25.10
Администрация вернулась и скоро доберется до всех вас! Трепещите и раздавайте долги по постам.
13.09
Администрация форума на две трети в отъезде/собирается уехать. Просим никого не пугаться, не теряться, обращаться к Славе и Сюркуфу, а так же писать посты.
Возможно, в октябре будет перекличка.
20.08
Репрессии и проверка актуальности личных эпизодов, подробности здесь.

14.07
Мини-обновление квестов. Ознакомиться и записаться можно здесь.

10.07
Смена одёжки форума, обеспеченная прекрасной бернкастель. Давайте пожелаем ей побольше кошечек за подарок.
Если выявите баг, пишите в ЛС Нагато.

03.07
Основные проблемы, вызванные переездом серверов, исправлены. Однако, мелкие глюки могут наблюдаться до сих пор. Просим игроков писать посты в текстовых редакторах или хотя бы копировать их туда перед отправкой.

30.06
Проблемы с авторизацией и загрузкой страниц. Исправление грядёт в ближайшие дни, а пока выйти из учётной записи или зайти в неё возможности нет. Набираемся терпения и ждём.

17.06
Всех игроков, желающих играть далее, просим зайти в тему "Общий сбор". Это не перекличка, а попытка свести сюжетные линии во что-то объективное, в связи с перекройкой административного состава. Ругаться можно в личке Нагато.
Всем, сдающим сессию, курсовые и дипломы, желаем удачи!

Kantai Collection FRPG

Объявление

Добро пожаловать на ФРПГ, в основе своей берущую идею игры Kantai Collection. Гостям и пользователям мы желаем осваиваться и располагаться поудобнее, ведь на форуме сейчас царствует ветер перемен, несущий немало сюрпризов. Leprosorium

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Банк завершённых эпизодов » [Квест] 10.04.2025 "Белый голубь"


[Квест] 10.04.2025 "Белый голубь"

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

"Белый голубь"

Пару дней назад была утеряна связь с базой ОВМС на Чукотке. Указом Фуриэс для выяснения обстановки на базе был отправлен адмирал в сопровождении троих канмусу. Учитывая специфику места, операции был поставлен красный уровень опасности. Что ждет группу по прибытию на базу, выступающую в качестве тюрьмы для особо опасных детей флота - неизвестно.

Участники:
Адмирал:
Джеймс Хэккет
Флотилия:
Легкий крейсер Слава
Линкор Вангард
Эсминец Югуре
Дата и место:
10.04.2025, база ОВМС на Чукотке
Цель операции:
Выяснение обстановки на базе, доклад на Центральную Базу ОВМС

Очередность:
ГМ, Джеймс Хэккет, Слава, Вангард, Югуре

2

Джип довольно долго тарахтел по заснеженной дороге, отвозя прибывшую с Хоккайдо группу из города Певек на территорию базы ОВМС - несколько часов не только перелета, но и утомительной дороги, так что, выехав из Центральной Базы в шесть вечера, на месте чукотские гости оказались лишь в одиннадцать вечера. Адмиралу, конечно, досталось пассажирское сидение рядом с водителем, Славе же вместе с мальчиками, пришлось тесниться на заднем сидении - впрочем, учитывая холод, с которым едва справлялся включенный на полную мощность обогреватель, это было лишь плюсом. По сравнению с Хоккайдо, куда медленно, но уверенно, пробиралась весна, климат здесь действительно ощущался арктический: минус двадцать, не меньше. Одно хорошо: ветра не было, а снег падал сухой и мелкий, настойчиво стуча в лобовое стекло джипа, словно кто-то бросал в машину пригрошни песка.

Неразговорчивый шофер высадил адмирала и сопровождающих его ребят вместе с дорожными сумками на подъездах к базе, потратил пару минут на то, чтобы, пробуксовав в сугробе, развернуться, и уехал, мигнув напоследок фарами.

Солнце уже давно скрылось за горизонтом, но, как это часто бывает в заснеженные ночи, видимости это не сильно мешало. Из окон окруженной толстыми бетонными стенами базы лился гостеприимный желтый свет, а снег медленно выбеливал засыпанную песком дорожку, расчищенную, видимо, этим же утром. Над стальными воротами мигала зеленая лампочка включенной сигнализации, а вход к КПП с установленной рядом вызывной панелью был, как и следовало ожидать, наглухо закрыт. Конечно, гостей здесь никто не встречал - никто не имел возможности сообщить об их прибытии.

3

Хэккету на службе не часто представлялась возможность удалиться от Центральной Базы, что уж говорить о том, чтобы так далеко. Прошли те времена, когда Джеймс колесил из города в город, находя на свою голову и печень новые развлечения и проблемы. Новое назначение было воспринято адмиралом со всей строгостью, которой требовала ситуация, но в душе он не мог не радоваться случаю сменить обстановку, хоть на время.
Созерцая за окном белое марево, адмирал избавился от попыток разглядеть пейзаж и, покосившись на часы, вернулся к размышлениям о произошедшем на базе, куда они сейчас направлялись.
Стоило же шофёру, всю дорогу глядевшему в лобовое стекло как на стену с сохнущей краской, оставить пассажиров на обочине, как Хэккет мгновенно продрог, не смотря на утеплённую одежду. Отсутствие встречающих было ожидаемо, но робкий огонёк сигнализации, оповещавший гостеприимных (как надеялся адмирал) хозяев базы о прибытии кого-то, беззвучно мерцал над воротами.
- По крайней мере, теперь они знают, что мы тут, - произнёс адмирал, хрустнув затёкшими плечами, - Мы не знаем, что там произошло, так что будьте начеку. Увидите что-нибудь подозрительное - скажите, окей?
Адмирал был в хорошей форме и не страдал потерей внимания, но также и знал, какими чуткими и наблюдательными могут быть дети моря, чьей работой является самая безумная пляска по волнам со стрельбой по биомеханическим монстрам.
«Надеюсь, нам не придётся проверять наши боевые навыки», - подумал адмирал, окидывая взглядом стену базы и вздыхая.
Дорожка была вычищена и её не успело совсем замести, так что провалиться под многометровые сугробы не представлялось возможным. Не то, чтобы это вообще могло случиться здесь, но когда Хэккет вызывал в голове картину, рисуемую фразой «северная база, с которой мы потеряли связь», зрелище представлялось крайне постапокалиптическое. Иногда здорово, что фантазии остаются лишь фантазиями, и все плохие новости для путников будут заключены в том, что на базе сломалась кофеварка в дополнение к передатчику. Хотя вряд ли можно рассчитывать уехать отсюда сегодня, даже если адмиралу со своим отрядом удастся разрулить проблему в ближайший час. Говоря откровенно, Джеймс лучше поспит даже в палатке, чем проведёт ещё пяток часов в дороге.
Прошествовав к КПП, адмирал потёр руки друг об друга и, оглянувшись на канмусу, утопил кнопку вызова, изучающее уставившись на окуляр небольшой камеры, будто он мог увидеть, что происходит по ту сторону.
- Говорит Джеймс Хэккет, вице-адмирал ОВМС. – после короткой паузы, Хэккет добавил, - С вашей базой нет связи уже пару дней. Нас направили разобраться.
Джеймс даже представлять не хотел, в каком настроении будет охрана, которой в такую погоду и на ночь глядя нужно шастать по улице ради них.

Отредактировано James Hackett (2016-02-17 20:18:04)

4

Подобрав ноги и сжавшись комочком на не очень удобном сиденье, умудряясь ловко балансировать и не сваливаться при редких, но резких подскоках и заносах автомобиля, при которых инерция пыталась их размазать по внутренностям упорно прущей сквозь буран машины, Света, прижимаясь по ближе к печке, с трудом справляющейся с заковавшим сталь армейского джипа холодом, практически всю дорогу провела уткнувшись в телефон, коротая время за чтением очередного незамысловатого фэнтезийного романа, позволявшего немного отвлечься от навязчивых тревожных мыслей в связи с новым заданием. И лишь в перерывах между главами девочка, не вступая в разговоры и притворяясь пугливой немой мышкой, поглядывала на сидевших здесь же мальчиков, с которыми её отправили в самый дальний уголок её родины проверять, отчего у них там телефон барахлит.

Оба незнакомцы. Один линкор, другой эсминец. Один серьёзен, другой не очень. Одному восемнадцать, другой её ровесник, но у обоих за плечами тянулся солидный срок, а она вновь оказывалась по факту самой младшей. Не сказать, что это её сильно беспокоило, в чём-то даже удобно – никто ничего не ждёт от зелёной и не слишком опытно девочки. Нелёгкой же доли ответственности за чужие жизни она нахлебалась ещё в Австралии, и хватило ей этого на три жизни вперёд.

Поёжившись от всплывших неприятных воспоминаний, девочка  вздохнула  и заглянула в амбразурное окошко: снег, снег… снег. Куда хватало глаз - сплошная белёсая пелена, которая выглядела точно так же и час назад и четыре и… сколько они вообще плелись уже по тому, что тут вроде как имело гордое название дороги? Задрав рукав тёплой камуфляжной курки раскрашеной в тон окружающих снежных полей, Молотова глянула на часы на запястье. Охренеть просто. Тем, кто смог бы сделать ноги с чукотской исправительной колонии на своих одних лишь двоих, было не позавидовать. Не убьёт холод – сожрёт голод.

Внезапно поездка закончилась, им скомандовали вылазить и ожившие дети моря высыпались на мороз, от которого Света успела уже отвыкнуть в тёплой Японии, а потом и вовсе на жарких Бермудах и Маршалловых островов, где баунти было круглый год.
Водила даже не дожидаясь пока его пассажиры благополучно попадут за периметр базы, малодушно свалил, оставив адмирала и его подопечных на морозе предоставленных самим себе и полной неизвестности. Ну не свинство ли? А если их не пустят или за стенами враг или местные опальные канмусу которым уже особо-то терять не чего умудрились поднять мятеж и лишь флаг весёлого Роджера не успели над воротами повесить, ну или просто им оказалось влом вывешивать раскрашенные чёрные труселя в такой мороз? Бардак, раздрай и безответственность на всех фронтах и уровнях. Ещё удивляются от чего едва начался год, а ОВМС тихо сливается умудряясь на ровном месте нести начинающие зашкаливать для их малочисленного морского братства потери туго восполняемого личного  состава размазанного тонким, едва не просвечивающим слоем по всему миру.

Слава перевела взгляд с растворяющегося в снежном занавесе джипа на своего адмирала. Первое испытание её нового командира, и в груди теплилась осторожная и пуглива надежда. Быть может им повезло и он хорош, по настоящему хорош, и не только на словах, но и на деле. Сегодня им всем так не хватало простой веры в своих «отцов-командиров», которым бы можно было довериться, что это можно было бы записывать в разряд угроз наравне с самими глубинными.

- Хорошо*, - подойдя ближе, канмусу прижав объёмную сумку к груди, кивнула Хэккету, подтверждая свою готовность и замерла на отдалении, наблюдая за его действиями. Адмирал подойдя к воротам завозился с панелью вызова и известил камеру о их прибытии. Давно горевший зелёный фонарик сверху подсказывал, что там за воротами уже должно было начаться шевеление, едва машина появилась в поле видимости и внушал надежду что долго их у порога не продержат. Свет из окошка, тёплый, домашний вызывал соответствующие эмоции: уют, тепло, еда, безопасность, отдых.

Возможно она зря себя накручивала. Уже хотя бы два её предположения того, что они увидят на месте руины подобные тем, что она видела на ЦБ после бомбёжки, или военный городок-призрак, наподобие того злополучного исследовательского судна, не оправдались на первый взгляд. Угу... наивность. наверняка за внешним спокойствием скрывалась очередная пакость, и пойми ещё от кого её ждать больше - от глубинных или людей.

*по-русски говорит
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/YZoQq.png[/AVA]

5

Весенняя Чукотка встретила миниатюрный "экспедиционный корпус" со всем пылом "гостеприимства" - у старушки-зимы, судя по всему, как раз наметились проводы. Сопровождаемые, как водится, умеренным буйством и разгулом стихии. Впрочем... может, тут круглый год так? Вэнгарду, положа руку на сердце, ранее не доводилось забираться столь глубоко под сень северных широт и, соответственно, климатом подобных краев интересоваться нужды не было. Хотя кое-что о Чукотке слышал, но скорее в рамках программы общей истории и, впоследствии, археологии.
Действительно, здесь неоднократно проводились раскопки древних поселений - преимущественно, прибрежных, ибо, как можно было понять из обнаруженных артефактов, жили (предположительно) изначальные обитатели этих краев за счет китобойного промысла. Впору было,  сощурившись, сочувственно покачать головой - каково приходилось людям, покоряющим здешние воды на утлых суденышках? Причем отнюдь не поводу мирной торговли, а охоты, которая изначально развлечение небезопасное, ради. Наверное, следовало бы проникнуться духом древних мореплавателей, ощутив к ним приязнь и расположение - все-таки покорители волн, свои люди... В некотором роде.
Но увы, увы - линкор соврал бы, сказав, что испытывает хоть какой-то эмоциональный отклик. Единственным чувством, посетившим его по итогам размышлений, стало желание посетить раскопки. Археология проходила, правда, несколько по иному профилю, но отрасль соседствующая все-таки - так что интерес к ней следовало признать естественным. Однако возможности навестить Эквен, Уненен или Уэллен - наиболее примечательные места из списка местных исторических достопримечательностей - само собой, не было. Попросту потому, что полет вице-адмирала в компании трех "детей моря" на Чукотку являлся чисто служебным мероприятием. Причем, судя по предварительной оценке Фуриес - "красного" уровня тревоги. Что, в свою очередь, давало пищу для раздумий и настраивало на серьезный лад - хотя люди, знающие Вэнгарда, сказали бы, что его в целом крайне трудно застать в ином расположении духа. Даже гриф "первой миссии у-черта-на-рогах" не пошатнул безмерного, точно море, спокойствия "последнего дредноута".
Спутникам особого внимания Двадцать Третий уделять не стал, вполне доверяя профессиональным навыкам секретарского корабля: если она сформировала группу подобным образом - значит, так надо. На худой конец, можно сориентироваться и перестроиться по ходу дела, поскольку контингент ЦБ в принципе отличался солидным опытом и привычкой работать в составе мобильных, часто ротируемых групп.
Несколько часов пути линкор потратил с пользой - изучая записи в планшете, время от времени внося замечания и мелкие поправки; собранные материалы рано или поздно предстояло опубликовать. С чем, судя по итогам операции "Гильотина", затягивать не стоило, впрочем, излишне спешить тоже.
Покинув чуть тесноватые, но, по крайней мере, сколько-нибудь теплые недра армейского джипа, Том скупым, но отработанным комплексом движений размялся, после чего вскинул сумку на плечо, отряхнув её от налипшего снега. Мероприятие умеренно бесполезное - с неба сыпало мелкое стеклянное крошево нового, далекого, однако, от особой липучести - погодные условия не располагали.
На прозвучавшую реплику адмирала юноша не ответил - однако явно её слышал, поскольку возникшую перед глазами из снежного шквала базу подверг тщательнейшему осмотру, какой только был возможен в сложившихся обстоятельствах. Линкор даже не побрезговал присесть на одно колено, разглядывая постепенно заметаемую белоснежными крупинками дорожку; благо, в языке следов смыслил, благодаря охотничьему опыту.
"Чистили сегодня - мрачно подметил он - Что из этого следует? Присовокупив прочее увиденное, можно придти лишь к одному выводу - база функционирует в штатном порядке. Или, как минимум, функционировала до сегодняшнего утра. А вот связь пропала пару дней назад; срок длительный. Посланцев, разыскивающих какую-либо деталь на замену, также не появлялось, по крайней мере, мы об этом не осведомлены. А если местные связисты обладают квалификацией, хоть немного отличной от уровня цирковой мартышки..."
Странноватая картина вырисовывалась, право слово. Уж больно слабо стыковались некоторые детали - что повергало британца в тревогу, пусть конкретный источник оной выяснить пока и не представлялось возможным.
- Смахивает на ловушку. - сказал он негромко, покосившись серыми глазами направо-налево. - Только... бессмысленную довольно.
"Ну, или у меня приступ параноидального бреда. А если и впрямь ловушка, то на кого? Личности мало-мальски осведомленной должно быть известно, что при проблемах со связью сюда явится опергруппа из ЦБ, но...

6

Сидя между скрывшей за челкой глаза и уткнувшейся в телефон темноволосой девочкой слева и смотрящим в окно с каменным лицом парнем справа Югурэ испытывал двойственные ощущения. Теплое местечко - близко к обогревателю, человеческое тепло с обеих сторон - но сказать, что ему было комфортно, эсминец не мог. Что это за теснота?! Неужели адмирал, вооруженный знаниями о расположении ключевых баз и водительскими правами, не мог взять на себя сам роль шофера? Редкий шанс для командующего состава доказать свою полезность, а не просто стоять за чужими спинами и раздавать ЦУ.

Поёжившись от проникшего откуда-то порыва холодного воздуха, Хаято спрятал руки между коленями и в отсутствии других развлечений кинул украдкой взгляд влево. Опущенное лицо, подрагивающие ресницы, отблески люминесцентного света... видимо, глубоко погружена в свой интернет-серфинг, чтение или чем бы она там ни занималась. Весь вид дает понять, что не в настроении для разговоров и предпочитает всю поездку провести в этом состоянии, если только ситуация не вынудит ее к иному. В другой ситуации Югурэ всё равно бы попытался познакомиться, но в последние дни большинство кораблей было было либо на взводе, либо в депрессии, так что приходилось спешно обзаводиться чувством такта. И с учетом того, что операции присвоили красный уровень опасности, разумнее всего было выбрать более подходящий момент и не ворошить осиное гнездо.

Устроившись поудобнее на жестком сидении, эсминец окинул взглядом окно справа, в сгущающиеся сумерки за которым уставился Вэнгард. Принимать участие в боевых операциях вместе с ним Югурэ раньше не приходилось, но он, по крайней мере, знал имя. Серьезный, чертовски высокий и взрослый англичанин производил впечатление и привлекал к себе внимание даже среди разномастных детей моря. Интересно, о чем он думает - промелькнула мысль у эсминца, но дальше догадок дело не шло. В одном Хаято был почему-то уверен: линкор вряд ли трясется за свою жизнь. Не сказать, чтобы Югурэ сам боялся чего-то, но присутствие Вэнгарда определенно вселяло в него уверенность в успехе операции. В случае чего на него можно положиться.

Так или иначе, наблюдать на двумя погруженными в свои дела и мысли людьми было занятием, которое довольно быстро начало вселять в активного эсминца скуку, поэтому оставшуюся часть пути японец, пригревшись, продремал под умиротворяющий стук сухого снега в лобовое стекло, ненадолго просыпаясь только на особо коварных кочках. Возможность заглянуть в записи на планшете Вэнгарда, который тот достал незадолго после того, как Югурэ очутился в объятиях Морфея, он тоже благополучно пропустил. Когда джип, наконец, припарковался неподалеку от места назначения, эсминец буквально выкатился наружу, чуть не оказавшись лицом в снегу, запутавшись в каком-то ремне, и вытащил свои вещи, упакованные в дорожную сумку. С наслаждением потянувшись, он сделал пару растяжек, разминая затекшие от долгого сидения мышцы, и по просьбе адмирала постарался найти в открывшемся зрелище что-то подозрительное.
- По-моему, вполне обычная военная база, если я что-то понимаю в военных базах, а со связью за полярным кругом мог случиться миллион вещей. Скорей всего, самое худшее, что нам грозит, это поездка назад на мини купере, - криво усмехнувшись, Югурэ поёжился и спрятал руки поглубже в рукава теплой куртки, которая сейчас уже не чувствовалась достаточно теплой - Возможно, кто-то еще будет разжалован за несоблюдение приказов и ложную тревогу
Предположение Вэнгарда не было невозможным, но казалось маловероятным. Кому нужно устраивать им ловушку, оставляя включенную сигнализацию и свет в окошке? Больше похоже на паранойю. Впрочем, выяснить наверняка, что случилось, можно было только одним способом, к чему и, надо отдать ему должное, без лишних колебаний приступил адмирал Хеккет. А позаботиться о возможных неприятностях, если это всё-таки ловушка, было задачей флотилии - именно с этой целью военный захватил с собой Югурэ, Вэнгарда и девочку-крейсера.

Отредактировано Yugure (2016-02-24 00:36:08)

7

Спустя несколько секунд зеленая лампочка над входом сменила зеленый цвет на красный, и сиплый мужской голос деловито сообщил:

- Добрый вечер. Я открыл вам дверь, проходите, пожалуйста.

Дверь была тяжеленной и казалась монолитным куском льда, буквально дышащим холодом, пустила же она гостей в плохо отапливаемое пристроенное к ограде помещение со скучными серыми стенами, залитое светом одинокой лампочки без абажура, печально свисающей с потолка.

За столом на КПП сидел смурной, небритый минимум несколько дней и встрепанный светловолосый мужчина лет сорока, строгая темно-синяя форма с нашивкой эмблемы ОВМС на одном плече, и красной повызкой с надписью "ВАХТА" на другом выдавали в нем охранника, а круги под глазами - недосып. Из-за общего ощущения пустоты, в глаза бросались мелкие детали: остатки кофе на дне пластикового стаканчика, журнал с записями, тихо работающий компьютер модели, устаревшей лет десять назад: монитор отвернут от вошедших, скрывая дисплей, старая, клавиатура со стертыми клавишами, потрепанный коврик для мыши...

- Мы ждали, что кто-то придет. В курс дела вас введет командование. Предъявите документы, товарищ адмирал, - попросил охранник бесцветным голосом. После чего нажал кнопку вызова на панели рядом с собой, и проговорил уже туда, - Дежурный, прибудьте на КПП.

Он обвел прибывших внимательным взглядом, останавливаясь на каждом из детей флота, а затем указал на стену напротив. От пола до потолка ее занимали ряды металлических ячеек, в замках большинства из них торчали ключи с номерными бирками. Дальний край его стола примыкал к длинной стойке и проему металлодетектора, через который предстояло пройти, чтобы оказаться на базе.

- Прошу всех сдать металлические предметы и любые имеющиеся средства связи, ваши личные вещи будут храниться на КПП в личных ячейках до вашего отбытия, - скучным сиплым тоном сказал мужчина, - Табельное оружие вы можете оставить при себе, товарищ адмирал, если оно у вас имеется, но я прошу предъявить его для описи. Извиняюсь за предоставленные неудобства, но личному составу на территории базы не разрешено носить мобильные телефоны и устройства с доступом в Интернет.

В дверь, ведущую на территорию базы деликатно постучались, и стряхивая снег с армейских берц, на КПП зашла девочка в сером комбинезоне с нашивкой ОВМС и такой же красной повязкой, как и у охранника. Прибывшие дети флота могли сразу почувствовать в ней "свою". Дочь флота.

На вид девочке было лет шестнадцать, не больше - худенькая, но статная, она носила толстые очки в яркой лиловой оправе, резко контрастирующей со скучной серой тканью комбинезона, и ободок, придерживающий гладко расчесанные каштановые волосы чуть ниже плеч. Очки были не просто декорацией - диоптрии сразу бросались в глаза. Как и маленькая, но необычная деталь: шею девочки стягивал странный металлический ошейник с замочком и дисплеем, тускло горящим голубым светом.

- USS Cavalla, - деловито представилась девочка, выпрямившись по стойке "смирно" и отдав честь. Говорила она на английском с довольно заметным австралийским акцентом (что ясно могли определить Хэккет и Вангард), а охранника, войдя, смерила затравленным взглядом, тут же устремив глаза в пол.

[NIC]Cavalla[/NIC][AVA]http://s7.uploads.ru/7nuTE.jpg[/AVA][SGN]If they hurt you, they hurt me too[/SGN][STA]Black Swan[/STA]

8

Успеть замёрзнуть за то жалкое время, что они провели на морозе, было просто невозможно. И всё же, очутиться в отапливаемом, пусть и не слишком уютном помещении, было приятно.
Хотелось бы сказать, что вид охранника ничем примечательным не выделялся на фоне комнаты, но недосып сразу бросался в глаза, что и смутило адмирала.
«Ну и ну. Нельзя же так людей доводить», - нахмурился Хэккет, - «Дорожку почистить силы нашлись, а сменить засыпающего охранника – нет».
Адмирал вытащил из внутреннего кармана пальто сложенную бумагу со списком своих подопечных и положил её на стол, прихлопнув своим удостоверением, давая охраннику всё время, которое ему понадобится для заполнения журнала. Попытка заглянуть в него, чтобы узнать о последних посетителях базы, была успешна только для осознания одной вещи – читать перевёрнутые буквы при таком освещении Хэккет не умеет.
«Интересно, дежурный тоже будет как он? Скучающий, сонный… Хотя при таком-то климате и работе. Мда». Трудно было представить, чтобы люди оказывались здесь по своей воле: что простые военные, что канмусу.
Оказавшиеся за спиной у вошедшей группы ящички, не замеченные адмиралом сразу, теперь было предложено заполнить и им. Вполне справедливая мера, учитывая, что любой потерянный на территории базы предмет, будь то случайная утеря или специальная, может оказаться не в тех руках. Мало ли, что канмусу может сделать с заколкой. Или вилкой. Хотя кто потащит в такую даль вилку?

Выбрав ячейку в середине шкафа, адмирал достал из неё небольшой лоток и стал складывать в него содержимое своих карманов, которое, согласно правилам безопасности, было запрещено проносить. Таким образом, в ящик отправился и планшет, на котором Хэккет просматривал план базы, и телефон. Походный набор из столовых приборов, каким-то образом забытый адмиралом в кармане пальто, также пришлось оставить в ящике, вместе с кошельком и карманными часами, бережно обёрнутыми в носовой платок. Для описи на стол легли два пистолета с запасной обоймой для каждого, после чего адмирал сложил руки на груди, ожидая, когда дети моря закончат со своими пожитками.

Прибытие дежурного произошло куда быстрее, чем Джеймс ожидал. Сюрпризом стало и то, что им оказалась молоденькая девушка с весьма странным выбором аксессуаров, совсем не образующих единый стиль. Стоило девушке представиться, как всё встало на свои места, и адмирал мысленно хлопнул себя по лбу. Со спецификой ОВМС ты даже на КПП базы, расположенной на крайнем севере, рискуешь встретиться с детьми моря. 
- Джеймс Хэккет, - кивнул адмирал и усмехнулся, - А у вас тут уютно.
«Канмусу, значит… Этот ошейник не просто странный аксессуар, да? Отслеживающее устройство или нечто большее?» - холодно думал адмирал, водя взглядом по полоске металла, - «Не хватало ещё, чтобы они взрывались как в каком-нибудь триллере».
Хотя с канмусу, наверное, и нельзя было иначе. Если кто-то из детей моря был слишком опасен для личного состава, не говоря уже об отсутствии дисциплины, с ними надо было что-то делать. Разница в физической силе не давала надёжного решения проблемы в виде обычных тюрем или лагерей, не говоря уже и о том, как это может выглядеть для общественности. Заточённые в кандалы детишки, обливающиеся слезами, вмиг бы уничтожили имидж флота. Поэтому саму необходимость создания подобной базы вдалеке от цивилизации была вполне понятна адмиралу, как и наличие ошейников. Что, однако, не делало этот факт менее печальным.
«Интересно, за что она тут? Взглянуть бы на личное дело», - Джеймс вздохнул, - «Бедная девчонка».
Одного взгляда девушки хватило для того, чтобы Хэккет почувствовал себя на пороге детского дома, где ни у кого из детей нет друзей и рассчитывать им приходится на себя. Вот только если в детдоме есть хоть какая-то надежда выбраться и зажить другой жизнью, то тут… Вряд ли.
Тем более, если до канмусу, заключённых здесь, дошла информация о вполне конечном сроке их жизни. Надеяться теперь могло быть совершенно не на что, а, как известно, лишать последней надежды опасно.

9

Прислушиваясь к мальчикам и наблюдая краем глаза за действиями линкора, Света не без удовольствия отметила, что она не единственна тут, кто вырастил в себе маленького бдительного ворчуна-параноика, ревностно следящего за любой подозрительной мелочью, пытаясь угадать в ней потенциальную опасность для своей хозяйки. Слегка кивнув словам старшего, крейсер мысленно сделала пометку где-то на краюшке своей памяти: “Вэнгард, внимателен к мелочам и осторожен, критичен.”

Эсминец же вызвал у девочки усмешку, спрятавшуюся за натянутым по самые глаза длинным воротником тёплой водолазки, и отфутболился к категории напротив: “Терри” или “эсминец лёгкого поведения”. За этим предстоит приглядывать. Беспечен ли он, как француз, или просто скептик, до последнего не ждущий беды, пока она ему не съездит по зубам, вопрос открытый, хотя и не особо важный.

Пришедшая в движение массивная дверь заставила Молотову полностью переключить внимание со спутников на окружение. Мягкий свет одиноко маячившей в открывшемся помещении лампы, разгоняя темноту, лёг на снег, заставив его весело искриться. Адмирал, ничуть не колеблясь, смело шагнул в образовавшийся проём манящий теплом, и канмусу поспешила последовать за своим командиром, тихо радуясь про себя, что дежурные сориентировались быстро и им не пришлось мёрзнуть и обрастать слоем налипшего снега. Медленно превращаясь в снеговитят, пока там  разбирались бы: кто пришёл и можно ли впустить на режимный объект свалившуюся на ночь глядя четвёрку гостей.
Но и ничуть не меньше радовало пуганую последними событиями девочку, что никаких неприятностей по-прежнему не наблюдалось и из открывшегося проёма по ним, к примеру, не полоснули очередью, или не потянулись щупальца какой-нибудь твари, решившей сменить холодное море на не менее холодную землю.

Те щупальца, наверное, ещё долго ей будут сниться,  и чудиться,  притаившимися в тенях вместе с резким запахом тухлой рыбы.

Переступая порог, мимоходом Света оценила толщину брони-створки: толстой и массивной, словно готовой на грудь принять главный калибр линкора. При этой мысли, где-то на дне сознания протестующе, но осторожно шевельнулась чужая память, слегка ослабшая хватка девочки и её захлестнули причудливые ощущения: откат орудия от выстрела, тяжёлым молотом ударившим в многотонный корпус и раскаляющим закалённую сталь языки пламени, Слава буквально почувствовала как ей обожгло пальцы в перчаточках, а на губах остался фантомный призрак сгоревшей пороховой смеси. Эта мощь, оглушительно рявкнувшая, и  через секунды вспышки далёких взрывов, в которых испарялись казавшимися игрушечными коробочки машин и танков с чёрными крестами на броне… нет, не выдержала бы дверка такого.
И всё же, из всех тех немногих баз ОВМС, что она видела, лишь у двух был столь основательно укреплённый и внушающий своим видом уважение периметр: на Маршалловых и, собственно, здесь. И что показательно - обе они имели одну и туже специализацию.

Уже вытесняемые этими ассоциациями недавние мысли об уюте и тепле и прочем выветрились окончательно, едва они оказались в каменном мешке серых стен, в которые гармонично вписывался такой же серый на изморённое лицо охранник, даже голубенькая форма которого казалась бесцветной, сливаясь с бедной и невзрачной обстановкой помещения, отчего красная повязка на его руке смотрелась неуместно и нелепо, словно маленький кусочек картинки-раскраски, которую забросили едва прикоснувшись карандашом.

Растерянный взгляд девочки скользнул по железным ячейкам, с притулившимся рядом метало-детектором, простенькому столу со старой аппаратурой и лицу мужчины. Небритый и уставший, растрёпанный, явно перерабатывающий прописанные рабочие нормы. Было ли это следствием нехватки персонала или местные особенности службы так выматывали, когда время издевательски выдавало петлю, и час шёл будто три? При такой обстановке то и муха в петлю полезет, что уж говорить про людей с их хрупкой психикой. А может, собака зарыта как раз в том деле, в суть которого их должно было ввести командование.

Стянув с лица “маску” и скинув капюшон, Света послушно последовала примеру Хэккета, отсчитав себе восьмой ящичек, скинула сумку на пол, и стала в прятать между свёртков запасной одежды отцовские часы, фляжку, зажигалку и свой телефончик с треснувшим экранчиком и болтающимся брелком приобретённым в Австралии, при этом не выдержав и прежде чем запихать его, предварительно глянула наличие “сети” на экранчике, сотовой и интернета.

Стук в дверь, подчёркнуто осторожный и вежливый. Повернув на звук чужих шагов голову, Молотова обнаружила молодую девочку де-то её возраста наверное, чувства уверено подсказывали, что она “своя”. Кто бы впрочем сомневался. Взгляд задержался на бросившимся в глаза ошейнике, заставив крейсер невольно поёжится от проскочившего в голове неприятного ассоциативного рядя.

"Прямо как электрошоковые кнуты на собаках. Не удивлюсь, если принцип тот же: не слушаешься, провинилась – жмякает позёвывая вот такой вот вахтёр у себя на клаве кнопочку, разряд током, и ты уже пол собой подтираешь."

Затравленный взгляд девочки на охранника, тут же покорно упёршийся в пол, заставил Свету отвернуться, отпечатавшись в память и оставив в груди неприятный холодок инстинктивного страха, где-то рядом с тем что она видела в тропической тюрьме. Быстро застегнув сумку, крейсер запихала её в ячейку, захлопнула дверцу и забрав ключ, чуть поколебавшись, отошла к мальчишкам затисавшись между ними.

[AVA]http://s3.uploads.ru/t/YZoQq.png[/AVA]

Отредактировано Slava (2016-02-26 16:30:16)

10

Подозрения экс-флагмана флота метрополии как будто оказались беспочвенными - зеленая лампочка у входной двери мигнула и скучающий голос в динамике объявил, что визитеров ждали; дождавшись, пока массивная бронедверь, поскрипывая снегом и льдом, отворится, подневольные исследователи снежных полей Аляски поспешили внутрь. Вэнгард, к слову, не спешил менять озвученную точку зрения, даже если база пребывала в функционирующем режиме, кое-что, не стыкующееся с нормой, на ней по-прежнему оставалось. Отсутствие связи, тот самый фактор, что побудил представителей сводного отряда Центральной Базы прибыть в эти мрачноватые, почти забытые богом - и людьми - края. И, пускай при желании, не сходя с места, можно было измыслить десяток причин для подобного, начиная от козней абиссалов и заканчивая фортелями погоды, а также флотскими коррупционерами, смысла в этом не имелось ни на грамм.
Связи с базой не было двое суток? Не было. Вот это уже являлось не теоретизированием, а вполне реальным фактом, от которого и следовало исходить. По какой же причине... Именно это группе и предстояло узнать. Расслабиться же на задании, которому присвоен "предположительно красный" уровень тревоги, дредноут не смог бы при всем желании - он этого просто не умел. И другим не советовал - отдохнуть можно будет, вернувшись обратно на гостеприимные берега Хоккайдо. В конце концов, если подумать, жизнь контингента ЦБ отличалась от баз, подобных чукотской, в лучшую сторону, причем многократно; впрочем, опасностей хватало везде. В былые времена, если верить рассказам опытных капитанов, существовала даже такая графа в отчетности - "от неизбежных на море случайностей".
Визит непосредственно в "последний форпост человечества" на северных берегах подтвердил, что все не так просто, как кажется. Во всяком случае, вахтер определенно страдал от недосыпа - диагноз этот мог бы поставить даже самый неопытный физиогномист. И вот это было уже интересно.
База на Чукотке, как и некоторые другие, считается "штрафной", но... У них не хватает персонала? Если да, это странно, ибо направление действительно напряженное, одно из самых регулярных мест боев с глубинными. Тем более, вахта на входном посту - здесь-то, учитывая количество посетителей! - едва ли может считаться напряженной. Логичнее было бы предположить, что на ней мы увидим заспанного человека.
По крайней мере, исходя из знакомства Вангарда с прочими флотскими базами, выходило именно так. Устаревшей аппаратуре и общей атмосфере, предоставлявшей глазу, как минимум, сорок девять оттенков серого, удивляться как раз не следовало - учитывая местоположение базы, технические изыски сюда "доползали" с трудом. Разве что жизненно-важному да необходимому отдавали приоритет,  мелочам же вроде той, что процессор двухъядерный, не восьми, как нынче принято, а скорость жесткого диска на двадцать процентов ниже современной, особого внимания не уделялось.
Требования к визитерам были вполне стандартными, поэтому линкор, дождавшись адмиральской отмашки, открыл первую попавшуюся на глаза ячейку и с некоторым внутренним неудовольствием начал перекладывать туда вещи, попавшие под список табу. Ключи, фонарик, планшет, часы... Спутниковый телефон, который дредноут после посещения некоторых раскопок, находящихся в несусветной дали от цивилизации и вышек сотовой связи, предпочитал мобильному. Батарейки, неведомо как в кармане случившиеся - видимо, забытые при работе с фотоаппаратом несколько дней назад.
Избавившись от "контрабанды", двадцать третий присоединился к адмиралу. Ожидая прибытия дежурного, он повторно изучил окружающую обстановку - со всей внимательностью, невзирая на откровенную скуку зрелища - и даже успел задумчиво взглянуть на своих спутников, словно впервые их увидев. Собственно, возможности оценить "в деле" и не появлялось - девчушка, персонифицирующая русский крейсер с лаконичным названием "Слава", предпочитала отмалчиваться, да и в целом, судя по всему, не испытывала особого комфорта, а японцу, обладателю духа японского же эсминца "Югуре", юноша успел поставить минус в графе "бдительность". То есть, скорее всего, конечно, тот был прав, но лишь "скорее всего", почивать на лаврах рано, пока миссия не завершена.
Дежурным по базе оказался... вернее, оказалась девушка. Молодая, да кто из детей моря успевает постареть, собственно? А в принадлежности к канмусу сомневаться не приходилось - особенно после деловитого "приветствия". Волей-неволей многое узнавший о кораблях времен второй мировой, юноша рассеянно покопался в управляемом хаосе залов памяти.Кавалла, Кавалла... Не она ли подводный крейсер класса "Гато", пустивший на дно один из японских авианосцев? Как его там, что-то птичье... Шокаку, кажется.
Людям непривычным резко бросался в глаза железный обруч, каковым шея девушки была украшена. Нет, не в силу специфических наклонностей контингента базы - хотя, судя по испуганному взору, скользнувшему в сторону охранник, этот вариант тоже мог быть реальным на сколько-то процентов. А вообще, основная суть ошейника заключалась в...
Контроль биоритмов, мониторинг текущего местонахождения, плюс электрошок или заряд взрывчатки. Может, все сразу. Просто, элегантно и на диво отвратительно. Хотя и необходимо - типичное человеческое творение, проще говоря. Предоставляет людям власть над "кораблями", при иных обстоятельствах их превосходящими. А власть - штука, таящая в себе неприятные соблазны...
Мысль, сама по себе далекая от оптимизма. А если прибавить к ней вторую, гласящую, что не все, оказавшиеся на "штрафных" направлениях, реально провинились - становилось и вовсе невесело. Действительно, случались и психи, но часть угодивших на отдаленные базы, попали туда просто, оказавшись не в том месте и не в то время, как это случается в жизни. Удрученно покачав головой, линкор постарался абстрагироваться от рефлексий, не способствовавших выполнению миссии, для которой их сюда отправили и, едва заметно закатив глаза на замечание адмирала об уюте, подал голос сам. На чистом английском, лишенном акцента, столь заметного в речи дежурной:
- Последний сеанс связи состоялся двое суток назад. Тем не менее, обстановка не напоминает ЧП или иные "авральные" обстоятельства. Не угодно ли вам прокомментировать это, дежурный-по-базе?
Обезличенное обращение звучало, конечно, до жути формально, но свою функцию таки выполняло - помогало в абстрагировании.

11

Войдя в теплоту КПП базы, Югурэ быстро осознал, что "теплота" является понятием относительным. Неустойчивый к холоду эсминец успел продрогнуть до костей за пять минут, что они провели на морозе (если бы не разминка, то вообще окоченел бы), и теперь зябко поёживался, не испытывая того прекрасного чувства оттаивания, что обычно ощущаешь, попадая зимой в отапливаемое помещение. В невзрачной комнатке было тепло ровно настолько, чтобы не замерзать в куртке, но не более того.

Рассматривая дежурного и ожидая, пока адмирал уладит все формальности, японец дыханием согрел свои руки и безмолвно попросил Инари помочь им как можно быстрее разобраться с делами и уехать отсюда. В общем-то, просить надо было не ее, но в последнее время Хаято как-то незаметно стал считать ее ками на все случаи жизни. Сфера "житейского успеха" была достаточно широка, чтобы вписывать в нее практически всё, что угодно, кроме, может быть, боевых операций. А эта операция пока что выглядела исключительно мирно, подтверждая его предположения. База функционировала, не пострадала ни от чьей внезапной атаки и выглядела вполне живой.

Так или иначе, приказ адмирала предполагал исполнение вне зависимости от мнения подчиненных. Собрав растекающееся внимание в кулак, Югурэ еще раз внимательно осмотрел всё вокруг. Скользнув взглядом по стене с ячейками, потрепанному столу, старенькому компьютеру, одинокой лампочке и тяжелым дверям, он уставился на неприветливое лицо представителя местного персонала, пользуясь тем, что того мало волновали Дети Флота. Единственной необычной и слегка подозрительной деталью были синяки под глазами охранника, говорящие о нехватке сна. То есть либо командованию базы не хватает персонала, чтобы достаточно часто присылать замену небритому стражу на его круглосуточной вахте, что может косвенно свидетельствовать о каком-нибудь ЧП, либо это не значит вообще ничего. Мало ли, просто бессоница у человека, бывает. Если жилые помещения топят так же, то даже не особо удивительно. Сам он без какой-нибудь личной печки, теплого футона и кучи одеял точно бы заснуть тут не смог.

Больше ничего знаменательного, кроме пятнышка краски на лампочке, эсминец не увидел, и посему поспешил присоединиться к товарищам, выкладывающим в металлические ячейки металлические же предметы. Вытряхнув из своей сумки ключи, складной ножик, компас, часы и отцепив от ручки несколько металлических брелков, он аккуратно завернул всё в платок и оставил их в ячейке, аккуратно закрыв дверцу на ключ. Свой телефон японец благополучно оставил дома, поэтому беспокоиться на эту тему ему не пришлось. Закинув сумку обратно на плечо, он присоединился к адмиралу и остальным как раз вовремя, чтобы увидеть вошедшую девочку-дежурного. Югурэ ни разу не доводилось бывать в колонии для Детей Флота, поэтому он с осторожным любопытством окинул взглядом ее ошейник, и дождавшись, пока адмирал ответит, постарался сделать дружелюбный вид и тоже представился:
- Yugure
От чувствительного японца не укрылся взгляд, брошенный ей на охранника, и это заставило что-то шевельнуться в его груди, что-то большое и неприятное. Он ничего не знал об этой базе, но уже с уверенностью мог сказать, что ему здесь положительно не нравится, и не только из-за арктического климата.

Вэнгард, тем временем, перешел прямо к делу, с каменным лицом требуя от бедной девочки ответов в вежливо-витиеватой манере. Настолько витиеватой, что вопрос почти походил за издевку. Мол "не желаете ли прокомментировать, почему мы тащились на край мира сквозь моря и снега, чтобы увидеть, что у вас всё окей?". Она и так смотрит вокруг загнанным взглядом, а он... впрочем, Югурэ начал подозревать, что Вэнгард просто не умеет по-другому. Проблема только в том, что Кавалла об этом не знает. И просто стоять и смотреть на это эсминец не мог.
- Вэнгард просто интересуется, - вмешался он на английском с четко выраженным акцентом, встав между кораблями, уперев одну руку в бок и взглянув в глаза канмусу - Я так понимаю, ты просто наш эскорт, так что не обязана ничего объяснять, но было бы отлично, если бы ты могла ввести нас в курс дела в двух словах - Находясь в центре внимания, Югурэ держался спокойно, уверенно и дружелюбно, как всегда. Общительность и любопытство имеют свои преимущества.

Отредактировано Yugure (2016-03-02 09:00:23)

12

Кавалла в ответ как-то съежилась, словно Вангард не просто задал ей вопрос, а, как минимум, пригрозил побоями. Она зажмурилась на секунду и отступила на шаг назад, как привыкший к побоям щенок, к которому протянули руку. Взгляд из-под толстых стекол очков лишь на мгновение поднялся на линкора и тут же метнулся вниз, на носки грубых армейских берцев, слегка облепленных снегом.

- М-мне зап...рещено говорить с посетителями. П-простите, - с тихой робостью, едва слышно, ответила девочка, по-птичьи втянув голову в плечи опустив взгляд так низко, что волосы почти полностью завесили лицо, - Я п-проведу вас к командованию, он от...ветит на ваши вопросы.

Тем временем, охранник принял на опись табельное оружие адмирала, проводил взглядом каждого из посетителей, проходящих через металлодетектор, протестующе запищавший, когда через него, пропустив вперед ребят.

- Что-то забыли? - сухо спросил охранник.

Хэккет нахмурил лоб, словно мог и вправду что-то забыть. В этот раз он точно не брал скрытого оружия, да и ножен с метательными ножами на щиколотках не было... А затем, просветлев лицом, адмирал оттянул правый рукав и, слабо усмехнувшись, демонстративно пощёлкал рукой. Механическая природа щелчков не оставляла никаких сомнений для наблюдателя, что рука была искусственной.
- Издержки службы.

- Понятно. Проходите.

Вернув адмиралу оба пистолета, мужчина почесал щетину и кивнул Кавалле, вернувшись к созерцанию монитора, которым, очевидно, был занят и до прихода гостей. Девочка с явной опаской в глазах посмотрела на лежащее на столе оружие, потом на адмирала, и, внезапно вздрогнув, положила руку на дверь, ведущую на базу.

- Идемте.

***

Она пошла первой, оглянувшись пару раз, но выражение ее лица скрадывалось полумраком и стеклами очков, отразившими свет из окна КПП: единственное окошко этой пристройки, где остался охранник вело во двор. Оказавшись на холоде канмусу-проводник обняла себя руками: видимо, в своем комбинезоне она мерзла, пусть холод и не нес такой угрозы жизни детям флота, как людям. Ее шаги были почти бесшумны, несмотря на то, что шла она по уже порядком присыпанной снегом дорожке: наверняка, недаром говорят, что подлодки и в человеческом теле умудряются быть максимально скрытными и незаметными в любой ситуации.

Корпус, к которому вела посетителей дежурная, нес, очевидно, административную функцию: мимо самого большого - общежития - она решительно прошла мимо. На первом этаже общежития свет горел сразу в нескольких окнах: Вангард, идущий ближе всего к ним, мог заметить в крайнем от входа окне силуэт, несомненно женский, и девушка эта, одетая в белый халат медицинского работника, приветливо помахав ему рукой, прижалась к стеклу обеими ладонями, разглядывая идущих мимо гостей.

Кавалла поднялась по расчищенным от снега ступенькам, снова протоптавшись на месте, чтобы стряхнуть с берц снег, открыла дверь, такую же тяжелую и массивную как и та, что вела на КПП, и, придерживая ее, застыла у входа, точно дворецкий. Изнутри дохнуло теплом, и на крыльцо из проема вылился поток электрического света, намного ярче, чем в пристройке-КПП. Там, внутри, виднелся до стерильности чистый напольный кафель все того же скучного, серого цвета, отделанные деревянными панелями - практичности, но не декоративной функции ради - стены, и длинная стойка, за которой, очевидно, и сидел, обычно, дежурный. Помещение было достаточно большое, и практически пустое - если не считать стойки, лестницы, ведущей куда-то наверх, да нескольких обитых темно-красной тканью скамей, приставленных к стенам. Из-за приоткрытой двери рядом со стойкой лились едва слышимые звуки радио - Света могла сразу же узнать "Ретро-FM" как раз сделавший перерыв на рекламу.

[NIC]Cavalla[/NIC][AVA]http://s7.uploads.ru/7nuTE.jpg[/AVA][SGN]If they hurt you, they hurt me too[/SGN][STA]Black Swan[/STA]

13

Смерив Югуре и Вэнгарда строгими взглядами, адмирал качнул головой.
- Давайте не будем надоедать девушке с расспросами. Мы скоро и так всё узнаем.
Хэккет забрал оружие и разместил пистолеты там, где они и должны быть - в кобурах. Запахивая китель, адмирал машинально отрегулировал ремешки на подходящую для удобного и быстрого извлечения пистолета высоту. Ещё будучи в армии, адмирал внимательно изучил устройство снаряжения и трепетно относился к эффективности собственного обмундирования, не желая тратить ни одного лишнего мгновения, если ситуация потребует применения силы. К сожалению, полностью отдаться эффективности было невозможно: вид адмирала, расхаживающего в разгрузке с ножом на груди был бы слишком комичным и тревожащим в моменты, совершенно для этого не располагающими. Например, сейчас.
От Джеймса не ускользнул опасливый взгляд Каваллы, которым она наградила как и его оружие, так и самого владельца.
"Может, не стоило брать? Хотя почему нет, вводная была довольно тревожной, да и далековато мы от тех, кто мог бы нам помочь... А, ладно. Что сделано, то сделано", - Хэккет скользнул взглядом по зябко сгорбившейся канмусу перед ним, идущей поразительно тихо по снегу, и разочарованно цыкнул, - "Они и так тут все на иголках должны быть, не беря в расчёт отсутствие связи".

Выйдя на улицу за пределы КПП, Джеймс чуть отстал от Каваллы и, стараясь звучать чётко сквозь заполненный клубящимся снегом воздух, негромко произнёс: - Не думаю, что Каваллу похвалят за разговоры с нами. Не задавайте вопросов, ответы на которые могут ей навредить.
Как думаете, трудно ли засунуть в ошейник микрофон?
Ледяной ветер, казалось, пробирался сквозь швы одежды, норовя украсть то немного тепло, что сумели накопить путники под одеждой за время прибывания на КПП, словно призывая вернуться обратно. Отринув подобный малодушный порыв, Хэккет зашагал следом за сопровождающей, мысленно проклиная погоду. Прожив почти всю свою жизнь в местах с климатом мягким и тёплым, адмирал не мог ума приложить, как люди могут вообще существовать при таких температурах каждый день.
Видимо, обладательница австралийского говора и, по совместительству, их сопровождающая Кавалла, тоже не переносила холод, отчаянно вцепившись в собственные же предплечья, скрываемые тонким слоем ткани комбинезона и чего-нибудь ещё, о чём адмирал не знал и не горел желанием узнавать. Оставался вопрос, почему Кавалла выскочила в таком виде на улицу, но, видимо, всему виной спешка. Пока же, зрелище замерзающей девушки, не оставляло большого простора для действий. Заткнув в карман штанов содержимое внутренних же карманов пальто, Хэккет чуть ускорил темп, на ходу снимая верхнюю одежду. За что бы канмусу тут не находилась, давать ей замерзать у себя на глазах адмирал не собирался.
- Держи. - произнёс Джеймс, на ходу снимая пальто и пытаясь накинуть его на плечи ёжащейся подлодки.
Кавалла в ответ отпрянула, отчего пальто упало на снег. Она тут же подняла его и протянула назад, отрицательно замотав головой. Среди возникшей неловкой тишины, адмирал медленно, со вздохом, забрал пальто. Попытки переубедить канмусу, судя по тому, как отпрянула девушка, были бы совершенно бесполезны, так что Хэккет, отряхнув пальто от снега, натянул его обратно на плечи, недолго провозившись с правым рукавом. Здания, что можно было различить в ночном скудном освещении, были похожи одно на другое: какие-то приземистые, другие - поражающие своими габаритами. Дорожка, стремительно заметаемая снегом, вела как раз к одному из первых, судя по расположению, являющемуся административным корпусом. Едва слышимые, торопливые шаги канмусу вряд ли претендовали на полную беззвучность, но Хэккет, как ни старался, не сумел достичь такого же уровня, постоянно скрипя подошвами по свежему снегу.
"Если вдруг понадобится отряд для скрытного проникновения, надо будет набирать подлодок", - сделал мысленную пометку Хэккет. Не то, чтобы в его полномочия входили подобные операции, но что-то подсказывало адмиралу: настанет время и от командования в уютном штабе придётся перейти к полевым работам и CQC. Вопрос, с кем?..

Тяжёлая бронированная дверь - практически точная копия той, что отделяла КПП от километров заснеженной пустыни - отворилась с лёгкостью, присущей дверям торгового центра. Хорошо смазанные петли не издали ни звука, а Кавалла, с нечитаемым выражением на лице, так и осталась стоять рядом, давая дорогу сопровождаемым.
Прождав не больше секунды и осознав, что девушка, не смотря на холод, собирается пропускать их вперёд, адмирал последовал её примеру и стряхнув с туфель снег, зашёл внутрь. Еле освещённый пост охранника был, практически, точной копией этого холла, если обращать внимание на дух закрытого военного объёкта. Однако, были и существенные различия: чистота, присущая скорее частным школам и медицинским центрам со скрупулёзными уборщицами, да свет, безжалостно проникающий сквозь полуприкрытые веки. Что в дороге, что после, адмиралу не приходилось разглядывать яркие поверхности - даже планшет был в режиме энергосбережения и не сильно отличался интенсивностью свечения экрана от окружающего пространства, так что, преодолевая резь в глазах, Хэккет отошёл от входа и принялся стягивать пальто, попутно отряхивая его от лишней влаги и не растаявшего снега. Холл, не смотря на наличие деревянных элементов оформления, был на редкость неуютным, вселяя почти непреодолимое желание находиться где-нибудь в другом месте. Казалось, даже лавки были сделаны не для уюта или удобства, а просто чтобы соответствовать неким стандартам интерьера баз ОВМС. Что ни говори, а с ролью секретной тюрьмы дизайнеры справились на отлично.
"И каково же тут сидеть, выжидая посетителей?" - размышлял Хэккет, отойдя в сторону. Пальто, несколько вымокшее под растаявшим снегом, адмирал сложил и перекинул через руку. - "Держу пари, за кроссворды тут руки готовы отрывать".
Джеймс взглянул на канмусу, прошедших внутрь, и не сумел сдержать вздоха. Было очевидно, что ошейник Каваллы приметили все а, судя по взглядам, которыми ребята изучали окружающее пространство, нетрудно было догадаться, о чём они думают.
"Оставаться здесь дольше, чем необходимо, мы точно не будем", - словно отвечая на беззвучный вопрос, подумал Джеймс, с печальной усмешкой смотря, как Югуре пытается свернуться внутрь себя, чтобы хоть немного согреться. Видимо, не только Кавалле тяжело давался этот климат. - Здесь точно не тропический курорт, да? И стойка на тики-бар не похожа.
Издав короткий смешок, таким образом показывая, что шутка окончена, Джеймс перевёл взгляд на дежурную.
- Спасибо, что провела нас, Кавалла. Надеюсь, мы не слишком поздно прибыли. Командир базы наверху?

14

Вновь накинув капюшон на голову, и спрятав ладошки в карманы с запиханными в них снятыми ранее перчатками, Света шагнула следом за мальчиками в чукотскую и, наверное теперь, долгу полярную ночь. Морозец сразу же, как голодный зверь, соскучившейся по тёплой и свежей крови, припал к ней, лаская ледяными порывами ветра на этот раз ничем не прикрытые щёчки девочки, оставляя на них отпечаток, в виде начинавшего проявляется румянца. На улице ничего не успело измениться - всё так же до дрожи холодно, и всё так же валил зернистый снег, накрывая тонущий в темноте горизонт в белый саван и как плохой барабанщик, стучал невпопад по одежде, отскакивая и засыпая дорожку, что бы похрустеть под их тяжёлыми сапогами. Ну, или туфлями, как в случае их адмирала.

«Надеюсь, они тёплые, а то если придётся много шастать по холоду - без ног останется», - отстранено думала крейсер, наблюдая за тем как гладкие туфельки командира стали замедлять шаг, отставая от пары берц провожающей их канмусу и понемногу ровняясь с ней и ребятами. Как оказалось, что бы дать им распоряжение не трепаться с местными лишний раз и не совать свой нос без спросу, ради этих самих же местных, разумеется. После произошедшего, парой минут ранее, видимо Хэккет решил немного подстраховаться, пока не станет хоть немного понятно, что за чертовщина тут происходит.

Света, слушая адмирала, перевела взгляд на идущую впереди крадущейся походкой Каваллу и хмуро кивнула ему в ответ. Поведение подлодки вызывало жалость и сочувствие к ней – этакая девочка забитая настолько, что шугалась от всего и вся и не смела даже взгляда поднять от пола. Смотря на неё, чисто по человечески, можно было понять Джеймса, не желающего ей ненароком ещё больше осложнить и без того не сладкую “жизнь” в этой бесцветной шарашке сколоченной в лучших традициях старого, может правда и совсем не доброго Союза. 

«Лишь бы не забывал, что эти “котята” могут прятать острые коготки в своих пушистых и мягких лапках», - хмурилась девочка. Может она и зря так на счёт австралийки, но её мыслям не давала покоя простенькая иконочка, засветившаяся минут пять назад на экранчике телефона, пред тем, как она, отключив его, вместе с другими вещами оставила в железном ящике на КПП. Иконочка и спокойно прошедший звонок, который она тут же сбросила. Изъятие устройств связи оказалось не просто формальностью и желанием перестраховаться - связь была и работала, причём самая простая и тривиальная: сотовая. Что мешало ей воспользоваться и дать весточку с описанием возникших трудностей на ЦБ или при дрянном качестве связи - армейцам, что довели бы её до ЦБ даже в худшем случаи всего за пару часов, было совсем не понятно. А от того и тревожное чувство, что им, как последним идиотам морочили голову.

Думать об этом было неприятно, и Света, досмотрев безрезультатную попытку адмирала по-джентльменски протянуть мёрзнувшей молодой даме своё пальто, фыркнув в высокий воротник куртки и поправив чёлку, постаралась переключить внимание на самую первую просьбу Хэккета – смотреть в оба. Хотя смотреть было ровным счётом не на что: снег, кольцо стен, терявшееся в буране, и серые не выразительные коробочки зданий, отличающиеся в основном размерами. Их вели к тому, что выполнял, видимо, функцию местного штаба.

Привыкшие к вспышкам взрывов и выстрелов глаза канмусу быстро и легко подстроились под яркое освещение, встретившее гостей холла. Но за основательной входной дверью, прятался всё тот же какой-то машинный минимализм наводящий на мысль о том, что у людей занимавшийся планировкой и обстановкой местных помещений, эмоциональный диапазон был не шире чем у зубной щётки. Девочка тоскливым взглядом обвела приятно тёплое, но пустое, просто пустое помещение, выдраенное чьим-то руками до не здорового блеска. От чего как-то само собой ей припомнилась подмеченная и рефлекторно перенятая самой Славой привычка Каваллы старательно отряхивать снег с ботинок, прежде чем заходить с улицы.
Знакомые нотки донёсшиеся до её слуха, отвлекли девочку от разглядывания скамеек – единственного за что зацепился взгляд, и привлекли внимание канмусу, озадаченно посмотревшей в сторону приоткрытой двери, ведущей в какую-то коморку, откуда доносились бойкие голоса.

- Радио…* - прислушавшись, Света с удивлением для себя опознала знакомую волну и сделала невольно шажок в сторону двери, вслушиваясь в какую-то дурацкую рекламу очередной мази от всех бед. – Надо же…

Кажется, она целую вечность его не слышала. Такая мелочь, на которую никогда не обращала прежде, до ОВМС, внимания, а порой и вовсе раздражалась, когда в какой-нибудь маршрутке, на весь салон орала какая-нибудь глупая попса, или ведущие в очередной раз валяли дурака заполняя эфир бессмысленным балабольством. Хотя “Ретро” ещё можно было слушать местами, у неё даже была парочка не затейливых песен, которые ей нравились и повторялись периодически в определённые дни в определённое время, словно какая-то негласная традиция.

Молотова тяжело вздохнула. Соскучилась она по дому. Видно было это и сейчас и тогда, когда они выезжали из аэропорта, когда девочка, прижавшись к стеклу наблюдала проплывающий краюшек чужого города, который они миновали по пути к базе.

*говорит по-русски
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/YZoQq.png[/AVA]

Отредактировано Slava (2016-03-06 15:36:34)

15

Строгий взгляд адмирала дредноут пропустил мимо себя с впечатляющим равнодушием – на это добро дома насмотрелся. В свое время, лет, чай, этак в десять еще. Кроме прочего, он бы не пошел на подобный демарш, не будучи полностью уверенным в своей правоте, а это ощущение расплывчатый ответ подлодки с австрийским акцентом не поколебал никоим образом.
Запрещено? Кем? Начальством базы? А на приказ в письменной форме взглянуть можно? – линкор глядел на Каваллу пристально, словно оценивая, насколько вообще стоит ей верить – Хотя о чем это я, у нас же тут край цивилизации, какие там письменные приказы, самоуправство в чистом виде поди. А еще дежурный, не способный довести не простым посетителям, а инспекционной группе оперативную обстановку – не более, чем жалкое позорище. Или вообще намеренный саботаж. Если функционал этого так называемого «дежурного» сводится к тому, чтобы бродить по базе, как тень и раз в полгода провожать посетителей в требуемый корпус, то его смело можно было заменить коридорным. Или девочкой в форме горничной – хотя на последнее местные обитатели, вероятно, охотно пошли бы, да климат не позволяет.
У линкора не было желания осложнять жизнь забитому «товарищу по оружию», однако следовало помнить, с какой целью группа сюда вообще прибыла.  И все вышеприведенные соображения Вангард бы мог Хэккету привести, да вот только подобные азбучные истины адмирал и сам должен был разуметь. Ну а если нет… Оставалось, вероятно, пожалеть, что квартет вообще прибыл сюда. Бывший флагман флота метрополии совсем уж было собирался, презрительно фыркнув, отвернуться, но здравый смысл удержал его от этого шага.
-«Предположительно красный»*, адмирал. У меня нет желания вмешивать в это дело личные эмоции. – только и проронил линкор, дождавшись, пока Кавалла отвернется, направившись к выходу из КПП. – А еще местная система внутренней связи, по-видимому, функционирует превосходно. – добавил он уже вовсе тихо, скорее себе под нос, точно выпустив-таки кусочек раздумий наружу; слова адресовались исключительно спутникам.
Оказавшись снаружи, Вангард с постным выражением лица поправил шарф и опустил руки в карманы, однако шапку надевать не стал – переход короткий, ничего страшного. Дежурная, вон, вообще не стала ничего добавлять к наряду, в котором появилась… Правда, и комфорта от пребывания в окружающей среде, очевидно, не испытывала. Холод, и то сказать, был выдающийся, всерьез превосходящий виденные аналоги в виде британской и японской зим, но линкор неплохо переносил подобную погоду – и вообще, предпочел бы её жаре. Зрелище, представшее взору, особенно не впечатляло – хотя спартанцы, узрев пейзаж чукотской базы, пришли бы в полнейший восторг и, вероятно, выписали бы архитектору гражданство в своем полисе. Впрочем, справедливо… Военная база, да еще на крайнем севере – не место для изысков. Но взор линкора, скользящий по кружащему в воздухе снегу и приземистым строениям, оставался столь же сконцентрированным, сколь и в момент прибытия, улавливая и фиксируя любые попавшиеся детали. Прошелся он и по женскому силуэту в окне, видимо, жаждущему развлечений, за которые в северных краях вполне можно было считать появление новых лиц. Сухо кивнув в ответ на приветственный взмах руки, дредноут автоматически зафиксировал тот факт, что база, на которой медицинский работник может позволить себе красоваться в коридоре, праздно изучая прибывших, едва ли претендует на звание «находящейся в аварийной ситуации», следовательно, функционирует нормально, как уже отмечалось ранее.
- Если окажется, что тревога была «холостой», здешнему начальству едва ли будет дело до чьей-либо еще головы, кроме собственной – тихо сказал двадцать третий, выслушав реплику адмирала.
Особенно учитывая, что это Чукотка и, чтобы попасть сюда, офицер уже должен был порядочно проштрафиться, а дальше ссылать, по большей части, некуда уже.
Оказавшись внутри очередного строения, линкор оглядел внутреннюю обстановку, способную вызвать у людей, более эмоциональных, зевотные позывы, но ничего особенно подозрительного не заметил. До тех пор, пока…
Радио.
Слово это, как и несколько последующих, Слава произнесла по-русски, но некоторые термины звучат одинаково сразу в ряде языков.
- Радио? Вот, значит, как… – нехорошая усмешка перекосила губы Вангарда; линкор сказал эту фразу очень тихо, буквально шепотом, чтобы слышали только свои, но добавил в голос несвойственных ему эмоций, заставляя группу вдуматься в значение первого слова. А также в позабытый, но все еще актуальный термин «радиосвязь».

* имеется в виду заявленный уровень тревоги.

Отредактировано Vanguard (2016-03-08 13:57:42)

16

Попытка сгладить шероховатости в подходе Вэнгарда обернулась, к сожалению, полным провалом. Конечно, Югурэ и сам хотел услышать от девочки подробности произошедшего - и не из праздного любопытства, а потому что это напрямую относилось к их миссии - но чисто по-человечески не испытывал никакого желания давить на нее ради их немедленного получения. Поэтому с решением адмирала эсминец был целиком и полностью согласен. Узнать сейчас неполную информацию или подождать 5 минут и выяснить всё из первых рук командования базы - не такой уж и сложный выбор, если взять своё нетерпение в узду и задуматься на секунду.

Боком проскользнув мимо бдительно (?) проводившего их взглядом охранника, Югурэ окунулся обратно в мягкий полумрак полярной ночи. На территории базы было не теплее, чем вне ее, поэтому парень тут же спрятал руки обратно в рукава и зябко поёжился. Тело, успевшее немного согреться на КПП, протестовало против жестокого обращения с собой, хотя на самом деле эсминец мог переносить низкие температуры значительно лучше обычных людей. Небольшой парадокс несоответствия сенсорных ощущений фактическим возможностям... небольшой, но малоприятный. На счастье Югурэ, тюремное учреждение не выглядело очень большим, и от желанной возможности отогреться их мини-экспедицию отделяло максимум несколько небольших переходов.

Встряхнувшись, Хаято зашагал вместе с остальными вслед за Каваллой, неосознанно пытаясь ступать так же мягко, как и их немногословный проводник. Надо сказать, что получалось у легконогого эсминца неплохо (намного лучше, чем у вовсю скрипящего снегом адмирала), но сравниться с подлодкой в скрытности он всё же не мог. Совершенно неожиданно Хаято пришла в голову мысль о том, что неплохо было бы поиграть с ней в снежки. В Японии снег бывал нечасто, и сразиться с кем-то в этой простой игре возможности не выпадало практически никогда. Интересно, какую службу сослужили бы им их навыки в этом развлечении, чем-то напоминающем симуляцию обычного боя с комками снега вместо торпед? Особых иллюзий на эту тему японец, впрочем, не питал - наверняка откажется под каким-нибудь предлогом, даже если выпадет возможность предложить. Разве что возможность будет уж очень хорошая - тогда стоит попытаться. Еще можно предложить Вэнгарду или девочке-крейсеру, но один слишком деревянный и чопорный, а вторая молчаливая и, наверное, застенчивая. Впрочем, слишком далеко заглядывать вперед точно не стоило - пока что они были на задании. И было холодно.

Новости о том, что связь здесь всё-таки имелась, не вызвала у Югурэ особого удивления - что на базе не произошло никакого ЧП, они и так видели. При подобных обстоятельствах даже если бы что-то сломалось, всегда можно было бы послать кого-то в город и дать об этом знать. Если этого по каким-то причинам не сделали, то связь отсутствовала с высокой вероятностью не в связи с техническими неполадками. Что могло оправдать подобную ложную тревогу - это уже совершенно другой вопрос, ответить на который предстоит местному командованию. Что толку строить догадки и развивать в себе паранойю (чем, по всей видимости, был занят Вэнгард, отпускающий язвительные комментарии, наклеив на лицо кривую "I-knew-it" усмешку, и бросающий вокруг подозрительные взгляды)? Если есть какая-то проблема, требующая их вмешательства, то всяко лучше встретить людей, которые введут тебя в курс дела, чем опустевшую/атакованную базу, где пришлось бы всё выяснять самим. А если нет, то можно просто поехать домой... само собой, после хорошего ужина и ночи в теплой постели. Как ни крути, они в выигрыше.

С этими оптимистичными мыслями эсминец шагнул внутрь помещения, к которому привела их Кавалла, и принялся осматриваться. Отметив, что девочка-крейсер, похоже, была русской, как и его недавняя знакомая, и не найдя внутри ничего подозрительного, он повернулся к адмиралу, ожидая указаний. Дождавшись, пока тот закончит свой обмен с Каваллой, эсминец уточнил:
- Нам сопровождать вас внутрь или подождать здесь?

Отредактировано Yugure (2016-03-18 03:05:27)

17

Как только последний гость зашел в помещение, Кавалла взялась за дверь... и одним мощным движением захлопнула ее, оставшись снаружи. Из всех четверых посетителей только Югуре успел хоть как-то среагировать: обернувшись, он мог увидеть, как робкое и забитое выражение лица "дежурной" криво изрезала ухмылка.

А затем на звук мигом показались они. Четверо выпрыгнули из-под стойки, трое - толкнули дверь, отчего веселые звуки очередной русской рекламы идущих в кинотеатрах фильмов стали громче и яснее, еще трое сбежали с лестницы, и каждый из них держал наизготовку оружие. Разнообразное, но, в подавляющем большинстве, огнестрельное: исключение оставляли тазер, два пистолета с транквилизаторами да чудовищный на вид подлодочий нож у маленькой белокурой девочки, мертвым, немигающим взглядом смотревшей на Славу с лестницы безо всякого выражения на лице.

- Руки за голову! - скомандовал рослый белокурый парень лет восемнадцати в уже знакомом гостям сером комбинезоне. Он был обрит почти наголо, и говорил с очень сильным немецким акцентом - характерный командный "лай", резкий, кричащий, - Попробуете выкинуть что-нибудь, у нас приказ стрелять на поражение! Обе пушки - на пол! - это уже Хеккету, и ствол автоматической винтовки в руках парня "дружелюбно" уставился прямо в лицо адмирала.

Сомнений не было: это все заключенные базы. В основном, подростки - самой маленькой здесь была скользнувшая из-за двери низенькая азиатка лет тринадцати с пепельно-стальными волосами, сжимающая в руках ручную орудийную башенку эсминца, от которой за ее спину тянулся провод. Ее взгляд, горящий и полный желания пустить башенку в ход, был направен на адмирала.
Оставив за стойкой троих товарищей - высокую девушку с обрезом и розовыми прядями в коротких белокурых волосах, смуглого парня с "Кольтом", да брюнетку лет пятнадцати с тазером, блондин с перемахнул через стойку и вскинул винтовку на плечо, - Касуми, ошейники.

- Можно я выстрелю? - шумно выдохнула девочка с башенкой в ответ, медленно идя вперед, - Разочек, по ногам? Пожалуйста?

- Нет, - отрезал парень жестко, - Ошейники.

Касуми в ответ скривилась так, будто ей в рот попало что-то горькое, и, сняв заплечную сумку, бросила ее на пол перед "гостями".

- Ты! - парень кивнул на Славу, очевидно, посчитав ее более подходящей для этой задачи, - Достань ошейники и одень на остальных. Если не застегнешь как следует... я узнаю.

18

Резкий хлопок двери, будто гонг, ознаменовал конец покоя в холле. Десяток канмусу, словно ожидавших этого момента, выскочили встретить группу спасателей, к сожалению, с не самыми хорошими намерениями. Трудно сказать, что свидетельствовало об этом сильнее: количество огнестрельного оружия, нацеленного, преимущественно, на Хэккета, или взгляды детей, желающих растерзать его без промедления. Находясь дальше всех от входа, адмирал не имел возможности разглядеть со своей позиции лица своих сопровождающих, но был уверен, что и они кинули пару косых взглядов на него.

- Сопровождайте, Югуре. - с горьким сарказмом произнёс адмирал, медленно поднимая руки на уровень чуть выше головы, - Сопровождайте.

«Вот влипли. И куда только смотрит разведка?..» - с досадой подумал адмирал, изучая арсенал направленного на них оружия. Ситуация складывалась прескверная, что и говорить. С таким численным и оружейным перевесом нельзя было даже помыслить о том, чтобы выкинуть какой-то финт. Как услужливо пояснил парень, страдающий ужасным акцентом, у них был приказ убить их, стоит учинить что-нибудь этакое. Потому, Хэккет сразу выкинул из головы все идеи, касающиеся незаметного взвода пистолетов и броска их на пол так, чтобы они подстрелили кого-то. Можно подумать, у него это получилось бы, ха.

Повинуясь приказу и, стараясь не делать резких движений, адмирал раздвинул края пальто и вытащил из притаившихся в тени кобур два пистолета, держа их пальцами за спусковые скобы, от чего те несколько комично покачивались. Не сводя взгляда с блондина - владельца автоматической винтовки, представлявшей наибольшую опасность, Хэккет, с лёгким клацающим звуком, оставил оба пистолета на полу.
«Кто же вами командует в таком случае, ребятки…» - задумчиво протянул Джеймс, изучающим взглядом скользя по лицам заключённых. Также медленно выпрямившись и, на этот раз, скрестив руки за головой, адмирал не пришёл ни к какому удовлетворяющему его выводу. Разве что было понятно, что больше оружия у них не было, как и дополнительной живой силы. Кем бы ни был лидер, он согнал сюда всех. И планировал оставить гостей в живых достаточно долго, чтобы одеть на них ошейники, притаившиеся в брошенной им под ноги сумке.
«Налезут мне на шею, интересно?» - пронеслось в голове адмирала, - «Лучше бы налезли. Не хочу валяться с дыркой в голове».
Стоило немцу окликнуть Славу, адмирал воспользовался моментом, чтобы несильно повернуться и оглядеть своих подопечных, застывших в близких к его позах. Если бы на полу лежали коврики для йоги и играла какая-нибудь энергичная поп-музыка, можно было бы подумать, что все пришли на занятия гимнастикой. Только вот раздеться, почему-то, забыли, и теперь, судя по выражению лиц, горько об этом сожалели.
Легонько кивнув Славе, будто давая ей право исполнять приказ заключённого, будто у неё был выбор, Хэккет снова уделил внимание встречающей компании.
«А ведь охранник даже не пытался предупредить нас», - с сомнением подумал адмирал, - «Значит ли это, что персонал базы тоже причастен? В полном составе – вряд ли, иначе бы тут в холле было куда больше первоначальных владельцев оружия. Живы ли они, в таком случае? Надеюсь, что да».

Джеймс вовсе не питал особой любви ко всему персоналу ОВМС, что уж говорить о личностях, сидящих на этом осколке цивилизации, стерегущих опасных и нестабильных детей моря. Но если они расправились со всеми охранниками и, так сказать, ощутили вкус крови, решиться на повторное убийство будет куда проще. Что уж говорить о тех детях, что ещё не вышли из возраста, когда любопытство и жестокость не сменились пониманием законов морали и нравственности. А пока следовало опасаться, в первую очередь, самых молодых – Касуми в частности. Не ясно было, правда, виноват ли тут возраст или её история в объёдинённом флоте, о которой, к своему сожалению, адмирал не знал ничего.

По сути, перед ним сейчас стояла вооружённая до зубов орава сверхсильных нестабильных подростков.
«Никогда бы не подумал, но прав был Арлетт, советуя носить адмиралам гранатомёты».

- Я так понимаю, со связью всё в порядке, – проронил Джеймс, глядя на немца, - Почему же вы остались тут? За два дня вполне можно было бы добраться до какого-нибудь городка.

19

Какой-то слишком уж подозрительно громкий хлопок сзади, грубо выбил её из мимолётно нахлынувшего, по домашнему тёплого чувства ностальгии по родному городку, заставив девочку вздрогнуть. Но она даже и обернуться на звук не успела, как из под стойки под картинный крик словно из какого-нибудь фильма вынырнуло четыре ствола хищно упершись вместе со злыми взглядами прямо в них, и просторный, бедный на обстановку холл наводнился людьми. Девочка побледнела, замерев помимо воли и струсив даже сделать шажок назад, подавив инстинктивное желание спрятаться за широкими спинами парней. В каждом сером невзрачном комбинезончике чувствовался паразит, не оставляя сомнений, что один из её страхов связанных с этой мутной миссией сбывался прямо у неё на глазах.

Четверо, трое, ещё трое, всего десять, не считая устранившегося проводника, и у всех поголовно оружие, разное, словно у шайки бандитов вооружавшихся кто что достал, и не у всех огнестрельное даже. Может быть, просто арсенал так и не вскрыли и вооружались тем, что удалось отобрать у охраны или достать сообщникам, кто знает… но даже если так, утешение для них то никакое, - дёргаться было явно поздно. Они втроём с адмиралом в придачу стояли у стенки как приговорённые перед солидной, больше чем нужно, расстрельной командой. Да и Вэн был прав, хотя и констатировал лишь очевидное, - внутренняя связь действительно работала превосходно, и они уже знали у кого сколько оружия.

Света чуть повернувшись, покосилась на Джеймса. Капюшон мешал, ограничивая обзор, но девочка, заложив руки за голову, не рисковала делать лишние движение под нервными взглядами уставившихся на них пушек. Адмирал в отличие от них хоть имел нормальную военную подготовку, но принимая решение к сдачи, как и она видимо оценил их шансы где-то на уровне плинтуса, а свои собственные должно и того ниже. Ведь случись что, и он первый кто будет нашпигован до состояния не совместимого с жизнью. Они же сами продержаться может быть на секунду-две больше. И хорошо если их всех просто убьют, а кто-нибудь не схлопочет транквилизатор или разряд тазера – судьба у выжившего вряд ли будет завидной.

Щелчок о пол двух упавших пистолетов - вот они и остались совсем беззащитными, и кроме того, ещё и совсем одни. Заглушенный страх в первые секунды хлынувшим в голову адреналином  и вставшим на дыбы паразитом, брал теперь своё, скользя по нутру мерзким, холодным слизнем подтачивая девочку изнутри. Света с трудом сохраняла, пусть немного и побледневшее, но спокойное лицо. Не для того, что бы ни показывать слабость перед ними или товарищами, а для себя. Мысли и так бегали в панике, как тараканы, ночью застуканные за облизыванием грязной посуды, и теперь под истеричный крик и злые шлепки тапка пытавшиеся найти лазейку, в которую можно юркнуть и спастись. Только вот всё без толку. Молотова не видела вариантов ни сейчас, ни как выкручиваться потом.

Они ведь ничего не знали об этом месте и тех, кто тут должен был обитать, и за собой не имели никакой поддержки и подстраховки, никакой подготовки, на случай если тут произошло что-то отличное от сломавших дружно всех средств связи. Единственное, что они знали теперь: канмусу тут не меньше одиннадцати. Может двенадцать – кто-то ведь отдал "приказ стрелять на поражение"? Вряд ли это инициатива местного главы, иначе бы тут была тренированная охрана, а не эти дилетанты, держащие оружие в большинстве своём, словно дохлых крыс. Словом, одни лишь догадки. "Спасибо" Фурьёс отправившей их разбираться не пойми с чем, не пойми где, не пойми как. Они оказались просто не готовы... вообще ни к чему.

Впрочем, не хитрое дело винить всех вокруг: "...а сама-то ведь хороша – что-нибудь сделала, что бы опять не оказаться в полной заднице? - злилась Слава. - Ничего, конечно же. Просто молча взяла под козырёк, тупо исполняя приказы. А раз так, то уймись, и думай девочка.... думай".

Страх никуда не делся, да из злость с обидой жгли душу по прежнему, но мысли упорядочились после не хитрого внушения самой себе, и выдали очевидное: плыви по течению, да смотри в оба, запоминай, крути на воображаемый ус и постарайся не подставиться раньше времени. Пока что можно лишь добиться хорошего пинка или удара прикладом от раздражённых зэков, пока что ещё видевших в них угрозу.

Впрочем, ненадолго.

Плюхнувшаяся сумка, и не двусмысленный приказ окольцевать собственную группу отданный, конечно же, ей. Видимо на фоне остальных Света выглядела совсем жалкой.

Втянув шею, и скользнув виноватым взглядом по ребятам, девочка краем глаза заметила лёгкий кивок адмирала, впрочем, никак внешне не акцентировав на нём внимания, словно не придав жесту значения, но внутренне самую малость, приободрившись,. Опустив руки, ладошками вперёд, она кивнула горланистому лысому парню и выступила вперёд, чувствуя как, следя за ней двинулось, следом провожая несколько стволов. Но больше всего отчего-то её напрягал взгляд белокурой девочки устроившейся на лестнице, а не оружие или даже жаждущая кого-нибудь подстрелить вроде её адмирала малолетка с башенкой, эсминец скорей всего.

"Взгляд как у Девяносто Восьмого", - искоса разглядывая мрачную девочку, она подошла к сумке и взяв её за лямки, напаривалась к парням, уронив её у ног Югуре, присела и расстегнула молнию, достав и покрутив в руках разомкнутое кольцо, соображая, как оно цепляется.

Тонкий по ободку ошейник, практически не весомый, несколько утолщающийся в месте потухшего экранчика размером со спичечный коробок, гладкий снаружи и внутри без каких либо видимых выделений, лишь по краям обитый мягкой тканью, видимо, что бы не натирать и не впиваться в кожу. Он оказался каким-то маленьким, словно рассчитанный на небольшую зверушку или… ребёнка, лет тринадцати, наверное, как эта Катсуми.

"Может это их и есть ошейники", - подумала Света достала ещё один попутно быстренько пересчитав содержимое - всего их было тринадцать. Второй оказался заметно больше, явно рассчитанный на взрослого, его-то девочка и решила испробовать на Югуре.

- Прости, и не дёргайся, пожалуйста - тихо, шёпотом попросила парня кораблик.

[AVA]http://s3.uploads.ru/t/YZoQq.png[/AVA]

Отредактировано Slava (2016-03-23 15:16:28)

20

Следовало отдать завсегдатаям этого клоповника должное: они умудрились не просто поколебать, а всерьез пошатнуть эмоциональное равновесие бывшего флагмана флота метрополии - достижение, в своем роде, безусловно, редкое.
Особенно в формате "из тихого раздражения в ледяную ярость", как сейчас. К сожалению, возможности активных действий ситуация не предполагала; не успел стихнуть звон захлопнутого бронированного "гонга", как появилась целая ватага местных обитателей... Вооруженных, видимо, по принципу "чем бог послал" - но, тем не менее, вооруженных, а это заставляло отнестись к недружелюбным "хозяевам ситуации" со всей серьезностью.
Скрещенные было на груди руки линкор вяло убрал за голову, соизволивши даже чуть отодвинуться от стены, к каковой приложился несколько секунд назад. А ведь подозревал, чуял подвох... Ну или, вернее, "чуял" не совсем точное слово в ситуации, где отсутствие связи на базе не сподобились даже толком замаскировать. Но нет - смягчился, уподобившись молодняку и адмиралу, что впечатлились судьбой "несчастных" детей моря, обитающих на просторах Чукотки - и вот результат. Оставалось лишь, как это водится у проигравшей стороны, раздражаться и корить себя самого в том, что можно было бы сделать немного раньше... Хотя толку в этом было, право слово, немного - как выразился человек, циклично меняющий посты президента и премьера в одной небезызвестной крупной стране: "История не терпит сослагательного наклонения. Если бы у бабушки были мужские половые признаки, она была бы дедушкой".
Хотя, кто знает, может у этих любителей льда поневоле и на более ранних этапах были заготовлены меры безопасности - сам Вангард, составляя "план-капкан", именно так и поступил бы. Просто чтобы минимизировать риски. Представленная "штурмовая группа", правда, титанами интеллектуальной деятельности не выглядела, однако считать их полными кретинами также еще рано. Ну и, вдобавок, следовало держать в уме наличие трех пособников юных террористов - "проводницу", привратника, если, конечно, забулдыга на входе залуживал столь громкого наименования и неизвестную женщину, предположительно, врача, виденную линкором по пути.
Отвлекшись от аморальных, но приятных мечтаний, в которых новоприбышие канмусу сражались на гладиаторской арене с чиновниками из состава ОВМС, додумавшимися отправлять инспекционные отряды с "кораблями", но без оружия, а также от мысли, как именно можно было бы поступить, не имей нападавшие в ручках огнестрел, Вангард с тихим вздохом вспомнил каты джиу-джитсу и еще разок внимательно оглядел "комитет по встрече". Оружие, конечно, оружием... Но тех, кто глядел в лицо артиллерии и рассекающей морскую гладь смерти в облике торпед , испугать не так-то просто. Хотя, разумеется, в безопасности дредноут себя не чувствовал - уж больно положение угрожающее. Положа руку на сердце, страх он испытывал, причем в мере, более чем достаточной - но волю этому чувству не давал, охотно конвертируя его - где-то в глубине души - в злость. По взаимовыгодному, если можно так выразиться, курсу. Именно благодаря этой технике, более-менее отработанной, мышление юноши не превратилось в разрозненную кашу, а функционировало в заданном направлении, пусть и с некоторой примесью "помех".
Итак... Трое? Ну да, это программа-минимум, само собой. Скорее всего, сторонников - или, как вариант, заложников - было существенно больше. Почему? Да просто потому, что заброшенной база, исходя из того, что успело предстать пред очами наблюдателей, не являлась, ergo, порядок должен был кто-то поддерживать - и едва ли последние день-два этим занималась присутствующая десятка. Как и загадочный вышестоящий.... Человек, абстрактно-предварительно поименовал его линкор. Конечно, оставался вариант, что часть обитателей сего не совсем богоугодного заведения банально не в курсе происходящего, но... Учитывая прочие факторы, гипотеза выглядела скорее бредовой. То есть - вполне подходящей к нынешней ситуации.
Примерно в этом направлении и двигались мысли дредноута, когда прозвучал вопрос Хэккета, на свой лад, не менее заметный, чем лай немца, заведующего этим трогательным интернационалом. Ответ... у линкора имелся, правда, пока выстроенный скорее на голой теории, но и получивший некоторое подтверждение. Или информацию, которая этим самым подтверждением выглядела...
- Разве не очевидно, адмирал? - проронил линкор отстраненно, вздохнув - "Заложники с ЦэБэ" звучит более внушительно, чем полное отсутствие аргументов в переговорах.
Это был не стопроцентный вариант, но, судя по имеющейся информации, обладавший наибольшим правом на жизнь. Хотя, конечно, грустно осознавать, что твои "собратья" скатились до уровня малолетних террористов, но дредноут, пребывавший в состоянии прохладного, как туманный Альбион, гнева, не испытывал по этому поводу особых эмоций. Более того - готов был и с полным хладнокровием свернуть шею кому-нибудь, неудачно подставившемуся под подобный маневр, пусть и едва ли они будут настолько глупы. Лицо его, впрочем, не выражало - равно, как и обычно - ровным счетом ничего, голос тоже звучал спокойно, словно в родной оксфордской аудитории.

Отредактировано Vanguard (2016-04-01 17:44:29)

21

Не успел Вангвард закончить свое предложение, как дверь позади толпы канмусу-зеков громко распахнулась и в проеме показался высокий силуэт в расхристанном халате, удерживающий в руках тяжелый пулемет. Вангвард мог понять, что это та самая из медперсонала, которую он видел в окне - она еще прижалась к стеклу лицом, разглядывая флотилию.
- Какого хрена вы тут делаете?! Пошли все в жопу, ублюдки! Нахрен пошли! - заревела она, в ярости потрясая пулеметом и прорываясь через толпу, чуть ли не рыча и отшвыривая стоящих перед ней. На лице у зеков было написано странное выражение обреченной покорности: похоже, эту "медсестричку" знали и знали неплохо. Просто не хотели связываться.
- Целых два года я сижу на это гребаной базе, и все чуть не пошло псу под хвост! Козлы вонючие! -она отвесила пинка белобрысой девочке с ножом, которая в ответ попыталась пырнуть наглую дылду в бок, но ее клинок ловко был остановлен дулом "православного" русского пулемета "Печенег", который служил девице оружием. Наконец, девушка с пулеметом прорвалась до стоящих в ошеломлении гостей с ЦБ, и ее можно было неплохо рассмотреть. Одета она была в некое подобие британской военной формы, на которое был наброшен белоснежный халат с бейджиком, на котором, правда, была изображена чужая фотография. Сама девушка была возрастом постарше собравшихся, лет девятнадцать, мощная телом и высокая, лицом же достаточно красива: густые длинные каштановые волосы, плавные черты  и глаза... В них горело настоящее безумие, и становилось ясно почему только что она дико орала и ругалась.
- Семпай! - у бедняжки разве что слюни изо рта не потекли, когда она встретилась взглядом с Вангвардом. В нем было написано столько преданности и обожания, что даже такой толстокожий парень мог испытать дискомфорт. Положив пулемет в пространство между плечом и локтем, она шагнула вперед к Вангварду и ловким движением застегнула на нем ошейник, который на деле оказался с длинным поводком. Таким же образом она связала ему кисти рук полоской пластика, мягко но настойчиво обхватив и сведя его руки. После этого у Вангварда не оставалось выбора - как-то воспрепятствовать под дулами двадцати пушек он не мог, а девушка дернула за поводок и с огромной силой потащила беднягу через толпу.
Тащила она его недолго, до выхода, после чего обернулась и ее лицо исказилось от ярости. Она заорала, дико вращая глазами: - Идите все на [censored], козлы [censored], в жопу все! - с этой фразой "медсестричка" вытолкнула Вангварда в дверной проем и захлопнула за собой дверь.

Сообщение от ГМ

Вангвард отправляется в отдельный эпизод-спинофф.

[NIC]Valiant[/NIC][AVA]http://i.imgur.com/J7MNati.jpg[/AVA][SGN]Notice me, senpai![/SGN][STA]Yangire[/STA]

22

События развивались настолько быстро, что даже самый быстрый кораблик в их флотилии, которым волей случая довелось оказаться Югурэ, еле поспевал за ними. Даже не услышав звук - лишь почувствовав поток воздуха, вызванный резким передвижением тяжелой двери - эсминец одним прыжком развернулся на месте и успел увидеть в глазах застенчиво-тихой Каваллы ответ на главный вопрос перед тем, как несколько десятков сантиметров металла отрезали их от внешнего мира. Проклятье, всё-таки Вэнгард с его паранойей был прав: они оказались в ловушке. Чужое присутствие за спиной и щелчки затворов не оставляли никакого места для сомнений.

Медленно, стараясь не совершать резких движений, эсминец обернулся и, сощурив глаза, стал рассматривать противника. Тот представлял собой довольно разномастную и странно вооруженную толпу, но, по крайней мере, она была хоть как-то вооружена в отличие от них и превосходила их числом почти в три раза. По сути, перед ними стоял выбор между суицидальной попыткой сопротивления и сдачей в надежде на то, что заключенным (а в том, что десяток детей флота перед ними это именно заключенные, Югурэ даже не сомневался - откуда тут еще взяться такому количеству агрессивных и недисциплинированных кораблей) они нужны живыми. И то, что их разведывательно-ревизионно-спасательную группу не расстреляли на месте, подкрепляло эту надежду. Поэтому решение адмирала сдаться получило всеобщее молчаливое одобрение как единственно верное в данной ситуации.

- Адмирал, мы же не договаривались быть вместе, пока смерть не разлучит нас?.. - Югурэ сам удивлялся, откуда у него нашлась наглость пошутить в подобной ситуации. Это было настолько неуместно, что он с трудом подавил желание рассмеяться и ощутил, как значительная часть напряжения куда-то улетучилась. Провоцировать заключенных определенно не стоило, поэтому он глубоко вдохнул, выдохнул и умиротворяюще произнес, нервно посматривая в сторону девочки с орудийной башней: - Всё в порядке, мы не хотим неприятностей Это неприятности хотят нас - всплеск глупого остроумия не желал заканчиваться, но давать ему снова волю эсминец благоразумно не стал. Да и сама шутка была так себе, честно говоря.

Наблюдая за действиями Славы и размышляя над тем, что не так он представлял себе тот момент, когда его окольцует какая-нибудь девушка, Югурэ слегка улыбнулся и кивнул в ответ на ее слова. Делать глупости в планах у него пока не было, а обижаться на нее за то, что она замыкает устройство на его шее, было бы верхом идиотизма, так что вроде бы и извиняться было не за что. Ошейник оказался легким и более удобным, чем представлялось со стороны - на шее он сидел свободно, но едва ли настолько свободно, что его можно было бы легко снять. Вообще это всё выглядело как первые главы японской манги для взрослых - последним штрихом стала девица, которая утащила куда-то Вэнгарда с восторженными криками "сенпай!". На этом моменте у эсминца просто кончилась способность воспринимать сюрпризы, приятные или не очень, - остался только академический интерес, какая судьба заготовлена для него, крейсера и адмирала. Может, их телепортирует к огромному металлическому шару, который выдаст им оружие и пошлет сражаться с пришельцами... или это из другой истории?

Отредактировано Yugure (2016-04-10 22:59:49)

23

- Вы слышали!? - яростно прошипела Касуми, и башенка в ее руках мелко затряслась. И не только башенка - все тело девочки сотрясла мелкая дрожь, и стиснутые зубы заскрипели на весь холл, - СЛЫШАЛИ!? Он смеет тут что-то приказывать и разрешать! Он смеет...!
К ней было двинулась девушка с тазером, но тут же отступила - появление нового действующего лица слегка переменило обстановку. Касуми мигом успокоилась и отпрыгнула к стене, демонстрируя ловкость, присущую эсминцам, подростки у двери опасливо разошлись в стороны: никто не возражал и не сопротивлялся, разве что у немца было такое выражение лица, будто перед его носом возникло что-то мерзкое, пока девушка не увела своего пленника. Продолжал он, как ни в чем не бывало.
- Ты не в том положении, чтобы задавать вопросы, "адмирал", - немец оскалился, и за его спиной торжествующе вторила этому оскалу Касуми, - Так что закрой пасть, пока я ее сам тебе не закрыл.
Было очевидно, что это новое положение ему нравится: немец и не скрывал этого, всем своим видом излучая позицию силы и готовность эту силу применить при любом удобном случае.
- Почему просто не убить его!? - рассерженной кошкой взвизгнула Касуми, - Как и остальных, убить и все!?
- Касуми, - сердито выдохнул немец, - Тебя выпустили не для того, чтобы ты тут визжала, так что заткнись, иначе отправишься назад в карцер!

Японка в ответ нахмурилась и опустила взгляд. Высокий смуглый парень обогнул стойку, подобрал с пола оба пистолета, брошенные Хеккером, и поравнялся с немцем, не сводящим взгляда со Славы.
- А с тем что? - он показал на дверь, через которую девушка вывела Вангарда.
- А ты пойди и потребуй Вэлиэнт его выдать, посмотрим сколько новых дырок она в тебе сделает. Шлюха совсем поехала крышей. Ты видел что она сделала с врачихой? Я чуть не блеванул когда заглянул в медблок утром.
- Они нужны живые, забыл?
- Вряд ли она его грохнет, - равнодушно отмахнулся немец, - Максимум будет кормить дурью пока он не начнет пускать сопли и звать мамочку, а потом трахнет.
Смуглый в ответ громко прыснул, покосившись на дверь. Затем снова посмотрел на оставшихся в холле "гостей". Немец улыбаться не спешил.
- Быстрее!
Он шагнул к Славе, слишком задержавшейся с возложенной на нее задачей и чувствительно ткнул ее стволом в спину. Недостаточно сильно, чтобы она упала, но достаточно - чтобы понять намек.

- Эмден, не стоит так обращаться с гостями, - раздался из-за широкой спины немца абсолютно холодный голос. Уже знакомый.
Кавалла, очевидно, обогнув здание и зайдя через какой-то другой вход, возникла из-за группы подростков у двери и аккуратно тронула немца за бицепс. И куда только девалась забитая, замученная жертва порядков чукотской базы? Ледяные, как ночь за окнами, глаза смотрели куда-то в пустоту за адмиралом Хэккетом. Поравнявшись с немцем, она вежливо поклонилась.

- Надеюсь, вам у нас нравится, потому что мы вынуждены просить вас... задержаться, - оттенок насмешки и слабая тень улыбки, - Вы ведь не против наших сувениров? С ними вы можете свободно передвигаться по базе, и, покуда вы ведете себя хорошо, к вам будут относиться со всем гостеприимством. Если же за вами будет замечено неподобающее поведение, вы попытаетесь снять ваши подарки или выйти за пределы базы, нам придется вас наказать. Ошейник бьет током автоматически через десять секунд после того, как покинет территорию базы, при попытке его снять или сломать, а также взрывается, перестав считывать пульс, так что не рекомендую нарушать их контакт с кожей. Разряд достаточно силен, чтобы лишить сознания одного из нас, обычному человеку, боюсь, разряд, скорее всего, не пережить. Также вынуждена вас уведомить, что за вами следят через камеры наблюдения - благодарим Вольту, нашего оператора, за ее бдительность и трудолюбие. Мистер Хеккет, на территории базы в текущий момент вы освобождены от офицерского звания и лишаетесь полномочий отдавать приказы и чего-либо требовать, и официально вступаете в статус заключенного. Ваши просьбы будут рассмотрены лично мной, мистером Эмденом, или переданы текущему руководству базы. Ваши подчиненные имеют право стать полноправными членами нашей общины после прохождения испытательного срока. Вы, мистер Хеккет, отправляетесь со мной к текущему руководству, остальным, после завешения процедуры с ошейниками - вольно. У кого-нибудь есть уточняющие вопросы?

[NIC]Cavalla[/NIC][AVA]http://s7.uploads.ru/7nuTE.jpg[/AVA][SGN]If they hurt you, they hurt me too[/SGN][STA]Black Swan[/STA]

24

Благоразумия, к счастью для Джеймса, хватило всем сопровождаемым им канмусу. Никто не попытался проявить героичность или хоть как-то воспротивиться захвату в заложники. Слова, сказанные парнем с немецким акцентом, только подчеркнули повышенное внимание к адмиралу, нежели чем к детям моря. Стоило бы хоть кому-то сделать что-то неподобающее и глупое как в первую очередь, скорее всего, с дыркой во лбу на пол упал бы именно он, Хэккет. А может, и вовсе без головы – орудийная башенка в руках у Касуми, хоть и смотрелась довольно компактно, была создана для борьбы с Глубинными. А их убить куда как сложнее, чем загнанного в угол носителя адмиральской формы.

«Ну, по крайней мере, однозначно убить они готовы только меня. Ребятишки-то будут в порядке, да?» - нервно усмехнулся про себя адмирал. Конечно, оставался Вэнгард, исчезнувший  из его поля зрения, но перспектива, обрисованная щедрыми на нецензурную брань детишками, не была так уж ужасна, - «Лишь бы дурь была легковыводимой. Хотя чёрт знает, что у этой Вэлиэнт на уме».

Стоило Эмдену – как, оказывается, звали немца - проявить нетерпение и довольно чувствительно ткнуть Свету стволом между лопаток, как адмирал, следящий за ним не поворачивая головы, напрягся. Конечно, ему хватало понимания их положения, чтобы не бросаться в атаку на не собирающегося убивать его подопечную заключённого, но с рефлексами было трудно совладать. По воле случая, именно в этот момент на сцену взошла встреченная адмиралом и его группой Кавалла. Впрочем, той же самой девушкой её было довольно трудно признать: в тоне прибавилось уверенности; осанка говорила о том, что в этой группе преступников у девушки явно не последнее место в иерархии. Повелительным движением остановив Эмдена, Кавалла, словно шутя, поклонилась.
«И куда подевалась та забитая девочка? Чёрт, ну и актриса», - подумал Хэккет, выслушивая речь девушки, полностью поменявшейся за такой короткий срок. Новый порядок, обрисованный нарочито официальными фразами, не то, чтобы лишил адмирала всякой надежды и вверг его в отчаяние, но ничего хорошего лично для него точно не предвещал. Скосив взгляд на Эмдена, Джеймс слегка прищурился. Судя по тому, что их права – по сути, словно при аресте – им зачитывала Кавалла, он был на должности, близкой к сержанту, в то время как девушка уже могла принадлежать к офицерскому составу. Вряд ли в их стихийной иерархии были подобные названия, пропитанные официозом, но для осознания происходящего адмиралу и это подходило. Наиболее серьёзным врагом, в таком случае, становилась Кавалла, взиравшая сквозь слегка запотевшие стёкла очков леденящим взглядом. Враг, проявляющий терпение и не показывающий свою силу, наиболее опасен, нежели некто горланящий и потрясающий оружием.

- Официально вступаю в статус заключённого, ха, - адмирал досадно поморщился и вернул бесстрастный взгляд Кавалле, - Как пожелаете.

«Пока вы не навредите ребятам» - мысленно продолжил адмирал, не рискнув попасться на несоблюдении поставленных правил. Впрочем, от столь талантливого актёра, коим себя показала Кавалла, можно было ждать и того, что она распознала несказанные слова.
Задавать вопросы, очевидно, было предложено из вежливости, совершенно не идущей данной ситуации, так что темы для вопросов адмирал придержал у себя. Тем более, что задать их, как надеялся Хэккет, получится «текущему руководству базы», кем бы оно ни было. Обернувшись к Славе, как бы приглашая надеть следующий ошейник ему на шею, Джеймс заглянул в сумку и, насколько позволял угол обзора, посчитал лежащие в ней ошейники. Их там было явно больше, чем присутствующих гостей с ЦБ, так что можно было сделать предположение, что все существующие ошейники лежали именно там. Было неясно, больше их или ровно столько же, сколько и беглых заключённых, но адмирал не стал отметать возможности и для кого-то из сотрудников базы представлять командование. Но кто же это же это мог бы быть?

25

[NIC]Lützow[/NIC][STA]Изгой[/STA][AVA]http://i.imgur.com/Vr64nND.png?1[/AVA][SGN]-[/SGN]

На словах про "шлюху" оживилась разноцвеноволосая немка с обрезом, скорчив презрительную гримасу и на средней паршивости русском многозначительно напев:

- Что нам делать с мертвой шлюхой, что нам делать с мертвой шлюхой? - Судя по движениям обреза в такт песни, она-то отлично это знала и явно сожалела, что оная шлюха пока что мертвой не является. Похоже, почти такое же полагалось отношение и норовящей сорваться Касуми - в момент ее очередного выпада немка вполне демонстрировала готовность решить вопрос залпом из обоих стволов.  Да и пожалуй, немалой части присутствующих - эта особа вряд ли хоть к кому-то испытывала симпатию, а чаще - наоборот.  В любом случае, сейчас ей было что сказать.

- Хэй, как насчет того, чтобы мы помогли нашим гостям тут не потеряться и найти все нужное? Нас тут как раз на каждого хватит, - Многозначительно посмотрела она на Каваллу и Эмдена, - Чего им толпой ходить, чай не на экскурсии. А места тут неуютные, да?

Смысл предложения был очевиден - присматривать, не дать сбиться в группу и строить заговоры. Да и призвать на свою сторону поодиночке проще - как-то в таких случаях товарищеская солидарность испаряется  понемногу.

- За девчонкой присмотрю, не парням же доверять? - Ухмыльнулась, демонстрируя нехватку пары зубов - тут явно никто не собирался вставлять протезы заключенным.

26

К счастью и большому облегчению, позволявшему самую малость вздохнуть девочке спокойней, Югире не стал дёргаться, сопротивляться, выражать ноту решительного протеста и не удовольствия, как и пытаться творить прочие опасные в их положение глупости, какие там можно было бы придумать. И Слава, избегая смотреть парню в глаза, смогла беспрепятственно обвить его шею металлическим разомкнутым кольцом, осторожно воткнув в углубление на одном конце, кончик с другой стороны ошейника.
Внезапно он ожил, змеёй стягиваясь вокруг шеи парня.
Испугавшись и беспомощно замахав ручонками, на мгновение она подумала, что умудрилась сделать что-то не так, и её товарища сейчас придушит этот дьявольский продукт садомазохистских фантазий тюремщиков ОВМФ и прочих военных и причастных. Но кольцо, сжавшись, тут же подстраиваясь, немного расслабило хватку и замерло, а экранчик оказавшейся сбоку, вспыхнул синим светом, как у Каваллы, и явил значок закрытого замочка и ещё пару аббвератур, смысл которых  ускользнул от перепугавшегося крейсера. Замерев, девочка с беспокойством вгляделась в лицо эсминца, но тот признаков предсмертной паники от удушья или ломающихся шейных позвонков и прочего дискомфорта, не подавал, что наверное должно было свидетельствовать об успешности её действия.
"Да уж… не застегнуть его как следует проблематично", - Света облегчённо тихонечко выдохнула, когда окончательно стало ясно, что с парнем всё в порядке, и умирать мучительно на её руках он не собирается, а пререкающиеся с остальной частью её команды и друг с другом свора бунтовщиков не подаёт признаков недовольства её работой. Но тут же нахмурилась, и шепнув эсминцу очередное “извини”, не желая испытывать терпение своих пленителей, полезла в сумку подбирать следующий, для Вэнгарда.
Увы, помочь ему и вообще никому, она, похоже, не сможет - испытанная на Югире конструкция поводка для канмусу, не позволяла ей что-либо с ним сделать так, что бы не испоганить сам ошейники до состояния, кода это станет очевидно. Во всяком случаи, кроме как попытаться что-нибудь засунуть в магнитное отверстие, ей ничего в голову не приходило, но вряд ли это чем-то поможет, ведь если ошейник выдаст что-нибудь, по тому поводу или засбоит… что тогда будет, думать не хотелось.
Вэну и Джиму - это точно не поможет, как и ей. Оставалось лишь покорно подчинятся обстоятельствам и надеяться… хотя и не понятно на что.
Хлопок дверью, ворвавшийся и мигом прекративший перепалку новый женский голос кроющим матом всех и вся заставили Славу вскочить и обернуться на источник шума, коим оказалась переодетая в халат медперсонала ещё одна носительница паразита вида неадекватного даже для местной братии. Крейсер невольно сжалась и отступила за Югире, наблюдая за происходящим из-за его плеча. Новому лицу были явно не рады, но лишь одна попыталась что-то сделать.
Лязг металла о металл, заставили Славу скривиться, она видела, как титановый нож в сильном выпаде выбил искру из-за блокировавшего удар беленькой девочки дула пулемёта.
"Хана стволу. Бедный Печа", - мелькнула мысль.
Ответный пинок и белобрысое "препятствие", так ей ранее отчего-то напомнившее своим пустым и безэмоциональным взглядом Турбулента, оказалась в стороне, шипя и потирая ушибленный бок. Больше же никому не хватило духу встать на пути шумной тётки - раскомандовавшийся Лысый вместе с остальными храбро засунули языки в жопу и позволили захватить ей Вэна, как показалось Славе, и самого ни разу не понимающего, от чего к нему такое у неё трепетное отношение. Видя к чему идёт, Света спрятала от глаз ненормальной и остальных ошейник предназначавшийся линкору, и того так и увели, не окольцованного вытолкнув на улицу.
"По крайней мере, один из нас будет без короткого поводка", - со смешанными чувствами сочувствия и надежды подумала Молотова, молча пожелав исчезнувшему за дверью “сэмпаю” вместе со своей “медсестричкой”, благополучно выкрутиться и не превратиться от безумной и неудержимой любви психопатки в овощ или покойника. Без ошейника, оставшись один на один с ней, у него были хоть какие-то видимые шансы хоть что-то сделать. В отличие от них.
Окрик лысого вернул её из моря смутных и неверных перспектив её напарника, с обильным количеством приставок “если” и “может быть”, обратно, к своему не шибко радостному положению и необходимости своими же руками свести к нулям их собственные возможности как-то помочь самим себе. Немчура для пущей убедительности важности порученного ей дела, распетушился и подойдя ближе, ткнул ей в спину стволом.
Олух.
Немного развернувшись, словно качнувшись от толчка и дуло безболезненно  прошло вскользь по мягкой куртке. Впрочем, всё равно неприятно было и остался холодный осадочек на душе. Слава сделала в уме зарубку держаться от него подальше, и схватив спешно сумку,  направилась было к Хэккету, но в комнате появилось ещё одно старое новое лицо. Немного поколебавшись, крейсер решила выслушивать нарочито пропитанную официозом от первой буквы до последней точки речь Каваллы, в процессе, и подойдя к адмиралу вытащила из сумки ещё один ошейник, подходящий для него.
Экранчик так же послушно засветился мягким синим светом выдав всё тот же набор иконок и букв, а Света задумчиво глядя на него подумала о том, что их скорей всего запугивают сейчас. Уж больно многовато запихали по словам “актрисы” функций в конструкцию этой фиговинки, отчего выглядела она в свете того что они уже видели на этой базе, как Т-50 в сельском хлеву. Так же нелепо и бессмысленно. Хотя и дышать от этого легче не становилось. Даже если слова Каваллы о взрывном заряде чистой воды блеф, что бы они вели себя как шёлковые, то на счёт шокера, вряд ли лгала. Она ведь и сама это предполагала изначально.
Застегнув последний ошейник на самой себе, Света застегнула сумку и отодвинув от себя её ножкой, просто осталась стоять и ждать, бросив взгляд на беленькую молчунью, которой досталось от пулемётчицы, да поглядывала на девицу, предложившую забрать её с собой и наверное, имевшей какие-то на неё виды.
Их хотели разделить окончательно, и остаться одной было страшно. Она совсем не знала что ей потом делать и как себя вести.
Хотелось схватить эсминца за руку и не отпускать. Но был ли им смысл вдвоём оставаться, кроме как ей пытаться прятаться за его спиной для собственного тщедушного спокойствия?
За то короткое время, что Слава наблюдала малолетних бунтовщиков, у неё сложилось стойкое ощущение, что вся эта бравая компания была сшита белыми нитками крайней необходимости, которые трещали и едва не лопались при каждом движение этой импровизированной "общины", пусть и сшита умелыми руками. И возможно, для них, разойтись сейчас по базе и растащить этих ребят по разным углам было единственным шансом... только вот, как будто она решиться на такое. Даже не смешно. Совсем.
"Трусиха... жалкая и бесполезная трусиха."

[AVA]http://s3.uploads.ru/t/YZoQq.png[/AVA]

Отредактировано Slava (2016-05-14 08:05:25)

27

Позволив Славе застегнуть на себе ошейник, эсминец слегка взбодрился и вышел из состояния некоторой прострации, вызванной слишком большим обилием непонятных событий. Говоря языком Вэнгарда, он был слегка overwhelmed количеством ненормальных вещей и не совсем вменяемых людей вокруг. К счастью, сталь, приставленная к горлу (в прямом смысле в виде ошейника и в переносном в виде угроз от Каваллы), придает хороший заряд бодрости телу и заставляет ум лихорадочно работать в поисках выхода. Чего эсминец никогда не любил - ни в детстве, ни тем более сейчас - это когда его свободу искусственно ограничивали. Само собой, служа в ВМФ, с некоторыми вещами приходилось мириться, но находиться целиком и полностью в чьей-то власти - это уже перебор. И вот теперь эта забитая тихая девочка, к которой эсминец проникся определенной долей сочувствия, говорит ему, что он фактически превратился в заключенного?

Югурэ почувствовал, как в его груди шевельнулась холодная злость. Нервное веселье, которое он испытывал минуту назад, испарилось без остатка, стоило ему осознать реальность происходящего. Эсминец не имел понятия, какой цели служит весь этот фарс, но не сомневался, что выбраться из сложившейся ситуации является задачей первостепенной важности. И отдать весь этот сброд под суд, во главе с надутым от собственной важности Эмденом, лживой с*кой Каваллой и руководством базы, которое несет ответственность за происходящее. Но ради этого нужно было собраться и не дать своей злости выход наружу... не сейчас. Перестать жечь взглядом Каваллу, разомкнуть сжавшиеся кулаки и глубоко вздохнуть. Если ей так угодно, он сыграет по ее правилам. Тем приятнее будет наблюдать, как выражение невозмутимости и превосходства на ее лице сменяются страхом.

Честно говоря, эсминец и сам не был уверен, что именно служило триггером для его приступов ярости, но сейчас он пришелся к месту. Это чувство было не из тех, что вызывает помутнение сознания и заставляет кидаться на обидчика, нет, оно было почти сродни жажде справедливости и возмездия. Словно кристально-чистая вода, оно смыло с эсминца ошеломление, страх, неопределенность, оставив только четкое желание призвать всех присутствующих к ответственности. Отличная от обычных приступов неясной бессильной злости и раздражения, притупляющих внимание и лишающих концентрации, что периодически мучили его в периоды бездействия на базе, эта ярость только обострила разум Югурэ.

Предложение щербатой девушки с разноцветными волосами звучало разумно... но только на первый взгляд. Да, это  разделит их и помешает им со Славой и адмиралом обсудить происходящее, попытаться вместе разработать план побега. Это безусловный плюс для врага. Однако это создаст зачатки личных отношений между заключенными и отрядом адмирала Хеккета - и это уже далеко не так хорошо, потому что такие отношения работают в обе стороны. Меньшее, что нужно делать, если у твоих солдат и так критически хромает дисциплина, субординация и вообще ментальное здоровье - позволять кому-то сеять нехорошие настроения в их рядах. Особенно если у тебя нет никаких средств держать их под контролем, о чем красноречиво свидетельствует пример той Вэлиэнт. Югурэ даже не был уверен в том, что всё не развалится без каких-либо усилий с его стороны, но пускать всё на самотек он решительно не собирался. Злость отступила, оставив четкую цель и довольно нечеткий, но вполне реалистичный план ее достижения. Ему предстояло стать водой в лучших традициях Брюса Ли, и просочиться в эту организацию, попутно подмыв шаткие опоры, на которой она существует. Если Кавалла и руководство, с которым она планирует познакомить адмирала Хеккета, хотят использовать их в качестве заложников, то в их интересах было бы запереть "гостей" в одиночные камеры, которые здесь, наверняка, присутствуют в той или иной форме. Не первый глупый поступок беглых заключенных и вряд ли последний. Единственное, насчет чего Югурэ беспокоился в сложившейся ситуации - выдержит ли Слава свалившийся стресс. Адмирал и Вэнгард явно могут о себе позаботиться, но хрупкая девочка не выглядела как кто-то, кто привык к подобным ситуациям. Эсминец искренне надеялся, что с ней всё будет в порядке. Посмотрев на Славу, он ухмыльнулся и постарался сделать максимально уверенный вид. Даже если их разделят, это не конец света. Всего лишь еще одна военно-морская база, просто чуть более странная, чем обычно.

Отредактировано Yugure (2016-05-16 02:14:05)

28

Идею о том, чтоб поделить «заключённых», не стал оспаривать никто – только белобрысая с двумя ножами шагнула вперёд, отгораживая «девчонку» от своей щербатой товарки, и вскинула ножи, явно предупреждая о чём-то понятном для неё, но абсолютно неясным для остальных. Может, и не для всех, но «заключённые» едва ли смогли понять, что это за щуплое создание. Да, она выглядела опасно, несмотря на пропущенный пинок. Она до сих пор не издала ни звука, если не считать того короткого шипения, сорвавшегося с её губ скорее случайно – походило оно больше на звук выходящего воздуха. Наконец, она была похожа на Глубинного, а не на человека, с её абсолютно невыразительными глазами, смотрящими одинаково в любой ситуации.
– Ещё одна свихнуться решила?! Мало нам одной сучки? – Касуми снова перешла на визг, но белобрысая просто перевела на неё взгляд, и японка замолчала на полуслове.
Белобрысая взмахнула ножами перед самым носом щербатой и снова обвела взглядом собравшихся канмусу.
– Смотрящая проснулась, – хохотнул немец так, будто залаял. – Что ещё, Джек?
«Джек» медленно двинула головой, показывая на Славу, подняла нож, рукояткой указывая на себя, и снова застыла.
– Нафига? – искренне удивился немец, но Джек не изменилась в лице, вперив в него ничего не выражающий взгляд. Воцарилось хоровое молчание, пока немец не выдохнул и не отмахнулся, – Забирай, смотрящая, только чтоб у камеры Коледина я тебя не видел. Увижу – дырок наделаю больше, чем природой предусмотрено.
«Джек» беззвучно зашевелила губами – на её лице это выглядело странными гримасами – но, посчитав разговор исчерпанным, развернулась к Славе, махнула перед ней ножом, только чудом не проделав в ней дыру, и мотнула головой, видимо, призывая следовать за ней.

– Как видите, благодаря нашей маленькой смотрящей, планы поменялись. – холодно констатировала факт Кавалла. – Иди, прогуляйся с ней, – кивнула она Славе, усмехнувшись, – У неё и зубы на месте, и болтает гораздо меньше. Возражения, – Кавалла скосила взгляд на щербатую, явно предупреждая её, – Не принимаются. Можешь погулять с мальчиком. А вы, адмирал, всё-таки идите со мной.
– А если с мальчиком погуляю я? – просипела Касуми, вцепившись в своё оружие.
– Нет, не погуляешь. – всё так же холодно отказала Кавалла. – Хочешь выпустить пар – прогуляйся до стрельбища. Или до камер, где сидит обожаемый Коледин. Только я не гарантирую, что число поехавших на нашей базе не увеличится.
Касуми тоненько завыла на одной ноте, но Кавалла, не обращая внимания, прошлась вперёд, подойдя к Хеккету, и протянула ему руку узкой ладонью вверх.

– Прошу, мистер Хэккет. Давайте не будем всё усложнять.

ГМ

- Югурэ условно выбывает, поста не ждём.
- Следующий круг - последний. После него участники разделяются по разным эпизодам спин-оффам.

[NIC]Cavalla[/NIC][AVA]http://s7.uploads.ru/7nuTE.jpg[/AVA][SGN]If they hurt you, they hurt me too[/SGN][STA]Black Swan[/STA]

29

[NIC]Lützow[/NIC][STA]Изгой[/STA][AVA]http://i.imgur.com/Vr64nND.png?1[/AVA][SGN]-[/SGN]

Что интересно, девушка с прорехами в зубах , несмотря на свое поведение, не стала пытаться связываться с любительницей ножей - неопределенно хмыкнула, пожала плечами и отошла. Разница была очевидна - это не помешало ей оскалиться на Касуми с неприкрытой угрозой. на реплику Каваллы она внимания не обратила почти что. разве что идею подхватила:

- А что, тоже вариант. Не тебе же, долбанутой, - Последняя реплика предназначалась Касуми и сопровождалась стволом дробовика, после чего девица ухмыльнулась Югурэ, - Скажи спасибо малышке, сладкий, со мной пойдешь. Не бойся, не обижу.

Впрочем, Славу и "Джек" она, когда все начали расходиться, проводила  неожиданно задумчивым взглядом, явно сделав какие-то свои выводы. Возможно, для эсминца, попавшего к ней в лапы, это было и к лучшему. А может и нет.

30

Сомкнувшийся на Югуре ошейник заставил вздрогнуть не только Свету, но и её адмирала, совсем не ожидавшего подобной… Живости, если можно так выразиться. Обруч словно на короткое мгновение превратился в змею, свернувшуюся вокруг шеи парня. Перед мысленным взором Хэккета предстала картина бутылки шампанского и выскакивающая из него пробка но, слава неизвестным инженерам, это была лишь автоматическая подстройка под диаметр шеи, а не устранение носителя. Пока, в любом случае.
«Видимо, на меня размер, так или иначе, найдётся», - с мрачной обречённостью подумал Джеймс. В душе у него до последнего момента была уверенность, что не найдись для него ошейника, его бы пустили просто так. – «Хотя, может, и к лучшему. Лучше со змеёй на шее, чем с дыркой во лбу».

Сам эсминец же, напротив, буквально настроился на рабочий лад. Видимо, ожидания от ошейника не оправдались в лучшую сторону, хотя адмирал недостаточно хорошо знал характер парня. Быть может, ему просто нравятся ошейники?..
В любом случае, довольно скоро станет понятно, кто чего стоит. Разделяться на территории, заполненной наполовину съехавшими с катушек детьми моря – что может быть интереснее? Только если бы в кабинете командующего базы сидела глубинная принцесса с блокнотиком и анализировала взаимодействия между заключёнными и гостями. 
Больше всего Джеймса раздражала невозможность поговорить со своей командой без того, чтобы их кто-то подслушивал или перебивал, истерично размахивая турелями и угрожая расправой. Хотя в сложившейся ситуации, с таким количеством неизвестных, Хэккет мог только подбодрить своих товарищей: всё остальное, что нужно сделать, они знали и так. Адмирал хотел в это верить.

Судьба Вэнгарда, к счастью или сожалению, позволила тому избежать ношения ошейника. По крайней мере того, который на него могла одеть Слава, судя по цепочке смешков, прошедшейся по толпе заключённых. Вэлиент могла быть куда опаснее остальных.
«Ну, воевать с одной медсестрой явно проще, чем с несколькими канмусу», - попытался убедить себя Джеймс в том, что с парнем всё будет в порядке, - «И относится она к нему определённо лояльнее, чем остальные».

Серебристая змея холодным жгутом стянулась на шее Хэккета, на какой-то миг лишив его возможности нормально дышать, а затем ослабла, в точности как и на Югуре. Осторожно кивнув Свете – мол, всё хорошо, жить можно – Джеймс пощупал ошейник. Можно было только подивиться конструкции, так как с внешней стороны найти какой-нибудь зазор не представлялось возможным, а тяжесть этого модного аксессуара из коллекции «Чукотская тюрьма 2025» не давала сделать точный вывод о начинке устройства. Из-за воспоминаний о специальных «строгих» ошейниках для собак, которыми пользовались в его юношестве для дрессировки, больше всего адмирал опасался найти шипы на внутренней части обруча.
Можно было сказать, что реальность, в кои-то веки, оказалась приятнее фантазий.

Беловолосая канмусу, словно подхватив тенденцию набирать в свою команду для волейбола нераспределённых одноклассников, решительно выбрала Славу. Облик и взгляд, ничем не уступающий мёртвенному взору глубинных, отбивали любое желание спорить с ней. Ну, у здравомыслящих канмусу так точно, из-за чего последовавший выкрик Касуми мог прозвучать несколько самоиронично. Кавалла явно хорошо справлялась с контролем ситуации, судя по невозмутимости тона и выражения лица, так что хоть тут Джеймс мог быть ей благодарен.
- Ну, что же, нехорошо заставлять командующего ждать. До скорого, ребята, – произнёс Хэккет, адресовав последнюю фразу Югуре и Славе, - Берегите себя.
Стоило Джеймсу в компании Каваллы удалиться от заключённых настолько, чтобы они не услышали, тот спросил:
- Непросто, должно быть, не давать им поубивать друг-друга, а?


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Банк завершённых эпизодов » [Квест] 10.04.2025 "Белый голубь"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC