25.10
Администрация вернулась и скоро доберется до всех вас! Трепещите и раздавайте долги по постам.
13.09
Администрация форума на две трети в отъезде/собирается уехать. Просим никого не пугаться, не теряться, обращаться к Славе и Сюркуфу, а так же писать посты.
Возможно, в октябре будет перекличка.
20.08
Репрессии и проверка актуальности личных эпизодов, подробности здесь.

14.07
Мини-обновление квестов. Ознакомиться и записаться можно здесь.

10.07
Смена одёжки форума, обеспеченная прекрасной бернкастель. Давайте пожелаем ей побольше кошечек за подарок.
Если выявите баг, пишите в ЛС Нагато.

03.07
Основные проблемы, вызванные переездом серверов, исправлены. Однако, мелкие глюки могут наблюдаться до сих пор. Просим игроков писать посты в текстовых редакторах или хотя бы копировать их туда перед отправкой.

30.06
Проблемы с авторизацией и загрузкой страниц. Исправление грядёт в ближайшие дни, а пока выйти из учётной записи или зайти в неё возможности нет. Набираемся терпения и ждём.

17.06
Всех игроков, желающих играть далее, просим зайти в тему "Общий сбор". Это не перекличка, а попытка свести сюжетные линии во что-то объективное, в связи с перекройкой административного состава. Ругаться можно в личке Нагато.
Всем, сдающим сессию, курсовые и дипломы, желаем удачи!

Kantai Collection FRPG

Объявление

Добро пожаловать на ФРПГ, в основе своей берущую идею игры Kantai Collection. Гостям и пользователям мы желаем осваиваться и располагаться поудобнее, ведь на форуме сейчас царствует ветер перемен, несущий немало сюрпризов. Leprosorium

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Банк завершённых эпизодов » [ЦБ] 04.04.2025 "Если пульт не работает, замените в нём батарейки."


[ЦБ] 04.04.2025 "Если пульт не работает, замените в нём батарейки."

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

1. Время действия:
04.04.2025
2. Погодные условия:
Облачно.
3. Место действия:
Кабинет Арлетта на ЦБ.
4. Участники:
Джек Арлетт, Ринаун, Л'Одасье, Катсураги, Сюркуф
5. Сюжет:
Во время очередного игрового сеанса в очередную итерацию приключений сантехника-итальянца на здоровенной плазме своего здоровенного кабинета Арлетт внезапно вспоминает о том, что его ожидает встреча со своей флотилией, и очень скоро. День сегодня обещает быть долгим.

Отредактировано Jack Arlett (2015-11-17 20:53:53)

2

Будильник вкручивал в уши адмирала раскаленные гвозди на протяжении всех двадцати секунд, которые он искал его в своем столе. Найдя злобное устройство, Арлетт швырнул его в стену. Однако этого было недостаточно, чтобы остановить это механическое чудовище немецкой сборки. Поэтому следующим шагом Джек распахнул окно за его столом и вышвырнул металлического вредителя на улицу. Избавившись таким образом от назойливого шума, Арлетт вернулся к приставке.
Стоп. А почему вообще заведенный будильник оказался у него в столе?
Ах да. Наверняка у этого была причина. И причина важная. Ох. Охохох.
Да. Он вспомнил. Какое было сегодня число? Третье? Увы. Четвертое. И это было печально.
Знакомство с флотилией. Ах да.
Быстро отключив приставку и схватив геймпад, Арлетт засунул все это богатство в свой угловой шкаф, после чего отключил плазму, задернул шторы, приглушил свет и уселся за стол. До назначенного времени оставалось около 10 минут. Задумавшись, он понял, что залежи фигурок на полках кабинета тоже не поспособствуют положительному восприятию его персоны его подчиненными. Он забегал по помещению, собирая фигурки и запихивая их во всё тот же шкаф. Закончив, Джек вновь сел за стол и его лицо приняло самое суровое выражение, на которое он был способен.
Достав книжку "Воспитание трудных подростков для чайников" в характерной желтой обложке, Арлетт лизнул палец и открыл закладку. Впрочем, книжку он схлопнул и оставил на столе, после чего заходил по кабинету взад-вперед. Что он может сказать детям, которым осталось жить пару-другую лет, и даже этим временем они не распоряжаются? Вот хоть убей ничего адекватного в голову не приходит. Можно конечно задвинуть им длинную речь про важность их жертвы. Но подобная вещь оставит привкус дерьма во рту. Что-нибудь в духе: "Все классно, не парьтесь лишний раз, ребята?" . Попытаться игнорировать серьезность ситуации? Так ведь ситуация и в самом деле серьезная. Будь Джек на их месте, точно бы послал куда подальше. Пытаться аппелировать к инстинкту выживания? Он уселся на диванчик под плазмой, который стоял прямо напротив стола. Теоретически если у них и есть какой-то шанс выжить и зажить по-настоящему свободной жизнью, то этот шанс - завалить всех глубинных до того, как они умрут. По крайней мере, он бы рассуждал именно так. Но он не показатель. Аппелировать к одной причине не получится. Прежде чем воодушевлять кого-либо, для начала нужно посмотреть, нужно ли это делать. Речь может оказаться и лишней. В конце-концов, хотя он и прочитал досье членов своей флотилии, это еще ни о чем не говорит. Как они восприняли в итоге раскрытие всей правды и к каким выводам пришли - это еще только предстоит узнать.
Встав с дивана, он посмотрел на его кожаную спинку.
Доказать своим подчиненным, что он полезнее, будет непросто.
В конце-концов, на диване ведь по крайней мере сидеть мягко. Ну да ладно, все это проблемы будущего Джека Арлетта. Закончив рефлексировать, адмирал сел за стол и вновь скорчил суровую мину. Сцепив пальцы, он опустил голову в классической позе, которая, правда, сработала бы куда лучше, носи он очки, и уставился на дверь. Потянулись долгие минуты ожидания.
Странно. Он уже давно не чувствовал каких-либо эмоций, связанных с работой. А вот сейчас у него крутило живот, как раньше перед боевой операцией. Сначала Арлетт грешил на то, что позавтракал халвой с сосиской и запил это литровой кружкой молока, однако вскоре ему стало понятно по тому, что в туалет его пока не тянуло - муки его скорее духовные, чем физические. Да и кишечник у него, к счастью, был стальной. Устав буравить дверь взглядом, Джек взял желтую книгу и начал разглядывать в ней картинки.

Отредактировано Jack Arlett (2015-11-07 02:11:15)

3

[AVA]https://pp.vk.me/c628431/v628431725/202d0/R7wxaLz0E0A.jpg[/AVA] Признанию Бисмарк не удалось сломить дух линейного крейсера сразу, однако в полной мере последствия стали сказываться лишь в последующие дни. События того дня парализовали деятельность ОВМС: почти все канмусу пережили тяжелейший стресс, немало адмиралов не выдержали осознания того, что им столько времени приходилось командовать флотилиями "еще живых мертвецов" и подали в отставку, но что гораздо хуже, масштаб произошедшего был таков, что затронул даже высшее руководство. Начался период затишья и неопределенности, ожидания, когда появится новый Адмирал Флота и примет решение, что делать дальше, и именно это ожидание оказалось еще более мучительным, чем даже шок, возникший сразу после объявления новости. Вспоминая последние годы своей службы во время еще той Войны, Ринаун начали терзать сомнения. Неужели теперь, когда она наконец-то смогла окончательно ответить на вопрос, кем же была всё это время, принять весть о скорой "гибели" и отдать последние годы пребывания в этом теле исполнению долга, история восьмидесятилетней давности повторится? Неужели её как и тогда, вместо очередной модернизации и шанса продолжить службу до последнего, новый командующий после просмотра послужного списка и оставшихся до "угасания" лет решит, что ей уже пора на покой, как хорошо послужившему, но неминуемо устаревающему оружию, новая модернизация которого едва ли будет целесообразна? И насколько вообще затянется вся эта волокита с проверками и прочей бюрократией, уже и без того затянувшей вступление модернизированного в очередной раз линейного крейсера в строй? Неизвестно, к чему бы в итоге привело стремление девушки к действиям, подкрепленное литрами кофе, если бы на третий день после вступления нового Адмирала Флота в должность не появился долгожданный приказ о включении канмусу в состав действующей эскадры. Что могло означать только одно: страхи о преждевременном выводе в резерв не подтвердились. Поэтому не было ничего удивительного в том, что как только вместе с приказом о распределении появился приказ уже от непосредственного командующего явиться на следующий день, ждавшая возвращения в строй девушка выдвинулась на встречу с вице-адмиралом даже чуть раньше, чем требовалось.
Странности, впрочем, начались еще до самой встречи. Еще по пути к зданию, где должен был находиться заветный кабинет, одетая по такому случаю парадный комплект формы Ринаун стала свидетельницей того, как одно из окон распахнулось и из него вылетел какой-то истошно звенящий будильник. Шум, впрочем, продолжался недолго - как показала практика, механизму хватило всего одного падения на асфальт, после которого он, окончательно обидевшись на жестокость бытия, предпочел заткнуться и разлететься шестернями и прочими деталями своего содержимого по сторонам.
- Рожденный звонить, летать не может - прокомментировала канмусу, глядя на уже закрывшееся окно, из которого была выброшена адская машина. На всякий случай она взглянула на часы. До встречи оставалось еще около десяти минут. Более чем достаточно, чтобы собрать хотя бы самые крупные детали и выбросить их в стоявшую у входа урну.
Похоже, что недавние события оказались еще более серьезными и штатным психологам еще придется попотеть, вычисляя всех тех, чей рассудок пошатнулся, но девушку это уже не интересовало - у неё были свои дела. На всякий случай отряхнув чёрную форму от не осевшей на неё пыли, она продожила свой изначальный маршрут. Ринаун оказалась достаточно предусмотрительной, чтобы еще вчера, в день объявления приказа, во избежание блужданий в дебрях базы, удосужилась заранее выяснить, куда примерно нужно идти, поэтому искать кабинет долго не пришлось. Несколько поворотов в нужных ответвлениях коридоров - и линейный крейсер оказалась перед дверью. Согласно табличке, на которой была вполне недвусмысенная надпись "Вице-адмирал, Джек Арлетт". Глубоко вдохнув и выдохнув, девушка постучала в дверь из соображений пристойности, после чего, не дожидаясь ответа, вошла в кабинет...
Странные события явно не собирались заканчиваться на истории с будильником. Человек в офицерской форме, знаки отличия которой вполне отчетливо давали понять, что это и есть тот самый адмирал, которому доверили командование линейным крейсером. Судя по жёлтой книжке явно из серии "Что-то там для чайников" (что именно, канмусу не стала присматриваться), он был уже готов ко встрече и ожидал намеченного сбора флотилии, из которой Ринаун, как оказалось, явилась первой. Странным было другое - его внешность и чувство, что они где-то уже виделись. Глядя в относительно молодое лицо нового командира, почему-то из памяти всплывал один из наиболее ярких, запоминающихся, а главное, относительно недавних дней службы канмусу на новом месте. Утро, когда чуть не сорвалась ежедневная традиция утренней чашки кофе. То самое утро, когда она наткнулась на кофейню, в которой весьма неплохо провела время в компании местного баристы-француза. Конечно, у сидевшего за столом человека не было усов, но в остальных деталях интуиция подсказывала, что это - тот самый человек, который тогда готовил девушке кофе. Вот только уж больно странным выглядел такой "карьерный рост" да еще и в совершенно не связанных между собой сферах деятельности. Впрочем, кем бы этот человек ни был на самом деле, приказ остается приказом, а адмирал - адмиралом, а значит лезть с расспросами на подобные темы явно не следовало, по крайней мере в открытую - в любой момент могли подтянуться остальные члены флотилии, которым совершенно ни к чему знать, что там кто заподозрил и кто кого встречал. "Просто нужно сосредоточиться на текущей задаче и быть внимательнее, чтобы не упустить чего", - решила канмусу. Демонстративно чеканя шаг, она сделала пару шагов к сидевшему за столом офицеру, после чего отсалютовала и доложила:
- Здравия желаю, сэр! Линейный крейсер Его Величества "Ринаун" по вашему приказу прибыл! Ожидаю дальнейших распоряжений!

Отредактировано Renown (2015-11-14 10:03:23)

4

"Утро добрым не бывает." Марина за всю свою коротенькую жизнь никогда бы не согласилась с этим мнением. Утро - начало нового дня и множества приключений. Так почему оно не может быть добрым?
Как оказалось, Бруске нужно было один раз заснуть позже обычного. Девочка выработала строгий режим, из-за которого ложилась спать до полуночи. Даже во время переводов на другие базы Марина старалась поддерживать этот режим. Почему же в этот раз всё пошло не так? Просто вечером Л'Одасьё в голову ударила идея, как сообщить родителям, что с ней всё в порядке. Любой другой спросил бы, почему она просто не написала им смс, но проблема в том, что телефон свой Бруске выкинула и, как потом выяснила, уничтожила этим броском. И это, кстати, было сделано давно, так что надо было придумывать способ сообщить им, что всё нормально. А потому Марина решила пойти по старинке - написать письмо! И, как оказалось, тяжёлая это работа - из болота тащить бегемота. Столько черновиков было выкинуто в стену, пока Дася не написала исправный вариант письма родителям и, довольная, пошла спать. Кажется, это был час ночи. Многие не поймут, как можно не выспаться за такой промежуток времени. Проблема только в том, что будильник у Л'Одасьё стоит где-то на половине шестого утра.

Выключив убийственную машину "дружелюбным" методом, девочка, прихватив по пути полотенце, зубную щётку и пасту, направилась в санузел на этаже. Кажется, подавляющее большинство корабликов ещё видело чудесные сны. На долю секунды девочке захотелось разбудить их всех, чтобы не она одна страдала, но этот порыв исчез также быстро и неожиданно, как и появился. Пусть хоть кто-нибудь в этом мире выспится.

...Вернувшись в комнату уже более доброй и проснувшейся, девочка продумала, что ей сегодня необходимо сделать. А в первую очередь нужно вспомнить, какое сегодня число.
"1-ого апреля был вторник, прошло три дня, значит, сегодня..." - Марина остановилась перед шкафом, широко раскрыв глаза. - "Сегодня же встреча флотилии!" - Бруске со всей силы хлопнула ладонью по лбу. Сегодняшнее утро точно добрым не было. Марина задумчиво открыла дверцу шкафа и, полная сомнений об удаче сегодняшних планов, достала одежду и сумку. Максимально быстро собравшись, Дася достала расчёску и села за стол. Проверив написанное ещё раз и убрав волосы в два хвостика, девочка положила письмо в конверт и, подписав адреса на нём, убрала в сумку. Перекинув ремень через плечо и накрыв макушку шляпой, Л'Одасьё покинула комнату.

Терзаемая сомнениями о том, куда идти, девочка пришла к выводу, что проще сначала разобраться со встречей с адмиралом, а уж потом отправить письмо на Родину. Именно по этой причине Марина сейчас блуждала по коридорам. Главная проблема заключалась в том, что девочка забыла, где находиться кабинет командующего её флотилией, или где-то повернула не туда. Побродив по запутанному лабиринту около семи минут, успев отчаяться, Бруске остановилась, пытаясь успокоиться. Сейчас было бы в самый раз спросить у кого-нибудь, где она находиться, вот только никого тут не было.
- ...j'ai peur de la nuit, que je m'envole au jour... - неуверенно пробормотала Дася, прежде чем заметила в другой части коридора девушку. Позже Бруске не могла объяснить почему, но она осторожно последовала за незнакомкой и, дождавшись, пока та войдёт в помещение, подошла к двери. Табличка подтвердила предположение девочки, согласно которому незнакомка также пришла на встречу адмирала и флотилии. Откуда оно взялось? Марине самой интересно. Но факт остаётся фактом - предположение оказалось верным.
Глубоко вдохнув, Дася постучала в дверь и осторожно заглянула в кабинет, где, тихо закрыв дверь, отдала честь сидевшему за столом и занимавшемуся каким-то важным, как она думала, делом мужчине:
- Доброе утро. Эсминец Л'Одасьё прибыла! Жду дальнейших распоряжений, - Марина нервничала. Это было заметно не из-за голоса, а из-за бегающих по кабинету Арлетта глаз, пытавшихся отыскать что-то такое, что поможет успокоиться. Но попытка была неудачной, а потому девочка перевела взгляд на сидевшего за столом адмирала.[ava]http://s7.uploads.ru/t/S5aGC.png[/ava]

5

Приказ Кацураги не обрадовал. Ей куда больше нравилось кочевать от адмирала к адмиралу, и из флотилии во флотилию, не задерживаясь подолгу в одной и той же компании. А тут - приказ о зачислении в рабочую флотилию. Да не учебным кораблем, который в любом случае пробудет на назначении временно, а к вице-адмиралу.
А это означало многое. Например, необходимость взаимодействия. Что с адмиралом, что с кучей незнакомых детей моря.
И, конечно же, ее мнения никто не спрашивал.
На собрание авианосец тащилась неохотно, кутаясь в накинутое поверх стандартной "формы" зеленое кимоно, и внутренне не переставая жаловаться. На идиотское командование, не удосуживающееся не то, что не прислушаться к мнению своих боевых единиц, но и вообще его узнать... На весну, которая упорно сдавала позиции перед затянувшейся зимой, на всеобщее уныние, в котором пребывала база со для "икс", когда на коляске отсюда увезли Лею Нил.

Хотя, по совести, Бисмарк за это объявление стоило бы принести букет цветов. На могилу уже, видимо. Потому что Кацураги не разделяла этого самого "всеобщего уныния". Просто потому, что радоваться и до этого было нечему. Даже внутренне позлорадствовала, что теперь всем плохо, а не только ей одной, и злорадствовала про себя каждый раз, когда видела какую-нибудь очередную рыдающую красотку, еще совсем недавно позволяющую себе ехидные комментарии в сторону авианосца-неудачника. Неудачника, говорите? А сами-то теперь вы все кто?
Говорят, что чем выше заберешься, тем больнее падать. И все посыпались, как яблоки, с самых первых веток, набив себе синяки и не в силах оправиться. А Кацураги хорошо. Она всегда на земле и валялась, не пытаясь прицепиться к высокой ветке.
Ее даже никто не трогал. Поначалу японка боялась выходить из комнаты, решив, что кому-то придет в голову выместить на тощей, вечно всеми шпыняемой девчонке, свою злобу на жизнь, но нет. Видимо, не до нее было.

Кацураги зашла, не постучавшись, окинула недружелюбным голубым взглядом двух блондиночек, пришедших до нее, и направилась прямо к столу адмирала.
- Кацураги, третий стандартный авианосец класса "Унрю", - особое ударение на "стандартный". Все (ну ладно, пока только двое собравшихся кораблей) должны знать, что имеют дело с настоящим авианосцем, и считаться с этим. Для своего же блага, - Дайте мне расписаться где надо, или что там еще, мне пора на тренировку, - мрачно и твердо сказала японка на чистейшем английском с типичным американским выговором. Инструктаж Кацураги считала излишним, как и прочие замашки на дружбу и "командную работу". Эти блондиночки и так должны понимать, что они в авианесущем соединении, и их работа - защищать авианосец. А уж она-то свое дело знает.

6

Какое же все-таки охерительное утро сегодня выдалось! Разве можно еще когда-нибудь понаблюдать, как целая морская база тухнет и переживает по поводу объединившего всех горя. Приятно, чертовски приятно смотреть на них и молча насмехаться. Пускай они теперь тоже поживут в страхе и мучениях, в которых когда-то жил Джек. Пускай они знают, что им не грозит вечная жизнь, что костлявая уже протягивает к ним руки и ощерила свою пасть. Для самого же парня эти новости не стали каким-то потрясением - разве могут они сравниться с постоянными кашмарами? Признаться, Сюркуф уже давно потерял понимание - показывают ли ему видения прошлое, или предостерегают о будущем. Так стоит ли беспокоиться?

Всю прошлую ночь парень просидел за компьютером, успевая в перерывах между играми писать всякие гадости на различные форумы. Отсутствие нормального сна было прямо написано на лице Джека - краснющие глаза от полопавшихся сосудов, причесанные пятерней волосы, уже наметившиеся мешки под глазами. В целом, при нормальном освящении он бы даже сошел за обычного среднестатистического подростка.

Оторвав голову от подушки, парень прикинул время. Про встречу с новым адмиралом он помнил, встал как всегда с запасом и начал собираться. Черные джинсы, ремень, водолазка с высоким горлом - все аккуратно висело на своем месте. На полу рядом с кроватью. Джек поднял свою одежду и без особых раздумий натянул на себя - вряд ли она сильно помялась. Далее последовал ежедневный ритуал - парень снял висящий на проводе зарядки плеер, похлопал себя по карманам и выудил серебристую скомканную гирлянду наушников из кармана. Пока пальцы на автомате распутывали этот клубок, Сюркуф огляделся в поисках фильтров и своих перчаток. Хоть на улице и не холодно, он все равно не собирался выходить без них. В конце концов, они нужны вовсе не для того, чтобы руки не замерзли.
Клубок наконец-то поддался и принял распрямленный вид. Штекер-тезка Сюркуфа в ту же секунду оказался в разъеме плеера. Ха-ха.

Заткнув уши капельками наушников, парень взял со стола новые фильтры для носа. Забавная штука это расстройство. Вот вроде же фантомные ощущения обманывают мозг. Но при должном подходе и самовнушении мозг можно обмануть еще раз, заставить поверить, что какие-то предметы могут заглушить эффекты неврологического расстройства. Теперь перчатки и коричневый кожаный плащ. Джек задержался на выходе, остановившись у зеркала. Вроде бы неплохо. Сойдет.
Найти кабинет адмирала оказалось не так уж и сложно. Достаточно просто внимательно следить за табличками на дверях и не ходить кругами. Сюркуф остановился у дверей и вытащил наушники, аккуратно намотав провод кольцами вокруг корпуса плеера. Убрав устройство в внутренний карман плаща, он поправил воротник и коснулся ручки двери. Вошел без стука, почти бесшумно, но без внимания все равно не остался. В кабинете уже стояли три девчонки-канмусу, а перед ними возвышался вице-адмирал Арлетт. Вполне естественно, что Джек пришел последним - он ведь специально намеревался “прощупать” свою новую команду и адмирала. И начал прямо с порога:

- Прошу прощения, я совсем заблудился и, кажется, опоздал, - на лице парня появилась такая же фальшивая улыбка, как снимки Лохнесского чудовища, даже прищур глаз слегка поменялся, но скрыть мертвого цепкого взгляда не получилось. 
Он зашел внутрь и с тихим щелчком прикрыл позади себя дверь. Кинул взгляд на девушек - двух маленького роста, одну азиатку и одну европейку. Затем переключил внимание на высокую блондинку в форме, пару раз моргнул, записывая её и остальных в память, и лишь после поравнялся с строем, нарушив снижающуюся лесенку роста.
- Подводный крейсер Сюркуф, прибыл для несения службы, - он изобразил некое подобие воинского приветствия - лихое и немного фамильярное. Тем временем его взгляд продолжал изучать адмирала. В память сразу врезался ореол вокруг него - зеленовато-желтый, почти цвета хаки с пиксельной текстурой.

Отредактировано Surcouf (2015-11-20 14:39:53)

7

Хм. Ну когда же уже. От нетерпения перед встречей со своей флотилией Арлетт уже даже не делал вид, что читал книжку, а просто крутил её в руках. И вот, первый член его будущей команды прошел в двери кабинета.
- Вольно, товарищ Ринаун, я тоже рад вас видеть. Пока мы ожидаем остальных, можете присесть на диванчик, или заварить чаю, если вам угодно. Чайник на чайном, кхм, столике. - Еще раз сверившись с фотографией в досье, Джек вдруг начал медленно вспоминать, где же он её видел и где слышал её имя. Не зря, ох не зря он задержался на её досье. Ох черт. Это же была та самая перфекционистка и фанатка кораблей из его подработки в кофейне. Теперь главное делать вид, что это просто совпадение. Арлетт уже начал продумывать историю о том, как у него оказался брат-близнец француз, давно потерянный им в детстве.
Ему даже было интересно, купится ли она на такую откровенную ложь. А если бы она и начала перед всей командой задавать вопросы, Джек будет всё отрицать. Ничего не было. Какой Кедж Латте, ничего не знаю. Он улыбнулся и подмигнул девушке как раз в тот момент, когда в дверь прошла следующая фигура и пришлось достать из памяти следующее имя.
Л'Одасье. Диаметральная противоположность своего безответственного братца, Ле Террибля, о чьих похождениях время от времени судачит вся база. Чрезвычайно ответственная и требует того же от других. Ревностно исполняет правила. Интересно, насколько написанное здесь правда. Арлетт уже предполагал, что с Ринаун данная особа должна наладить крайне доверительные отношения.
О мой бог, во что же я ввязался.

Резюмировав таким образом свои мысли, вслух Арлетт произнес:
- И вам доброе утро, товарищ Л'Одасье. Можете располагаться в моем кабинете, пока мы ожидаем остальных, и присоединиться к Ринаун за чашкой чая, если вам угодно. - И вот уже следующий человек проходит в дверь.
А этот субъект очевидно принесет больше проблем. Кацураги. Японский авианосец, обладающий довольно внушительной огневой мощью, но его тараканов хватит на три флотилии. Джек ознакомился с богатой историей характеристик, выданных ей другими командующими офицерами. Собственно, в основном ради неё Арлетт и купил желтую книжку. Вообще-то говоря, он чувствовал себя растерянным. Да, ему уже много раз приходилось командовать детьми моря на поле боя. Но там это было легче. С данной особой любое проявление доброты практически наверняка будет воспринято как попытка манипуляции. Джек не тешил себя надеждой, что ему удастся как-нибудь магическим образом сделать из этой девочки идеального солдата, но надеялся по крайней мере её слегка смягчить.

- Вольно, товарищ Кацураги. Доброго вам утра, рад видеть вас в столь бодром расположении духа. Так спешить на тренировку - похвальное стремление, однако прежде чем расписаться, вам будет необходимо увидеться со всеми членами вашей флотилии и прослушать небольшой брифинг. Поэтому, пока вы ждете, можете присоединиться к вашим коллегам в окупации моего дивана. - Арлетт махнул головой в сторону Ринаун и Л'Одасье.
И вот в дверь проходит последний человек. Сюркуф. Его тезка, а так же единственный мужчина в его флотилии. Джек был бы рад капле солидарности, но в случае с данной подлодкой об этом думать не приходилось. Судя по досье, у него была довольно тяжелая история, несколько неврологических расстройств, но чистый психологический профиль. Брошен в бой после кучи экспериментов. Такой субъект просто обязан обладать отклонениями. Если он ими не обладает, то это скорее подозрительно.

- Нет, что вы, Сюркуф, вы скорее вовремя. Доброе утро. Пожалуйста, устраивайтесь поудобнее. И раз уж некоторые из вас торопятся, я пожалуй, перейду сразу к брифингу. - Он указал парню на кресло, стоящее между диванчиком и чайным столиком, специально притащенное Арлеттом день назад именно для этой цели. Однако подчиненным адмирала об этом знать было совсем необязательно.
- Итак, сперва представлюсь по всей форме. Меня зовут Джек Арлетт, я вице-адмирал ОВМС и ваш новый командующий офицер. - Оглядев свою флотилию, адмирал продолжил - Ни для кого не секрет, что после утечки информации со стороны нашего бывшего командования в ведомстве творится полный бардак. Однако я рад, что вы все еще в строю и все еще защищаете человечество от угрозы, от которой спасти его больше никто не в состоянии, даже зная то, что знаете сейчас. Я уверен, что у всех вас есть свои причины делать это, и далеко не всегда светлые и альтруистичные, однако, от лица всего человечества, благодарю за службу до сих пор. Я рад быть вашим командиром в столь непростое время. На этом у меня всё. - Закончив свою речь, Арлетт посмотрел на свой флот. Достал из ящика стола небольшую шкатулку, открыл её. Внутри лежало пять пар серебряных цепочек. - Это, конечно, небольшая безделица, но вы можете принять или не принять этот скромный подарок в честь вашего нового назначения. Даже если вы не захотите сделать это прямо сейчас, ваши цепочки будут ждать вас ровно столько, сколько нужно. На этом брифинг окончен. Все желающие могут быть свободны. Все, свободными быть пока не желающие, могут выпить со мной чая.

8

[AVA]https://pp.vk.me/c628431/v628431725/202d0/R7wxaLz0E0A.jpg[/AVA] "Мне показалось, или это был приказ... заварить чай?!" - пронеслось в голове у Ринаун, услышавшей ответ вице-адмирала. Конечно, прямым текстом во фразе "можете заварить чай, если вам угодно" ничего подобного не упоминалось, но линейному крейсеру всё было и так предельно ясно. Как правило, к такой форме обращения вышестоящие офицеры прибегали в тех случаях, когда от подчиненных требовалось нечто деликатное, что-что, что по тем или иным причинам не могло быть потребовано напрямую. В данном случае - "просьба" заварить чай. Конечно, при желании можно было воспользоваться лазейкой в виде альтернативного предложения подождать остальных на диванчике, но такой вариант англичанка отбросила сразу - пусть даже она и не была кораблем-секретарем, флагманом или еще какой канмусу с представительской функцией, но проявить собственную несостоятельность перед адмиралом и другими членами эскадры даже на таком поприще было неприемлемо. Оставался только один вопрос: почему? Неужели это такая проверка национальных стереотипов относительно британцев? Или же Арлетт действительно носил тогда личину Латте и теперь предлагает "поменяться местами"? А, впрочем, не суть важно. Если адмирал хочет чаю, значит задача Ринаун - не ударить в грязь лицом и сделать чай!
- Как прикажете, сэр, - ответила девушка, отправляясь к чайному столику. Судя по улыбке адмирала, всё-таки последнее подозрение относительно того, что он и Латте - один и тот же человек, оказалось верно, а если еще и учесть, что в кабинет уже зашла светловолосая девочка, представившаяся как Л`Одасьё, еще один член её новой эскадры (видимо, это её шаги звучали где-то позади, когда канмусу шла на встречу), назад дороги уже не было. Теперь - только заваривать до победного чая...
Ассортимент в ящичке чайного столика, надо сказать, впечатлял. При всем своём английском происхождении, предпочитавшая кофе Ринаун едва ли могла перечислить все представленные сорта, а потому она решила действовать в соответствии с великим принципом "всё гениальное просто" и выбрала более-менее проверенный вариант - зелёный чай. Ринаун знала, что если допустить ошибку в процессе заваривания, то чай легко испортить и он приобретет неприятный горький вкус, что повышало "ставки", но с другой стороны, это была и прекрасный шанс показать своё мастерство. Увы, точно вычислить температуру воды в чайнике не представлялось возможным, так что проверять пришлось весьма незамысловатым образом - приложив к чайнику ладонь. Видимо, разогревали его незадолго до встречи и вода успела слегка остыть, но именно это и требовалось. Плеснув немного воды в заварник, чтобы тот слегка прогрелся, канмусу бросила взгляд на еще одну явившуюся девочку, представившуюся как Кацураги. Линейному крейсеру приходилось и раньше работать с авианосцами, отношение которых к остальному отряду различалось от взаимоуважения, когда все члены группы прекрасно понимали важность вклада каждой единицы в общий успех, до ситуаций, когда у зазнавшихся из-за сочетания скорости и недоступной другим дальности боя авианесущих канмусу возникало убеждение, что только они в состоянии эффективно воевать с Глубинными. Судя по пренебрежительному взгляду, стремлению поскорее уйти на тренировки и выделенному при обращении слову "стандартный", в случае с Кацураги намечался скорее второй вариант. Ох уж это почти условное деление авианосцев по типам. Стандартный авианосец, лёгкий - главное, чтобы с поставленной задачей справлялся. С подобными мыслями о тонкостях национальной классификации девушка вылила воду обратно в чайник и потянулась за ложкой. Начинался процесс самого заваривания. Отсыпав в уже прогретый заварник три ложки чая, она снова залила внутрь горячей воды. Если чай был качественным (а по логике канмусу адмирал вполне мог позволить себе пить нечто гораздо более пристойное чем то, что предлагают в пакетиках), то оставалось только не упустить момент и разлить содержимое по чашкам до того, как станет слишком поздно...
Тем временем дверь снова распахнулась, и в кабинет вошел четвертый член эскадры, Сюркуф. Судя по извинениям с порога на тему опоздания и не слишком опрятному виду, парень явно не отличался организованностью и больше походил на какого-нибудь хулигана из тёмной подворотни, нежели на готовую к добросовестной службе боевую единицу. "Почти как первый Сюркуф", - невольно подумала англичанка, вспоминая истории об отвратительной дисциплине экипажа французской подлодки. На удивление большой контраст по сравнению с Л`Одасьё из того же флота, которая, судя по первому впечатлению, должна была доставлять во время операции меньше всего хлопот. Впрочем, особенно долго разглядывать новых сослуживцев всё равно было некогда - наступала пора закончить с чаем. Выставив на стол пять чашек, Ринаун аккуратно разлила готовый напиток. Теперь можно было и присоединиться к остальным членам флотилии, тем более что адмирал уже начинал свою речь. Как и предполагалось, стандартное вступление, какие обычно звучали во время каждого назначения на новое место службы. За исключением, разве что упоминания о недавних событиях и подарка. Для линейного крейсера, которую то выводили на относительно продолжительные модернизации, то просто отправляли в другие соединения, где сочетание скорости и огневой мощи было нужнее, уже сам факт того, что Арлетт решил что-то дарить личному составу, казался нечтом из ряда вон выходящим. Словно такой безделушкой он рассчитывал "привязать" вверенных ему канмусу к данной эскадре. И как ни странно, самой Ринаун почему-то хотелось верить, что подобная затея удастся. Конечно, если верить первому впечатлению, то состав подбирался весьма интересный и в какой-то степени состоящий из противоположностей, но чем чёрт не шутит?
- Большое спасибо, сэр, - ответила Ринаун, забирая из шкатулки свою цепочку, перекочевавшую в карман формы, - Надеюсь, что наша эскадра сумеет показать с лучшей стороны всё, на что мы способны. Кстати, чай уже готов, прошу пожаловать к столу, дамы и господа.

Отредактировано Renown (2015-12-18 05:08:05)

9

[ava]http://s3.uploads.ru/nDoMt.png[/ava]Марина моргнула, прокручивая в голове сказанное адмиралом. Но её интересовало не столько то, что она может присесть на диванчик и попить чай (которого, судя по всему, ещё было нужно дождаться), а голос Арлетта. Да, Бруске из тех людей, которые пытаются по интонации собеседника выяснить, какой у него характер и в каком он расположении духа. И всё, что девочка смогла сказать, так это то, что адмирал не был строгим. Предположительно.

- Хоро... - Л'Одасьё дёрнулась из-за послышавшегося за спиной шума. Когда мимо неё пронеслась девочка, едва ли ростом с неё, Марина вздрогнула, понимая, что будни во флотилии будут не такими уж и радужными. Нет, она конечно понимала, что может оказаться самой младшей (что, по факту, и произошло), но вероятность совместной работы с такими яркими личностями, пробуждавшими у неё эмоциональную путаницу, казалась Марине трудной. Ведь не факт, что реакция Кацураги на эмоции Бруске будет положительной. - ...шо... - девочка, договорив фразу, направилась к диванчику, думая о происходящем. Конечно, было бы неплохо помочь Ринаун с чаем, но она делала всё так уверенно, словно никакая помощь ей не нужна, а потому Бруске лишь осторожным взором изучала пришедшую первой канмусу. Глубоко в голове девочка подчеркнула для себя, что встретила ещё одну светлую голову в ОВМС. Такие вот встречи ей были приятны, да и на Ринаун, судя по всему, можно было положиться, а потому Марина понадеялась, что сможет наладить с ней доверительные отношения.
Вот только слова адмирала, обращённые к Кацураги и говорившие про "оккупацию его дивана", заставили девочку сверкнуть глазами в сторону Арлетта. Шутки шутками, а почему-то обидно.

Было. Пока в комнату не зашёл последний член флотилии и, что самое ужасное для Л'Одасьё, высокий парень. Тема роста для неё без следа не проходит, несмотря на то, что она повыше некоторых своих ровесников. Её взгляд выражал огорчение. Не в ком-то из флотилии, а в себе, вернее в том, как медленно девочка растёт. Помимо этого, Дася была удивлена из-за того, как тщательно Сюркуф оделся, словно сейчас и не весна вовсе. Марина стянула со своей макушки шляпу, засунув последнюю в опущенную на пол сумку.

Когда Ринаун налила Марине чай, девочка с улыбкой до ушей поблагодарила крейсер, радуясь тому, что, вообще-то, утро сегодня не такое плохое, как она думала. Но сразу пить напиток Марина не стала, проявив внимание к короткой речи адмирала. И Л'О бы просто переварила эту речь для себя, но Арлетт вытащил какую-то шкатулку и представил её содержимое как подарок членам флотилии. Бруске пару раз моргнула и, убедившись, что ей не показалось, по примеру крейсера взяла свою цепочку.
- Спасибо... - удивлённо проговорила Дася, рассматривая подарок. В этот момент где-то в голове Л'Одасьё задумалась, а получала ли она такие подарки, когда её переводили с одной базы на другую? И память ошарашила Марину отсутствием таковых моментов, а её мнение относительно адмирала резко подскочило вверх. Тогда Бруске с улыбкой застегнула цепочку на шее, пряча её под одеждой.

Девочка уверенно решила, что останется попить чай. Потому что это невежливо, оставлять старания Ринаун без оценки (тем более, Дася должна как-то реабилитироваться перед крейсером, которой не помогла). Марина осторожно взяла чашку и, легонько подув на ещё горячее содержимое, поднесла её к губам.

10

- Побрякушки? Чай? - голубые глаза устремились в потолок и Кацураги с преувеличенной утомленностью подула вверх, на собственную челку, - Серьезно? А потом вы будете красить друг другу ногти на ногах, читать "Космополитен" и хихикать, обсуждая, кто в кого влюбился?
Она не оккупировала диван, зато прислонилась спиной к стене, сложив на груди руки. Зеленое кимоно приоткрылось, обнажая край юбки и черные чулки, плотно облегающие слишком худые ноги. Выдав эту убийственную тираду из серии "чем обычно занимаются блондиночки", и внутренне довольная возможностью высказаться, авианосец продолжила:
- Вангую, флагманом назначится маленькая мисс "о, конечно, я все сделаю, товарищ адмирал!" - Кацураги передразнила старшую девушку мерзко-высоким голосом, но умудрилась при этом зло, но очень похоже передать интонацию, - А потом нам выдадут тренинг в лизании задниц, поставив ее в образец. Мелкая будет покорно заглядывать ей в рот, и смеяться каждой ее шутке...
Оценивающий взгляд остановился на парне, представившемся "Сюркуфом", но что сказать о нем, Кацураги пока не знала. Пока что он казался обычным блеклым типом, как и большинство подлодок. Авианосец, первые годы жившая с одной из японских подводников, знала, что в основном подлодки тусуются с подлодками, так что они все казались довольно мутными личностями, слишком скрытными и зажатыми. Впрочем, большая часть субмарин никогда ее особенно не трогала... не считая особенно мерзких американских.
Кацураги громко фыркнула, выражая свое отношение к сборищу. Сперва пафосная речь, затем побрякушки как в какой-то сестринской общине из американского фильма про колледжи, теперь вот чаепитие, словно они не военные вообще, а какие-то фифы из школьного романа... Хотя, собственно, чего она еще ожидала?
- Я ждала какого-нибудь боевого брифинга, назначения на пробные операции, чтобы сработаться на воде, а это... - Кацураги выдала еще один утомленный вздох, - Я надеюсь, тут все, хотя бы, в курсе, как работать в авианесущем соединении?
Лучше всего было бы сразу уйти, но что-то призывало остаться хотя бы ненадолго. Воспользоваться возможностью открыто расставить точки над всеми буквами, где они положены. Ну и не упускать же возможности показать собственную компетентность в контраст вот хотя бы этим, не в меру увлеченным чаем? Не зря же Кацураги каждый день последние пять лет яростно рвет себе задницу, с утра до ночи выкладываясь на тренировках, и не зря именно в ее личном деле выделена благодарность за участие в той резне на Перл-Харбор.

Отредактировано Katsuragi (2015-11-29 20:18:05)

11

Реакция адмирала разочаровала Джека - видимо, надо было подождать еще минут десять-двадцать, чтобы получить нужный эффект. Впрочем, все мысли вылетели из головы, как только Сюркуф услышал речь Арлетта. А вернее, то что ему послышалось за ней - хорошо поставленный голос, исступленно вещающий что-то на немецком языке. От неожиданности парень забылся и уселся в предложенное ему кресло, во все глаза уставившись на адмирала. Неужели просто показалось? Может быть слух просто подвел его? К счастью, Арлетт не стал молчать и предоставил парню отличную возможность проверить свой слух. За его представлением, и длинной вводной речью Джек отчетливо уловил второй голос. Пришлось напрячь слух, чтобы разобрать что же на самом деле он вещает:

“Am 22. Juni morgens setzte nun dieser größte Kampf der Weltgeschichte ein. Seitdem sind etwas über Vüs Monate vergangen, und ich kann heute hier eine Feststellung treffen: Es ist alles seitdem planmäßig verlaufen! Was immer auch vielleicht im einzelnen der Soldat oder die Truppe an überraschendem erleben mußte - der Führung ist in dieser ganzen Zeit in keiner Sekunde das Gesetz des Handelns aus der Hand gewunden worden. Im Gegenteil: Bis zum heutigen Tage ist jede Aktion genau so planmäßig verlaufen wie einst im Osten gegen Polen, dann gegen Norwegen und endlich gegen den Westen und auf dem Balkan.”

Твою же мать, да это же голос Гитлера на каком-то из публичных выступлений! Ха-ха-ха-ха-ха! Джек судорожно схватился за лицо, чтобы не заржать в голос. Но их новый командир не дал ему оправиться от первого удара, и продолжил говорить. Вместе с ним продолжил вещать его немецкий суфлер. Джек не выдержал и разразился хохотом. Он откинулся на спинку кресла, отсмеялся:
- Прошу прощения, адмирал, вы случайно не думали отрастить усы?
Джек живо представил себе Арлетта с короткими усами под носом, зализанными волосами, и едва удержался, чтобы снова не заржать. Вернуться в обычное состояние оказалось очень непросто, поэтому парень переключил внимание на девушек.

Высокая блондинка в форме, судя по всему, являлась британским крейсером Ринаун. Её окружала аура соломенного цвета, почти такого же, как и цвет её волос. На предложение чая откликнулась первой именно она, из чего Сюркуф сделал вывод - либо она ходячий британский стереотип, либо послушная собачка их адмирала. В любом из случаев, Джек демонстративно отказался от чая. Перчаток он так и не снял, но все равно старался избегать касаний. По тем же самым соображениям он не подошел к шкатулке с цепочками, оставшись в кресле и слушая всех остальных. За голосом чайной блондинки слышалось приглушенное потрескивание, и распознать что-либо по всего лишь паре фраз было очень сложно.

Младшенькая девочка, представившаяся как Л'Одасьё, тоже говорила не много. По факту, услышать что-то Джек так и не успел - только какой-то стук или плеск. Забавно, что её окружал ореол бледно-голубого цвета, будто капли воды на стекле. Увы, сказать еще что-то парень был не в состоянии. Самая младшая, самая маленькая, самая тихая. Похоже, что от нее не будет никаких проблем, что Сюркуфа полностью устраивало. А если и будут, то разобраться с ними не составит особого труда.

А вот третья девочка, авианосец Кацураги, молчать и отвечать любезностями на любезности не стала. Вместо этого она выдала длинную недовольную тираду, в которой честно сказала что думает и о адмирале, и о остальных канмусу флотилии. Когда её взгляд остановился на парне, он усмехнулся и уже внутренне подобрался, чтобы сразу же ответить, но выпада в его сторону не последовало. В её голосе он услышал смутно знакомое пищание и пиликанье, складывающееся в мелодию из Пакмана. Забавное сочетание - аркадная музыка, шоколадная аура и такой злой, острый язык. Джек переключил все внимание исключительно на неё и даже соизволил сфокусировать взгляд (тот, наконец, утратил стеклянное выражение). Худая, нескладная и очень колючая. Такие люди были излюбленными мишенями для уколов Джека. На самом деле они просто чаще подставляются, показывая свои болевые точки тем, кто их знать не должен. Что ни говори, а авианосец представилась парню самым слабым звеном в этой маленькой флотилии. С неё он и решил начать:
- О, у кого-то кажется флагманский комплекс? Или думаешь, если ткнуть всех носом в твое “авианесущее соединение”, -  Джек передразнил фальцетом, подражая манере девочки, - то они бросятся зализывать твою попку?
Работа на команду его не устраивала. Ни в каком виде. Но этого никому знать не следовало. Пусть лучше все шишки сыпятся на бунтарский авианосец, а НН-3 будет спокойно заниматься своими делами. Надо лишь немного подтолкнуть общественное мнение парой фраз. остальное они сделают сами, уже без Джека.

12

- Но я не прика.. а, ладно. - Произнес Арлетт, наблюдая за приготовлениями Ринаун. Он отметил её выбор чая из его коллекции. Она знала, что делает. Отметил он так же и умелые движения, которыми производилось приготовление чая, больше похожее на какие-нибудь военные учения, чем на бытовое действие. Она знала про подводные камни зелёного чая - и это было неплохо. Впрочем, девушка принадлежала к той же нации что и Арлетт, что и говорить - британцы знали толк в чае еще со славных колониальных времен.
Посмотрев и выслушав Л'Одасьё, очевидных проблем Джек не заметил. За исключением одного довольно неприятного взгляда в ответ на его, кстати, довольно невинную шутку. Не укрылась и от него довольно странная реакция на появление Сюркуфа. Впрочем, это мог объяснять и просто его довольно жутковатый внешний вид. Ох уж эти подростки. Мысленно вздохнув, адмирал в ответ на благодарности первых двух членов своей флотилии слегка улыбнулся и кивнул.
Не зря же он цепочки выбирал, в конце-концов. Последняя книжка по тимбилдингу, которую прочитал Джек, утверждала, что дав людям общий отличительный знак можно их сплотить. И если с половиной флотилии это сработало, то очевидным так же стало и то, что другая половина будет проблемой. 
- Усы? Хм. Может, через пару лет. Я думаю, я бы отпустил какую-нибудь подкову в духе Лёмми Килмистера. Хотя и не думаю, что мне пойдет.  - Хм, почему он спросил про усы? Неужели Арлетт уже стал таким старым? Его тёзка определенно был чем-то странный. Но Арлетт не мог точно сказать, чем именно. Исходило от него что-то такое. Это было скорее звериное чутьё, чем логика. Однако дальнейшие параноидальные рассуждения кое-что нарушило.

Внезапный взрыв эмоций. Надо же, он и не знал что бывают настолько агрессивные маленькие девочки. Сначала Арлетт подумал, что он по меньшей мере убил собаку Кацураги. Потом ему начало казаться, что он вырезал всю её семью. Он мучительно напрягал память, пытаясь узнать, как это за пару минут знакомства он успел ей так насолить. Вроде бы еще даже не начинал ни про что шутить. Фигурки тоже убрал. Кхм. Адмирал начал слегка улыбаться с самого начала тирады и немного прищурил глаза. Жилка на его лбу набухла.
- А вы принципиально не пьете чай, мисс? Вам стоит попробовать, говорят, он успокаивает нервы и приводит душу к состоянию покоя, буддисты использовали его для медитаций. Чайная церемония так же являлась одной из важных частей жизни японских самураев, насколько мне известно. Или вы считаете, что столь прославленные в истории воины вашей страны тоже красили ногти и хихикая, читали дамские журналы? - Джек спокойно посмотрел в глаза девочке и продолжил. - Что же касается флагманства - этот вопрос не решается в первый день знакомства. Я должен знать то, что из себя представляете вы на самом деле, а не ваши досье или первое впечатление, которое вы попытались на меня произвести. Вне зависимости от того, хорошее или плохое. Сунь Цзы говорил - тот, кто знает, когда он может сражаться, а когда не может, будет победителем. А как, интересно, я должен узнать чего мне ожидать только по вашим боевым показателям? Войны выигрывают люди. Я должен знать ваши сильные и слабые стороны личности так же хорошо, как и ваш тактический потенциал.

Адмирал хмыкнул, наблюдая, как в ответ на тираду Кацураги в дело включился Сюркуф.
- Впрочем, мой маленький трюк с чаем уже сработал. К примеру, товарищ Сюркуф сейчас пытается окончательно вывести из себя уже довольно нестабильного и весьма ключевого члена ударной группы, вокруг которого - будь мы на боевом выходе - предположим, была бы основана наша тактика. Ведь мы, кхм, авианесущее соединение.
- Произнес он спокойным тоном, обращаясь уже ко всей флотилии. -
А что было бы во время операции, мисс? Вы бы бросили всё и отправились силой доказывать ему, насколько он не прав? Или бы попытались оскорбить его так, чтобы это начал делать он? Я уже не говорю о других членах флотилии, с которыми вы успели испортить отношения просто походя, пытаясь задеть меня. Как уже успела заметить мисс Кацураги, у нас здесь война, а не детский сад. И если мы рассчитываем её выиграть, нам нужно работать вместе. Или использовать друг друга в личных целях, если вам не нравятся неформальные отношения, это полностью ваш выбор. Это то, что называется профессионализмом. Я не прошу вас любить друг друга, но роскоши ненависти у вас нет. - Он подошел к столу, взял кружку, налил туда заваренного чая и шумно отхлебнул, словно не замечая атмосферы внутри кабинета.

Отредактировано Jack Arlett (2015-12-05 05:00:21)

13

[AVA]https://pp.vk.me/c628431/v628431725/202d0/R7wxaLz0E0A.jpg[/AVA] Закончив с ритуалом заваривания, Ринаун присела на диван, взяв в руки приготовленную для себя чашку. Конечно, чайным экспертом девушка назвать себя не могла, но по крайней мере по её собственным ощущениям, с задачей справиться удалось и получившися напиток можно было даже пить не пересиливая желание вылить содержимое в ближайший цветочный горшок. Хотя предложение остаться после столь короткой "вступительной речи" не было обязательным, отказываться от него линейный крейсер явно не собиралась - согласно её личному опыту, знание о том, что из себя представляет новый командир и можно ли положиться на сослуживцев, никогда не помешают. Хотя в этой эскадре стоило присматриваться скорее к подозрительным личностям: если в надежности французского эсминца сомневаться пока оснований не было, то парень-подводник составил о себе не столь хорошее впечатление, особенно после столь странной реакции на речь Арлетта. Сам по себе безудержный хохот в ответ на представление, в котором Ринаун так и не разглядела ничего смешного, уже был крайне странным, но комментарий про усы смотрелся совсем подозрительно. Воображение вновь невольно нарисовало лицо усатого француза-баристы, сопоставляя его с находившимся перед глазами адмиралом. Сходство было очевидным. Слишком очевидным, чтобы списать вопрос о том, пробовал ли Арлетт отращивать усы, на простую случайность. Сюркуф определенно что-то знал, а значит следовало быть в его отношении вдвойне бдительнее и по возможности выяснить, что известно о ведущем какую-то свою игру Арлетте-Латте...
Впрочем, разгуляться подозрениям не дала Кацураги. Несмотря на озвученное еще в начале встречи желание уйти поскорее куда-то на тренировки, авианосец явно не собиралась так просто уходить, вместо этого разразившись язвительной тирадой на тему того, как ей здесь не нравится. Похоже, она явно принадлежала к тем, кого привыкшая к дисциплине англичанка про себя называла "разлагающими элементами", той категории канмусу, что были решительно недовольны службой в ОВМС и мало того, что не обладали сильным духом, но еще и стремились подорвать боевой дух окружающих. А посему претензии на тему чаепития, равно как и попытку обвинить Ринаун в преданности адмиралу и флоту, которая в глазах японки почему-то выглядела как порок, можно было сразу записать как упаднически-провокационные, а значит особого веса не имели. Другое дело, что под явно направленную против выполнившей приказ англичанки "раздачу" непонятно почему попала Одасьё, да и сама манера речи Кацураги явно звучала так, словно она находится не на встрече с адмиралом, а где-то на гауптвахте. И что неприятнее всего, так это то, что происходящее перерастало в перепалку, в которую встрял явно не выбиравший выражений Сюркуф. Глядя на занервничавшего из-за подобного поворота событий Арлетта, девушка уже начала было опасаться, как бы тот не вышел из себя окончательно и не прекратил происходящее, отправив всех отбывать наказание или того хуже, выставив всех за дверь, что неминуемо привело бы к обострению ситуации, но к счастью, ему удалось найти более-менее дипломатичный выход, напомнив о таком ценном что для подлодок-одиночек, что для самоуверенных авианосцев качестве как профессионализм. И всё-таки так просто оставить происходящее  девушка не могла. Сделав большой глоток чая, Ринаун окинула приутствующих укоризненным взглядом и строго произнесла:
- Попридержите язык... дамы и господа. Какие бы эмоции ни переполняли душу, настоящие леди, да и джентельмены тоже, всегда обязаны помнить об уважении к собеседнику и окружающим, а потому я убедительно прошу вас подбирать выражения. Мы не в кубрике и не на базаре чтобы употреблять всякую нецензурщину направо и налево, особенно в присутствии старшего по званию офицера. В конце концов, у нас же здесь приличное общество. А вам, мисс Кацураги, - продолжила Ринаун, взглянув японке в глаза, - советую на всякий случай помнить, что авианосное соединение налагает на себя не только права, но и обязанности, которыми обладают все. В особенности, если мы говорим о СОЕДИНЕНИИ, а не беспорядочной свалке канмусу, стремящихся что-то друг-другу доказать. И впредь, если у вас возникнут какие-либо претензии ко мне, я требую чтобы вы высказывали их лично мне, не срываясь на тех, кто ни в чем пока не "виноват". Надеюсь, мы верно поняли друг друга? - добавила линейный крейсер перед тем как вернуться к чаепитию.

Отредактировано Renown (2015-12-18 05:09:29)

14

[ava]http://s7.uploads.ru/Skbwm.png[/ava]Услышав слова подлодки про усы, Бруске внимательно всмотрелась в адмирала и представила его с упомянутым атрибутом. Лишь вообразив себе это, девочка тыльной стороной левой руки прикрыла рот, дабы не последовать примеру парня и не заржать. Нарисованный в воображении портрет выглядел, мягко говоря, странно, а понимание, что если адмирал таки отрасти усы, то всей флотилии придётся видеть его таким... Хотя, мало ли, к чему угодно ведь можно со временем привыкнуть?

Успокоившись, Л'Одасьё вновь поднесла чашку к губам. Чай оказался довольно вкусным, хотя маленький нелюбитель этого напитка с радостью бы добавил пару-тройку ложек сахара. Девочка хотела было это прокомментировать, но последовавшая за этим перебранка остановила её. Марина сжала губы и опустила глаза в чашку, внимательно смотря за тем, как расходятся круги на жидкости.

Л'О старательно убеждала себя, что не обиделась и что совсем-совсем не горит желанием швырнуть в Кацураги что-нибудь тяжёлое. Например, чайник. Или, быть может, стул? Хотя, нет, стол - и никаких больше размышлений об этом, всё-таки, было принято решение этого не делать. А чтобы уж точно не думать о до безумия неприятных словах авианосца, девочка решила посмотреть на шкаф. Хороший шкаф, кстати. Может, на нём не спрячешься, зато внутри наверняка полно места и такой маленький эсминец просто наверняка мог бы там поместиться. Было бы прекрасно, скрыться где-нибудь в темноте от всех этих неприятных высказываний девушки.

"Я не могу отвлечься," - закусывая губу, Дася посмотрела на подавшего голос Сюркуфа. С одной стороны, Ладя была безумно рада тому, что кто-то взял и дал отпор всем высказываниям Кацураги, но с другой стороны ей просто хотелось, чтобы произошло что-то позитивное. Если сейчас этот авианосец возьмёт и найдёт, как отбиться от посыпавшегося в её сторону недовольства, то Л'Одасьё бы даже похвалила её выдержку, если бы не предполагала, что в ответ получит порцию оскорблений. А обсуждение не заканчивалось. В эту "битву" вступил Арлетт, указывая нарушительнице спокойствия на возможные последствия её действий в будущем. Можно понадеяться, что дальнейшие безобразия на этом прекратятся. Марина допила чай, оставшийся в её чашке, и краем глаза посмотрела на Ринаут, высказавшая довольно дельный, по мнению Бруске, совет. И сейчас, единственной, кто не высказал своё мнение о словах Кацураги, была Дася. Быть может, Ладя и сказала бы что-нибудь авианосцу, но сейчас, как казалось эсминцу, было высказано достаточно и добавлять что-либо было как раз совсем ни к месту. По этой причине Л'О поставила пустую чашку на стол, легонько повернула голову в сторону крейсера и едва слышно прошептала: "Спасибо." После этих слов Л'Одасьё повернула голову в сторону Сюркуфа и, посмотрев ему в глаза, легонько кивнула. Пусть расценивает это действие так, как пожелает нужным, а сама Бруске таким образом выражала ему благодарность за то, что он первым выступил против высказывания Кацураги. Девочка была бы не против также поступить по отношению к адмиралу, но тот сейчас бы этого не увидел, а потому Дася перевела взгляд на сумку под ногами, хотя временами её глаза перескакивали на авианосца, ожидая реакции последней.

15

- Я не против, можешь начинать, - весело откликнулась авианосец на слова Сюркуфа, - Только, не сомневаюсь, тебе больше по душе будет попка побольше. Например, эта, зря, что ли, уже вокруг нее взвился, - девушка презрительно кивнула на линейный крейсер. Она невзлюбила Ринаун заочно, в основном, за то, что та сильно напомнила тех мерзких американок, которые уже давно развлекались тем, что шпыняли "Золушку" почем зря, и избили совсем недавно, когда удалось поймать и загнать в угол. Тот кошмарный день, когда на Центральную Базу обрушился ад, запомнился Кацураги не только из-за бомбежки, но и из-за того, что ей предшествовало. Синяки, подбитый глаз и разбитый нос оставили ей не дроны Глубинных. Так что все ее существо требовало показать зубы прежде, чем что-то подобное случится снова.
А дальше пошло-покатилось, что снежный ком. В секундном молчании Кацураги моргнула, осматривая флотилию. Потом фыркнула. Потом прыснула. А потом в голос рассмеялась.
- Нет, почему, я пью чай, - с ласковым отвращением сказала японка, но продолжала уже вполне серьезно и очень холодно, - Только не с кем попало. Я стерплю попытку купить корабли побрякушками и громкими словами, которые ничего не значат, все так делают. Но точно не компанию какой-нибудь фифочки, которая строит из себя адмиральскую шавку, и так старается выслужиться. Можете не переживать, я знаю свое дело, и работаю профессионально, о чем вы сами прекрасно знаете, если читали мое личное дело. Но это только потому, что в море не могу себе позволить не быть командным игроком. Только не стоит пытаться стыдить человеческими качествами и заставлять нас дружить на берегу.
Девушка поправила кимоно на острых, худых плечах, и смерила британку ледяным взглядом, в котором так и читалось какое-нибудь короткое и хлесткое оскорбление.
- "Настоящую леди" ты не разглядишь здесь даже в зеркале. Если мне надо будет к тебе обратиться лично, я так и сделаю.
Выдав эту тираду, Кацураги развернулась, взмахнув полами кимоно и направилась к двери. Стоит отметить, жест был явно выверенный: она знала, что это выглядит эффектно, вытканный на зеленой ткани золотым шитьем дракон взвился сверкнувшей на свету лентой.
- По тактике и планированию так и не будет разговоров? - спросила она, положив руку на дверную ручку, - Если нет, то я в доки. Наслаждайтесь "чайной церемонией", если уж думаете, что она выглядит... так.

16

Задумка Джека не сработала и даже более того. Адмирал Фюрер включился в игру и сразу же «раскусил» намерения подлодки, хотя тот мог поклясться, что изобразил достаточно праведного возмущения, чтобы ему все поверили. По крайней мере никто больше не попытался его отчитывать. Что же касается Арлетта, если он рассчитывал на то, что своим выговором заставит Сюркуфа почувствовать себя нашкодившим ребенком, пойманным за пакостью с поличным, то он сильно просчитался. Он лишь заставил парня сменить план действий и выбрать более тихую, осторожную тактику.

Он откинулся на спинку кресла и заложил руки за голову, вытянул ноги (при этом заблокировав весь небольшой проход), всем видом показывая расслабленность. Стоило собрать побольше информации, прежде чем кидаться в новую атаку. И эту информацию ему с лихвой выдала верный Цербер адмирала, затянутая в чудную военную форму с ног до головы.
«Ты где здесь настоящих джентельменов увидела, дура белобрысая?! Если тебе не понравились ЭТИ выражения, то посмотрим что ты скажешь на кое-что покрепче! Нашла, называется, приличное общество, ах-ха-ха-ха-ха!»

Вместо закономерного ответа, Сюркуф лишь обернулся и изобразил миленькую улыбочку. Меньше всего ему сейчас нужны были шишки на его голову. Пусть думают, что он просто не сдержанный и не любит хамства в свою сторону. Это всяко лучше, чем реальное положение дел.
Ринаун говорила долго, потрясая щечками и воображаемым кулаком. И как показалось Джеку, её гиперсерьезная тирада в сторону одновременно всех и никого, задела присутствующих сильнее, чем та пара фраз, которые обронил он. В какой-то момент у Сюркуфа появилось стойкое желание достать из внутреннего кармана плаща плеер, размотать наушники закинуться порцией музыки. Не без труда переборов себя, Сюркуф заметил пристальный взгляд Тихони, назвавшейся «Л'Одасье».

«Что? У меня что-то на лице? Чего ты на меня пялишься? Э-э-э?» - подумал парень, глядя на девочку. Его окончательно добил серьезный кивок, которым она наградила его после длинного взгляда глаза-в-глаза. Да что ты хочешь?! Не поняв, в чем заключается эта игра в гляделки, Сюркуф отвернулся в сторону Кацураги, благо та опять нашла что ответить.
Новый приступ смеха удалось сдержать с большим трудом. Неужели японка (китаянка? а черт её знает, они все на одно лицо) подумала, что Джек накинулся на нее, чтобы защитить честь и достоинство блондинок? Вот это и правда было смешно. Он и знаком-то с ними ни разу, а формализм линейного крейсера уже засел в печенках. Насмешливая улыбка авианосцу и тычок большим пальцем в сторону разбушевавшейся британки вместе с отрицательным покачиванием головой. Огрызаться он не стал - это привлечет лишь больше негативного внимания к его персоне. Однако парня приятно удивила схожая мысль про "настоящих леди", которую высказала авианосец.

Прежде чем та ушла, Джек потянулся и насмешливым тоном обратился к адмиралу:
- Кстати наша «Пуро»* права, мы не услышали ни задачи нашего нового подразделения, ни кто будет флагманом, ни кто будет пятым членом команды.
В одном точно можно быть спокойным - кого бы адмирал не назначил флагманом, он (а скорее всего она) не сможет указывать подводной лодке что и как делать. Уж слишком специфичны условия их применения.

Отредактировано Surcouf (2016-01-08 11:17:27)

17

Общая ситуация, похоже, еще сильнее обострилась и, вскоре Джек понял, что далее игнорировать нарушения субординации и дисциплины даже с его самоконтролем не получится. Он честно пытался дать девушке шанс по крайней мере притвориться не засранкой, но, очевидно, она предпочла им не воспользоваться. Вместо этого она продолжила вести себя крайне возмутительно и вызывающе. В методичке про трудных подростков обычно в таких случаях советовали прибегать к услугам семейного психолога, однако у адмирала не было такой роскоши. Хотя у него и был более-менее подходящий аналог. И значительно более приятный аналог.

Хоть она и говорила о профессионализме, он так и не заметил признаков понимания того, что он пытался до неё донести. Канмусу могла быть сколько угодно профессиональной, но это еще не означало что остальные члены флотилии были настолько же способны отбросить личные отношения в бою. Хотя авианосец и являлся весьма важным членом соединения, тем не менее, был предел любым выходкам и любому терпению.
- Кхм. Ну, по поводу тактики. Да. - Арлетт достал дротикомет, после чего выстрелил Кацураги в плечо усыпляющим снарядом

Свернутый текст

попадание одобрено администрацией

. - Кхм-кхм. Теперь, когда мы немного разрядили обстановку, я, пожалуй, выпью чаю и отвечу на вопросы Сюркуфа касательно целей нашего подразделения. - Джек подошел к столику и налил чаю в чашку. Посмотрев пару секунд на свое отражение в оранжевом зеркале прекрасного напитка, столь похожего на виски, но в то же время вместо забытья приносящего томную прохладу. Арлетт заметил, как его мысли приобрели поэтический оттенок: очевидно этому способствовала волна умиротворения после хорошо выполненного дела.
- Так вот. Отличный чай, мисс Ринаун. Сейчас я сделаю один небольшой звонок, а после этого мы обсудим все интересующие нас вопросы. Боюсь, не очень вежливо оставлять мисс Кацураги в столь плачевном состоянии на полу. Я бы перенес её на диван, но, боюсь, она может проснуться и плюнуть в меня кислотой. Поэтому, в качестве первого задания как флагмана флота, мистер Сюркуф, я попрошу вас взять на себя эту почетную обязанность. Да, кстати вы так же назначаетесь ответственным за Кацураги, потому что на вас её словесные экзерсисы оказывают наименьшее влияние. - Достав мобильный, адмирал набрал номер службы безопасности. - Доброго вам дня, мистер Вульф, у меня тут небольшая проблема с одной из моих подопечных - Арлетт посмотрел на Кацураги. - мне бы хотелось, чтобы её проводили на гауптвахту. Да, да, кабинет Арлетта, да, в крыле в которое обычно не заглядывают. Да, тот самый парень. Да, опять. Да, я знаю, что вас зовут не мистер Вульф, просто, сделайте, пожалуйста, как я попросил. До связи, мистер Вульф. - Закончив разговор, Джек закрыл свой мобильник-раскладушку и снова отпил из кружки с чаем.

- Ах да, задачи нашего соединения. Задачи. Да. Задачи. Надирать задницы глубинным и жевать жевачку, хотя жевачка кажется закончилась, впрочем ничего нового. И быть готовым делать это 24 часа в сутки 16 дней в неделю. У нас стандартное боевое соединение. Насчет флагмана я кажется уже ответил, пятый член команды это Уорспайт. Странно, что её еще нет. Она, похоже, пропустила всё веселье. Надо будет осведомиться насчет неё. Так вот, кто-то хочет кексиков? - Достав из нижнего отдела чайного столика упаковку банановых кексов, он поставил их на него.

18

[AVA]https://pp.vk.me/c628431/v628431725/202d0/R7wxaLz0E0A.jpg[/AVA] Нельзя сказать, чтобы линейный крейсер, даже несмотря на гибель "Рипалс" от японской авиации, испытывала к жителям "Страны восходящего солнца" какие-либо антипатии, но судя по всему, либо сами японцы так и не могли простить англо-британским канмусу своё поражение в той войне, либо Ринаун чертовски не везло с представителями востока. По крайней мере, случаи, когда британскому линейному крейсеру удавалось поладить с кем-то из японских канмусу были скорее исключением из правила. Вот и сейчас, возомнившая о себе слишком многое Кацураги с чего-то решила вступить в почти открытую конфронтацию, огрызаясь даже в ответ на вполне ясную и недвусмысенную просьбу вести себя подобающим образом в присутствии старшего офицера и непосредственного командира. "Знает она своё дело, как же... Жаль только, что к этому "профессионализму" не прилагаются хорошие манеры и голова на плечах", - с недовольством подумала британка в ответ на заявления зарвавшегося авианосца, впрочем, благоразумно не озвучивая этого - негоже вступать в перепалку тогда, когда необходимо напротив, приложить все усилия для урегулирования ситуации...

Вот только урегулирована она была... кхм... "немного" радикальными мерами. Не то, чтобы для Ринаун, крейсера, еще помнившего времена, когда к канмусу относились как к живому оружию и водили под конвоями такой методы решения конфликтов как стрельба по личному составу был чем-то абсолютно непривычным, особенно учитывая то, что авианосец всем своим поведением напрашивалась на поучительный подзатыльник, но всё-таки времена менялись, и даже в условиях недавней смены командования ОВМФ вряд ли можно было рассчитывать на то, что порядки давно ушедших дней вернутся, не говоря уже о том, что остальные члены эскадры, едва ли заставшие то время, едва ли оценят поступок Арлетта по достоинству. Между тем, адмирал, сохраняя полную невозмутимость после содеянного как минимум внешне, ограничился лишь вызовом службы безопасности, чтобы проводить подстреленную "виновницу торжества" на гауптвахту, а затем, как ни в чем не бывало, продолжал беседу, попивая чай. Будь Ринаун менее лояльна, она бы усомнилась в самом факте отсутствия серьезных психических заболеваний у адмирала, только что "расстрелявшего" Кацураги за нарушение субординации, устава и неблагонадежность, а уже в следующую минуту назначившего на должность флагмана соединения Сюркуфа, бывшего ненамного менее подозрительным и асоциальным элементом, чем японка, однако в данный момент её беспокоила далеко не адекватность старшего офицера. Гораздо больше тревожных мыслей вызывали последствия. При всей наглости получившего дротик авианосца, её действия едва ли могли расцениваться как прямая агрессия против членов личного состава, бывшая достаточно веским поводом для применения табельного оружия в целях самообороны, а значит, поступок Арлетта расценивался бы как очень серьёзное нарушение устава и превышение полномочий. Учитывая то, что происходило при предыдущей смене власти, сопровождавшейся отходом от старых негуманных порядков, за подобные выходки командующего эскадрой отправили бы под трибунал. Момент, когда Арлетт будет задержан для последующего суда, оставался теперь вопросом времени, и как вполне справедливо считала линейный крейсер, произойдет это скоро - визит службы безопасности станет "отправной точкой". Дальше - судебные разбирательства, допросы свидетелей и либо ссылка провинившегося адмирала в какую-то глушь с последующим расформированием едва собранной эскадры, либо его разжалование с позором и отставка, опять же, с последующим расформированием эскадры. В лучшем случае. Худшие же прогнозы англичанки были еще более мрачными: при задержании напавшего на канмусу офицера, служба безопасности вполне могла пустить в ход собственное оружие, но в том-то и дело, что рассчитанный на нейтрализацию "Детей Моря" транквилизатор однозначно был бы гораздо опаснее для простого человека, так что останется ли Арлетт в живых после попадания дротика, подобного тому, которым он только что выстрелил в Кацураги, было под большим вопросом. Равно как и то, осознает ли он сам серьезность положения, в которое попал и не попытается ли он в промежуток между чаепитием и неминуемым арестом покончить жизнь самоубийством чтобы избежать позора, когда произошедшее станет известно кому-то кроме тех, кто находился в кабинете сейчас. Как-либо серьезно изменить то, что ждет адмирала, Ринаун едва бы могла, даже если бы помогла ему сбежать с ЦБ, но и сидеть сложа руки в ожидании того, что случится дальше, девушка тоже не могла...

- Большое спасибо за то, что так высоко оценили мой чай, мистер Арлетт, - кивнула Ринаун, вставая с дивана чтобы подойти к столику, у которого стоял адмирал, - но всё-таки, боюсь, что от предложенных кексов мне придется отказаться.
Дальнейшие действия девушки произошли в считанные секунды. Пользуясь тем, что адмиралу пришлось поставить чашку с недопитым чаем на стол чтобы достать упаковку с кексами, линейный крейсер схватила офицера за правую руку руку и, при помощи не сильно сложного приема самообороны, подсмотренного в одном из фильмов про единоборства, заломила её за спину. Конечно, особой мастером боевых искусств девушку назвать было нельзя, но на её стороне оказалась как высокая сила, так и элемент внезапности, что и обеспечили успех. На всякий случай заломив за спину и вторую руку, британка, легкая улыбка на лице которой уступила место мрачной решительности и серьезности, заявила:
- Мистер Арлетт, на основании превышения вами полномочий и нарушений устава ОВМФ я вынуждена вас задержать и доставить на гауптвахту для дальнейших разбирательств. Мистер Сюркуф и мисс Одасьё, прошу вас всё-таки перенести мисс Кацураги на диван - нехорошо оставлять её лежать на полу. Думаю, чаепитие можно считать оконченным, но тем не менее, советую сперва дождаться прихода службы безопасности - кажется, скоро нам всем предстоит долго и неоднократно давать показания...
Покончив с объяснениями остальным членам несостоявшейся эскадры, Ринаун убедилась еще раз, что держит адмирала достаточно крепко, а затем вывела из кабинета и повела в сторону гауптвахты. На душе было почти так же прескверно как тогда, когда по телевизорам и радио объявили, что жить ей остались считанные годы, а интуиция подсказывала, что за подобное "самоуправство" ей и самой наверняка достанется, но разрыдаться и проявить слабину, теперь, когда ей нужно было хотя бы внешне сохранять уверенность в правильности предпринятого решения, призванного обеспечить безопасность Арлетта ненамного менее жестоким путем, чем тот, которым он сам пытался уладить конфликт, британка не могла. "Мне жаль, monsieur Latte, что так вышло, но это мой  долг. У меня не было другого выбора" - произнесла уже в коридоре Ринаун перед тем, как молча продолжить вести задержанного адмирала на гауптвахту...

Отредактировано Renown (2016-03-08 18:38:54)

19

Ответ Кацураги был в какой-то степени ожидаемым. То есть Марина предполагала, что за всем тем, что высказали девушке, последует порция оскорблений (мастерских, с подковыркой, так сказать), но знать, что именно скажет Авианосец, Бруске не могла. А потому на протяжении всей речи она старательно превращалась в мышку, смотрящую только на сумку около своих ног и не слышащую ни слова из того, что говорит жительница восточной страны (Л'Одасьё решила не напрягаться, выясняя истинную национальность девушки). Деятельность Сюркуфа Бруске не видела, так что ни реакцию подлодки, ни его действия после "речи" Кацураги ей узнать не удалось. Да и Ринаун с адмиралом остались "за кадром".
Так бы девочка и просидела, пока Кацураги не покинет кабинет, но этому, похоже, было не суждено случиться. Может, Л'О могла проигнорировать слова, произносимые Арлеттом или любым канмусу в кабинете, но не обратить внимание на звук выстрела и чьего-то падения для неё было невозможно. Марина резко подняла голову в сторону шума и, краем глаза увидев пистолет в руках адмирала, подскочила с места. Марина побледнела из-за спутавшихся и невысказанных мыслей, после чего попыталась сначала пойти к поддающейся действию снотворного жительнице востока, но запнулась о собственную сумку. Бруске не упала, но её близость к падению была заметна. Где-то в уме Л'Одасьё сложила в голове произошедшее и, немного задержавшись, чтобы услышать первые слова адмирала, закусила нижнюю губу. Если несколько минут назад Арлетт казался ей довольно приятным и вдумчивым человеком, то сейчас она видела в нём человека старых устоев. Может, Л'О и пришла в ОВМФ, когда отношение к детям моря стало более добрым и человеческим, но узнать от старших канмусу о том, как дела обстояли раньше, ей ничто не мешало. И то, как он поступил с "нестабильным элементом" их флотилии как минимум представлялось ей в качестве направленной в спину пушки, с требованием к выполнению чего-либо.
Девочка, частично пропуская слова адмирала мимо ушей и с осторожностью оглядываясь на него, быстрым шагом направилась к авианосцу. Даже если со стороны бунтарки последуют новые порции оскорблений, это будет скорее праведный гнев из-за произошедшего, а помочь ей хотя бы не удариться головой - обязанность совестливого человечка. Реакцию адмирала на собственные действия Ладя предсказать не могла, а потому ради личной безопасности краем глаза всё также старалась следить за ним. Желание пить чай и, тем более, есть что-то пропало напрочь.
Но на этом "весёлая" встреча флотилии не закончилась. Если сокращать произошедшее, линейный крейсер официально задержала адмирала за превышение полномочий и нарушение устава и попросила Л'О и Сюркуфа положить пострадавшую от дротика Кацураги на диванчик. Л'О, естественно, так и поступила бы, тем более, что адмирал теперь не навредил бы никому из канмусу, так как Ринаун завела ему руки за спину. Марина, мысленно готовясь к тому, что девушка в любой момент может очнуться и начать отбиваться, обхватила авианосец со спины чуть выше талии и попробовала ненамного приподнять ту над землёй, не дожидаясь помощи подлодки. Но Бруске почти сразу опустила Кацураги, понимая, что в одиночку она, конечно, справится но с большим трудом и, может, с новыми травмами для девушки. Всё же, без помощи Сюркуфа не обойтись...[ava]http://s6.uploads.ru/VNOwu.png[/ava]

20

«Че-е-е-го-о-о-о?!» - едва не вскрикнул Джек, когда адмирал-фюрер вскинул пистолет и пальнул в стоящую у дверей Кацураги. Хорошо, что стрелял он транквилизатором, а не из табельного крупнокалиберного пистолета. Но на этом хорошие вещи и заканчивались. Авианосец повалилась на пол, а офицер как ни в чем не бывало продолжил отвечать на вопросы, не обращая на изумленный взгляд Сюркуфа никакого внимания. Зачем делать что-то подобное при стольких свидетелях? У него есть какой-то гениальный план по установлению железной дисциплины в флотилии? Многоходовочка для повышения собственного авторитета?

Все оказалось гораздо прозаичнее - вице-адмирал просто идиот. Иначе как объяснить, что он решил назначить Сюркуфа флагманом флотилии? Услышав эту новость, Джек удержался от смеха и комментариев - в этом ему помогли наглядный пример, лежащий позади него, и до сих пор не убранный пистолет адмирала. Учитывая все особенности подготовки и применения подлодок, командовать обычными кораблями они не могли. Для этого им самим пришлось бы находиться на поверхности большую часть времени, а следовательно, терялась большая часть боевой эффективности. Неэффективная боевая единица - бесполезна. От всего бесполезного стоит избавляться.
Подлодка медленно поднялся со своего кресла, чтобы лишний раз не провоцировать "буйного" адмирала. Все канмусу напряглись, но Арлетт продолжал свой монолог с пояснениями и в конце издевательски предложил "кексиков". На предложение первой отреагировала Ринаун, чем вызвала новую порцию раздражения в Джеке. Выполнять приказ он не торопился, собираясь задать еще пару вопросов, но тут линейный крейсер накинулась на Арлетта. Было тяжело удержать челюсть от падения на пол - девчонка скрутила стрелка в мгновение ока, повысив градус напряжения и неадекватности в комнате.

- Вопросы нарушений устава должны решать командир или трибунал, - зло проговорил Джек в ответ на действия Ринаун. Если бы Арлетт совершил преступление, тогда бы у них было право задержать его. А то, чем сейчас занимается линейный крейсер, называется самоуправством. Сюркуф покачал головой и выпалил:  - Вы просто сраные психи. Знаете что, я не хочу участвовать в этом цирке.
Парень развернулся и пошел к двери, по ходу движения перешагнув через спящую Кацураги, над которой уже склонилась эсминец-тихоня. Он уже взялся за ручку двери, собираясь выйти, но бросил взгляд назад. Девочке-эсминцу явно недоставало сил, чтобы поднять авианосец с пола. На секунду Сюркуфу почудилось, что она бросила в его сторону умоляющий взгляд. Вроде как, и оставлять её валяться так нельзя, но и выполнять указания двух чокнутых не хотелось. Джек секунду поколебался, но все же отпустил дверную ручку. Непосредственно рядом с девчонкой он еще раз задумался, но уже через секунду наклонился и поднял её. Всего пара шагов, и бесчувственное тело оказалось на диване. Теперь уже ничего не останавливало Джека от ранее намеченной цели - он проследовал к двери и покинул комнату еще до того, как Ринаун успела вывести трепыхающегося в захвате мужчину.


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Банк завершённых эпизодов » [ЦБ] 04.04.2025 "Если пульт не работает, замените в нём батарейки."


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC