25.10
Администрация вернулась и скоро доберется до всех вас! Трепещите и раздавайте долги по постам.
13.09
Администрация форума на две трети в отъезде/собирается уехать. Просим никого не пугаться, не теряться, обращаться к Славе и Сюркуфу, а так же писать посты.
Возможно, в октябре будет перекличка.
20.08
Репрессии и проверка актуальности личных эпизодов, подробности здесь.

14.07
Мини-обновление квестов. Ознакомиться и записаться можно здесь.

10.07
Смена одёжки форума, обеспеченная прекрасной бернкастель. Давайте пожелаем ей побольше кошечек за подарок.
Если выявите баг, пишите в ЛС Нагато.

03.07
Основные проблемы, вызванные переездом серверов, исправлены. Однако, мелкие глюки могут наблюдаться до сих пор. Просим игроков писать посты в текстовых редакторах или хотя бы копировать их туда перед отправкой.

30.06
Проблемы с авторизацией и загрузкой страниц. Исправление грядёт в ближайшие дни, а пока выйти из учётной записи или зайти в неё возможности нет. Набираемся терпения и ждём.

17.06
Всех игроков, желающих играть далее, просим зайти в тему "Общий сбор". Это не перекличка, а попытка свести сюжетные линии во что-то объективное, в связи с перекройкой административного состава. Ругаться можно в личке Нагато.
Всем, сдающим сессию, курсовые и дипломы, желаем удачи!

Kantai Collection FRPG

Объявление

Добро пожаловать на ФРПГ, в основе своей берущую идею игры Kantai Collection. Гостям и пользователям мы желаем осваиваться и располагаться поудобнее, ведь на форуме сейчас царствует ветер перемен, несущий немало сюрпризов. Leprosorium

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Банк завершённых эпизодов » [Мирное Время] 03.04.25, "Сезон Штормов"


[Мирное Время] 03.04.25, "Сезон Штормов"

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

1. Время действия:
03.04.25, старт эпизода в 21.00
2. Погодные условия:
Сильный морской ветер, мелкий дождь, +16 градусов по Цельсию
3. Место действия:
Старая военно-морская база ОВМС в Бразилии, Lagoa do Imarui, Санта-Катарина.
4. Участники:
Алексей Белоусов, Декабрист
5. Сюжет:
Указом Фьюриес от 29.03 вице-адмирал Алексей Белоусов и эсминец "Декабрист" должны прибыть на базу Lagoa do Imarui и оставаться там для получения дальнейших указаний... Серьезно? Никто не предупредил адмирала в почтенном возрасте и юную девочку, что их не будут встречать ни на военном аэродроме, ни где-либо еще. Все попытки добиться от местных военных хоть что-то ни к чему не привели - даже начальник аэродрома лишь развел руками и посоветовал добираться пешком...
Что они и сделали, поймав попутку. Машина ехала не долго, но последний отрезок дороги был совсем уж никакой - по нему явно уже месяца три не ездили, а если учитывать дождь и кашу, в которую превратилась проселочная дорога... В общем, бразилец застрял и Алексею и Верному пришлось чапать пятьсот метров по грязи прямо до ворот.... Открытых на распашку. Ни охраны, ни кого-либо еще - даже освещение было погашено. Правда, где-то из центра базы ветер донес запах костра, и оставалось надеяться что это глупая шутка и персонал базы отмечает какой-то местный праздник... Включающий в себя зажженные костры и отсутствие элементарной охраны.

2

Несколько лет службы в Бразилии Алексей успел повидать немало. Но чтоб вот так?
Не встретили – еще ладно: местным филиалам частенько не хватало финансирования и поэтому экономили – на чем могли. Местные вояки, как, впрочем, и всегда, помогать отказались. Чужие люди, в конце концов, хотя их и удивил слегка старичок, неплохо говорящий по-португальски.
Пришлось добираться старым, испытанным методом – автостопом. Бразильские дороги по большей части от русских отличались мало: неплохие основные магистрали, но по большей части отвратительные побочные дороги. Последний отрезок дороги, однако, совсем уж не годился никуда, особенно если учесть, что вел он напрямую к базе с простодушным названием  «Lagoa do Imarui», по названию озера, на берегу которого она находилась. Так вот по пути к базе машина попросту увязла в грязи. Вытащить ее своими силами мужики не смогли. Оставшиеся полкилометра пришлось проделать пешим ходом, взвалив свою поклажу и поклажу своей спутницы – милой, тихой и послушной девушки – на себя, пообещав также прислать подмогу горе-таксисту.
База так же поразила Алексея. Это не база! Ну, то есть некое сходство имеется, но… Такое запустение. Никакого охранения – даже простенького КПП. Ворота распахнуты настежь: гуляй – не хочу! Даже в России в гремучие 90-е такого не было. Вот уж о чем о чем, а о безопасности пеклись – мама не горюй. А это – режимный объект! Это настораживало. Но не настолько, чтобы шестое чувство орало «беги отсюда». Вместо освещения где-то на плацу мерцало пламя. Это точно какая-то ошибка.
- Ну что, пойдем, проверим? – особой многословностью вице-адмирал Белоусов не отличался, поэтому это были чуть ли не первые слова за все время, что они провели вместе, если, конечно, не считать краткого знакомства и коротких указаний вроде: «Жди здесь», «Садись назад» и «Давай помогу», - которое забирая чемодан у Верного как можно более заботливо произнес Алексей. Ну да, канмусу вроде сильнее, чем люди. Но привычки, выработанные с годами, никуда не делись – девушкам, а тем более молодым, нужно помогать.
Не дожидаясь ответа, адмирал последовал прямо к импровизированному кострищу.
- Не отставай, Верный.

3

Промокшая до нитки девочка-эсминец героически сражалась с непогодой, демонстрируя чудеса самообладания, но и этого было недостаточно. Маленькая фигурка со слипшимися от влаги волосами, плелась шагах в пяти позади Алексея Леонидовича, пытаясь закрыть лицо рукой от непогоды.
- Простите, товарищ адмирал.
Верный и правда заметно отстала. Стройные ножки, приученные порхать в танце на гладком полу и ходить по воде, и совсем не приспособленные к бездорожью, не поспевали за твердым шагом мужчины, а ответные слова тонули в пелене дождя. Белое кепи со значком советского флота, которое Настя обычно носила набок, пришлось сдвинуть на лицо, чтобы вода не слишком застилала глаза, но и это слабо помогало. Ветер бил прямо в лицо, и дождевые капли неприятно хлестали по щекам.
Единственная радость - здесь не было так жарко, как девочка боялась в самолете по пути в Бразилию. Она всегда очень трудно переносила жару. Фарфоровая кожа быстро обгорала, голову, выбеленную после получения паразита до оттенка снега, напекало, и от горячего воздуха она буквально задыхалась, отчего и не хотела отправляться сюда с окутанного совсем не весенним холодом Хоккайдо. Не хотелось причинять проблемы кому-то этой своей слабостью. Весна в этом году выдалась поздняя, и это радовало Верный вплоть до момента, когда ей доложили об этом странном назначении в Бразилию. Интересно, зачем им здесь понадобился один только эсминец?
Помимо прохлады, Верный радовало и общество. Адмирал, с которым она могла разговаривать на родном языке, не обдумывая, как сказать каждую фразу на чуждом и холодном английском. Даже звучание родной речи было ей приятно. Точно слышать эхо, доносящееся прямиком из дома. Пусть и говорили-то не особо. Отрывочные фразы, мелкие команды, но так даже лучше. Комфортнее. Даже легкое неудобство по поводу того, что адмирал взялся нести ее чемоданчик постепенно рассосалось. Чемоданчик-то был маленький и совсем легкий, всего-то запасная форма и немного личных вещей, так что Настя не возражала, хотя ей совсем не хотелось показаться неженкой.
А под кепи Верный вертелась масса вопросов. Они возникли еще в тот момент, когда гостей с дальней дороги не встретило представительство базы. Они множились по ходу поисков хотя бы кого-нибудь, кто доставил бы на место назначения, их количество зашкалило, когда мужчины мягко отстранили Настю от молчаливых попыток помогать толкать забуксовавшую на размытой дороге машину. А ведь ей действительно хотелось помочь.
В итоге, последние полкилометра, показавшиеся из-за условий раз в пять длиннее, прошли пешком. Наконец, завидев никем не охраняемые распахнутые настежь ворота, Верный все-таки не удежалась.
- Где же все? - негромко спросила она, и тут же замолчала, не уверенная даже, что ее услышали. Ветер снова ударил в лицо, но на этот раз принес еще и едва различимый запах дыма. Надежда на сухое помещение, возможность смыть с себя грязь и переодеться в чистую сухую одежду придала дополнительных сил и решимости, девочка чуть не упала, подскользнувшись и припав в лужу на одно колено, но все же нагнала Алексея Леонидовича, проходящего в эти самые ворота. Впереди был свет, а свет значит люди, но все же... Эсминец постаралась как можно внимательнее осмотреться по сторонам на входе во двор.
- Может быть, у них что-то случилось?

4

Взглядам Верного и её адмирала открылась не очень лицеприятная картина. Темные ряды заколоченных бараков, какие-то закрытые помещения, судя по всему складские, везде мусор и грязь - следы прибывания человека. Кое-где недоставало отдельных металлических частей - судя по всему, на базе после того как отсюда исчезли военные уже успели побывать местные бразильцы. Да и выглядел военный объект заброшенным уже как минимум несколько месяцев - еще не все растащили, но уже успели полазить. Поэтому не удивительно, что ворота были распахнуты и замок валялся прямо под ногами, срезанный чем-то вроде кусачек, как приметил опытный взгляд Алексея...
Плац был огорожен со всех сторон различными строениями, поэтому ветра здесь особенно не было - небольшой сквознячок, не более. Вход в одно из них, высокое и двухэтажное, был распахнут, а посередине плаца находилось... В общем, это было странное приспособление из брезента, распорок и трубок, основное предназначение которого - не давать огню угаснуть в дождь. И прямо на этом огне что-то жарилось - ветепр донес до Верного аппетитный запах мяса и слегка менее аппетитный запах жареной рыбы. А рядом с костром, удерживая в руках узкую спицу, на которую были нанизаны кусочки чего-то, сидела девица. И, надо сказать, была она... Вычурной, да. Именно такое слово было было ближе всего. Огромная шляпка на голове, усыпанная стразиками и блестками, резко контрастирующий с ней длинный плащ дождевик, расшитый серебряной нитью, красивые туфельки на высокой подошве. Девочка с пепельными волосами что-то напевала себе под нос, словно не замечая новоприбывших. Сама она, судя по тоненьким ручкам, была совсем худенькой, но плащ придавал ей нехилый такой объем, мешком свисая прямо до пола...

Наконец, она оторвалась от жарки еды на импровизированном кострище, посмотрела сначала на Алексея, потом на сопровождавшую его девочку странным нелюдимым взглядом, а затем... Вместо того чтобы отдать честь по-нормальному, она зачем-то приложила ладонь-козырек ко лбу, приветствуя парочку, после чего вернулась к делам насущным - приготовлению обеда. Верный могла безошибочно ощутить, что перед ними одна из канмусу.

[NIC]???[/NIC][STA]Unknown[/STA][AVA]http://s2.uploads.ru/VIt6H.png[/AVA][SGN]-[/SGN]

5

Да – это полный развал. База перестала функционировать, причем уже довольно давно. Должно быть, это все какая-то ошибка. Может быть, эти чертовы бюрократы все попутали в документах. Ай, да какая теперь разница! Сейчас, главное, выбраться отсюда и связаться с начальством.
Бюрократов Белоусов невзлюбил лютой ненавистью еще в Америке, когда бухгалтера в его компании, где он работал клерком, отправили его в командировку в другой филиал. Каково же было его удивление, когда оказалось, что его здесь никто не ждет, а ждет совершенно в другом месте. Пришлось за свой счет добираться до места назначения. Мелко, конечно, но осадочек остался. Да и вообще, эти крысы бумажные порядком задевали его просто самим фактом своего существования. Это наверно, то, что называется «иррациональная неприязнь». Впрочем, Алексею, который умел держать себя в руках, его «неприязнь» к бюрократам вовсе не мешала.

Из череды размышлений о неприятном его вырвал успокаивающий и тихий голос Верного:
- Может быть, у них что-то случилось? – Задала вполне ожидаемый вопрос его спутница.
- Ну, следов борьбы я не вижу – трупов нет, на стенах никаких пулевых отверстий или следов попадания осколков – видимость, правда, плохая, может в другой части базы что-то найдется. Но я все же полагаю, что эту базу просто закрыли некоторое время назад. На всякий случай держись поближе, - ответил адмирал и замедлил шаг, чтобы девочка могла за ним поспеть.

Твердым шагом, будто бы совсем не обращая внимания на разразившуюся непогоду, Алексей все ближе и ближе подходил к кострищу, оборудованному со знанием дела. Можно было бы и проще, но если работает, то к чему советы? Аромат готовящихся шашлычков заставил вспомнить адмирала, что он уже давненько ничего не ел, за зря отказавшись от «еды» в самолете и рассчитывая подкрепиться на базе.
Готовила же шашлыки юная привлекательная, насколько Алексей мог судить со своей колокольни, особа, чем уже контрастировала с окружающим ее миром. Выделялся и ее наряд, будто бы со страниц учебников истории культуры главы «Рококо» сошедший – уж больно бросалось в глаза серебро ее наряда. Интересно, кто она такая? На местную жительницу, обитательницу трущоб, девочка не очень похожа. Канмусу? Но, в таком случае, что она делает здесь одна? Может и не канмусу. Но кто тогда? Целый ворох вопросов крутился у мужчины в голове. Вопросов, на которые, по-хорошему, надо было бы получить ответы. Впрочем, часть из них отпала, когда девочка откозыряла им.
- Доброго времени суток, сеньорита, - почти без акцента на английском произнес адмирал, по привычке обратившись к ней, как к незамужней бразильянке, - Это здесь ведь когда-то была база Lagoa do Imarui? – решив проверить свою догадку, спросил адмирал. То, что девочка, если она все-таки канмусу, поприветствовала его «не по уставу», его сейчас заботило меньше всего.

6

Пытаясь поспевать за адмиралом, Хибики зорко осматривалась, останавливаясь взглядом на отдельных деталях, указывающих на полнейшее запустение.
- Но зачем нас направили сюда?
Это могла быть какая-то ошибка в бюрократической машине ОВМС, но сейчас, стоя "по колено" в грязи под проливным дождем, верилось в это слабо.
На фоне запустения, костер и сооруженная над ним постройка смотрелись как убежище для бездомных. Мысль была логичной, ведь на заброшенную базу вполне могли придти люди, которым идти было больше некуда, чтобы под головой была хоть какая-то крыша, а не слишком приятный запах рыбы, который донес до Верный ветер, почти утвердил теорию как факт.
А потом Настя увидела девочку. Невысокую, худенькую, жарящую мясо и рыбу на костре под навесом. В глаза бросилась странная одежда, слишком контрастирующая со всей этой заброшенной базой, но это наблюдение сразу отошло на второй план, когда Верный поняла, что перед ней канмусу. Одинокая, на заброшенной базе. Как она тут оказалась?
В ответ на этот вопрос сразу возникло острое, щемящее чувство жалости. Может быть, ее забыли или бросили здесь... Может быть, она потерялась, или сбежала, и теперь тут, совсем одна, среди останков базы, медленно превращающихся в руины.
И Настю сразу потянуло вперед, в обгон Алексея Леонидовича, за спиной которого она до сих пор старалась держаться.
- Здравствуй, - сказала Верный по-английски немного громче, чем раньше, чтобы девочка ее услышала. Она вышла на несколько шагов вперед, прохлюпав промокшими насквозь башмачками по грязной луже, и протянула незнакомой канмусу открытую ладонь в приветливом жесте, - Я Верный. А тебя как зовут?
Насте, в первую очередь, хотелось, чтобы девочка доверяла ей, не испугалась и не убежала, в случае чего. Ведь если это беглянка, она могла убежать от плохого обращения или какой-то беды, которая с ней произошла... А если ее тут бросили, то, может, она теперь не будет вообще доверять людям. В любом случае, нужно любой ценой вернуть ее назад, к людям, где она сможет обсохнуть, обогреться и нормально поесть. А главное, больше не будет совсем одна.

7

Девочка, которая сидела и жарила шашлыки, сначала отшатнулась от Верного, когда та неожиданно подбежала к ней. Лицо ее при это странно перекосило, словно она не испугалась, а увидела что-то неприятное. Впрочем, ей удалось справиться с собой и через пару секунд она уже с интересом слушала то, что Верный ей говорит.
- Привет, Третья. - немного помедлив, со смешной интонацией в голосе заговорила она, а затем с удивлением уставилась на протянутую руку. Она явно не понимала, что от нее хотят, словно была совсем уж из глухой деревни. Молчание затянулось, пока незнакомка наконец не сунула руку в импровизированный костер и не вытащила нанизанную на спицу жареную рыбу с отвратительным запахом прожаренной тухлятины. Немного подумав, она неловко вручила рыбу в руку Верного и едва заметно улыбнулась, оставив у нее на руке едва заметный слой слизи от рыбьей чешуи. - Меня зовут... Токисацуказе.
С костром поравнялся Алексей, и девочка удостоила его безразличным взглядом. Верный явно ей понравилась больше. Возможно из-за родственной связи канмусу?
- Сеньорита? - она словно попробовала слов на вкус, когда Белоусов обратился к ней. - Сеньорита... Да, наверное это база. Я не знаю - я просто тут жарю еду, пока идет дождь... Можно мне жарить рыбу и мясо, правда? Я даже поделюсь... - она сунула руку в костер и вытащила спицу с аппетитно шкварчащими кусочками нежного жаренного мяса и протянула его адмиралу.
Если отбросить все моменты, у незнакомки была явная проблема с головой. Взять хотя бы ее речь: жеманно-вальяжная, напрочь лишенная слов-паразитов "э", "у" и прочего речевого мусора, зато обильно приправленная паузами, короткими вздохами и причмокиваниям.
Она зачем-то посмотрела наверх, ловя ртом капли дождя, падающие с неба, затем потянулась - плащ на ее плечах смешно заколыхался, словно живой.
- Садитесь, если хотите. Сюда давно никто не ходит... - она слегка отодвинулась от костра, хотя места было полно. В руках у Токисацуказе (кто вообще придумал такое имя?) появилась спица со свежепожаренным шашлыком, который она начала флегматично жевать, иногда поглядывая на Верного.

[NIC]???[/NIC][STA]Unknown[/STA][AVA]http://s2.uploads.ru/VIt6H.png[/AVA][SGN]-[/SGN]

8

«Какая-то она странная», - подумал Алексей, - «Откуда она здесь?»
- Конечно, можно. Жарь, на здоровье, - слегка улыбнулся Белоусов, приняв от нее угощение. Садиться он, однако, не захотел, встав у костерка погреться, прямо напротив новой знакомой. Импровизированное кострище посреди довольно неуютного общего окружения заставило опытного и всегда готового когда-то к неожиданностям и прочим опасностям человека расслабиться. Может и зря, но в пятьдесят восемь довольно быстро устаешь от постоянного нервного напряжения. Вот и сейчас какая-то слабость накатила довольно быстро. И голова разболелась – видимо от гнусного запаха тухлой рыбы, от которого постоянно хотелось морщиться. Пришлось зажать нос и рот носовым платком.

То, что девочку надо было отсюда забрать, очевидно – она же, судя по всему, канмусу. Но, как всегда, вставал очередной вопрос: захочет ли она сама уезжать? Вот, например, сейчас она скажет: «Мне и тут хорошо». Она может – по ней видно. «Странная она какая-то», - вновь пронеслось у адмирала в голове.
«Хорошо, что я не один – Верный справится с задачей «составить компанию» куда лучше меня», - пронеслось в голове у адмирала. На мгновение он даже задумался о том, что это не ошибка, и их сюда специально за Токисацуказе прислали. Токисацуказе… что за корабль такой? Очередной японский эсминец? Ответа Алексей все равно не знал, поэтому попросту «забил».
«Забил» и решил, наконец, попробовать взятый у девочки шашлык. Откусил совсем чуть-чуть – мало ли, вдруг все-таки тухлятина. Мясо и правда оказалось странноватым на вкус. Каким-то… сладким, что ли… поэтому во избежание всякого рода казусов с пищеварительной системой, Алексей решил дальше не пробовать счастья. И вернул обратно. Что-то в этом всем было странное. И чувство тревоги вновь стало где-то проглядываться. Притупленное за много лет «шестое чувство» пока только шепотом говорило: «Что-то здесь нечисто. Вся эта ситуация очень, даже крайне странная. Очнись уже, глупец».

- Приятного аппетита, - как бы невзначай вернув шашлык на место произнес адмирал, обращаясь к новой знакомой, - Ну, как жизнь вообще? Не скучаешь? Чем занимаешься здесь?

А пока ждал ответа на вопрос, мозаика как-то сама собой начала складываться. Ну, разве может быть так, чтобы местные военные не знали о том, что база закрыта? Странно? Странно. Значит, они полагают, что она все еще функционирует. Но по виду базы – она заброшена. Да и мародеры сюда ходят. Таксист, тем не менее, их сюда повез. Значит, за местом никакой дурной славы не водится. Водители, обычно, люди разговорчивые. Да и ехать куда-то, где тебя могут ненароком пристрелить или прикончить иным другим способом, никому не охота. Может, все-таки, не закрыли? Что-то случилось? Ой, да ладно – если бы что-то серьезное случилось: все были бы в курсе. Что же тут за чертовщина? Загадки во тьме. Слишком много вопросов.

9

- Третья? - Настя не понимающе подняла вверх белые брови. Ведь она второй эсминец "Акацки", а не третий. Подумав, Хибики решила, что имеется в виду под "Третьей" третий тип "Фубуки", и этим объяснением относительно удовлетворилась. Затем ее поставило в тупик имя "Токисацуказе". Верный было подумала на эсминца класса "Кагеро", но ту должны звать Токицуказе, немного по-другому. Все же, может, она не так хорошо знает своих кузин-эсминцев, либо девочка просто оговорилась. Говорила она вообще немного странно. Может быть, это и ее фамилия, настоящая, гражданская.
- Почему ты тут совсем одна? Здесь кто-то еще есть? - задала Верный наиболее животрепещущий вопрос. Оставался еще вариант, что эту канмусу перевели сюда по такой же ошибке, что и саму Настю и Алексея Леонидовича. Одна, или с кем-то она добралась сюда, но... осталась?
Если бы здесь оказалась сама Верный, то не медля пошла бы назад, до города. Связалась бы с кем-то из военных, те помогли бы доложить на Центральную Базу, что здесь все заброшено и ее надо забрать назад. Но это Верный. Обстоятельства бывают совсем разные...
Так или иначе, но жалко девочку Насте становилось все сильнее.
Но все внутренние рассуждения Верный были подобны птицам, от резкого шума взлетевших с ветки, когда новая знакомая сунула Насте в руку палочку с жареной рыбой. Гнилой жареной рыбой. Настя хотела было подойти под навес, чтобы выжать и слегка просушить у костра мокрую юбку, налипшую на ноги, но застыла на месте и на мгновение зажмурилась. От ударившего в нос запаха заслезились глаза, Верный машинально отвела от лица руку подальше, пытаясь совладать с собой и не скривиться от подступившей к горлу тошноты... и ужаса. Ведь эта девочка ест такое...
"Нет... не думай..."
Но Токисацуказе ела, как ни в чем не бывало... и Алексей Леонидович тоже ел. Мясо, вроде бы, судя по запаху, довольно свежее, но в сочетании с рыбной вонью слюна стала тягучей и отвратительно кислой на вкус. Желудок сжало спазмом, и Верный по-настоящему испугалась, что вот-вот расстанется со съеденным в самолете обедом, курицей с рисом. И мысль о еде вызвала новый спазм желудка.
- Т-товарищ адмирал, разрешите отойти? З...здесь еще можно найти уборную?... - едва не кашляя, сдавленно попросила эсминец сначала у Алексея Леонидовича, а затем у Токисацуказе. Ей совсем не хотелось обижать бедную девочку, но желудок зашелся в яростном протесте. Неженка...

10

Новая знакомая лениво изучала лицо адмирала, потом посмотрела на скривившегося Верного. На ее лице было написано сомнение, но в итоге она спросила у девочки:
- Не нравится? - искренним, непонимающим тоном спросила, не осуждая, но и не приветствуя. - Смотри как надо... - она забрала протянутую ей Белоусовым палочку с мясом, оскалилась и укусила ее, откусив вместе с двумя кусочками мяса внушительный кусочек металлической спицы. Как ни в чем не бывало, Токисацуказе принялась жевать металл пополам с мясом, причмокивая и издавая странные звуки. Что-то вязкое и белесое потекло из ее шляпки, она тряхнула головой - ленточки, спускавшиеся до плаща ожили и выхватили из костра еще две палочки, закинув их в решительно сожравшую угощения шляпку... Алексей вполне мог подумать, что у него начались галлюцинации, но вот  Верный...

Собственно, это мракобесие выглядело бы забавно и странно, но черт подери... То ли от запаха тухлой рыбы, то ли от внезапной головной боли морок в голове Верного рушился - теперь вместо шляпки она видела истекающую слюнообразной жидкостью пасть, подобную ангару Во-класса, а глаза Токисацуказе полыхали неестественным желтым огнем. Все это, конечно, не замечал витавший в облаках адмирал, пораженно разглядывающий фокусы с ленточками. Токисацуказе тем временем прекратила жевать и недоуменно посмотрела на Верного.
- Что-то не так, Третья? - спросила она своим жеманным тоном, в то время как ее глаза горели голодным огнем.
Глубинная тварь, вне всякого сомнения. И нет модулей, чтобы с ней бороться. Да и смогла бы она справиться с элитной тварью одна? Тогда, может, стоит и правда найти уборную и увести адмирала подальше, пока странная девочка жует свои спицы пополам со странным мясом.

Кроме того, другие вопросы могли поразить сознание Насти. Говорящая Глубинная? Не машина для убийств? На земле? Что вообще происходит? Что-то глубоко внутри призывало ее бежать прочь, бросать все и бежать. Другая часть хотела остаться и уничтожить маскирующуюся под человека тварь любой ценой. А третья.. третья призывала успокоиться и начать диалог. Не каждый день удается узнать своего врага поближе...
[NIC]???[/NIC][STA]Unknown[/STA][AVA]http://s2.uploads.ru/VIt6H.png[/AVA][SGN]-[/SGN]

11

Это все окончательно превратилось в один из этих хоррор-фильмов, которые так любит смотреть, сбиваясь в компании, молодежь всего мира. Вместе с отвратительной тухлой рыбой эта жуткая девочка зажевала спицу. Металлическую спицу. Глаза Белоусова стали круглыми от удивления и страха. Он очень много повидал. И ужасного, вроде, тоже. Но таких вещей… Нет, никогда. Может, надо было все-таки для ознакомления принять пару доз. Но тогда, скорее всего, до своих лет он бы не дожил.
Когда же у этой жуткой девочки и ленточки на одежде вдруг зашевелились, Алексей испуганно отшатнулся от костра, сделав несколько шагов назад. Голова все так же сильно болела, и мигрень эта мешала думать. Но все же, как любому человеку свойственно, он пытался найти рациональные объяснения происходящему. Что же это? Неужели мясо было отравлено? Галлюциноген? Возможно. Во всяком случае, иного объяснения он не видел. Это, кстати, объясняло замутненность и странное поведение девочки. Очень приятное объяснение. Правильнее было бы сказать – удобное.

И все же, эта кажущаяся, на первый взгляд, удобность, не устраивала адмирала. Так, например, девочка совершенно спокойно и без какого-либо отвращения поедала рыбу. И адмирала это совершенно не озаботило. Только сейчас он стал понимать это. Да и голова болела раньше. Значит, отрава была не в мясе. Но где? И отрава ли это вообще?
- Что-то не так, Третья?
И хотя вопрос был адресован не ему, адмирал, все же, ответил:
- Да, черт побери, что-то не так! Что за херня здесь происходит?! – адмирал, даром что бывший опытный киллер, был перепуган не на шутку, и потому перешел на русский. Так что вряд ли их новая знакомая его поняла. Он сделал еще пару шагов назад.
Чтобы хоть как-то обуздать свой страх, Белоусов машинально потянулся за своим «успокоительным» – табельным Glock 21. Собрав остатки своего мужества и хладнокровия, он старался достать пистолет, не делая резких движений. Если эта особа сейчас отвлеклась на Верный, то она, может быть, ничего и не заметит. Стрелять, во всяком случае сразу, он не собирался.

12

Верный показалось, что вдоль позвоночника у нее что-то проползло. Холодное и скользкое, похожее на змею, и холод от нее медленно расползся по всему телу, от корней мокрых волос и до кончиков пальцев ног. Страх. Девочка застыла на месте, как будто в соляной столб превратилась, не в силах оторвать взгляда от желтых глаз чудовища в форме человека.
Когда она снова моргнула, видение не исчезло и не заменилось снова обычной, просто странно одетой девочкой. Видение двигалось и говорило. И ело. Откусывая спицы так, словно они были соленой соломкой. И оно наверняка могло в любой момент всадить эту спицу в глаз... Насте. Или адмиралу.
- Товарищ адмирал, отойдите, пожалуйста, - тихим, спокойным и предельно серьезным тоном сказала Верный, плавно ступая так, чтобы стоять между обратившейся в чудище девочкой и Алексеем Леонидовичем. Ей было страшно, настолько, что закружилась голова, и земля была готова уйти из-под ног в любую секунду, и все же Настя не поддалась эмоциям. Она была сейчас как человек, стоящий лицом к лицу с большим и опасным хищником, не делая лишних резких движений, и не сводя ответного взгляда прозрачных как лед глаз с... наверное, Глубинной. Сухопутной Глубинной.
Все говорили, что Глубинные просто как мертвяки из фильмов, которые могут издавать нечленораздельные звуки, или крики, похожие на песни дельфинов. Да что там, Верный сама не раз слышала эти звуки, и только их. Никогда не знала, что бывают и такие, которые могут говорить по-человечески... да еще и понимать, что им говорят, тоже.
Так странно... и так страшно...
Неосознанно, Хибики немного развела руки в стороны, как будто желая загородить Алексея Леонидовича своим маленьким телом от опасности. В ней взыграли инстинкты эсминца, корабля-защитника, готового ценой собственной жизни стоять за того, кто больше и ценнее, чем сама она. Когда-то очень давно "Хибики" не смог сопровождать и защищать "Ямато". Возможно, это спасло то, что можно было бы назвать жизнью, второму и последнему из четырех "Акацки", но его предназначение не было выполнено. Теперь же она, как ни зови, "Хибики", "Верный", или "Декабрист", рядом, и будет стоять так до последнего.
"Уходите" - мысленно взмолилась девочка, - "Пожалуйста, уходите. Она не агрессивна сейчас, но я больше боюсь подставлять ей спину, чем оставаться. Если она нас сюда заманила, и не проявляет агрессии... Но, пожалуйста, уходите. Я смогу задержать ее... надеюсь..."
Но что Настя могла сделать без модулей? Что вообще сейчас делать?
"Главное - не паниковать. Думай... Думай..."
Но легко сказать себе не паниковать. Сложно справиться со страхом и пытаться действовать трезво. Возможно ли, что сам вызов сюда это... приглашение? От Глубинной? Но Настя сама себе не верила, когда в голове возникла такая мысль.
Голова идет кругом, и сердце колотится так сильно, что вот-вот выпрыгнет из груди.
"Главное - не паниковать. Говори, как ни в чем не бывало, и думай о пути к отступлению так, чтобы она ни о чем не заподозрила."
- Все в порядке, - все с тем же непрошибаемым спокойствием ответила Верный девочке, оказавшейся страшным врагом, хотя ноги у самой почти подкашивались от ужаса. Настя намеренно сделала интонацию как можно выразительней, чтобы этим сказать Алексею Леонидовичу не делать резких движений и не нервничать, - Ты знаешь, зачем мы здесь? Это ты вызвала нас сюда?
Вопрос был нейтральный, но казался Верный уместным и подходящим ситуации. Она как будто сунула руку в аквариум с пираньей, и, в любой момент, замерев от страха, ждала, что на запястье сомкнутся челюсти.

Отредактировано Vernyi (2015-11-17 02:06:37)

13

Незнакомка отстранено наблюдала за парочкой канмусу-адмирал, лишь удивленно моргнув когда Верный развела руками. Она и правда пыталась защитить своего адмирала. Славная девочка, как ни крути. Но разве адмирал интересовал ее врага так сильно? Вот Алексей отходит в сторону, кладя руку на кобуру. Незнакомка внезапно ощеривается чудовищной улыбкой - она знает, что в кобуре.
- А если я...? - повис вопрос в воздухе, заданный незнакомкой совершенно спокойным и будничным тоном. Откуда то из складок "плаща" появился похожий на скорпионий хвост, с двумя парными башенками орудий глубинных, хищно уткнувшийся прямо на Белоусова. Иллюзия, витавшая в голове адмирала, рассеялась - теперь он тоже видел истинный облик незнакомки - шляпку-ангар, рой тентаклей, сложившихся в то, что казалось ему плащом, горящие желтым глаза. Б-р-р-р...
Но Верный метнулась, в очередной раз загораживая своим щуплым телом своего адмирала и хвост с орудиями бессильно опустился вниз, аккуратно улегшись в ногах у Глубинной.
- Я не звала вас, Третья. Ты и низший сами пришли сюда, по своей воле. - девочка-тортик говорила глухо, едва заметно наклонив голову вниз и рассматривая костер. Она была разумной, эта особь, и явно умела мимикрировать под человека. Более того, она даже могла находиться на суше... - Я здесь, пока идет дождь. Потом я уйду обратно. Ты хочешь пойти со мной?
Странный вопрос, но, кажется, глубинная предлагала одной из Акацки присоединится к ней. Возможно, она чувствовала в ней душу корабля, но и верный Верный тоже не чувствовала злых намерений со стороны этой жуткой противницы. Они могли говорить, что еще надо? А Алексею следовало быть осторожнее. Судя по всему, тварюга ни во что не ставила жизни обычных людей и называла их низшими.
[NIC]???[/NIC][STA]Unknown[/STA][AVA]http://i.imgur.com/elASfdH.jpg[/AVA][SGN]-[/SGN]

14

Едва ли Алексей ощутил спокойствие после того, как положил руку на рукоять «Глока», потому что на него тот час же уставились башни орудий глубинной. Тягучее отчаянье и осознание того, что он ровным счетом ничего не может поделать, чтобы защитить себя и, главное, свою подопечную, от этой твари, разлились по его телу и буквально парализовали его. Ощущение собственного бессилия и вид маленькой, хрупкой на вид девочки стремящейся его защитить – все это было неправильно. Но это было так. И с этим приходилось считаться.

Приходилось считаться потому, что позиции его подопечной сейчас были куда более весомыми, чем его собственные: он – «низший», и у него нет ни единого шанса выбраться отсюда живым, если только «равная» твари «Верный» не спасет его шкуру.
Зависеть от кого-то было очень непривычно для старика. Особенно в таких вещах, как спасение собственной шкуры. Зависеть же от девочки было еще более неприятно, и очень било по самолюбию. Да еще и эта головная боль. «Все смешалось в этом доме…»
И что, теперь нужно было просто ждать? И все? Ну да, раньше ему много приходилось ждать, только совершенно в другой обстановке и с диаметрально противоположными целями.

Просто ждать. Так тяжело. Так постыдно.
Должно быть, сейчас на его лице достаточно жалкая гримаса, выражающая смесь боли, страха, отчаянья и разочарования в себе. И в то же время где-то в душе теплилась гордость за девочку, у которой пусть и было крохотное тельце, но которая была сильна духом. А за гордостью и надежда, что она сумеет вытащить его из этой передряги. В которую они влипли, кстати говоря, по его вине. Все это было так глупо.

«Могу ли я вытащить что-то полезное из этой ситуации, если выживу, конечно?», - задумался вдруг Алексей, - «Если я не могу ничего сделать, чтобы выпутаться, то должен выжать максимум из этого странного события. Не каждый день встречаешься с говорящей тварью». Но и тут приходилось надеяться лишь на его спутницу. Вряд ли «низший» может надеяться на контакт со столь возвышенной тварью, как эта. Можно было бы использовать «Верного», как рупор, но неизвестно, как бы на такое обращение отреагировала тварь. Возможно, что «Верный» в ее глазах просто упала бы и стала «пособницей низших» или что-то в этом роде. А за «падением статуса» сразу же упали бы и их шансы на выживание. Почти до нуля.
Да, пока не оставалось ничего, кроме как ожидать дальнейшего развития ситуации.

15

Верный по-прежнему стояла как вкопанная, и даже не поменяла положения: те же разведенные в стороны руки, чуть поданный вперед корпус, практически не мигающие голубые глаза, зафиксированные на Глубинной. Но внутреннее напряжение было таким сильным, что, казалось, именно враг напротив и держит ее на ногах. Точнее, инстинкты защитника, и чувство долга. Пропади сейчас опасность, Настя чувствовала, что попросту свалилась бы без чувств. Если им удастся выбраться отсюда живыми, и эта девочка не распотрошит их, вдоволь наигравшись, Насте точно станет дурно от пережитого стресса.
"Значит, она все-таки нуждается в воде, - подумала эсминец, внимательно выслушав ответ Глубинной, - Она здесь, пока идет дождь".
- Ты хочешь пойти со мной? - спросила Глубинная, и это заставило Хибики слегка вздрогнуть. Она подняла голову выше, выпрямляя спину, и...
- Нет, - Верный твердо покачала головой. Она напряженно подумала долю секунды, а затем произнесла в качестве объяснения, - Я должна защищать своего адмирала.
Этот ответ оказалось придумать невероятно сложно. Что-то, что можно донести без двойного дна. Что-то, что позволит обратиться от паразита к паразиту, что должен понять кто-то с душой корабля, но не являющийся человеком. Что-то, что не покажется враждебным, или слишком очевидно неприязненным. Что-то, что не должно поставить их в опасное положение...
"Ты не причинишь нам вреда?" - чуть не сорвалось с бледных, почти бесцветных губ эсминца, но она вовремя пресекла желание произнести эту фразу. Она казалась слишком опасной и провоцирующей, чтобы так рисковать. Были и другие вопросы. Не намного менее насущные, но не столь рискованные, чтобы попробовать поддержать диалог.
Жаль, что Настя не могла позволить себе обернуться на адмирала, или хотя бы попросить у него совета. Приходилось полагаться только на собственную смекалку и сообразительность, чтобы спрашивать о нужных вещах, о том, что может пригодиться не только ей, или им обоим, чтобы выбраться отсюда, но и всему Объединенному Флоту.
- Почему ты зовешь меня "третья"? И... Почему ты умеешь говорить как мы, а другие, такие, как ты, не могут? - спросила она тем же тихим, не выражающим эмоций голосом.

16

- Адмирала... - она с какой-то затаенной угрозой посмотрела на Алексея. Щупальца гневно поднялись, словно тварь собиралась атаковать, но потом бессильно опали. - Всего лишь человек... - она фыркнула, с шумом выпустив воздух из гнилых легких и смешно тряся при этом головой головой. - Вы... похожи с ними, ищите себе адмирала, который ведет вас к забвению... - она с тоской посмотрела на Верного.
Она поднялась на ноги и неуловимым движением оказалась рядом с Алексеем. Тентакли заскользили по его одежде и лицу - мерзочайшее ощущение, жуткий запах тухлой рыбы однако что-то подсказывало Верному и Алексею, что лучше не двигаться и просто наблюдать.
- Обычный "низший" с такой силой... Это просто неслыханной. - она отошла от него, оставив на одежде и лице следы мерзопахнущей слизи вновь вернувшись к костру и занявшись своим шашлыком.
Несколько длинных секунд и вопрос Верного...Вопрос, который, казалось, тварь не удивил.
- Ты и остальные тебе подобные - Третьи. Я и немногие оставшиеся мне подобные - Первые. А те, с кем вы воюете - Вторые. Они еретики. - пояснила тварь. - Я научилась вашему языку от своего адмирала, который когда-то был таким же "низшим", как он. Но его нынешний путь - не мой путь. Я - изгой. Когда-нибудь подобные тебе придут за мной, чтобы вырвать мой голос - и "истинных" из тех, кого вы зовете глупым словом "глубинные", не останется. Такова наша судьба.
Она повернулась к Алексею, посмотрела на него еще раз. Взгляд твари выражал что-то подобное сочувствию и удивлению одновременно.
- Не подведи свою Третью, иначе я вырву тебе глаза. - прошипела она, оскалившись и демонстрируя кривые акульи зубы. - Ну, а ты... Вер-ный... Странное имя, данное низшими, но ты мне нравишься. Глубоко внутри мы похожи... - тварь коснулась рукой своей груди, а потом потянулась этой же рукой к девичьей груди Верного прямо через костер...

[NIC]???[/NIC][STA]Unknown[/STA][AVA]http://i.imgur.com/elASfdH.jpg[/AVA][SGN]-[/SGN]

17

От происходящего сердце буквально в пятки ушло, жуткий страх смешался с невероятным чувством мерзости от прикосновений щупалец морской твари, а в голове вновь помутилось. Все свои оставшиеся силы адмирал тратил на две задачи: не упасть и внимательно слушать, что она говорит.

А то, что она говорила, как это часто бывает, скорее порождало еще больше вопросов, чем давало ответы на вопросы уже существующие. «Глубинные бывают разные? Первые, вторые, третьи? По поколениям что ли делят? Вторые и первые в контрах, третьи на службе у низших и отстреливают всех, не задумываясь? А теперь, видимо, надо будет задумываться? Какие еще силы у меня? О чем она лопочет?», - целый ком мыслей крутился в голове у Алексея и бился о стенки черепа. Может, в более спокойной обстановке он сумел бы разложить все по полочкам. Скорее всего, он так и сделает, если выберется. Но сейчас он просто не мог добиться должной концентрации. Страх парализовал не только его тело, но и его волю.

Тяжело дыша, он стоял на подкашивающихся ногах, сжимая в руке пистолет – такой бесполезный в сложившейся ситуации. Все что он сумел ответить глубинной на ее угрозу в его адрес, собрав остатки мужества в кулак:
- Я не дам тебе повода.
Это прозвучало не как бравада или отговорка. Голос был хриплый, усталый, но с нотками стали. Да, она согнула его. Но еще не сломала. Пока не сломала.

Отредактировано Aleksei Belousov (2015-12-17 19:07:56)

18

- То есть... у вас две стороны, и вы враждуете?...
Очень сложно лихорадочно думать, когда от ужаса трясутся коленки. Все мысли, кажется, сплетаются в плотный комок, который не распутать так просто, и если потянешь за одну нитку, то она либо порвется, либо еще больше затянет все остальные.
Но, если повезет, нужную нить можно и вытащить, выпутать из клубка. Именно этим, аккуратно и последовательно, занималась Верный. Это с самого раннего детства было ее характерной чертой: упав и разбив коленку, она не заходилась ревом, как большинство других детей, не убегала с визгом от пауков и мышей. Это не означало, конечно, что она вообще ничего не боится, и подобный самоконтроль это палка о двух концах, но, казалось, что сейчас их может выручить именно он.
Именно поэтому Верный даже не отстранилась и не отпрыгнула, когда к ее груди потянулась рука. Только зажмурилась на секунду и часто-часто задышала, пытаясь унять дрожь. Сердце колотилось как бешеное, подгоняемое разлитым в крови адреналином, но, без какой-либо гордости понимая, что сейчас многое зависит от нее одной, Хибики не могла позволить себе сдать позицию и отступить назад хотя бы на шаг. Хотя человеческое в ней, то, что было и оставалось простой девочкой из далекой северной России, желало только одного: проснуться в собственной постели и позвать на помощь маму.
В общем-то, это желание преследовало Верный с двадцатого марта, когда она услышала объявление линкора Бисмарк. И, может быть, эта встреча и впрямь не случайна. Можеть быть, это шанс что-то исправить, и неважно сейчас, кто и зачем его предоставил.
- Мы... похожи?... - надсадно выдавила Настя, - Скажи... говорят, "паразит"... душа корабля... говорят, что они убивают нас, когда мы становимся старше. Ты знаешь, отчего это? Отчего они стали выбирать нас, и как мы можем... избежать такой судьбы?
Верный все еще пыталась подбирать слова как можно тщательнее, и, после напряженных раздумий озвученная проблема казалась ей тем вопросом, который она просто не может не задать. Настя не до конца надеялась на то, что получит ответ, и тем более, ответ, которого хотела бы услышать, но этот разговор ощущался ей как беседа с сущностью, хранящей особые сверхчеловеческие знания, недоступные больше никому. И шанс, уникальный в своем роде, узнать, что стоит за Глубинными. А значит и ключ к победе над ними. А возможно и ключ к выживанию.

19

В какую-то минуту, услышав Белоусова, в снулых желтых глазах глубинной мелькнула частичка понимания. Мелькнула и погасла, словно свечной огарок. Тварь явно неплохо так очеловечилась. Паразит ли тому был виной, или глубинные умели адаптироваться, но жуткая вонючая морская зверюга походила на человека гораздо больше, чем все остальные ее собратья вместе взятые. Впрочем, она все еще оставалась чудищем, которое сейчас жрало шашлык из подозрительного мяса и пыталось общаться с Верным. Девочка явно ее заинтересовала, иначе оба гостя были бы уже трупами - без модулей у эсминца не было бы шанса уйти живой.
- Мы не враждуем. Они еретики, соблазнившиеся силой, а мы - истинные, те кто были до них. Нас всех ненавидят люди... - глубинная в упор посмотрела на Белоусова. - Истинных почти не осталось, но мы еще помним времена, когда мы жили мирно и никого не трогали. Тогда люди не слышали об истинных, но мы видели вас. И сейчас видим. Вам не победить еретиков, смиритесь. По крайней мере, не так.
Она говорила спокойно, однако интонация скакала туда-сюда, словно глубинной было тяжело подобрать нужные слова из бедного людского языка. Выслушав Верного с просьбой рассказать, почему паразит убивает канмусу, глубинная поднялась на ноги. Волна тентаклей зашевелилась, со шляпки потекла какая-то белесая жидкость, сама обладательница устрашающей внешности отвернулась от парочки и шумно фыркнула.
- Дождь кончился, пора уходить. Держи, Третья. - один из особо длинных тентаклей вложил в руку закупоренную тиной и покрытую слизью здоровенную ракушку, в которой что-то булькало. - Сломай, когда будешь готова и узнаешь ответы на все свои вопросы.
С этими словами глубинная, волоча щупальцами по земле, покинула Белоусова и Верного и направилась к воде, оставляя после себя ужасающий запах гнилостной вони.
[NIC]???[/NIC][STA]Unknown[/STA][AVA]http://i.imgur.com/elASfdH.jpg[/AVA][SGN]-[/SGN]

20

Алексей тупо смотрел уходящей собеседнице вслед смотрел… нет, не отродье, но все же на что-то крайне чуждое, таящее в себе опасность. Прождав еще некоторое время, мужчина, тяжело дыша, опустился на подкосившиеся колени. Силы практически покинули его по непонятной причине. Адмирал всегда считал себя спортивным и подтянутым, несмотря на свои уже немолодые годы. Таким выжатым он чувствовал себя только после в армии, когда сутками приходилось лежать в неудобной позе в засаде на афгано-таджикистанской границе в 1991-ом под адской жарой и в невероятной пылище, чтобы перехватить очередную партию наркотиков вместе с моджахедами.
И вот сейчас, ни с того ни с сего, силы попросту оставили его. Голова все еще гудела, но адмирал, несмотря на свое плачевное состояние, уже пытался проанализировать произошедшее. В конце концов, после такого ему еще рапорт представлять. С очевидными последствиями. Ну, каким нужно быть идиотом, чтобы не понять очевидную вещь – база заброшена. Своими необдуманными решениями и действиями он поставил жизнь своей подопечной под угрозу. Но, это все не важно.
Он еще раз прокрутил у себя в голове все, что говорила глубинная-«истинная». Наверно, он узнал сейчас о социальном устройстве подводного общества гораздо больше, чем ОВМС за все время своего существования.

Глубокий вдох, медленный выдох. Попытка встать на ноги, увенчавшаяся успехом.
В рапорт попадет все. В том числе отчет о его физическом состоянии. Наверняка, это как-то связано с влиянием глубинных. Погодные условия – очевидно, что ей необходим был дождь, чтобы чувствовать себя комфортно. И так далее. Все до мельчайших подробностей.
Адмирал поспешил убрать пистолет и произнес, наконец:
- Верный, нам лучше уйти. Немедленно.
Взяв ее за руку – больше для собственного спокойствия, чем для ее – он медленно побрел к выходу. С каждым шагом он чувствовал себя все увереннее и увереннее. Сейчас ему необходимо добраться до безопасного места, написать свои впечатления по горячим следам и лечь спать. Он готов был поклясться, что проспит часов двадцать.

21

Стоя под дождем, и сжимая в руках подарок Глубинной, Верный чувствовала себя так, словно только что, не останавливаясь, пробежала несколько километров. Казалось, что только какая-то неведомая внутренняя сила удерживает девочку на ногах: она бы с удовольствием свернулась сейчас прямо на траве, обняв колени, чтобы отрешиться и немного прийти в себя, но такой роскоши не позволили ни здравый смысл, ни выдержка, ни адмирал. Тяжело дыша и мелко дрожа под проливным дождем, Настя смотрела вслед уходящему чудовищу из-за налипших на лицо волос. Внезапно ей стало очень холодно, странная ракушка леденила ладошки, а в голове тысячи вопросов смазались, слиплись и слились в одну трудноопределимую массу из слов и обрывков фраз. Среди них лишь один звучал четко и ясно.
Что же теперь?
- Вы в порядке? - спросила она машинально, взволнованно посмотрев снизу вверх на адмирала. Кажется, да, Настя смогла уберечь человека от подводного монстра, и все же Алексей Леонидович человек немолодой, и от большого стресса может пострадать и косвенно. И, если Верный, не раздумывая стала между ним и Глубинной, то что делать, если у него заболит сердце, или случится инсульт?
Что же теперь?
Безусловно, надо сейчас же уходить. Девочка, не сопротивляясь, позволила взять себя за руку и повести прочь, но мыслями была далеко отсюда. Там, откуда пришла эта говорящая Глубинная. В будущем, когда нужно будет решать, как поступить. С ответами, которые ей буквально дали в руки, и которые только предстояло открыть.
Ракушка в руках хранила тайну, но Настя не решилась открывать ее сейчас или отдавать адмиралу, не только из-за того, что там может быть что-то опасное. Глубинная не причинила им вреда и ответила на вопросы, но, тем не менее, оставалась Глубинной, и могла видеть благо и зло через свою собственную призму. Выходя с заброшенной базы, аккуратно сжимая широкую мужскую длань своей маленькой белой ладошкой, девочка решила передать "артефакт" Фьюриэс по прибытию на базу. Вместе с рассказом о произошедшем. Можно было, по крайней мере, надеяться, что так эти ответы попадут в правильные руки и смогут помочь всем. Если они действительно это могут.
Конечно же, не стоило надеяться, что ракушку ей позволят открыть или откроют при Насте, но она, как минимум, попросит этого.
Ведь там могла быть как опасность, так и шанс жить. Всем им.


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Банк завершённых эпизодов » [Мирное Время] 03.04.25, "Сезон Штормов"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC