Kantai Collection FRPG

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Банк завершённых эпизодов » [МВ] 11.04.2025 "В третьих лицах"


[МВ] 11.04.2025 "В третьих лицах"

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1. Время действия: 11.04.2025
2. Погодные условия: солнечно, прохладно
3. Место действия: Центральная База ОВМС, Хоккайдо.
4. Участники: Ждан Ярых, НПС
5. Сюжет: После отбытия обеих девушек из флотилии Ждана Ярыха на миссию на крайнем севере, работавшая с обеими психотерапевт назначает адмиралу визит, в ходе которого планируется обсудить немало насущных тем.

2

Что ждёт от ближайшего будущего человек, напевающий себе под нос песни старого-доброго Расторгуева, из старой-доброй группы Любэ, да альбомов старенькой-добренькой старины?
- Тётя-доктор, тётя-доктор,
Помоги мне, тётя-доктор.
Тётя-доктор, тётя-доктор,
Белый ангел, тётя-доктор...

Есть ли в мире люди, способные любить врачей? Вероятно, есть, но даже они не будут желать встречи по врачебному вызову. Даже если обсуждать вы будете кого угодно, но не тебя самого (а это не так, ой не так!). По факту ему не поручали ничего серьёзного - проблемная флотилия не в счёт - с самой практики, и у господина Ярых были все основания предполагать начальственное желание попросить нежеланного офицера снять с себя полномочия. Можно даже насильно, по состоянию здоровья, а ведь с точки зрения области будущей визави он - прекрасный, прекрасный образец слова "проблемы".
Прервал напевание песен, за странную любовь к которым его могли бы назвать ретроградом, раздражённым цыканьем, Ждан Богданович продолжил путь уже молча, привычно чеканя шаг. Технически, у него не было причин для беспокойства. Не после утверждения того спонтанно сочинённого и поправленного Гаунтом прошения о переводе Курта в его, как же это слово раздражает, флотилию новым адмиралом флота. Однако, даже если опустить конспирологические штучки-трючки, вызов к психотерапевту, работавшему с как минимум с двумя из его команды, сам по себе означал неприятности. Связанные с этими двумя, конечно же.
"Луаву" Кэтрин Лимера и "Харуна" Шинден Шокатто. Не худшие девушки на свете, если уж на то пошло, и в случае первой даже такой дилетант как ваш покорный слуга мог заключить о сложностях, но вот японка... трудно понять, где начинается "другая культура!" и где заканчивается "сходи к врачу, дорогуша!", когда речь идёт о юго-восточных азиатах. Мимолётное увлечение юности не помогает в таких вопросах ощутимо, как бы не хотелось обратного, а выискивать на Хоккайдо подходящую литературу на русском языке не представляется возможным.
Уже стоя перед кабинетом, в котором назначена встреча, бывший солдат осознал простую истину - всегда был вариант попросить о такой помощи брата. Да, немного стыдно просить его, но не имело значения, когда речь идёт о результативности. В конце концов, опоследовательно успокоить родню после всего того безобразия не будет лишним.
С этой мыслью, контр-адмирал постучался. С сразу же зашёл, не дожидаясь ответа, чтобы представится по форме и не затягивать беседу. Потому что нелепые неловкости остались в сердцах аниматоров и художников, а сибиряк не любил ходить к врачам. Увы.

3

К визиту адмирала Ояма Мицуко даже отдельно подготовилась: по другую сторону захламленного, заваленного бумагами, канцелярскими принадлежностями и совершенно не имеющим, казалось, никакого отношения к работе хламом, стоял простой стул с прямой спинкой, словно Ояме казалось некорректным предоставлять кушетку для пациентов тому, кто пациентом не является. Правда, в данный момент стул стоял слишком уж поодаль, а сама японка стояла на нем. В остальном же, кабинет представлял из себя все то же чудное нагромождение книг, игрушек и разномастных предметов декора, расставленных невпопад, как в старом антикварном магазине.

Когда гость - не пациент - вошел, то застал женщину за... наверное, это можно было назвать уборкой: она ставила серого плюшевого зайца с огромным голубым бантом на шее на верхнюю книжнюю полку, прислонив спиной к корешкам книг. В помещении слабо пахло каким-то средством для чистки, а рукава белоснежного халата Оямы были закатаны для локтей.

- О, уже так поздно, - удивилась она, осматривая адмирала сверху вниз и едва удерживаясь высоченными шпильками на стуле. Довольно неуклюже, но без происшествий спрыгнула и подтащила стул к своему рабочему столу, накрыв его по пути чем-то вроде красного пледа. Села в свое кресло, засуетилась, собирая бумаги по растрепанным папкам, - Простите, увлеклась. Они уже заставили мне все полки, кроме самых верхних - скоро придется вешать игрушки под потолок.
Доктор добродушно рассмеялась, явно пытаясь просто начать беседу откуда-то издалека.
- Ну как, отдыхаете от половины флотилии? Ваши девочки освободили мне четыре окна на этой неделе, одно из них решила потратить на беседу с вами.

[NIC]dr.Oyama[/NIC][STA]штатный мозгоправ[/STA][AVA]http://s7.uploads.ru/ygsjV.png[/AVA]

4

Представшая перед контр-адмиралом картина заслуживала высшего одобрения славного господина Патча Адамса. В исполнении Робина Уильямса, конечно же, но даже это не заставило сибиряка проявить своё отношение чем-то большим, чем тихий обречённый выдох. И можете поверить - причуды Объединённого флота и "служащих" в нём были совершенно не той вещью, к которой Ждан хотел привыкать.
Наконец, доктор устроилась за своим столом, и дело начало двигаться. Медленно, Ояма не спешила от слова "совсем". Богданов сын даже подумал было, что это из-за его нежелания садится, и что это приводит к какому-нибудь хитрому выводу исходя из психологии-психики, но он быстро выкинул из головы эти размышления. Чрезмерная паранойя редко приводила его к успеху.
С другой стороны, море глупого трёпа, словно созданного для типичного американского менталитета, слегка раздражало. Даже если у неё в самом деле ну очень плохие новости и она считает своим долгом подготовить его, ничего не давая понять. Не лучше ли было сначала выдать эту гору помоев, и уже потом брызгать освежителем в сторону?
- И о чём же вы хотели побеседовать?
Вопреки своему обыкновению, бывший солдат даже не пытался придать голосу лишней вежливости. У него нет желания тратить время на ерунду, вокруг и без того хватает раздражителей и, о да, флотское обыкновение создавать группы только для того, чтобы разбрасывать её членов по всему свету просто не помогает, чёрт его побери. Где чёртова логика, спрашивается? И пусть даже "выплёскивать злость" на постороннего человека не самый красивый поступок, но... психолог, да? Врач. Кого можно удивить повышенной агрессией в докторском кабинете?

5

- Если вы хотите побеседовать о вашем личном душевном равновесии, могу порекомендовать несколько коллег по вашей возрастной группе, - прохладно сообщила Ояма, - Я специализируюсь на детях и подростках, а в вашей флотилии две мои пациентки. Не так уж сложно сложить два и два.

Занятное дело, но если бы сидящий напротив человек видел эту женщину в работе с детьми, он бы удивился контрасту ее поведения. С ним она говорила по-деловому холодно, со знанием дела, и даже жесты были несколько резче, нежели того требовала ситуация.
А может быть, она просто нервничала. Еще бы, не нервничать, при такой-то горе свалившихся на плечи служащих в ОВМС проблем.

- Мы так и не можем найти пропавший авианосец, - вздохнула она, - И, если она попала в беду, винить в этом можно и наш недосмотр, и некомпетентного адмирала, поэтому и то, и другое решаем по принципу клюнувшего в зад петуха. Микроклимат в вашем коллективе сравнительно благоприятный, но я прошлась сейчас по большей части личных дел - слишком много переназначений, - доктор перебрала несколько папок, - Вы не самый опытный адмирал, со своей историей - как и многие в командном составе, но корабли отзываются о вас хорошо, и будет не лишним попробовать решить несколько проблем и при вашем участии.

Доктор положила перед собой две папки, первая, с фотографией Харуны на обложке, была совсем тоненькая, вторая - размером с амбарную книгу, с кучей вложенных листов.

- Сеансы с Харуной продвигаются благоприятно, но она кажется слишком поверхностной, и обитает, большую часть времени, в каком-то придуманном ею мире, накидывая придуманную личину в качестве компенсации того, что она забыла. Не рекомендую потакать ей в этом, со строгостью и твердостью, настаивайте на использовании гражданского имени и местоимения "я", которое она намеренно заменяет именем корабля. Подобная утрата связи с реальностью опасна и чревата крахом личности. И будьте готовы к самоуничижительной реакции в качестве аналога "не делайте так больше", многие мужчины вашего возраста попадаются на эту удочку.

Окинув взглядом адмирала, женщина поправила очки и растянула накрашенные темной помадой губы в дружелюбной ухмылке. Открывая вторую папку, она, однако, уже не улыбалась. На первой странице скрепкой была прикреплена немного потрепанная фотография двенадцатилетней девочки с темной стрижкой-каре, пустыми темными глазами глядящей в объектив.

- С Луисвилл все намного сложнее, у меня за всю практику было лишь несколько настолько закрытых пациентов. С февраля не удается вытянуть из нее ни слова о том, что ее беспокоит, и она предпочитает проводить по полтора часа в светской беседе. Тем не менее, начиная с Мальты, ей стабильно выписывали синтетические антидепрессанты, причем, за такие рецепты без терапевтического вмешательства, я бы лично придушила европейских коллег. На Филлипинах ей ставили посттравматический стресс два раза, и опять медикаменты без терапии, - Ояма утомленным жестом потерла переносицу и бросила полный тоски взгляд на лежащую на углу стола пачку сигарет, - До того, как уехать на север, она внезапно заявила, что и в этот раз кто-то умрет, если она будет флагманом. С таким количеством не нашедшего выхода страха и вины, при полном отказе идти на контакт с кем-либо вообще, работать очень трудно.

[NIC]dr.Oyama[/NIC][STA]штатный мозгоправ[/STA][AVA]http://s7.uploads.ru/ygsjV.png[/AVA]

6

Ответив на предложение пойти к психологу нарочитым нетерпеливым-раздражением, представленным недовольным взглядом и кратким выдохом, Ярых Ждан сделал себе в уме заметку - постараться, наконец, подбирать фразу чётче. Раз уж научился не тянутся постоянно к пистолету, то и с этим справится, верно?
Ояма, впрочем, не стала больше тянуть с причинами разговора - но начала издалека, с последнего сбежавшего, как они это называют, "авианосца". Ставшая пару дней назад известной история, о которой один контр-адмирал толком и не знал ничего. Иногда кажется что только из врождённой неприязни к сплетничающим сборищам. Но побеги морских детишек не были чем-то необычным с дня захвата базы, и на большее чем лирику в этом повествовании не претендуют. В отличии от хвалебных отзывов детей моря о его, Ждане Богдановича, нынче крайне удивлённой персоне. Чего уж там, сибиряк был настолько шокирован, что даже в уме не пожаловался на желание их, руководства флота и врачей, выдать ему лишней работы.
Стоило на столе появится бумагам, и адмирал сумев справится с эмоциями ради дела. И видимым вниманием выслушал что доктору было сказать что о Шинден, что о Лимере, да узнал много новых вещей о своих подопечных - хорошо оно или плохо уже другой вопрос. Не презренное небесное откровение на блюдечке с голубой каёмочкой поданное, но профессиональное подтверждение и дополнение имеющихся мыслей и впечатлений. Увы, всё ещё ничего хорошего. А уж если плохое - то рефлекторно-прикоснуться-к-оружию как плохо.
Пробурчав себе под нос что-то недовольное на родном языке (не матерное, однако, не при даме ведь), Богданов сын всё же присел на предложенный стул, полный дум неприятных и сомнений всяких.
- Ладно, от сложного к очень сложному.
Собравшись наконец с мыслями, подал голос офицер ОВМФ, переводя взгляд на собеседницу, нашедшую идеальный день для подобных новостей. И действительно идеальный - к местному бардаку бывший наёмник успел принатореть.
- Шинден. Скрывать не буду, я весьма слаб в тонкостях японской культуры и не знаю, насколько нормальны или ненормальны выкрутасы вроде подноса с чаем в красивеньком сервизе в честь знакомства флотилии. Зато один хороший человек однажды дал мне совет: "в Азии следи за тем, чего не говорят".
С последующими словами перейдя на более твёрдый, "атакующий" тон, выходец из России подарил местному мозгоправу один из лучших своих пристальных взглядов, так же известный в ленивом фикшене как "лучше колись добровольно".
- О чём мне не говорит её весьма скудное досье?
Дополнять этот ёмкий вопрос посетитель не стал, закономерно не желая сводить диалог в безоговорочное обвинение. Однако даже так - он ясно дал понять важность темы, сам не до конца сознавая насколько серьёзно подходит к своей ответственности. Ведь, ей Богу, они ещё до Лимеры не дошли, а информации уже категорически не хватает.

7

- А что конкретно вас интересует? - Ояма бросила на адмирала строгий взгляд поверх очков, перелистнула несколько страниц и сухо продекламировала, - Все известные факты есть в личном деле. Шинден Шокатто, два года назад пережила замлетрясение в Нагасаки, известных выживших родственников нет. Паразит получен три года назад, сразу после землетрясения. Утверждает, что не помнит происходившего до прибытия на Базу. Психологический профиль доселе был стабильный, срок выслуги для ее возраста скромный, достижениями тоже не блистала. Стандартная для нас боевая единица. Ни проблем, ни наград вплоть до последних пары недель.

Женщина тяжело вздохнула: она не ожидала, что пояснять придется столько, и, определенно, не считала, что в этом была бы насущная необходимость, если бы сидящий напротив человек ознакомился с личными делами подробнее самостоятельно. Но ничего не поделаешь - хотя дальнейшее было сказано ей словно учительницей начальной школы какому-то особенно непонятливому классу.

- Подобных детей, - начала доктор, слегка отодвинувшись от стола и, закинув ногу на ногу, сложила руки "домиком" на столе, - Тех, что нашли семью уже в стенах баз ОВМС - больше чем кажется. Она очень близко контактирует с остальной тройкой класса "Конго" - фактически, эти девочки - одна из постоянных тем наших бесед. Она считает себя счастливой в этой, корабельной, ипостаси, и не желает возвращаться к прошлому. Ее можно понять - там ничего не осталось - но, на данный момент, я направила все усилия на то, чтобы заполнить пробелы в ее памяти тем, что там действительно происходило, чтобы она не делала этого сама.

Взгляд японки снова стал колючим, строгим. Оценивающим - словно сейчас реакция визави изучалась ей с той же тщательностью, что и душевное состояние ее пациентов.

- Проблема именно в этом, адмирал, - снисходительно улыбнувшись, пояснила Ояма, - Склонности к выдумкам. Способности придумать о себе что-то такое, чего не существовует, а следом и поверить в это. Для девушки ее возраста, и при подобной биографии... Скажем так, то, что произошло на ZC-91 - первый звоночек того, к чему могут привести подобные выдумки. Терапия продлится еще несколько недель, по самым благоприятным прогнозам. Все, что на данный момент я прошу от вас - зовите ее по имени.

Ояма подняла брови, весьма красноречиво спрашивая одним этим жестом, есть ли дополнительные вопросы.

[NIC]dr.Oyama[/NIC][STA]штатный мозгоправ[/STA][AVA]http://s7.uploads.ru/ygsjV.png[/AVA]

8

И как смерил взглядом в начале, так и глядел на "тётю доктора" Богданов сын в последствии. Взращенные в нём за постыдные годы паранойя и недоверие однозначно говорили: "кто-то всегда знает больше того, что знают многие!" - и впечатление, которое может сложится о нём в сидящей напротив женщины, ни сколько не волновало мужчину. В конце концов, она - не пифия, а он не греческий тиран, чтобы испытывать подобную зависимость.
Шутки шутками, но именно с той самой "покровительской" манерой было сказано и подтверждено то, о чём сам Ждан мог только догадываться да полагать. И это верно: без сладко-сахарной навязчивости О`Райан или благодушной простоты Иверсена, как такой нелюдимый человек мог узнать обыденные, но такие важные детали о своей подопечной, да и многих других детях моря? Нет, увы, Ярых слишком много раздумывал о подобных вещах, и сколь же часто он заканчивал на самогубительной ноте - никак не счесть. Да и... больно показательно выглядят его вечные попытки избегать контактов с "кораблями", а уж что за тем стоит и от чего укрывается пьяница-адмирал - кого оно вообще волнует?
Воспользовавшись окончанием речи Оямы для того, чтобы прикрыть на мгновенье глаза и кратко вздохнуть без очередного "здесь точно будет что-то, что могут плохо интерпретировать"-контекста, контр-адмирал смог найти и положительный момент. С того разговора он, вопреки обыкновению, так и ни разу не притронулся к спиртному. По шагу за раз, верно?
- Стоит позже выдать части флотилии парочку ценных указаний. Строго конфиденциально и наедине.
"Отмер" строго-деловым моментом офицер Объединённого флота, намеренно показывая что принял рекомендацию к сведению. От греха подальше. А уж почему части, так-то такое, французское и достаточно раздражающе-дурашливое, чтобы не хотелось даже пытаться - разве что через третьих лиц. Заодно прекрасный повод узнать, как там у "детишек" с тем чёртовым суеверием.
- Теперь касаемо очень сложного.
А вот здесь у адмирала вышла невольная пауза. Дело в том, что с попыткой восстановить в памяти уже не недавний разговор с носительницей тяжёлого крейсера "Луаву" вновь пришли и личные Ждановы демоны. Не столь сильные, чтобы бежать в церковь каяться, но достаточно могучие, чтобы мужчина стал заметнее уныл, как обречённый сгинуть в буране дальнего севера. Благо что долг оказался сильнее.
Скосив взгляд на "амбулаторную книжку, что толще чем том Достоевского", Ждан постарался придать голосу хоть долю от той дрянной деловитости, что была ранее.
- Лимера... говорите, полтора часа светской беседы, так?
Уж что-то, а вываливать сходу море-океан вопросов в планы бывшего наёмника не входило. О, ничуть не из-за сомнений в профессионализме Мицуко-сан, так сказать, и не от резко возросшей подозрительности от декларируемом различии между её частыми диалогами и его одной-единственной, полной неловкости беседы. Просто почему бы не воспользоваться предоставляемым шансом уточнить для себя множество тех самых мелких деталей, столь нежно ими всеми любимых? Вопрос ведь того, по-деликатнее более очевидного случая с единственной японкой в его флотилии.

9

Ояма какое-то время молчала: она использовала паузу на то, чтобы снять и протереть салфеткой очки. И заговорила лишь вновь водрузив их на нос. Где-то высоко на полке маленькие часы звонким звуком колокольчика отбили один раз и возобновили мягкое тиканье - единственный звук, нарушающий сейчас тишину. С полок адмирала Ярыха глазами-бусинами и глазами-пуговицами слепо разглядывали плюшевые животные, и даже легкий запах ванили подчеркивал умиротворенность. Дотор сейчас, в этом кабинете, была единственным очагом напряжения, сгустком активности.

- Мы общаемся с ее прибытия на базу в феврале, и из нее не удалось вытянуть практически ничего, помимо простой бытовой информации. Она охотно рассказывает то, что происходит на поверхности, но настороженно реагирует на любые попытки копнуть глубже и моментально прячется за повседневными темами. Кто-то неплохо поднатаскал ее в этих "повадках леди", которая ни в коем случае не должна открывать своих слабостей и истинных чувств.

В голосе Оямы ясно слышалось неодобрение.

- Да только мне даже гадать не нужно, чтобы предположить: взаимодействуя с флотилией, Кэтрин всегда уходит первой, и всегда стремится уйти от любого контакта и разговора под разными предлогами. Избегает прямого визуального контакта, любых личных тем, особенно прикосновений, и никогда не прикасается к людям сама. Здесь, этом кабинете, происходит очень умелая, но не очень убедительная игра в юную леди, которая вынуждена приходить и разговаривать о чем угодно, лишь бы получить галочку в амбулаторной книжке. Лишь бы ее оставили в покое. Только вот я бы не сидела в этом кресле, если бы меня было так просто обмануть.

Тяжелый вздох. Доктор перелистнула пару страниц в амбулаторной книге, поправила вложенные в папку листы, прошлась пальцем по списку выписанных медикаментов.

- Многие мои коллеги в Европе и США считают, что сильных медикаментов достаточно для обеспечения работоспособности боевой единицы, и работоспособность - единственное, что от них требуется. Девочка поступила к ним в уже травмированном состоянии: насколько я поняла, родители ей практически не занимались, а, кхм, религиозная бабушка успела внушить, что канмусу это зло. Я полагаю, вы знаете, какие настрои бытуют среди христиан с пятнадцатого года, - Ояма скривилась так, словно ей под нос сунули что-то гадкое, - Как бы то ни было, на данный момент это очень тихий и закрытый подросток, который не желает идти с кем-либо на контакт. Опять же, в этом возрасте болезненная застенчивость, перерастающая в социофобию - это распространенное явление. Но с подобным послужным списком это все равно что прикрывать одеждой незаживающие раны, не леча их, и улыбаться через силу. Полагаю, вы не смотрели и в это личное дело? - женщина изогнула левую бровь, каким-то чудом мимики оставив правую неподвижной.

[NIC]dr.Oyama[/NIC][STA]штатный мозгоправ[/STA][AVA]http://s7.uploads.ru/ygsjV.png[/AVA]

10

Выслушать, обдумать, разложить по полочкам. Невероятно полезные занятия, в которых немало печали. Печали о том, как невероятно проще для него было бы просто забыть, плюнуть на все эти заморочки и не напрягать себя мыслями о детях моря. В конце концов, разве это не просто его тщеславие, его гордыня и таёное самолюбие? Ей Богу, не сваливать же всё на долг - много чести для подобного дезертира.
Усилием воли заставив себя прекратить бессмысленную рефлексию, Ярых Ждан Богданович вновь сосредоточился на главном. Глубинные, морпехи или не долеченный алкоголизм - ничто из этого ещё не убило его подопечных, а значит ржавым шестерёнкам ещё предстоит поработать. Даже если из-за этого вылезут фразы вроде:
- Опустим как и в каком состоянии я читаю личные дела.
Слишком обыденно сказано, чтобы свести всё в шутку, но контр-адмирал вовсе не обратил на это внимание. Зато смотрел вновь в глаза, вернув в себя долю твёрдости.
- Подытоживая сказанное вами, в идеале нам нужно приставить к Лимере человека достаточно добродушного и активного, чтобы растормошить её, но при этом и сурового и требовательного, иначе будет так же, как с её... корабельной сестрой.
На этой фразе, Ждан почувствовал слабое чувство вины перед Куртом - а именно на него офицер Объединённого флота собирался возложить эту почётную задачу. По очевидным причинам: Гаунт сам по себе брюзга, Бруске слишком радостен и позитивен, ну а Шинден сама в терапии нуждается. Других же носителей душ кораблей он и не знал толком, за парой исключений. На этом фоне британский собутыльник (бывший, к сожалению) кажется идеальным вариантом, хотя статус флагмана и может создать проблемы.
И если кто-то спросит зачем славянин так много думает об этом, то вот вам ответ - так он отбрасывает в сторону саму идею пересказать краткий, и единственный, свой разговор с Кэтрин Лимерой. Потому что не её, Оямы, ума дело, так-то.
- Что-то ещё?

11

- Как раз наоборот, - жестко сказала Ояма, покачав головой, - Доверие строится на искренности, а не долге и приказах. Полагаю, что поэтому она закрывается и от меня - не верит, что врачи ОВМС могут искренне желать помочь и не будут травить ее бензодизеапинами в итоге. "Приставьте" к ней кого-то, и, увидев неискренность, или поняв, что человек подошел к ней не сам, а по чьему-то приказу - и она спрячется в свою раковину так, что уже не вылезет.

Вид у Оямы был гораздо более утомленный, чем в начале этой беседы - словно сама необходимость говорить очевидные, на ее взгляд вещи, была ей не по нутру. Должно быть, одно дело - высказывать эти самые очевидные вещи запутавшемуся в себе ребенку, а другое - взрослому человеку, который за этих самых детей находится в ответе. Поэтому на последний вопрос русского адмирала женщина отвечала с таким видом, словно перерубала Гордиев узел всего этого визита.

- Да, пожалуй, что да. И не только вам, каждому адмиралу при флотилии, - женщина встала, подошла к стеллажу, заполненному папками и, проведя пальцем по корешкам на второй сверху полке, достала пачку распечаток, - Полагаю, вы слышали о контрактной системе и апгрейдах кораблей ей предоставляемым.

Ояма отделила от общей пачки несколько скрепленных степлером листов, и положила на стол перед Ярыхом, прежде чем вернуть документы на полку.

- Почитайте на досуге. Это по-прежнему ваш выбор, и выбор ваших подчиненных, но теперь это не просто апгрейд, а реальная возможность продлить жизнь кому-то из них.

Особой надежды в ее виде и голосе, впрочем, не было - говорила она сухо, словно переламывая палочку мела. Стоит ли ждать подобного шага от адмирала, который даже не подумал изучить личные дела?

[NIC]dr.Oyama[/NIC][STA]штатный мозгоправ[/STA][AVA]http://s7.uploads.ru/ygsjV.png[/AVA]

12

Смерив доктора взглядом, контр-адмирал так и не возразил на её слова. Он всё-ещё считал, что она через чур усложняет дело, но, хэй, кто здесь врач, а кто "опекун" пациента? Уж лучше остаться при своих, чем выслушивать очередной монолог "для вас, плебеев".
Здесь бы пропеть немного последующих куплетов "тёти доктора", да только Ждан не был уверен, что его визави не знает русского в достаточной мере. Скорее даже, сибиряк был уверен, что Ояма точно знает про слово "стерва" и может неверно его интерпретировать. А я ему это не нужно, ой не нужно - даже если японка действительно была, по меньшей мере, неприятной женщиной.
И более того - Мицуко-сан ещё не закончила с ним. Ярых даже вздыхать не стал - просто глядел ожидающим взглядом, даже рука не дёргалась. Проследил глазами за распечатками. А дальше работница на благо ОВМФ сказала именно тот род вещей, именно тот самый подходящий набор слов, способных заставить Богданова сына выдать не слишком пригожее для военного офицера исконно русское:
- Чё?
Поминая всеми любимые англицизмы, адмирал был сконфужен. Отдавая дань уважения родному языку - озадачен. Иными словами, услышав от действующего врача, психолога, слова, подтверждающие серьёзное отношение к очередной мистике этой злосчастной конторы, Ждан Богданович мог испытывать лишь безграничное удивление, выражаемое обычно в грубой обсценной манере. Можно понять, учитывая специфику его опыта службы в Объединённом флоте.
Как на автомате, он взял бумаги. И тут же, не отходя от кассы, принялся читать, надеясь увидеть что-то, способное дать фразе Оямы хоть какой-то смысл. Даже самый маленький. Малюсенький. Но смысл.
Надежда жила вплоть до последних строчек. Умерла примерно там же, оставив бывшего "солдата удачи" наедине с осознанием глубины вселенской оккупации. И тогда он, мужчина, посмотрел на женщину. И сказал лишь одно, слабое:
- Серьёзно?

Отредактировано Zhdan Yaryh (2016-03-15 21:45:16)

13

А Ояма, не теряя времени даром, словно пчела, не умеющая сидеть без дела, невозмутимо взяла пульверизатор с подоконника и принялась опрыскивать из него пышный куст гибискуса, пустивший три ослепительно красных крупных цветка. Читать адмиралу она деликатно не мешала, но и сидеть и смотреть на него, как на музейный экспонат, не стала. И, лишь когда Ярых обратился к ней, подняла голову и поставила назад пульверизатор.

- Здесь результаты последних медицинских обследований канмусу, достигших двадцатилетия, таблицы с результатами на странице двенадцать и шестнадцать, подробное описание процедуры контракта второго уровня, а также последствий и рисков с ней связанных. Как можно заметить, канмусу, в ходе службы получившие вторичный апгрейд, не проявляют признаков "угасания" вплоть до контрольного возраста в двадцать пять лет. Увы, "контрактников" старше не имеется, их единицы, поэтому за контрольный возраст взята Фьюриэс. Последнее медобследование подтвердило, что она не только все еще способна выходить на воду, но и не проявляет признаков изнашивания организма, проявляющегося у не получавших апгрейд канмусу с двадцати двух - двадцати трех лет поголовно. То же можно сказать и о других канмусу, имеющих действующий контракт с адмиралом, - скучным голосом лектора отчеканила доктор.

Выдав эту сухую, как летний день в степи, реплику, женщина вернулась на свое место, и, придвинув кресло к столу, принялась деловито собирать бумаги, закрывать папки и убирать их на другой стеллаж, стоящий почти вплотную к ее рабочему месту.

- Документы можете забрать с собой, как я уже пояснила, в виду последних событий на правах брошюры они будут выданы каждому адмиралу, к которому приставлена флотилия.

Доктор устало потерла переносицу и добавила.

- А ведь когда-то я выдавала брошюры по половому воспитанию и профилактике наркозависимости.

[NIC]dr.Oyama[/NIC][STA]штатный мозгоправ[/STA][AVA]http://s7.uploads.ru/ygsjV.png[/AVA]

14

Прикрыв лицо ладонью, Ждан изо всех сил сдерживал свой то ли стон, то ли вздох. Как и многие другие впервые услышав про "контракт адмирала и носителя души" ещё во времена обучения в Гданьске, он всегда относился к этому как к глупому слуху. Приобретя черты скептиков и циников после службы, он мог лишь удивляться как некоторые из курсантов могут верить в подобное - тех же глубинных, коли приспичит, можно и собственными глазами увидеть, как и "особенности" детей моря. Но некая специфическая, и сугубо мистическая, "связь" между адмиралом ОВМФ и его подчинённым "кораблём"? Глупость такого уровня, что даже не пришла в голову во время разговора с Хельги.
Ояма предоставила ему факты. А против фактов, мать их в бездну, не попрёшь. И тут уже не важно, чего хочешь лично ты - если взялся нести эту ношу, то изволь донести её в целости и сохранности до самого конца, как бы тебе не нравился начальник нежданного караван-сарая.
Тогда стройный ряд мыслей споро прошёлся по всем знакомым "канмусу", оценил их с точки зрения технических характеристик, характера, опыта и, чего греха таить, личных впечатлений. Адмиралу-новичку быстро вспомнились неплохие кандидаты, даже не просто для контракта, но тех, кому он мог бы довериться и кто мог бы довериться ему - и выйти на вторую ступень.
"Мог бы" здесь ключевое - Ждан даже не сомневался в том, что чисто физически не сможет по настоящему доверять кому-либо. Не как начальник исполнителю, но как человек человеку. Слишком испорченный, слишком ржавый - он мог придумать тысячу объяснений этому. И ладно бы коли после всей этой грязи на себя сибиряк подумал о ком-то, в ком могло хватить решимости, или отчаяния, поверить в него, но нет - параноидальные размышления взяли верх.
Одно из важнейших правил дешёвого детектива - искать кому выгодно. И Богданов сын пересмотрел в памяти события последних дней: от захвата базы американскими морпехами и переворота вплоть до невинного разговора с соотечественницей, утверждения перевода Курта, отправки части его флотилии на миссию и нынешнего разговора. Вспомнил каждую оговорку, каждую "фразу-ловушку" - всё что только могло вызвать в нём реакцию, заставить проявить что-то "нужное". В своём анализе офицер обращал внимание даже на такие мелочи, как манера, тон с каким Ояма-не-подумайте-я-по-подросткам говорила о каждой из его подопечных, использованные ей обращения (Луисвилл, да, госпожа психолог?) и момент, когда ему представили документы о тех самых контрактах.
Пусть и на мгновение, но соблазн применить опыт в пытках отразился в глазах грешника. Малая секунда слабости, после которой бывший наёмник нашёл в себе волю отложить свои подозрения в сторону. На время, к добру оно или к худу, только на время.
- Тогда последний вопрос.
Серьёзный тон поднимающегося со стула мужчины... был именно таким, каким казался. Уроженец Нефтеюганска даже подивился про себя тому, как всего один неприятный пьяный разговор помог ему стать ещё лицемернее, и, так сказать, более хорошим во всех этих притворствах. Не будь того случая, и он бы ни за что не смог выглядеть деловым исполнителем, когда больше всего хочется добиться некой эфемерной "искренности". И, что более важно, тогда бы он спросил что угодно: о том, что Мицуко-сан считает "его историей", о ситуации с Шинден или Лимеры, о проклятых мистических пактах. Что угодно, но не:
- Пропавший авианосец. Нужна ли моя помощь?
Последняя вещь (а вернее - человек), о которой ему следовало думать. Последнее, о чём он мог бы думать исходя из логики "кого-то, кому может быть выгодно", и в тоже время очевиднейший вариант, "если этот парень что-то заподозрит". Впрочем, чего гадать о реакциях? Расскажи кому про эту ситуацию без деталей о мыслях ведущих диалог, и кто-то даже решит что это такой подкат а ля забота о детях, или попытка выправить дурную репутацию. Так и эдак, разницы нет.
Да и в конце концов, не Ярых ли Ждан решил для себя, что чёрта с два не попытается?

15

- Боюсь, что нет. Мы задействовали СМИ и полицию близлежащих городов и обыскали окрестности. Но если у вас есть какие-то сведения или предложения касательно ее поисков, обратитесь к поисковой группе, - все так же бесстрастно ответила женщина.

За дверью раздались робкие шаги: кто-то топтался там в нерешительности несколько секунд прежде чем постучаться. Затем дверь слегка приоткрылась, и в проем просунулась коротко стриженная голова юной девочки, застенчиво моргающая сливового цвета глазищами.

- Aнo~... Сенсей? - заметив, что доктор не одна в кабинете, девочка зарделась как маков цвет, и, открыв дверь пошире, порывисто отвесила поклон, прижимая к груди объемистую сумочку, обильно украшенную значками с изображением чудных рисованных зверушек, - Здравствуйте. Простите, что помешала!

- Ничего, Саяка, я почти освободилась. Подожди пару минут в коридоре.

Голос женщины заметно потеплел по сравнению со всем, что было сказано в этом кабинете. Все еще краснея, девочка закрыла дверь, немного потопталась снаружи и, судя по скрипу скамьи, села около двери.

- На самом деле, мы опасаемся худшего, - понизив голос, как ни в чем не бывало, продолжала Ояма, - Мы прочесали береговую линию в окрестностях базы, но велика вероятность, что она ушла в море.

Оборвала фразу Ояма более чем многозначительно. Оно и понятно - тел утопленников нынче не находят... а если носитель корабельной души уходит в море, исход может быть только один.

[NIC]dr.Oyama[/NIC][STA]штатный мозгоправ[/STA][AVA]http://s7.uploads.ru/ygsjV.png[/AVA]

16

"И бровью не моргнула" - вот и всё, что пролетело в голове с деловой отрешённостью стоящего контр-адмирала Ярых, когда он получил ответ на левый вопрос. Стоило бы подивиться, да не лезло удивление - в конце концов, вопрос-то за казённое имущество, а то что оное является самым настоящим человеком... порою Ждану казалось, что он один из немногих помнящих об этом. Не списывать же на профессиональную деформацию всю эту царящую на базе атмосферу "корабликов", чтоб его?
Задать же какой-либо уточняющий вопрос - да даже просто откланяться по всем условностям устава - Ждан Богданович элементарно не успел. Сначала просто едва слышными шагами в коридоре, а потом и вовсе прямым появлением, его прервала незнакомая девочка. Очевидно, одна из многочисленных детей моря. Никаких причин держать на ней взгляд дольше пары секунд.
А потом случилось что-то, должное казаться неожиданным. Оно, на фоне сложившегося общения офицера ОВМФ и врача-психолога, действительно привлекало внимание. При условии, что вы считаете чем-то ненормальным тёплое отношение женщины, работающей с детьми, к маленьким, умилительно скромным девочкам. Или являетесь подозрительным мерзавцем, каких поискать.
На фоне этого, последовавшая за закрытием двери многозначительная фраза не вызвала особого интереса у бывшего наёмника. Он, невнятно хмыкнув своим мыслям, лишь распрощался в привычной армейской манере да неспешно покинул кабинет, не забыв прихватить документы о контракте.
Закрыв за собой дверь, сибиряк быстро нашёл взглядом прервавшую его "милый" разговор с Оямой девчушку. Впрочем, внимательным взглядом дело и кончилось - никаких поводов завязать разговор, как и никаких оправданий для задержки её общения с врачом. А в будущем, как знать, может ей уже скажут о чём с ним говорить можно, а о чём - нельзя под страхом кар небесных.
Так, чеканя шаг, Ждан направился в свой кабинет. Расположить бумаги, проверить документацию ежели что, придумать как объяснять Курту и Гаунту их задачу. Дорваться до половины арсенала местного тира, отвлекаясь на размышления о возможных способах для детей моря сбежать с базы, равно как и о форс-мажорных причинах делать это.
- Чёрный ворон, чёрный ворон
Что ты вьёшься надо мной?
Ты добычи не добьёшься,
Чёрный ворон я не твой...


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Банк завершённых эпизодов » [МВ] 11.04.2025 "В третьих лицах"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC