть и выберешься, пусть даже тебя не поймают в ближайший час - дальше то что? У тебя кончатся еда, вода и деньги, испортится одежда и не будет даже нормального места для сна. Работы нормальной ты не найдёшь, а даже если и задержишься где - это как крикнуть Объединённому флоту "я здесь!", да чёрт возьми, в этой нищей стране даже не факт что говорят на чём-то помимо очередного диалекта испанского. Не говоря о том, хренова малолетка вроде тебя!..
Поймав себя на том, что стал повышать голос, Ренат умолк, давая себе перевести дыхание. Он даже не осознавал, как распалялся в процессе своего спича, как хмурил лицо и сжимал зубы. Точно так же и не заметил, что успел перегореть, и именно от этого его последний вопрос был убийственно спокоен как тоном, так и взглядом.
- Просто, на что ты надеешься? Что ты хочешь получить?

6

Совместными усилиями ящик намного быстрее оказался где надо - у затененного участка ограды, оставив на асфальтовой площадке белесый след. Сейчас и спрятаться от досужих глаз было легче. В ответ на резкость Кавакадзе нахмурилась, правда, совсем мимолетно. Оправданная резкость, и аргументы справедливые. Если бы она, конечно, планировала и вовсе не возвращаться.
Но Наоми уже знала, что даже если бы очень захотела - не вышло бы. И даже не из-за того что кто-то найдет и за шкирку притащит, заставив снова брать модуль и убивать морскую нечисть. Нет, она сама будет вынуждена рано или поздно прийти назад. Так решит паразит, рано или поздно. Однажды он чуть не утопил ее в водах реки Камо, однажды убьет окончательно. На воду, или на дно - выбора большого нет. Есть только куски времени, которые можно оторвать от своей жизни, украсть у него.
- А я и не собираюсь убегать навсегда, - немного уязвленно прошептала японка, и выпалила с гордой уверенностью, - У меня есть план, куда поехать, и как. Я хочу посмотреть Барселону, погулять по городу, просто какое-то время переждать там, где хорошо, интересно и красиво. Как будто в сказке, понимаешь?

Кава неуверенно улыбнулась в полумраке. Ну конечно понимает. Иначе бы не вышел сюда, во двор, и не стал бы помогать с ящиком. Она опустилась с корточек, устроив обтянутую джинсами попу на еще теплом, прогретом за весь день асфальте, и посмотрела в сторону светового пятна оставляемого фонарем. Мотыльки, слепо бьющиеся в стекло оставляли на дорожке нечеткие тени, мягкая ночь окутывала, создавая странное чувство безопасности, несмотря на, мягко говоря, компрометирующую ситуацию. И говорила девочка без смущения, без запинки, очень просто и искренне, потому что знала, никто не может понять ее сейчас лучше, чем другое дитя моря. Сейчас их всех запихали в одну лодочку и отправили в дальнее плавание на край земли. И все они свалятся с этого края в бездну.

- Я просто... не хочу сейчас быть здесь, - сказала Наоми, вздохнув. Голубые глаза, в полумраке отсвечивающие темной бирюзой, были устремлены прямо на авианосца, - Именно сейчас. Я ничего не могу сделать, чтобы помочь тем кто сейчас плачет, и от этого самой хочется плакать. Это хуже, чем чистить картошку потом на гаупвахте за побег. И даже хуже, чем выслушивать отповедь от какого-то адмирала. Зато у меня будет хотя бы пара дней вдали от всего этого. Там, где хорошо.
Будет что вспомнить. И жалеть тоже не о чем будет. А вот останься она сейчас здесь, передумай, вними гласу рациональности, звучавшему сейчас голосом парнишки напротив - будет жалеть. Тогда, когда будет дохнуть, как мумия в инвалидном кресле, подобно Бисмарк. Что не увидела, не почувствовала, не потратила время на что-то, что вызвало бы тогда улыбку и горько-сладкое чувство с мыслью "успела"... точно будет.
- А ты не хочешь? - спросила Кавакадзе совершенно внезапно.

Отредактировано Kawakaze (2015-11-17 00:18:34)

7

Агаджанян слушал, внимая и не перебивая, да прикладывал минимальные усилия для тягания ящика. Молчал, глядя на устроившуюся прямо на асфальте девчонку, с которой никогда в жизни не познакомился бы без их общего проклятия, да сел напротив скрестив ноги. И понимал, понимал, понимал, как же он понимал!
Ну, не так уж и хорошо понимал, на самом деле. Для него, долгие годы жившего в Италии, слово "Барселона" ассоциировалось в первую очередь с "о-боже-мой-они-одни-из-лучших-в-мире-если-не-лучшие-авававава!" футбольной командой, ну или клубом, кому как удобнее, а о самом городе... недостроенная церковь в честь компенсации чего-то маленького и невзрачного?
Так есть ли что-то удивительное, что, в ответ на неожиданное-ожидаемое предложение младшей по возрасту, но не выслуге девочки, Ренат ответил быстрым и бездумным:
- Нет, конечно же нет.
Смотря в её честные, голубые глаза, французский армянин хотел чувствовать только здравый цинизм. И он, сложив руки на груди, поспешил показать своё зрелое и разумное мышление.
- Мне определённо не нравится Барселона, мне столь же определённо не нравится Испания в целом. И я совершенно точно не собираюсь верить в сказки.
Покивав своим словам для убедительности, носитель души авианосца "Беарн" должен бы по хорошему встать и пойти на боковую, пожелав разве что удачи на прощание, но посчитал важным для себя продолжить это перечисление недостатков предлагаемого путешествия:
- Более того, у меня нет при себе ни денег, ни сменной одежды, ни даже жалкой бутылки воды на пол-литра.
Избегая потонуть в нежелательных мыслях, одержимый стал глядеть в сторону и говорить ещё более занудным тоном. Нервно постукивая указательным пальцем по плечу, конечно же.
- Возможности запастись хоть чем-то уже не предвидится - если местное начальство имеет хоть одну извилину в голове, то скоро должен будет появится патруль с наказом обходить все пригодные для побега места, так что бегать туда-сюда просто опасно. А уж жить на твоём попечении... нет уж, спасибо. Да чёрт возьми, кто вообще взглянув на твою бесстыжую физию согласиться пойти к дьяволу на рога!..
Скатившись в откровенный наезд и недовольство, Ренат Агаджанян упёр руки в колени и обернулся к оной "бесстыжей физии", намереваясь высказать всё-всё и чуть больше чем надо. Вместо этого, в его голове пронеслись картины. Яркие иллюстрации того, что может стать с глупой маленькой иностранкой, останься та одна против целого мира. Пусть и ненадолго, пусть она и сильнее обычного человека из-за души корабля. В конце концов, парень вспомнил отчего его визави ещё с первой встречи казалась смутно знакомой, и ответил уже спокойно, со вздохом падая на спину.
- ... кроме мнительного придурка вроде меня. И вообще, малолетним звёздам не положено ходить в одиночку, вот.
Ренат хотел злится, хотел просто остаться в стороне и потом говорить с кем-нибудь за глупость горе-беженцев. Ренат не мог, разрази из всех гром, и винить в этом мог только себя и дядю Азата. Да и как будто бы не круто оставлять девчонок одних в темноте, разве нет?

8

- Ладно, только ты не выда... - Кава прервалась и моргнула, слегка склонив набок голову, - Серьезно?
Что авианосец ответит согласием, девочка не ожидала до последнего момента. Все-таки, доселе он отвечал ей только критикой, и, наверное, нежелание приключений на задницу мешалось в нем с неуверенностью в безопасности всего этого мероприятия. Не то, что бы это ее сильно задевало или беспокоило, в конце концов, изначально она одна собиралась бежать. Но когда Беарн все-таки согласился, настроение ее переменилось моментально. В глазах заскрились и завертелись в бешеном танце черти, она резво, как и положено юркому эсминцу, вскочила на ноги.

- Все будет в лучшем виде, - шепотом сообщила она с непередаваемой уверенностью на округлом личике, - Ты не представляешь себе, как там здорово. И не кукситься - живем только раз! - если бы можно было дать этим словам определение "крик шепотом", то, наверное, это было бы подходящее сравнение.
Хотя, наверное, напоминать о скоротечности жизни сегодня - да и в любой день после - будет чем-то совершенно лишним.

Эсминец буквально взлетела на ящик, взявшись за край руками, с легкостью, одним прыжком, оказавшись наверху, и, так же летуче, словно ничего не весила, и могла ходить не только по воде, но и по воздуху, перемахнув через ограду. Ей не хотелось больше медлить, рассуждать, сомневаться. Решение было принято, и ей самой было принято много часов назад, а значит, пути назад не было еще тогда.
Вопрос денег казался слишком пошлым и мелочным, девочку даже кольнуло, когда авианосец о них заикнулся. Он всегда, в общем-то, таким казался, потому что заработанных в выслугу денег на родных и друзей Кавакадзе не жалела. Когда вокруг постепенно собирается целая стайка девочек, которых без малейших колебаний называешь сестрами, когда друзей по всему миру становится неожиданно и непредвиденно много, радовать их - значит радовать и себя. Пусть это будет... плата за услуги телохранителя при знаменитости, если ему так удобнее и он все-таки решит снова поднять эту тему? Неважно. Главное - настоящий, самый взаправдашний сказочный город, доступный для всех, и особенно - тех, кто в сказки не верят. Виденный доселе только в туристической брошюре... которую непременно нужно будет показать. Но уже потом, по пути. Должен же этот француз знать, от чего мог отказаться?

Приземлилась девочка, как кошка, на ноги. Высокая трава, росшая по ту сторону ограды, поглотила ее чуть ли не по пояс, вызвав странное желание упасть на спину и кататься в ней, поддавшись захватившей все ее существо легкости и ощущению преодоления не только ограды военной базы, но и куда более высокого и прочного внутреннего барьера - тех условностей, что сдерживают день ото дня любого подростка. Наверное, это чувство можно было бы смело назвать свободой, причем не условной, украденной, а настоящей. Когда границ нет внутри, и можно впервые в жизни ступать, куда только хочешь.

Девочка побрела через траву, неторопливо, стараясь не шуршать. Остановилась в тени, дожидаясь своей неожиданной компании, и посмотрела наверх, на край ограды и накрывшее его черное, бархатное небо. С этой стороны, в относительной темноте, она наконец-то разглядела звезды. И, впервые за этот день, широко и искренне, улыбнулась.

9

Иногда в жизни случаются такие ситуации, когда человек неожиданно ясно осознаёт насколько беззащитным является человек, устало откинувшийся на спину. Как, например, Ренат Агаджанян понял это, от начала и до конца пронаблюдав нежданный взрыв энергии, раздавшийся где-то внутри маленького тела соответствующих размеров японки. И поверьте на слово, гипер-активные девочки-эсминчики - это не то, что вы хотите видеть будучи в уязвимой позе посреди ночи в укромном уголке военной базы.
Сама беглянка (или уже правильнее сказать "коллега"? Напарница? Компаньонка?!), впрочем, сложностей носителя души авианосца "Беарн" не заметила и поспешила заверить его в великолепии положения и сигануть за ограду. Пришлось поспешно вставать на ноги, пока "звезда всемирной сети" не ускакала на радостях до какого-нибудь Азербайджана. Впрочем, торопится парень не собирался.
Споро осмотрев ящик и раздражённо цокнув языком при виде видневшегося следа, французский армянин вновь уставился на забор. Прикинул вероятности, предположил последовательности. Наконец, плюнул на всё и полез наверх и на другую сторону - мероприятия по минимальной подчистке следов сейчас могли скорее принесли кучку вреда, чем долю помощи. А ещё бедняга осознал, что ему надо было чаще в детстве играть в ямакаси - настолько разимой была разница между лёгким перелётом рыжей японки и натужным перелезанием армянского брюнета. Как сравнение между особой эстетикой взмаха японского кривого меча, рассекающего воздух, для японофилов и бестолковым маханием ложкой в йогурте для чего угодно.
Преодолев препятствие и нагнав... ну пусть всё же компаньонку, Агаджаняну пришёл в голову очередной стандартный вопрос без ответа - можно ли считать их поступок своеобразным горизонтом событий, или этот побег был предназначен им в любом случае? Одержимый не знал, и поспешил выкинуть прочь эти мысли самым привычным образом - занудством. В контексте ситуации - занудством, сказанным шёпотом с редкими вкраплениями повышенного тона:
- Эй, там, вернись на землю! И прибавь темпу - нам сейчас не прятаться надо, а уйти как можно дальше пока не хватятся.
Одно плохо - нельзя выйти вперёд и показать как надо, ведь дьявол его знает в какой стороне не то что Барселона - север! Но, это ведь не проблема пока они могут поддержать хотя бы друг друга, верно?

10

- Все идет по плану, - шепнула она, когда Беарн наконец нагнал ее. До этого она тихонько хихикнула над его неуклюжестью, но от комментариев воздержалась, - Отсюда пройдем немного через поле и пойдем по шоссе до заправки, если поймаем попутку до Барселоны - еще до рассвета там будем. И поесть возьмем что-нибудь, я не выходила из комнаты с самого утра.
Голод теперь оставался, пожалуй, единственным фактором, работающим на понижение боевого настроя, в желудке мрачно сжималась неприятная пустота. Наоми считала себя "растущим организмом", которому требуется много еды для того, чтобы действовать все сто процентов и оставлять немного веса про запас в соответствующие места. Но если с активностью выходило нормально, то вес упрямо не желал набираться. Ну и соответствующие места тоже не увеличивались в объемах.

В остальном же она вполне соответствовала своему обещанию. Трава щедро делилась колючками, путающимися в волосах и цепляющимися за одежду, но Кава этого совершенно не замечала. Да и если бы заметила, ее бы это не побеспокоило. Она была занята резвым маршем в направлении виднеющейся вдалеке под пологим склоном полоски шоссе, и разговором, конечно, а горящие глаза и обильная жестикуляция говорили о том, что девочка охвачена радостным возбуждением. Тем самым, в состоянии которого кажется, что пешком прямо сейчас можно пробежать половину земного шара, причем, игнорируя любые препятствия. Оказывается, переключить настроение с депрессивной беспомощности довольно просто - достаточно только убежать от него.
Будь обстановка и обстоятельства несколько другими, эсминец бы определенно на полном ходу прошлась колесом. Во всяком случае, ей внезапно захотелось это сделать.

- Если есть что-то, что ты хотел бы сделать пока свободен, сейчас самое время подумать, - весело прибавила японка, словно в очередной раз стремсь заверить, что это будет удивительное приключение, а не просто побег, - По самым радужным прогнозам, у нас есть в запасе неделька, и я не хочу тратить ни секунды.

Сбегая со склона, девочка в первый раз после своего слета с ограды обернулась и посмотрела на темный, местами щурившийся огнями из окон, силуэт базы. Кажется, все тихо. О том, что происходит за этими стенами, и в желтых квадратах окон, больше не хотелось. Лишь бы их не хватились. Искать будут, прежде всего, на самой базе, а там и до красноречиво стоящего ящика дойдут.

С другой стороны от склона лента шоссе была живописно утыкана пальмами и густым кустарником. Не сбавляя хода (однако, притормаживая иногда, чтобы спутник не отставал), Кавакадзе достала из рюкзака распечатки карт и буклетов.
- Автострада Медитерриано, - глубокомысленно заключила она, - Отсюда до Кастельона рукой подать, это первая точка назначения. Как думаешь, лучше пойти в стороне от дороги?

11

- Попутку, говоришь?
Протянув эту фразу максимально задумчиво, Ренат Агаджанят приложил все возможные и невозможные усилия для того, чтобы не думать. Не допустить и доли проявления мысли, заблокировать заботу своего разума и сосредоточится на вежливых кивках и не слишком энергозатратном деле. Просто, видит бог, ему не хотелось в полном мере осознавать как много рассказала ему японка одним невинным предложением. Да, всё было в пределах дьяволой нормы этого дня, да он и сам не был в порядке, но... не сейчас. Только не сейчас.
В остальном пробежка была очевидно не радующей. Берн застегнул жилетку, но это не помогало в деле спасения головы, рук и нижней части голеней от особенностей дороги, вроде колючек, а всё внутренний навигатор одной взбалмошенной девчонки. Иначе какого чёрта она словно специальна выбирала самый неудачный путь, не из природной вредности ведь? Впрочем, вскоре армянин привык к этому и мысли о жалобах оставили его наедине с травой, землёй и разговорами не о чём.
В один момент, с очередной оптимистичной фразой от маленькой рыжей компаньонки, глазам беглецов предстало шоссе. И ладно бы, скоростная дорога как скоростная дорога, да не всё так просто если ты сбежал с военной-или-около-того базы и собираешься попасть куда-то там в другую часть страны, имея на руках (метафорически) только малолетний ветреный "эсминец". Прелестно. Ещё раз, почему он согласился на эту авантюру?
Услышав очередной вопрос, носитель души французского авианосца приблизился и, прищурившись на карты в чёртовой ночной темноте, ответил почти не задумываясь:
- В идеале нам нужна попутка, так что вдоль дороги. Не факт, правда, что мы сможешь хорошо надавить на жалость чтобы о нас не начали трепаться... так, нет, погоди.
Остановившись и кратко переведя дыхание, уроженец Буржа вернул серьёзный взгляд "малолетней звезде интернета". Уж что-то, а шутить настроения не было, это да.
- Надо заранее определится с легендой, а то потом сами запутаемся. В смысле, да, можно рассказывать всем истории о бедных детях флота и стоить глазки, но совсем ни к чему оставлять такие явные следы. В смысле...
Бросив взгляд на карты в руках азиатки, полукровка утёр пот со лба и продолжил:
- ... Барселона ведь к северу, верно? А ещё к северу Франция, я там родился и имею какую-никакую родню. Дадим о себе знать - кто-то сопоставить два и два и вместо сказки будут плакаты о розыске с крепкими дядьками с шокерами. По той же причине - никаких корабельных имён, ясно? Я - не "Беарн", а Ренат Агаджанян, а ты вовсе не... эээ...
В этот скучный, унылый момент парень понял, что так и не вспомнил ни имени, ни корабельного прозвища своей спутницы. Вообще. Совсем. Даже близко, а "что-то японское" таковым не считается. И коли кому-то в этой вселенной это интересно - да, выглядел при этом Ренат до нельзя смешно и потешно, так смешались в нём замешательство и смущение с маленькой долькой стыда.

12

Выйдя к шоссе и ступая теперь по короткой, желтой траве с едва слышным шорохом, Наоми получила возможность снять с джинс и футболки часть налиплих колючек, раздраженно откинуть назад длинную рыжую косу и зарыться в распечатки, прямо на ходу. Только сейчас она отметила про себя, что на самом-то деле нервничает - оказавшись на открытой местности, как на ладони, и постоянно подавляя желание оглянуться назад, она чувствовала себя небезопасно, точно раздетая перед толпой, на краю сознания испытывая затаенный страх, что все предприятие накроется именно сейчас, когда она только глотнула свободы.

Нужно скорее разобраться с вопросом транспорта. В кузове или салоне машины, даже учитывая фактор постороннего человека, способного узнать, она будет чувствовать себя в большей безопасности, чем здесь. Хотя бы потому, что будет находиться от базы все дальше и дальше.

Подгоняемая ощущениями, Каваказе зашагала быстрее. Если верить картам, через несколько километров они должны выйти к заправке, если машина не подхватит их быстрее.

- Ре-нат-то А-га-джиа-ньян? - эсминец вопросительно наклонила на голову, - Я это даже быстро не выговорю.

Она слегка нахмурила рыжие брови, проговаривая странно звучащее длинное слово медленно и на разные лады, пытаясь, не слишком успешно, повторить произношение Рената, затем помотала головой и подняла вверх один пальчик.

- Я не "ээ", а эсминец улучшенной серии "Сирацую", Каваказе. Это значит "речной ветер", - и одним тоном она с шутливой горделивостью добавила "И лучше тебе это запомнить!". Правда, тут же, явно отметив про себя смущенный вид паренька, хихикнула в кулачок, добавив потише, - Но на берегу я вполне могу быть и Накагавой Наоми. А может нам придумать другие имена, раз нас могут и по ним вычислить? Я хочу быть Сакурой, всегда хотела, чтобы меня звали Сакура.

13

Что сказать, японское произношение не зря считается эталонным примером кошмарного сна лингвиста. Впрочем, носительница души эсминца (нет, к этому решительно никогда нельзя привыкнуть!) хотя бы пыталась, и Ренат ценил это. Ну, пока она не стала хихикать над его промашкой, которая и промашкой-то не являлась. Серьёзно, как можно ожидать от недавно втянутого в это корабельное безобразие и принуждённого, чтоб его, "служить на благо человечества" парня запомнить всё и сразу? Ну да ладно, пустое. Тем более, что...
- Ну, раз уж будем использовать псевдонимы, называй меня... Энзо. Достаточно просто для произношения, верно?
По крайне мере, даже в родном городе он знал парочку Энзо. При том, что это итальянское имя. Может пригодится, если ему позарез надо будет  показать себя кем угодно, но не французом, или кем угодно, но не итальянцем. Даже если сам себя он считает армянином.
Вздохнув, носитель души Беарна заставил себя думать о насущных проблемах, а не его личных жизненных неурядицах. На нём лежит ответственность за маленькую звезду интернета, в конце же концов.
- Окей, Сакура, что дальше по легенде? Нужно решить, кем мы приходимся друг другу и определиться с причиной нашего присутствия здесь, у базы Объединённого Флота.
С сомнением глянув на компаньонку, Агаджанян задумчиво провёл пальцем по подбородку. Она, как и он, была полукровкой - во всяком случае классической азиаткой Наоми не назвать, даже имя под стать - так что при особом желании можно назваться родственниками, кузенами там. А насчёт базы сработает и чуть изменённая правда. Во всяком случае, в этом случае ему не придётся краснеть, сочиняя историю о ищущих уединения в глуши любовниках.
- Как тебе такая идея: мы - кузены, и лично познакомились меньше месяца назад, приехав к родственникам здесь, в Испании. Раньше общались через интернет, и то немного из-за разницы часовых поясов. А у базы очутились из-за того, что у нас на ней друзья, и мы решили навестить их услышав ту новость.
Усилием воли заставив себя не сильно кривится, Ренат ещё раз оглядел их ну совсем, дьявол побери, неприметную компанию беженцев и поспешил дополнить мысль. Честно стараясь бодрить голос, чтобы затронутая тема не так бросалась в глаза.
- Нет, лучше так: у тебя здесь какой-то друг, которого ты хотела навестить и остаться здесь на какое-то время - оттого и с сумкой да вещами, а я поймал тебя во время побега и решил пойти с тобой, рассчитывая вернуться до заката. В итоге мы задержались и пытаемся поймать попутку до Кастельона, где нас ждут, потому что я гордый идиот и наврал по телефону, что нас подвезут. Как тебе?
Нутром чувствуя некое фатальное упущение, армянин из Франции готовился принимать упрёки. В смысле, он пытался отталкиваться от опыта из прочитанного однажды сборника рассказов об Отце Брауне, но хитрые выдумки никогда не были его коньком. Уверенность в излишней сложности и чрезмерной простоты предложенной идеи заставляла не слабо нервничать. Только отступать некуда, раз уж подвязался бежать - надо бежать и стараться.
Должно же ему хотя бы сейчас повезти?

14

Надо сказать, выслушала Каваказе очень внимательно и серьезно, а затем, подумав несколько секунд, замотала рыжей головой.

- Запутаемся. Не надо вообще слишком много выдумывать и связывать себя с базой. Мы туристы, отбились от группы, не успели сесть на автобус из Валенсии в Барселону, и нам надо туда. Это шоссе как раз из города ведет, от базы мы свернули в сторону, не вериант, что не свяжут с ней вообще, но чем меньше мы сами будем связывать, тем лучше. Я так и планировала. А вдвоем это даже убедительнее звучит.

Бросив последний взгляд на распечатки и мысленно отметив примерное расстояние до ближайшей заправки, Наоми сунула бумаги в рюкзак, и, закинув его обратно на плечи, решительно двинулась вперед с удвоенной энергичностью, подгоняемая в спину призраком валенсийской базы и поисками беглецов. Поиски эти виделись девочке как выслеживание тех, кто сбежал из тюрьмы, которое она иногда видела в боевиках. С собаками какой-нибудь страшной породы, вроде ротвейлеров, и вертолетами. Правильно говорит Умиказе, ей точно надо сидеть меньше времени в интернете, и смотреть меньше дурацких фильмов. Ну конечно, никто не будет прочесывать местность с вертолетом и травить двух детей моря собаками. Не будет же...

В коротком молчании можно было бы хотя бы кратко подумать о происходящем в целом, искоса и снизу вверх поглядывая на своего неожиданного спутника, но Каваказе практически слышала, как в ее собственной рыжей голове свистит ветер, унося, в первую очередь, те мысли, которых она не звала и не хотела.

- А думаешь, если поймаем какого-нибудь дальнобойщика и он что-то поймет, он обязательно донесет? - тихо спросила девочка, в очередной раз пытаясь не слишком подробно прокручивать в голове трансляцию и последовавшие за ней события, - Может, даже если поймет, то не будет на нас капать, ведь эта запись транслировалась по всему телевидению и радио, и в интернете только о ней и судачат.

Эсминец замялась, так и не зная, как спросить, будут ли их жалеть. Но только выдохнула, шумно и сердито. Отчасти от того, что действительно надеялась на простое человеческое понимание от незнакомцев, возлагая на это определенные надежды, а отчасти - потому, что сама уже видела в этих словах недостаток чувства безопасности и уверенности в себе, которой обычно буквально лучилась.

- Начинаю говорить как моя сестра, - буркнула японка, не уточняя, какая именно сестра, но имея в виду все-таки Шигуре. А если и собиралась уточнить, то банально не успела - сзади ночную тишину прорезал приближающийся гул мотора.

15

Не поникнуть духом было чуть сложнее, чем казалось на первый взгляд. Да, конечно, его предложение слегка... ладно, в нём полно нагромождений и лишних деталей, но разве это не было лучше, чем выглядеть как парочка любовников-неудачников?! И, ей богу, ему совершенно не хотелось мысленно поправлять свою логику в более верное русло.
Чёрт, японка была такой маленькой. Настолько маленькой, без всякого гадкого расизма. И как только ему удалось сомневаться на тему того, чтобы не оставлять её сбегать в одиночку?
- А, ладно, как скажешь, Сакура.
Итог: обречённо махнуть рукой и согласится. Возможно, это даже не по мужски, но и пусть. Она ведь не настолько младше его, чтобы заведомо считать её полностью неразумной, да и в его плане всё-равно было упущение. Даже если ему и не удаётся обнаружить его.
Вздохнув, Ренат чуть прошёлся вдоль дороги - так, чтобы можно было нормально разглядеть Наоми лишь обернувшись в её сторону. Раз уж взялся телохранительствовать, всё ж таки, надо следить за состоянием подопечной. В любом случае, сейчас лучшим способом избежать проблем был поиск попутки и, даже если опустить позднее время, с этим была как минимум одна проблема, которую Агаджанян озвучил тихо, про себя и на французском.
- Долбанное шоссе.
Скоростная дорога подразумевает скорость, так что проезжающие могли углядеть их у трассы, но не остановится. Не успеть, не захотеть, не посчитать необходимым - всё такое вот в плане соображений, и, да, всё ещё мочь рассказать знакомым о встрече в ночи. Ничего плохого им не желая, но, как говорилось, ищущий обрящет. А их будут искать, в любом случае.
И так, думая о своём, носитель души авианосца "Беарн" не сразу расслышал, что "Каваказе" сказала. Впрочем, Услышанного хватило, и он вновь подошёл ближе к компаньонке. Даже если она успокоила сама себя, ему надо было что-то сказать. Надо, дьявол его возьми, но кто же знал что ему помешает неожиданный шум?
В конце концов, только и оставалось, что пытаться поймать этот нежданный подарок судьбы.

16

Вот он, момент истины! Момент, когда их увезут прочь от базы, либо сдадут со всеми потрохами, и, оказавшись на этом перепутье, эсминец отчаянно бросилась ему навстречу. Почти в буквальном смысле.
Полагаясь на виденное разве что в кино, Наоми отошла на край шоссе и вскинула руку с поднятым вверх большим пальцем. Кажется, так нужно голосовать?
Свет фар высветил ее фигуру, и водитель начал снижать ход. Каваказе опустила руку, сделала несколько шагов к грузовику, а затем остановилась в нерешительности.
- Ты хорошо говоришь по-английски? - спросила она авианосец, смущенно потирая пальцами щеку. Резонный вопрос, если учитывать ее кошмарный акцент, и то, с каким трудом ей давалось самое простое общение.
Грузовик, наконец, затормозил в нескольких метрах от ребят, и водитель, просигналив, высунулся в окно, осматривая обоих. Это был крупный мужчина лет сорока в бейсболке с логотипом футбольного клуба Барселоны, небритый, выглядящий усталым и потрепанным - очевидно, после долгой дороги.
- Hi! - хорошо поставленным (чай, не даром столько времени проводила перед веб-камерой) тоном бодро приветствовала эсминец, помахав водителю ладошкой для убедительности.
- Вы чего в такой час на дороге, ребята? - перекрикивая тарахтение не выключенного мотора, спросил водитель.
- Туристы! - коверканье английской речи стало настолько возмутительным, что сомнений не оставалось: она это намеренно, ибо сложно было представить, что можно специально заставить звучать язык Шекспира и Лондона еще хуже, чем то, что она обычно вытворяла с фонетикой, - Потерять автобус Барселона! Вы подвезти?
Водитель явственно нахмурился, переведя взгляд с Каваказе на Беарна. Она тоже, правда, обернувшись на него, стала делать какие-то отчаянные знаки глазами, часто моргала, строя насупленную рожицу, в беззвучно произносила что-то... наверное это было: "Go! Go!". Словом, была в состоянии полнейшего нервного возбуждения.

17

В итоге, японка вновь опередила его. В этом не было ничего особо удивительного - трудно проиграть в скорости человеку, занятому скорее подбиранию грубых выражений, чем непосредственно торможению машин. Такова была сила резких порывов маленьких девочек, чуть не бросающихся под машину. А уж когда они, не пострадав и добившись своего, так невинно спрашивают о чём-то очевидном, разве можно сказать что-то кроме раздражённого:
- Уж получше тебя.
Вопрос имел смысл - Агаджанян умудрялся без особых проблем понимать ужасное произношение "речного ветра", а это подвиг сам по себе. Или повод порадоваться что дядя Азат рассказал о той хитрости, позволяющей смотреть аниме немножко нарушая закон - хотя работа актёров озвучки и стоила того.
Водитель был достаточно ожидаемым в своём облике - если не сказать стереотипным, но какой вообще стереотип у испанских дальнобойщиков? Накагава тоже решила очень ожидаемо начать говорить так плохо, что Ренат начал думать на нервы - не мог же он стать хуже понимать её только из-за того. что начал думать о том, что и как она говорит? - во всяком случае, оный фанат барселонского футбольного клуба определённо думал примерно так же. И оба, что самое поганое, смотрели на него с чёртовым ожиданием чего-то.
Выдохнув, французский армянин, коротко глянув в сторону компаньонки, обратился лицом к местному водиле и твёрдо, чуть ли не с вызовом, начал доносить суть их проблемы.
- Bonsoir. Сакура пыталась сказать, что мы - туристы и потеряли наш автобус. Вас не затруднит подвезти нас до Барселоны, или хотя бы до ближайшего города?
Нервный вид и поглядывания в сторону беспокойной подопечной могли сработать на образ "парня, которому стыдно за такой провал". Другое дело, что это не лицедейский талант спящий в парне, а банальное волнение - столь многое могло пойти не так, столь подозрительны были они сами. В удачу парню не верилось, да и когда его любила фортуна?

18

Ответный взгляд сеньора дальнобойщика был настолько красноречив, что сомнений не оставалось: он либо сразу все понял, наслушавшись за весь день шокирующих новостей о судьбе обреченных на безвременную гибель детей флота, либо, как минимум, что-то подозревает.
Он думал довольно долго, потирая темную щетину на подбородке, переводя взгляд с Беарна на девочку, сложившую ручки в молитвенном жесте под подбородком, а на лице нарисовавшую выражение жалобного котенка - о, Наоми была мастером умилительных рожиц.

- Залезайте. До ближайшей заправки, а там сами, - мужчина тяжело вздохнул, видимо, ему не просто далось это решение. Которое он тут же пояснил, - Не оставлять же вас на дороге среди ночи. Звать Алехандро.

У глядящей на пригласительно открывшуюся дверцу у пассажирского места Каваказе был такой вид, будто ее огрели по голове чем-то увесистым. Она оторопело осмотрела сначала сидение и зажегшуюся над ним лампочку, залившую салон теплым желтым светом, затем водителя, а потом обернулась на Беарна. И только тогда, неуверенно, как бы на пробу, на ее лице медленно растянулась улыбка.

Правда, авианосец она предпочла пропустить вперед.

***

В салоне довольно сильно пахло сыром, и источник запаха выдавала сунутая между сидениями коробка из-под пиццы, на которую Наоми, когда залезла, бросила странный тоскливый взгляд. Водителю, закрыв дверь, она сказала вычурно звучащую фразу на японском, которую не поняли ни Беарн, ни сам дальнобойщик. Зажатая между Беарном и дверцей, девочка то качала головой в такт бодрым поп-мотивом, наигрывающим на радио, то липла носом к окну, разглядывая однообразные пейзажи, проносящиеся за стеклом. Водитель периодически косился на нее, на паренька, и мрачнел, казалось, с каждой секундой. Он потянулся было за сигаретами, но, с новым взглядом на ребят, разочарованно вернул руку на руль.

Когда музыку сменил очередной выпуск новостей, отсчитавший час ночи, мужчина только хмыкнул и сменил радиостанцию. Под старую "Holywood" Мадонны вздрогнувшая было эсминец стала с преувеличенным старанием мелодично мурлыкать. Беарн мог прекрасно чувствовать, как отчаянно дрожит притиснутое к нему ее хрупкое плечо под футболкой, выдавая ее нервы, и не менее прекрасно понимать, что она совершенно намеренно старается как можно меньше смотреть на их "спасителя". Пусть и не предавшего, не свернувшего в направлении базы, а везущего прочь.

- Подружка только на китайском говорит? - на пробу спросил у Беарна дальнобойщик.

Кава в очередной раз вздрогнула, но не обернулась.

19

Что же ещё оставалось делать? Только выдохнуть с таким облегчением, словно Атлант передавший ношу Гераклу, да пробормотать невнятно слова благодарности. По английски, в силу сложившейся за время пребывания на базе привычки. Ну и представится, ведь именно так поступают когда тебе назвали своё имя, верно?
- Энзо, а девочку - Сакура.
Во всяком случае, Ренату удалось сказать это нормальным голосом. И с приличным выражением лица, а не гримасой уныния - или беспокойства, уж очень странным казалось ему поведение Наоми. Непривычным, даже при учёте краткости их знакомства. Не может ведь "звезда интернета" обладать таким банальным страхом перед взрослыми?
Держа подобные выводы в уме, носитель души авианосца "Беарн" полез в машину.
***
Пристёгиваться разделяя с кем-то сиденье - занимательный, но уж больно непривычно-неудобный процесс. Короткий. Сидеть в последствии довольно плотно прижимаясь к человеку противоположного пола немного стыдно, словно они дети какие, и в то же время стеснительно по очевидным причинам, знакомым каждому подростку в славный период повышенного интереса к девушкам. Слава одной бесстыжей русской знакомой, Агаджанян мог стойко это пережить. Но быть прижатым к чуть не дрожащей от страха девушкой, за которую подвязался отвечать, в машине едущей чёрт пойми куда, управляемой мужиком, про которого ни знаешь ничего кроме имени - скажем так, запах еды, дразнящий твоё неудовлетворённое чувство голода, ни-че-рта не помогает!
Молот и наковальня, сцилла и харибда, Алехандро и Каваказе. Как парень, как мужчина, он должен быть хладнокровен и готов невозмутимо подставить Накагаве плечо, чтобы она чувствовала безопасность. По всё тем же причинам, он должен каким-то образом заставить дальнобойщика не накалять атмосферу своим очевидным недоверием. Это всё понятно, это всё просто. Как дьявол его побери это сделать, сидя между сомнением и дрожью?!
Спасение пришло с самой нежданной стороны - от старой и, откровенно говоря, не слишком интересной ему певицы Мадонны. Компаньонка-японка словно стала чуть спокойнее, отвлекаясь на мелодию, да и сам водила решил поболтать. По простому так, между делом. И всё это вылилось в самую ужасную, наиунылейшую попытку пошутить.
- Во имя всех нас, давайте притворимся что это так.
Армянин даже сказал это так, словно не шутит, а серьёзно - что могло бы стать вызывающим смех элементом, не прозвучи оно "так" серьёзно. С таким тоном, только более экспрессивным, д`Артаньян мог заявлять о своей вражде к очередному гвардейцу кардинала.

20

На какое-то время в салоне воцарилось сопровождаемое музыкой молчание. Трек Мадонны успел смениться на какое-то испанское ретро, прежде чем Алехандро тяжело вздохнул.
- Ты же понимаешь, насколько рискованно везти вас куда-то?
- Не рискованнее, чем ездить по ночным дорогам.
Резче и не так, как следовало бы, ответил Ренат.
- Что поделать, семью надо как-то кормить, - ответил Алехандро доброжелательно, - У меня девчонка примерно ее возраста. Могла бы оказаться на вашем месте, да Бог миловал.
Кава замерла, как кролик, услышавший громкий звук. Дальнобойщик почесал щетину и со странной ноткой в голосе повторил уговор, с которым подбирал корабли с дороги.
- До заправки доброшу, дальше сами. Идет?
Бросив лишь раздражённое "идёт", парень старательно смотрел куда угодно, но не на собеседника и свою подопечную. Пока, наконец, не смог найти в себе силы последовать заветам уважаемого родственника:
- Мне не так давно только исполнилось шестнадцать. И я не провёл и полугода в этой известной конторе. Дальше сами.
Держа руки на руле, мужчина смерил авианосец хмурым взглядом. Не без тревоги, и не без сочувствия. А затем покачал головой.
- Надеюсь, вы знаете, что делаете.
Наступившее следом молчание затянулось, и, только остановившись на заправке рядом с придорожным мотелем и вездесущим "Макдональдсом", шофер осмотрел стоянку. Из большого грузовика рядом вылез пожилой мужчина и, насвистывая что-то мелодичное, направился к мотелю, видимо, закончив на сегодня рабочий норматив. 
- Бело-зеленый, Mercadona. Он до Барселоны, - кивнул на стоянку Алехандро, - Девочку береги.
Ответив только понятливым смешком, Агаджанян отстегнул ремень безопасности. И только тогда, несмело, протянул руку в понятном жесте.
- Спасибо. И удачи.
С угрюмым и усталым видом пожав руку парню, мужчина отстегнулся, нашел в бардачке бумажник, и вышел, захлопнув дверцу. Звук этот эхом прокатился по пустынной стоянке и замер где-то вдалеке, слившись с пением сверчков.

***

Открыв дверцу пассажирского сидения, Каваказе буквально вывалилась наружу, поправляя на плечах лямки своего рюкзака, по инерции пробежала несколько шагов по стоянке, затем круто развернулась и отвесила испанцу поклон.
- Спасибо вам, сеньор, за то, что подвезли!

Раздраженно смахнув за плечи собственную длинную, но тонкую косу, она подхватила под локоть Беарна, даже и не думая стесняться. Застенчивой ее, в общем-то, никто бы не назвал (поцеловать на спор прямо в губы в гостиной общежития собственную сестру, да еще и выложить это в видеоблог!), но сейчас девочка искала прикосновения по другой причине. Инстинктивно, неким шестым чувством, присущим любой женщине, она ощущала поддержку. И, пожалуй здесь, за сотни миль от дома и сестер, не стеснялась признать насущную в ней необходимость.

А ведь думала сбежать одна. Интересно, скоро бы потащилась назад, столкнувшись с огромным и чужим миром за стенами валенсийской базы?

Хотелось верить, что она, эсминец Каваказе, про ночных операций, сразивший американский конвой в одиночку, не робкого десятка. Но храбрость - не отсутствие страха, а испытание своего предела в его преодолении. И поэтому Наоми, храбрясь, нервничала. Нервозность и с выходом из гостеприимного транспорта, где девочка успела пригреться, назад, в темную ночь, конечно, не сошла так просто, только приняла другую форму, энергичную, деятельную, суетную: все те качества, что стереотипами привыкли приписывать канмусу-эсминцам.

- Надо еды купить, - бодро пнув кроссовком маленький камешек, заявила девочка, ткнув пальцем в желтый логотип сети питания, вырисовывающийся на фоне ночного неба, как световое пятно на темной улице. Теперь, на приличном расстоянии от базы, эсминец чувствовала себя так, словно на своих двоих пересекла Гималаи в изнурительном переходе, и была морально готова сделать следующий шаг. Еда - проблема насущная, да и за время выслуги Кава достаточно общалась с авианосцами (в основном, японскими), чтобы уже не понаслышке быть знакомой с их слоновьим аппетитом.

- Я сбегаю, я быстро. Ты пока... - эсминец бросила многозначительный взгляд на бело-зеленый кузов с логотипом сети испанских супермаркетов, - Ну, в общем, пять минут!

21

Разговор с Алехандро пролетел, стремительный как полёт Варькиной радости, а Ренат мог думать лишь о том, что ему определённо-совершенно-точно-только-так-и-не-иначе не поверили. Хотя он был честен и правда хотел как лучше. Но что самое противное, у него не выйдет даже позлорадствовать, если однажды на базе появится девочка примерно одного возраста с Наоми, чей отец - испанский дальнобойщик. Плакать будет не только уместнее, но и не так стыдно.
Отбросив эти мысли вместе с очередным жестом вежливости, Агаджанян поспешил покинуть машину, вслед за подопечной. Той самой, что не преминула возможностью взять его под локоть и потащить за собой в дали дальние. Странно, но сейчас его не слишком напрягал такой контакт. Может от того, что девочка-японка была младше, может потому что франко-армянину даже в голову не приходило сравнивать подобный опыт с теми единственными, с кем вообще имел его.
Увы, чувствуя эту неуловимую "приятность", носитель души авианосца "Беарн" совсем упустил момент, когда "Каваказе" решила пойти делать глупости. Расслабился, что ещё сказать?
- Аг... стоп, чего?!
До парня не сразу дошло, что компаньонка решила подставить всю их "операцию" под невероятный риск провала из-за такой банальной вещи, как желудок. Как прямо перед глазами пронеслись картины всевозможных опасностей и угроз, начиная от излишне любопытных людей и камер и заканчивая внезапными Флотскими Ex Machina. Тихая паника, на пару с несколькими грубыми выражениями а ля "неофициальный урок армянского от дядя Азата", пришла уже в следующую секунду.
- Совсем спятила?!
Не слишком задумываясь о том, что делает, "Энзо" довольно грубо обхватил японку обеими руками - пока она не успела сбежать. И продолжил говорить, совмещая таким-то чудом удерживаемый шёпот и явные интонации:
- Нас в любой момент могут хватиться с базы или какие особо добросовестные "сеньоры", а ты нас обоих подставить решила? Ещё и ради еды? - здесь, после ещё одного специфического оборота прямиком с улиц Неаполя, беглец добавил веское, - ... идиотка?! - И, не долго думая, потащился к указанному Алехандро грузовику.
Ровно десять минут до того, как Агаджаняну-младшему станет невыносимо стыдно за себя.

22

- Ит-т-т-т! - тихонько пискнула девочка, зажмурившись. Она не сопротивлялась, лишь рефлекторно сжалась, зная, насколько велика разница в силе эсминца и авианосца, и прекрасно понимая, что в подобном противостоянии может лишь потрепыхаться, как маленькая птичка, которую держит в руках взрослый человек, - Будешь меня так хватать среди ночи на заправке, кто-то полицию вызовет!
Именно поэтому Наоми вовремя спохватилась и удержалась от крика. Сменив сжатость на легкое трепыхание, связанное с простой необходимостью дать себе чуть больше воздуха, если уж личного пространства не осталось, и, неловко путаясь в своих и чужих ногах по пути к грузовику.
Неожиданный контраст между ней и спутником странно ударил девочку по голове, вызвав целый ряд численных сравнений. Девятая "Сирацую", третья улучшенная "Сирацую", третья по росту среди сестер, предпоследняя в обхвате груди, и одна из четырех, что даже не носят обычного, не спортивного бюстгалтера. Руки не там, где не надо, а если были бы там, то и не почувствовали бы ничего. Нет причин волноваться на этот счет, а чувства по этому поводу смешанные. Уже пару лет Каваказе любила сравнивать свое телосложение со сказочными эльфами, но как иной раз не остановить взгляд на переодевающейся Юдачи, и как не сравнить ее тело со своим, если свое растет с десяти лет только вверх, но не вширь ни в одном из полагающихся мест?
И еще... как-то не вовремя она об этом думает.
- Сам же будешь голодный! - обиженным шепотом невпопад затараторила она, во-первых, в качестве реакции на растерянность и смущение, а во-вторых, вполне сознательно, для разрядки обстановки, - Знаю я, сколько вы едите, да ты меня съешь по пути, если сейчас не закинуть гамбургерами!
У грузовика, когда хватка ослабла, девочка выскользнула из чужих рук, с возмущенным "хмф!" отдернула сбившуюся футболку, откинула рыжий "крысиный хвостик" из заплетенных в косу волос за спину, и полезла под обтягивающий кузов брезент.
- Хотела как лучше, - раздалось из темноты вместе с сумрачным шебуршанием между коробок с чем-то неизвестным, но тяжелым, - И что теперь, без еды совсем? Я же не для того все это затеяла, это должен быть отпуск.

23

А Ренат и не слушал её, и, как водится, отвечал разве что глухими выдохами да междометиями на единственном языке, который Наоми точно не могла знать даже немножко - армянском. Поистине лишь задним умом понимая, что ссоры из-за его несдержанности ничего не сделают проще и лучше, франко-армянин запретил себе говорить что-либо, пока их неладная команда не тронется в путь. На чужом грузовике, в котором им категорически нельзя будет говорить громко ради их же собственного блага. Если, конечно, они вообще смогут поехать и их не поймают, или не случится любая другая подстава из тысячи возможных.
Хотя обвинение в прожорливости было подлым ударом ниже пояса. Как будто бы он просил о том, чтобы какой-то дьяволов авианосец вселялся в него и менял к чертям нормальную человеческую физиологию на поди разбери что!
Выпустил он компаньонку только у пресловутой "Меркадоны", подозрительно оглядывая заправку. Слава всем богам, что практически пустую. И на хулу всем небесным силам, ведь случайному наблюдателю будет просто не на кого смотреть, помимо двух малолетних беглецов. Вот так просто глянет на опостылевший вид в окне, оторвавшись от дешёвого бургера, и...
- Вот приедем в Барселону и отдыхай как хочешь, где хочешь и с кем хочешь, - Отозвался Агаджанян, встряхнув головой дабы отогнать плохие мысли. И быстро, пока никто не смотрит, залез в грузовик к Накагаве, - А на мой счёт можешь и вовсе не беспокоится.
В голове невольно мелькнули воспоминания о рассказах, байках и прочих увы-не-слухах о влиянии корабельных душ на своих носителей. Конкретно - о тех случаях, когда встречаются двое и более одержимых стальными титанами, сталкивающимися друг с другом с бою и прочей национальной шелухе. Праздное любопытство о том, зашла бы эта авантюра так далеко, буде он для Флота "американским кораблём", если даже сейчас они едва ли дружны. Хоть даже и общаются чуть не впервые в жизни.
Погружённый в свои сомнения, Ренат упустил момент, когда неизвестный водитель запустил двигатель и легко, с опытом тронулся в дальнейший путь. Невольно позволяя ему и его "подопечной" пересечь их личный Рубикон - жаль только, что ждёт их там не слава, а краткая, нервная передышка от всего этого, военно-морского и флотского. И быть может стоило хоть как-то подбодрить Сакуру, сказать что всё будет в порядке, но больше всего юношу тянуло на жалкое "je suis désolé". За все грехи, и настоящие и мнимые.


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Банк завершённых эпизодов » [МВ] 20.03.2025 "Увидеть один раз и умереть"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC