Kantai Collection FRPG

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Морские операции » [Спин-офф] 10.04.2025 "Белый голубь: Мы вместе!"


[Спин-офф] 10.04.2025 "Белый голубь: Мы вместе!"

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

"Белый голубь: Мы вместе!"

Бедняга Вангард попадает в плен к явной опасной сумасшедшей, которая тащит его в медблок. При этом знаки внимания, которые она пытается оказать ему по пути, скорее пугают, чем радуют. С другой стороны, он вырвался из лап молодежи и может попытаться что-то сделать. Если, конечно, ему удастся избавиться от опеки этой янгире, или даже привлечь ее на свою сторону...

Участники:
Линкор Вэнгард
Дата и место:
10.04.2025, база ОВМС на Чукотке
Цель операции:
Выжить и спасти свою флотилию

Очередность:
ГМ,Вангард

2

Вангварда вели довольно долго - минут пять. Его дорога петляла по коридору, мимо пустых постов охраны и различных КПП. На пути ему и его спутнице (или хозяйке?) почти никто не попался, кроме одного грустного паренька лет одиннадцати в ошейнике, однако стоило ему выглянуть из-за одной из дверей, как тащившая Вангварда особа заскрипела зубами, после чего голова испуганно юркнула обратно. Больше им никто не попадался, пока в глаза не бросилась надпись "медблок".Видеокамеры тут, в отличие от остальных помещений, были кем-то в ярости разбиты. В коридоре валялись обломки и осколки, виднелась запекшаяся кровь. Почти все двери, мимо которых проходила парочка, были закрыты, кроме одной, -за ней виднелся терапевтический кабинет. Все внутри было в ярости разгромлено, повсюду на стенах были потеки крови. а ближе к окну к батарее наручниками был прикован мужчина, судя по всему, врач - его лицо превратилось в запекшуюся кровавую кашу, руки были изодраны осколками, ноги перебиты. Он вяло стонал и что-то шептал, однако Вангвард не успел ничего расслышать - янгире дернула его за поводок и ввела в крайний в крыле кабинет. Он, в отличие от прошлого, был в относительной целости. Судя по всему, здесь заседал главный врач базы, и, что самое интересное, он же здесь и остался. Изрядно помятая женщина в нижнем белье, прикованная все теми же наручниками за правую руку к решетке окна. Взгляд ее, упертый в стену, ничего не выражал, изо рта струилась слюна, а рядом с ней были разбросаны использованные шприцы и ампулы. Девица, казалось, на врачиху не обратила никакого внимания, вместо этого она ласково усадила Вангварда за широкий стол и начала хлопотать по хозяйству - заваривать чай, что-то напевая себе под нос. При этом, она не выпускала поводок из руки, не позволяя британцу сбежать.
- Наконец-то я нашла, тебя, сэмпай. - она улыбнулась, повернувшись к Вангварду. - Меня зовут Вэлиент, и теперь мы навсегда вместе! Будешь чай?
Чай, судя по запаху, наполнившему комнату, был листовой, и довольно неплохой. Оставалось загадкой, выпотрошила ли эта Вэлиент запасы местной докторши, чей халат она носила на плечах, или это были ее собственные. Но, судя по всему, в медблоке из канмусу больше никого не было, а разбитые камеры позволяли говорить спокойно и не опасаясь, что данные попадут в руки захватчиков.
[NIC]Valiant[/NIC][AVA]http://i.imgur.com/J7MNati.jpg[/AVA][SGN]Notice me, senpai![/SGN][STA]Yangire[/STA]

3

Путь, пролегавший по неожиданно извилистым, но напрочь лишенным архитектурных излишеств коридорам, был долог. Хотя за прошедшим де-факто временем экс-флагман особо не следил, но где-то в недрах его разума сие "увлекательное странствие" растянулось надолго. Кроме шуток.
И - совсем уж внезапно - душивший смех сильных бонусов к морали не добавлял. Физическое явление это объявилось сразу по двум, косвенно связанным причинам и поделать с ним, по крайней мере, сразу, ничего нельзя было. Оставалось лишь сдерживать.
Стоило бы задуматься, пожалуй, о том, чтобы побить посуду перед отправкой на эту злосчастную миссию. Или как там теннисисты пытаются увеличить пул собственной удачи? Хотя сейчас подобные мысли, разумеется, не имели никакого рационально оправдания - задним умом мы все сильны - в голову в неудобный момент они, как водится, исправно лезли.
Итак, говоря конкретно, отправившись в сие забытое северное, кхм, королевство и угодив в заложники стайке малолетних террористов с большими пушками, а также, вероятно, комплексами и амбициями, Вангард не остановился на достигнутом, а успешно пошел дальше - в руки девице в медицинском халате с чужого, судя по бейджику, мельком перед глазами мелькнувшему, плеча. Которая, стоит отметить, была крейзанутой настолько, что вызывала опасения даже у не отличающихся дружелюбием и робостью местных обитателей. Чем не повод посмеяться, право? Хотя в данном случае это скорее было вариантом нервной реакции на происходящее, нежели веселья, хотя недобрый аналог последнего дредноут тоже испытывал. Это, цитируя одного книжного сыщика, раз.
И, при всем вышеперечисленном, косплеерша-медсестричка оказалась достаточно любезна, чтобы оставить своем пленнику море интересных возможностей. Скованные запястья, конечно, доставляли линкору определенные неудобства, однако, будучи стянутыми перед лицом, а не за спиной, в общем-то, нивелировали весь смысл мнимого связывания. По крайней мере, с нынешней степенью свободы он все еще мог свободно сломать кому-нибудь, неосторожно приблизившемуся, кость, совершить захват с броском, а то и банально перебить гортань с понятными последствиями. В кармане также имелся карандаш, который с силой канмусу превращался в недурственное, хоть и одноразовое, колющее оружие. Это два.
Второй фактор вроде как являлся ободряющим, но, если подумать... Помимо конвоирши имеется противник неопределенной численности, достаточно обширная база, на которой с непривычки можно заплутать, а за очередным поворотом из темноты коридора парочке игриво мигнул красный глазок камеры видеонаблюдения. Конечно, не факт, что систему исправно мониторят, учитывая сложившуюся обстановку, но...
Додумать линкор не успел - миниатюрная экспедиция прибыла в точку дислокации, по пути спугнув какого-то мальца, которому хватило единственного взгляда на девушку, чтобы почти в буквальном смысле испариться.
Медблок.
Ну, что тут сказать... Ожидаемо, наверное? Надпись, украшавшая вход в помещение, внезапно напомнила Вангарду и о фигуре в белом халате, махавшей ему из окна строения. Погодите-ка минутку, это, случаем, не...
Опять-таки, ход мысли оборвался - уж больно велик был контраст пребывавшей в относительной целостности базы с данным помещением. Разгром, до руин не дотягивающий, но, тем не менее, и... Кровь? В терапевтическом кабинете обнаружился и один из местных обитателей, как успел заметить линкор, пребывавший в весьма плачевном состоянии... Достаточно плачевном, чтобы умереть от кровопотери, причем скоро, судя по всему - это не учитывая прочих повреждений.
Восхитительный образчик бессмысленной жестокости. Это ведь она устроила, надо думать? Экс-флагман взглянул на свою спутницу... Да не сказать, чтобы сильно по-новому - учитывая реакцию аборигенов, он и раньше на её счет не обманывался, просто получил фактическое подтверждение. И был в достаточной мере эгоистом, чтобы позаботиться о спасении, в первую очередь, собственной персоны. Хотя при других обстоятельствах, может, и поступил бы иначе, но в нынешнем положении...
Стоило попытаться отключить эмоции (и без того небогатые) и попытаться извлечь из того, с чем - или с кем - приходится работать, если не максимум, то хоть что-то. По крайней мере, убивать его не собирались, испытывать препараты, как на присутствующей, видимо, владелице кабинета, пока что тоже, разве что в чай что-то подмешано - и то сомнительно, не нужны такие хитрости этой девице, судя по спокойным движениям, она и так чувствовала себя достаточно уверенно.
И то сказать, при столкновении с иными дамами, пытавшимися в свое время "приручить" Тома, нацепив на него (метафизический, правда) ошейник, у Вэлиант - вот она кто, оказывается - было бы явное психологическое преимущество. Насчет амбициозного "вместе навсегда" они бы, правда, её разубедили, да и пулемет калибра 12,7 явно намекал на ключевой фактор успеха полученного "достижения", но все же стоило отдать должное стараниям. Хотя бы перед тем, как умертвить, если до этого дойдет дело - а разбитые камеры намекали, что и говорить, и действовать здесь можно более-менее свободно.
- Буду - спокойно сказал Том, устраиваясь на стуле. Представляться нужды он не наблюдал - поскольку эта невоздержанная в действиях особа называет его "семпаем", должна и без того знать, с кем имеет дело. Может, получится выстроить конструктивный диалог? Стоило попробовать, прежде чем переходить к более радикальным мерам. А, коли так, начать следовало с чего-то нейтрального...
- Стало быть, ты искала меня? - озвучил он подходящий, ничего не значащий вопрос. хоть кому-то нынче повезло, кхм, ведь штаб свободно мог отправить любого произвольного канмусу, коих на ЦБ хватало. Держался дредноут в привычной спокойно-уверенной манере, точно и не сидел со связанными руками и в ошейнике с бонусным удручающим элементом в виде поводка.

Отредактировано Vanguard (2016-04-22 18:38:44)

4

Взгляд Вэлиент не предвещал ничего хорошего любому, кто имел бы хоть поверхностные познания о психологии – плывущий, подёрнутый какой-то неопределённой дымкой, смотрящий куда-то вдаль, не концентрируясь ни на чём. Разве что, когда её глаза останавливались на «сэмпае», их выражение становилось совершенно нездоровым – она одновременно сияла от счастья и выглядела при этом угрожающе. И, пожалуй, беспомощно, словно ей не приходило в голову, что у её драгоценной добычи есть какие-то планы, которые могут ей дорого обойтись. Вэлиент в это не верила. Не может такого быть, чтобы то, что она так долго искала, не ответило бы ей самой трепетной любовью.

Когда «сэмпай» согласился на чай, Вэлиент восторженно пискнула, залилась краской и закатила глаза, явно показывая вселенское счастье. Прижать ладони к потеплевшим щекам ей мешало только то, что руки были заняты.

– Ох! Обещаю, ты будешь в восторге, – залопотала она певучим голосом, пододвигая чашку поближе. Судя по её восторженному виду, она была бы не против напоить «добычу» с ложечки или из собственных рук, и только какие-то остатки здравомыслия останавливали её от этого. Или, может быть, она просто считала, что их отношения не подобрались к этой стадии. А то, что они доберутся, в этом Вэлиент была уверена. – Правда, эта жирная сука, – она мотнула головой, видимо, адресуя своё негодование женщине, прикованной к решётке, – сожрала всё сладкое! Или спрятала, – Вэлиент почти зарычала, топнув ногой, – Но, если ты захочешь, я сейчас её разбужу, и мы узнаем, куда она всё дела. Хочешь?

По её сладко-возбуждённому тону было ясно, что ничего хорошего от такого пробуждения женщине не светит, и что Вэлиент мало волнует её судьба, если того пожелает потенциальный любитель сладостей. Всё, что её волновало, сводилось к одному человеку, напротив которого, всё так же сжимая в руках поводок, она уселась. Причём уселась так, чтобы, навалившись грудью на столешницу, быть как можно ближе к объекту своего обожания.

– Конечно! – выпалила она, едва ли не задыхаясь от счастья, – Именно тебя. Я всегда знала, что ты появишься здесь, рано или поздно.

Несомненно, она бы сказала ещё что-то, если бы мужчина, оставленный ей на произвол судьбы, не нашёл в себе сил, чтобы хрипло застонать – настолько громко, чтобы Вэлиент смогла его услышать. Хорошенькая мордашка, ещё секунду назад светящаяся от безумного счастья, скривилась в яростной гримасе. Вэлиент подскочила с места, с риском опрокинуть стол, вскинула оружие и заорала, явно разрываясь между желанием броситься туда или остаться здесь, с объектом своих желаний.

– Заткнись, тварь! Заткнись, заткнись, заткнись! В задницу иди! Тебе никто не поможет, сдыхай поскорее, ублюдок чёртов! Не смей всё портить!

От немедленной смерти мужчину спасло лишь то, что, при всём желании, отсюда Вэлиент не могла его пристрелить, а рвануться к нему ей мешал поводок, который она сжимала в руках. В отчаянии, она затопала ногами, дыша сквозь зубы, и только то, что больше нарушений тишины не было, дало ей возможность взять себя в руки.

– Прости, сэмпай, – тон её, несмотря на прерывистое дыхание, снова стал медово-сладким, а взгляд снова завесился туманом, – Надо было убить их всех прежде, чем приводить сюда сэмпая. Потерпи немного, и они, хах, сами сдохнут! Больше никто, совсем никто мне не помешает быть с тобой.

Вэлиант обошла стол, не упустив возможности снова яростно зыркнуть на прикованную женщину и прошипеть сквозь зубы парочку ругательств, и остановилась вплотную к своему пленнику, радостно замурлыкав под нос какую-то бодрую мелодию.

– Тебе ведь нравится чай, сэмпай? – промурлыкала она, – Подожди немного, и я уберу всех, кто будет нам мешать. Ах да… Точно! – Вэлиент словно озарило, и она осторожно потянула за поводок, вынуждая своего пленника податься в сторону – так, чтобы невзначай прижаться к нему боком. – Твой запах, твоё лицо – я всё это знала! Знала, что ты придёшь и заберёшь меня отсюда, и уж тогда нас точно никто не разлучит. Никто не запрёт меня снова, если ты со мной.
[NIC]Valiant[/NIC][AVA]http://i.imgur.com/J7MNati.jpg[/AVA][SGN]Notice me, senpai![/SGN][STA]Yangire[/STA]

5

Пир во время чумы. "Бостонское чаепитие". Стол Шляпника из "Алисы в Стране Чудес"...
Аналогий, то есть, возникало много, но истинность каждой, не выдерживая столкновения с грубой прозой реальности, трескалась, подобно тонкой стеклянной стеночке.
Том Мессерви, как человек эрудированный, обладал достаточно неплохой подборкой знаний о серийных маньяках - прочитал в свое время, любопытства ради. Конечно, для Британии это явление было в известной мере нехарактерным (от силы один известный представитель за двадцатый век, да один в предыдущем), но любопытство - странная штука. И дело-то иметь канмусу, казалось бы, придется вовсе не с представителями рода людского, и к его научно-профильной деятельности никакого отношения означенные данные не имеют...
Ан нет - пришлось-таки столкнуться. Кто бы мог подумать, верно?
Из статей англичанин извлек, помимо незначимых сейчас подробностей, одну главную мысль - неочевидную и мелькавшую между строк, видимо, не до конца обкатанную самим автором, но все же в достаточной мере очевидную.
Личности с маниакальным расстройством представляют собой среди всей своей весьма обширной психически нездоровой братии наиболее опасную категорию. Они руководствуются какими-то своими, нормальным людям, как правило, непонятными мотивами, но при этом из человеческого мира вовсе не выпадают - живут в нем, мимикрируя под вполне обычных граждан. Не чураясь лгать, с нечеловеческой ловкостью юлить и убивать на пути к своей цели... К каковой они стремятся, демонстрируя пыл и силу воли, сделавшие бы честь любому человеку, направившему оные в более конструктивное русло, ибо смысл жизни маньяков с точки зрения общества (а также конструктивного мышления в целом) обычно представляет собою бред бредом.
Предыдущий тихий и спокойный Том, прилежный историк и абитуриент Оксфорда, пожалуй, затрясся бы от ужаса, поняв, с кем в одной комнате - да что там, на расстоянии вытянутой руки - оказался. Нынешний же за четыре года успел взглянуть на смерть в самых её разнообразных ипостасях - будь то раздирающий уши гул артиллерийских снарядов, крошащих плоть и броню, торпеды, рассекающие водную гладь, подобно кровожадным хищникам, гроздья авиабомб, падающих, казалось, прямо на голову...
Если теперь костлявая пожелала предстать в обличье симпатичной, пусть и основательно уехавшей по фазе девицы - так даже лучше. Она приземленнее, грубее, кровавее; но если выбирать между ужасающе-бытовым образом, представшим пред очи экс-флагмана сейчас и горнилом войны, коим изредка оборачиваются морские бои, решение очевидно. Просто потому, что в текущей ситуации шансов у линкора было в разы больше, нежели под ливнем стали и взрывчатки.
Если он хотел выжить - и вытащить коллег по ЦБ - предстояло отказаться от человечности и использовать все, что попадется под руку. Закрыв глаза на искалеченных сотрудников медблока, отбросить гуманизм и стать скальпелем, отсекающим омертвевшую плоть ради здоровья организма в целом.
Флагман флота Метрополии ощутил небывалую душевную тяжесть и опустошение. Даже приняв решение, его еще надо осуществить... Что не всегда просто.
- Оставь их - сказал юноша ровным тоном, отвечая как на предложение выбить из врача координаты запасов сладкого, так и на внезапно "ожившего" мужчину - Это не имеет значения.
Возможно, дать им умереть даже было бы более милосердно.
- А вот наслаждаться чаем со связанными руками довольно-таки проблемно. Найдись милый кохай, который снял бы эти утомляющие браслеты... - о, разумеется, линкор освободился бы и сам, возжелав того. Но следовало забросить новый "пробный крючок" в адрес проблемной собеседницы.

6

Судьба сразу двух людей, висевшая на волоске с момента того, как они имели несчастье привлечь к себе внимание Вэлиент, и без того наставившей их на путь, ведущий к вечному покою, перестала иметь значение сразу после того как «сэмпай» сказал забыть о них. Вэлиент смущённо рассмеялась (при других обстоятельствах это могло бы показаться милым), и весь гнев, казалось, слетел с неё. Впрочем, тот, кто решил бы, что теперь она безвредна, поплатился бы за это заблуждение весьма быстро: на самом деле вся её ярость просто свернулась внутри, в любой момент готовая выплеснуться снова.

– Если сэмпай так говорит, я их прощу.  – почти беззаботно промурлыкала она, сразу потеряв всякий интерес к происходящему в соседней комнате или возле окна, правда, напоследок визгливо вякнув в сторону двери, приложив ладошку ко рту на манер рупора, – Слышишь, ублюдок? Сэмпай позволяет тебе пожить ещё!

Однако, несмотря на некоторую нервозность этого крика, он уже не нёс в себе той прежней угрозы, а, скорее, был несколько издевательской констатацией факта. Сам факт возможности угодить своей «добыче» заставлял её дрожать от восторга – эту дрожь она и не скрывала, радостно мурлыча под нос какой-то назойливый мотив. То, что её весьма показательное заявление проигнорировали, нисколько не огорчило Вэлиент – она снова уселась напротив, снова припала грудью к столу и принялась жадно разглядывать чужое лицо, теребя в руках поводок.

Несмотря на какую-то заторможенность, словно все события долетали до неё через плотную вату, Вэлиент нахмурилась, услышав слова про кохая. На её личике, до сего момента то сладостно-счастливом, то искажённом от гнева, появилось совершенно новое выражение – тень сомнений, словно бы даже какой-то внутренней борьбы.

Чувства, охватившие её, были безумием – но безумием приятным, а потому не встретившим сопротивления. Вэлиент была уверена, её сэмпай разделяет её чувства, но какая-то часть, сохранившая хитрость и зачатки разумности… Нет, разумеется, она и в самом страшном сне не дала бы себе сомневаться – в таком случае внутренние противоречия привели бы её к самоубийству за то, что она посмела усомниться в воплощении всего счастья в её жизни, но царапающее чувство всё же влияло на её решения. Именно потому из смутной смеси этих двойственных чувств родился ответ, который вполне соответствовал её мышлению и не допускал сомнений.

– Если тебе неудобно, сэмпай, я напою тебя своими собственными руками, – сомнения исчезли с её лица совершенно бесследно. – Тебе даже не нужно будет прилагать усилия.

Она предусмотрительно намотала «поводок» на руку, держащую оружие, и, освободив таким образом вторую руку, потянулась к кружке, явно собираясь исполнить своё предложение.
[NIC]Valiant[/NIC][AVA]http://i.imgur.com/J7MNati.jpg[/AVA][SGN]Notice me, senpai![/SGN][STA]Yangire[/STA]

7

Наличествуй у линкора возможность мыслить независимо этак потоками тремя одновременно, он бы, пожалуй, нашел бы время пожалеть, что не является практикующим психиатром или хотя бы студентом-теоретиком соответствующей направленности. А что, поездка вместе с опасностью предлагала возможность собрать ценнейший материал! Даже среди которого, впрочем, нашлась своя жемчужина в лице нынешней собеседницы экс-флагмана - уж больно она выделялась даже на не самом, мягко говоря, стандартном фоне контингента штрафной базы.
Сколько пыла, сколько энергии, сколько экспрессии! Направить бы только в нужное русло - цены бы ей не было... Поскольку в отличие от добропорядочных примеров в лице того же Шерлок Холмса, готового самому принять яд из-за "тяги к точным знаниям", Вэлиант руководствовалась в своих... назовем их так, "вивисекциях" скорее тягой к учению маркиза де Сада. Сколь блистательное грехопадение для корабля флота Её Величества! Впрочем, упрекать девушку с ходу Авангард бы не стал, кое-что зная о царящих на подобных базах нравах и порядке - очень может быть, что нашлась причина, катализатор подобной агрессии; хотя и это было лишь дополнением, вишенкой на торте - ведь существовал и изначальный базис, послуживший первопричиной.
Кто знает, быть может, паразит лишь вскрыл то, что существовало в личности девушки изначально?
Все происходящее в мире (следуя одной из гипотез, ныне не самой распостраненной) подчиняется закону обусловленности. Это не судьба, но что-то близкое к тому - просчитав движение атомов, основываясь на базовых законах мира, можно приблизительно предсказать, к чему оно приведет. Правда, это не так-то легко и не по плечу даже новейшим суперкомпьютерам но, возможно, когда-нибудь, в будущем...
Тому доводилось думать о том, что он родился не в свою эпоху; однако, будучи натурой живой и деятельной, он не зацикливался на подобной "ерунде" надолго, предпочитая заниматься делом. Еще и потому, что оное спасало от глупых раздумий. Было в этом что-то от акулы, живущей, пока движется - и начинающей задыхаться, останавливаясь.
Благодаря линкорше (как еще назвать канмусу женского рода?) сидящей напротив, у Вэнгарда появилось время для размышлений и не самая благодатная тема для них же, что, несомненно, являлось негативным фактором. А вот привязанность, пусть и патологическая, уже ближе к позитивному...
Смущенный смешок Вэлиант не ускользнул от британца, поскольку девяносто процентов его внимания в принципе концентрировалось сейчас на "тюремщице". И, хотя её идея напоить экс-флагман с рук была в своем роде милой - при нормальной обстановке - это был немного не тот вариант, который намеревался реализовать молодой человек.
Он недолюбливал импровизации, но, кажется, сейчас стоило попробовать. Тем более, заготовка в наличии имелась.
Настолько плавным и естественным движением, что это почти не бросалось в глаза, экс-флагман склонился вперед и опустил скованные руки под стол. Полоска пластика... Неприятно, конечно, но могло быть гора-аздо хуже. Зацепив полосу носком ботинка, линкор чуть оттянул её и благодаря образовавшемуся проему сумел освободить из овала правую руку - едва не вывернув сустав, каковой тут же потребовалось вправить обратно. На занятиях по джиу-джитсу подобным маневрам обучали скорее учебного плана ради - кто бы мог подумать, что и впрямь пригодится?
Потирая свербящее запястье (вспышка боли в момент возвращения сустава на места была столь яркой, что англичанину потребовалось недюжинная концентрация силы воли, чтобы не изменить выражение лица), Мессерви стянул бесполезные уже путы и со второй руки, небрежно скинув их на край стола; вся операция заняла лишь нескольку секунд, так что вмешаться Вэлиант не успела.
- В следующий раз, когда надумаешь кого-нибудь связывать, используй клейкую ленту - избавиться от нее в разы труднее. - менторским тоном, в духе настоящего семпая, сказал Том. Замысел его состоял в том, чтобы продемонстрировать, что даже в нынешнем положении не считаться с ним попросту глупо. Сила и сила духа? Что-то в этом роде, пожалуй, нужно было произвести на "похитительницу" более яркое впечатление - без этого действовать в дальнейшем стало бы затруднительно.
Облокотившись на стол, подобно самой Вэлиант немногим ранее, юноша приподнял легким касанием руки её подбородок, твердо взглянув прямо в глаза.
- И я рассчитываю, что впредь ты будешь слушать меня... Более внимательно. В противном случае мое настроение может испортиться. -
интонация последней реплики лязгнула сталью на фоне предыдущей, спокойной речи.
Откинувшись на спинку стула и сохраняя царственное выражение лица, невзирая на все еще присутствующие ошейник с поводком, Вэнгард сложил пальцы замком и вновь воззрился на свою собеседницу.
- Так где мой чай?
Кто бы мог подумать, что просмотр аниме-экранизаций пойдет когда-нибудь впрок! Однако сейчас это помогало линкору абстрагироваться от абсурдности происходящего - ведь он и сам словно попал в один из приключенческих тайтлов.

8

Видимо, собственное счастье, обретённое так внезапно – настолько внезапно, что даже жертв спрятать не было времени, – в значительной мере повлияло на осторожность и предусмотрительность Вэлиент. Сидя на своём стуле с кружкой наперевес, она, к счастью, совершенно неверно истолковала то, что её драгоценная добыча сначала приникла к столу так же, как и она минутами ранее, а потом потихоньку выпрямилась. К счастью для Вэнгварда, конечно же – иначе бы слегка остывшее, но всё ещё горячее содержимое кружки, было бы выплеснуто ему на голову, как предателю. Но нет, Вэлиент даже дышать на секунду перестала, оказавшись так близко – и взгляд у неё совершенно поплыл от подобных действий, потому что она восприняла всё это не иначе как желание приблизиться к ней. Царапающие сомнения потихоньку оставляли её: ведь не может же тот, кто проявляет к ней такое внимание, её предать.

Но у неё всё ещё было оружие, и она всё ещё готова была его применить. Она всё ещё была чудовищем, которого опасались даже свои, и, даже будь Вэнгвард покорным исполнителем её мечтаний, которыми она спасалась от жестокой реальности уже далеко не первый год, никто не гарантировал его безопасности, просто потому, что Вэлиент могла бы пожелать подержать его сердце в руках в самом прямом смысле.

Впрочем, она тут же нахмурилась, с опозданием осознав, что именно скрывали за собой странные движения сэмпая, и даже сильнее вцепилась в драгоценное оружие, молниеносно поставив чашку на стол – она уже не горела желанием поскорее напоить свою добычу. Только дрожащие пальцы выдавали её нерешительность, как будто она не могла оценить подобные действия в полной мере.

– Сэмпай, – выдохнула Вэлиент вопросительно, готовясь вскинуть оружие, но прежде, чем Вэнгвард обрёл в себе несколько отверстий, не предусмотренных природой, он сделал именно то, что нужно было сделать. От чужого касания к подбородку Вэлиент замолчала, широко распахнув глаза, и снова на секунду забыла, как дышать. Пожалуй, она готова была простить эту вольность просто за то, что потом всё стало так, как надо.

Пожалуй, она даже была готова принять чужое главенство.

– Я знала, – шёпоту вообще было сложно придать певучесть и масляность, поэтому он звучал почти нормально, а взгляд Вэлиент наконец-то был более-менее сфокусирован, пусть всё ещё сохранял удивление, – Сэмпай сильнее, чем можно представить. Теперь мы выберемся отсюда вместе.

Тон, которым с ней говорили, мог бы оказаться первопричиной её агрессии, перегни Вэнгвард хоть самую малость с желанием показать, кто здесь главный. Вэлиент могла быть ковриком для ног, но этот коврик легко мог начать ходить по окружающим, если бы она ощутила себя обманутой.

И да, не стоило забывать про ствол.

– К-конечно, – запнувшись, выдохнула она, снова потянувшись к чашке, и подала её со всем возможным почтением, которое могло найтись в этой безумной головушке. Вот только чая после всех перемещений кружки, в ней осталось ровно наполовину, а по столу растекалась бледно-коричневая лужица.
[NIC]Valiant[/NIC][AVA]http://i.imgur.com/J7MNati.jpg[/AVA][SGN]Notice me, senpai![/SGN][STA]Yangire[/STA]

9

Секунды - точнее, доли таковых - пока Вэлиент осознавала происходящее и рефлекторно, или же вполне осознанно готова были прибегнуть к своему нелегкому (для людей, по крайней мере) оружию, были самым тяжким, пожалуй, промежутком для дредноута. В художественной литературе, да и прочих отраслях искусства, где встречаются подобные напряженные ситуации, говорится обычно что-то вроде "время растянулось, подобно вязкому желе, можно было с кристальной ясностью мыслить и разглядеть мельчайшие детали"...
Реальность, как это водится, оказалась более прозаична. Просто был ничтожный отрезок времени - момент - то, что японцы называют словом "сэцуна", когда обе стороны, точно в зеркальном отражении, готовились нанести удар. Почти все шансы в этом противостоянии были на стороне "злодейки", двадцать третий это хорошо осознавал - и внутренне содрогался, представляя возможное развитие событий - но сдаваться не собирался.
Он шел на риск, но делал это сознательно, дабы увеличить шансы на успех в дальнейшем. Будь ситуация не такой сложной и специфичной, Авангард, скорее всего, давно напал бы, выбрав подходящий момент и нанеся единственный удар с точностью отчаяния. Но, по странной прихоти судьбы, в сложившихся обстоятельствах Вэлиант нужна была ему не меньше, чем он - ей... А то и больше.
Это экс-флагману было ясно еще до того, как он предпринял свой "прыжок-через-акулу" или "бег-по-лезвию-бритвы", как, собственно, называют подобные ключевые стечения действ с обстоятельствами. Сейчас же... Сейчас же появилась, по крайней мере определенность с тем, что хоть в чем-то дредноуту сегодня везет; порывистый жест, приведший его пальцы под подбородок девушки, оказался действенным. Том предполагал подобное (потому и сделал), но, как не крути, с вероятностью, далекой от ста процентов - ведь если умозримые шестеренки в голове человека однажды уже вышли из строя, направившись собственным маршрутом и темпом, кто возьмется утверждать, что это не произойдет вновь? 
С пренебрежительной усмешкой бормотать "Just as planned", уподобляясь целому пласту виденных на голубом экране персонажей, Том не стал, вместо этого аккуратно промокнул платком вспотевший лоб, затем аккуратно сложив и вернув лоскут ткани в карман. Необходимость прибегать к подобным глупым трюкам была раздражающей, однако шанс выбраться с Чукотки мироздание готово были подкинуть лишь на этом пути, так что жаловаться не следовало. Невеликая, объективно говоря, беда, могло быть в десятки раз хуже - как у работавших здесь бедолаг, например.
Интересно, остальные сотрудники базы в таком же состоянии? Или только эти оказались не в тот час не в том месте, взяв в помощники не того человека?  
Исходя из халата, шприцов и прочих деталей, Вэнгард предполагал, что девушка действительно ассистировала здешней медсестре - и, не исключено, вполне успешно. Что еще найдется у нее в рукаве, исходя из подобной гипотезы?
Опыт химика фармацевтической направленности? Уроки обращения со скальпелем?
Интересно...
Приняв из рук "медсестрички" полупустую чашку, линкор безразлично взглянул на её содержимое, прикидывая, каким образом разумнее будет вести себя сейчас. Может, продолжить "давить"? Или, коль скоро лед начал таять, стоит быть помягче?
После недолгих колебаний двадцать третий остановился на втором варианте; если психика её и впрямь нестабильна, использовать только кнут может оказаться себе дороже. Сия морская дева ведь ожидает, что "семпай" проникнется к ней теплыми чувствами? Вэнгард был далек от этого - но немного подыграть вполне мог, ведь помощь Вэлиант могла оказать неоценимую.
- Совсем остыл - с вялой улыбкой (впрочем, когда был способен на не вымученные?) пожурил захватчицу британец.
- Вскипяти еще - кивнул он на белеющий в углу электрический чайник и поднялся, дабы наскоро изучить содержимое ближайших шкафчиков. К моменту, когда кипяток оказался готов, экс-флагман нашел посуду и кучу других мелочей жизни - сухое молоко (логично, база-то северная, откуда здесь обычное?), сладкое (Вэл просто искать не умела; линкору же простая логика шепнула, что приложения к чаепитиям, которые медицинские работники любят не менее, а то и поболее прочих, должны не бросаться в глаза, но при этом быть под рукой).
Словом, на сей раз напиток со вполне хозяйственным (ну или безразличным, тут уж зависит от того, чьими глазами смотреть) разливал он - уже в две чашки, позволив девушке предварительно протереть стол.
- Ты права, мы должны выбраться отсюда - сказал Том, отпив первый глоток и вновь поднимая пристальный взгляд.

10

Со стороны это всё, конечно же, смотрелось дико.

Запахи крови и чего-то кислого, смешивающиеся с чайным ароматом, «медсестричка» с явными признаками помутнения рассудка, женское тело, прикованное к решётке окна, Вэнгвард, принявший правила игры и сумевший всё-таки переломить ситуацию в свою пользу – всё это походило на Страну Чудес, только такую, где Шляпник бы заваривал чай с глазами Сони вместо дольки лимона. Вэлиент, впрочем, всё устраивало. Ей происходящее даже прибавило ясности: вместо шаткой игры с пленным, которая продлилась бы до первой его ошибки, и кончилась бы не менее кроваво, чем её прежние забавы, она наконец-то получила устойчивую основу под своими ногами. Вэлиент, таявшая от восхищения и счастья, самую малость стабилизировалась: теперь её не вводило в ярость вторжение в их идиллию кого-то постороннего, хотя, неси оно опасность, она бы выпустила весь запас пуль, не промахнувшись. Теперь она даже была способна к относительно конструктивной беседе. Взгляд у неё тоже немного прояснился.

Она продолжала разглядывать «добычу» так, словно желала запечатлеть в своей памяти каждое его движение, при этом ритмично постукивая пальцами по металлу своего последнего оплота обороны, но, по крайней мере, выглядела при этом чуть менее опасно. Появившийся на свет божий платок, которому было уготовано стереть блестящую влагу с чужого лба, и так же быстро исчезнувший, не породил в Вэлиент резонных для более проницательного человека выводов. Она только лишь пожалела, что не успела сделать этого сама, но почему-то не стала зацикливаться на этой мысли. Немного отрезвевшее в рамках её психической нестабильности сознание услужливо откликнулось на приглашение заварить ещё чаю, и Вэлиент, торопливо кивнув и облизнув пересохшие губы, снова поднялась с места, движимая стремлением выполнить данные ей указания. Улыбка, какой бы она ни была, была встречена не меньшим откликом – только теперь без восторженных визгов и попыток снова прижаться. Вэлиент весьма невинно и задумчиво улыбалась, вертясь вокруг чайника, и это впервые не казалось пугающим.

Упрямо не выпуская из рук оружие, она была вынуждена делать всё одной рукой. Упрямство это, впрочем, не было основано на недоверии, а руководствовалось лишь стремлением больше не быть беззащитной. Беззащитность всегда приводила её в карцер, любая ситуация склонялась на сторону тех, у кого была возможность стрелять без объяснений. Вэлиент помнила и хотела избежать этого. Ненависть к окружавшему её миру, проявившую в её отношении непростительную жестокость, всё ещё подхлёстывала её. Ненависть росла в ней, не позволяя сломаться или стать глупой истеричкой, какой была визгливая Касуми. Нет, Вэлиент считала себя лучше, чем Касуми, как в методах, так и в первопричинах. И, коль ей нужно поставить чайник одной рукой, она справится с этим.

Не она одна занялась хозяйством – Вэнгвард тоже был рядом, обшаривая шкафчики и полочки, и Вэлиент, раскрасневшаяся от собственных мыслей, которые сводились к тому, что они впервые что-то делают вместе, была этим абсолютно довольна. Уверенность в верном выборе только окрепла, когда сэмпай признал её правоту.

Румянец пятнами расплылся по её щекам.

– Как? – спросила Вэлиент, снова начав отстукивать неведомый ритм, – Скажи мне, сэмпай. Что будет там теперь, когда мы вместе?
[NIC]Valiant[/NIC][AVA]http://i.imgur.com/J7MNati.jpg[/AVA][SGN]Notice me, senpai![/SGN][STA]Yangire[/STA]

11

Испарения крови и чего-то кислого, отдающего... фармацевтической, пожалуй, составляющей, незримо наполняли воздух медблока, создавая атмосферу, вполне соответствующую не совсем здоровому, объективно говоря, духу происходящего.
Впрочем... а, плевать. Вся наша жизнь суть догонялки со смертью и сдаться костлявой успеешь всегда, буде появится такое желание. В конце она так и вовсе самостоятельно приходит - так что ж, сдаваться теперь? Экс-флагман идти на подобный экспромт не намеревался и, пускай происходящее вокруг отдавало солидной абсурдистской затравкой, так, наверное, было даже легче... Легче принять за сон, чтобы облегчить неслабую нагрузку на психику, по крайней мере. Хотя и к этой мере Вэнгард прибегать не хотел - сны к активному сопротивлению располагают не очень, равно как и к осмысленным действиям, а перед ним только-только забрезжил просвет, который сулил, при удаче, облегчить нелегкую юдоль, закинувшую юношу на эту чертову базу.
По-хорошему, стоило бы воздержаться и от столь эмоциональной оценки, для Тома нехарактерной, но накопившийся стресс требовал выхода - хоть бы и в столь минорной форме. Главное, не руководствоваться чувствами при действиях, то есть поступать так же, как и обычно - и все будет в порядке, по крайней мере то, что от дредноута зависит.
Порешив на этом, двадцать третий временно свернул внутреннее "вече" - кажется, так это называлось в древней Руси - и осмотрел бренную реальность более пристально, ибо как раз в этот момент он и был занят тщательным осмотром вещей, ненароком лишившихся владельцев. Дай боже, чтобы лишь временно...
Помимо приятных дополнений к чаю были здесь, конечно, и другие интересности - медкабинет же! Набор хирургических инструментов, конечно, для прямого боя подходил не очень, а вот в качестве метательного оружия - вполне; экс-флагман подобным, правда, никогда не увлекался, но с его силой, вполне вероятно, хватит и обычного броска. Особенно если-таки удастся угодить в цель лезвием. Наточены скальпели были на совесть, так что и для бесшумного применения вполне годились - кожу и мышцы пробьют на ура. Импровизация, конечно, но все же лучше, чем совсем ничего. Хватит ли линкору решимости применить оружие по назначению?
Оглядываясь на свои воспоминания и примерно представив, что могло произойти с остальным персоналом (а также принимая во внимание угрозу для собственного существования), Вэнгард мог без колебаний ответить - да, более чем. Не он начал эту дурацкую игру, но коль скоро придется в ней участвовать... Оружие - палка обоюдоострая и тем, кто за него взялся, стоит об этом помнить.
Вспоминая о последних, кстати, можно было отметить, что Вэлиант смотрится... Чуть спокойнее? Пожалуй, как-то так. Сформулировать ощущения британец затруднился бы, но определенный контраст в поведении точно мог отметить - разница между тем, как она привалилась грудью к столешнице в самом начале и крутилась у чайника с задумчивой улыбкой (а после и по-человечески села) сейчас, определенно наблюдалась. Это радовало... Наверное? Иметь под рукой человека, способного мыслить и действовать хоть отчасти здраво, точно лучше, чем того, чей единственный тактический маневр - рывок напролом, в их ситуации так точно.
Помимо прочего, нашлась и коробка патронов. Что из этого следовало? Пистолет где-то недалече... Может, в столе, может у Вэлиант, а может и по сию минуту у медички на поясе - все равно нападение едва ли оставляло ей шанс воспротивиться, скорее всего начавшись с чего-нибудь медикаментозного. Но оружие у главы медблока, учитывая место службы, иметься должно было - факт.
- Там? - Том не сразу уловил смысл вопроса морской девы, но в итоге все же понял, о чем она. Сейчас подобное было, правда, трудно представить, да и в целом - сперва выкарабкаться надо... - Обычная, мирная повседневная жизнь. Ну, с учетом специфики службы, конечно...
То есть тишина комнат общежития, библиотек, гул университетских аудиторий, посещение японских магазинчиков в городке неподалеку от базы... А в перерывах между всем этим - борьба с кровожадными монстрами, отобравшими у людей мореходство.
Будь Вэнгард более взрослым, от подобного диссонанса ему было бы куда более некомфортно, однако пока что гибкость мышления позволяла вполне адекватно жить с этим.
Он попросил проверить, заперта ли дверь в кабинет - на всякий случай, безопасности ради - и вновь пригубил чай, взглянув на собеседницу.
- Сперва нам надо выбраться. А для того, чтобы претворить это в жизнь, придется... "урегулировать вопрос" с твоими бывшим коллегами.
Несколько идей нашлось бы и у самого Тома, однако не зря же канмусу провела здесь столько времени? У нее должны быть данные, способные поднять вероятность успешной реализации плана.

12

Вэлиент прижала к груди своё оружие, наконец-то перестав стучать по нему пальцами, и осталась смирно сидеть, даже не елозя по стулу, как делала раньше, когда нетерпение и тревога давили на её плечи. Прежняя нервозность, и правда, уходила куда-то прочь, на задворки сознания, туда же, где гуляло желание поубивать к чёртовой матери половину населения базы, включая истеричку-Касуми, ну и ещё одну… Ещё одну. Да, пожалуй, для полного счастья ей хватило бы и этих двоих, но сейчас рваться до их убийства не было смысла. Её основная цель была уже достигнута, и греться в счастливом осознании этого факта – вот чего ей пока хотелось.

Скальпели, патроны, чай, сахар, сладости – Вэлиент наблюдала за результатами чужих поисков почти незамутнённым взором. Только коробка патронов заставила её тихо рассмеяться – это тоже слабо напоминало прежнее хихиканье, – и пояснить чужие изыскания:

– У шлюхи было оружие, – право, за это ей стоило вымыть рот, но пока такой команды не отдавалось, а Вэлиент, качнувшись на стуле, мотнула головой в сторону женщины, прикованной к окну, – Больше его нет. Больше нашей милой шлюхе ничего не поможет. Я бы не оставила ей даже шанса, вдруг она бы выкрутилась и попыталась меня пристрелить? Нет, сэмпай, больше я никому не позволю загнать меня назад.

Похоже, у неё были какие-то особые счёты к местным врачам, но они были сведены, и прежняя ярость уже не рвалась наружу, разве что ясная улыбка чуть померкла, а взгляд стал рассеянным, направленным в себя. Вэлиент что-то вспоминала, прижимая к груди оружие.

– Я пристрелю её потом. – пообещала она самой себе, как только воспоминания закончились, и снова стала потрясающим образцом внимания, устремлённого к собеседнику. Тем более, что говорил он вещи, которые сразу превращали её маленькие трагедии в что-то малозначимое.

Там? Вэлиент с некоторой досадой осознала, что уже почти ничего не помнит о той жизни, что была во времени-до. Чукотка была чертой, отделявшей всё, в том числе и в её памяти – всё, что было до, расплывалось и превращалось в ничто. Там, несомненно, было лучше, и этого лучшего её лишили. Вот только она же знала, что назад ей не вернуться. Долгое время, проведённое здесь, вдолбило в её голову массу разных вещей, но одна из них повторялась на разные лады почти всеми.

– «Ты никогда отсюда не выйдешь», – задумчиво повторила Вэлиент чужие слова, прищурившись. – Что-то здесь не так, сэмпай. Мне не выйти отсюда, разве нет? Я думала, мы останемся здесь навсегда. Ты и я. Только ты и я.

Вскинутая рука.

Выстрел.

Что ж, хотя бы для кого-то в этом медпункте страдания прекратились.

Стреляла Вэлиент и правда прекрасно – лучший выстрел произвести в этих условиях было невозможно. Теперь женщина, так и не успевшая выйти из бессознательного состояния, обмякла на решётке точно не из-за воздействия всего, что Вэлиент на ней использовала.
[NIC]Valiant[/NIC][AVA]http://i.imgur.com/J7MNati.jpg[/AVA][SGN]Notice me, senpai![/SGN][STA]Yangire[/STA]

13

Наблюдение продолжало со злокозненной, но неуклонной стабильностью обеспечивать британца новыми, хотя, на первый взгляд, и не очень полезными данными; если раньше про имеющийся, очевидно, у Вэлиант зуб на медперсонал северной базы можно было лишь догадываться, теперь доводы в пользу этого нехитрого факта предстали во всей красе. То есть она, конечно, и на "товарищей" по делу искоренения глубинных орала (не очень) благим матом так, что уши закладывало, но, по крайней мере, не использовала их в качестве анатомического пособия и подушечки для игл одновременно. Был ли причиной тому страх или отсутствие должного запала?
Судя по всему, первый особого дискомфорта в жизнь красивой, но не слишком отягощающийся этическими проблемами медсестрички не вносил, следовательно, дело было во втором моменте. То, что в санитарном блоке подверглись нападению и пытками именно врачи было, с точки зрения позиционирования, логично, но нынче стояло другой вопрос - издевалась бы ли девушка над другими обитателями базы аналогичным образом, случись они в тот момент под рукой? В этом Том... не был уверен. Как, впрочем, и во многом другом - но собеседнице его знать о подобных умозримых слабостях было вовсе ни к чему. Хотя, умей она читать мысли, возможно, это было бы только к лучшему сейчас, ведь дредноут выискивал - или пытался - оправдания, несколько обеляющие фигуру укутанной в халат морской девы в его глазах, поскольку так было легче.
- В самом деле? - чуть приподняв бровь, Вэнгард выслушал версию линкора, которая подтвердила некоторые предыдущие его догадки, равно как и опровергла соседние. Но сам факт того, что Вэлиант задумалась о подобной мелочи - отобрать оружие у связанного противника, и без того находящегося под плотным воздействием медикаментов - был довольно предусмотрительным, учитывая... Особенности её состояния.- Похвальная бдительность, я бы поступил так же.
Разве что от издевательств воздержался. Пристрелил по-быстрому и дело с концом. Озвучивать эту часть было необязательно, так что Том, собственно, и промолчал, подумав вдогонку лишь о том, что еще одна единица огнестрела находится где-то в помещении... Ну или, точнее, на поясе янгире - где же ей еще быть.
Новая реплика.
Пороховая гарь и звук, ударивший по барабанным перепонкам...
Авангард попытался сопереживать убиенной медичке, но его привыкший к логическим конструктам разум подталкивал к мысли о том, что для нее, учитывая предыдущий пережитый опыт это, возможно, и к лучшему. К тому же он никогда не был особо богат на жалость окружающим и, наконец, следовало приложить все усилия к тому, чтобы самому не разделить подобную судьбу.
Хлоп. Хлоп-хлоп.
На сей раз это были ладони.
- Отличный выстрел - сказал Том спокойно, точно иллюстрируя эти бравурные аплодисменты - А теперь успокойся и выслушай. - установив прямой глазной контакт с девушкой, он продолжил:
- Не знаю, кто внушил мысль о том, что тебе не выйти отсюда, но она далека от истины. Это раз. - Хотя в её случае, возможно, не так уж и далека... Сейчас это неважно. - Мы не сможем остаться здесь, даже если захотим. Почему? Понимаешь... "Мою группу", если её можно так назвать, выслали к здешней базе, поскольку она не выходила на связь. Если не вернемся и мы, то в следующий раз прибудет не плохо подготовленная четверка, а целый отряд, хорошо вооруженный и готовый к неожиданностям.
Помолчав несколько секунд, Вэнгард подытожил:
- Но если мы "решим проблему" сами, то и в том, чтобы выбраться, трудности не будет. Помоги мне, а я помогу тебе! Разве ты хочешь последовать за мной "туда"? - он патетически указал в сторону, где примерно и должна была находиться Япония с Центральной Базой, вкладывая в последние слова куда больший эмоциональный заряд, чем ранее, поскольку чувствовал. что настало время быть убедительным. Сжав лежащую на столе ладонь девушки обеими руками, он пристально взглянул ей в лицо, пытаясь прочитать ответ:
- Верь мне...

14

Вэлиент, казалось, вовсе не заботило содеянное – она задумчиво поскребла ногтями в волосах, очень уж заметно принюхалась к пороховой гари, разве что не засунув пятачок дула себе в нос, хотя, конечно, для последнего он был бы слишком горячим. Действия её, вкупе с выражением лица, являли собой такую бытовую картину, будто она только что чай вскипятила, не иначе. Наконец, вернув злосчастный ствол на стол и сложив поверх него руки, она вроде бы поставила этим точку в содеянном.

Раскаяния она, по понятным причинам, не испытывала. Даже могла бы привести аргументы, почему эту женщину нужно было обязательно грохнуть, от разумных поводов (насколько это было возможно в её случае) до личного отношения, сводящегося к глубокой ненависти Вэлиент ко всем, кто, не дай бог, имел отношение к медицине. Медицину она тоже ненавидела до дрожи в пальцах. Конечно, она не орала об этом на каждом углу, хотя, с начала всех этих разборок, всем оставшимся в живых обитателям медпункта пришлось выслушать не только поток ругательств, но и изложение того, за что именно она их всех ненавидит. Вряд ли они это поняли, но Вэлиент сделала всё, чтоб они испытали на себе её претензии. А дальше сценарий известен – случайный взгляд на окно, фигура, при виде которой в сердце что-то тепло ёкнуло, и разборки с обидчиками стали вовсе неважными. Но повод-то остался.

Хлопки отвлекли её от заинтересованного разглядывания новообразовавшегося трупа – Вэлиент всерьёз раздумывала, успела ли медичка понять, что умирает? Ей бы хотелось, чтоб успела. Впрочем, чужое одобрение тут же перетянуло её внимание на себя, отпечатавшись на её лице слабым румянцем.

– Надо было вкатить ей меньшую дозу, – звучало это почти как оправдание, – Наверно, она даже ничего не поняла. Жаль, – Вэлиент действительно жалела, что из этого не получилось особого шоу, – Но я так хотела, чтобы она попробовала то, чем накачивала меня.

Вэлиент тихо рассмеялась и сразу, без всякого перехода, посерьёзнела – улыбка стекла с её лица. Потому что семпай говорил, а она, естественно, должна была это слушать. Не всегда понимать изначальный смысл (а иногда и вовсе извращать сказанное до неузнаваемости), но слушать – всегда.

И без того расшатанный разум сейчас находился на взводе, но она действительно попыталась понять сказанное. То, что сюда придут, например, люди, против которых она ничего не сможет сделать – разве что отдать свою жизнь за семпая. Или то, что у неё всё-таки есть шанс вылезти из этой дыры, а все окружающие ей просто врали. Врали?

Вэлиент бросила торопливый взгляд на обмякший труп, словно ища у него поддержки в собственных измышлениях. Правда, особо посоветоваться с трупом не получилось, так как её теперь удерживали самым простым и доступным способом, буквально вынуждая её смотреть прямо на чужую руку.

Она тихо промямлила что-то вопросительное, кажется, спросила, врали ли ей, снова попыталась глянуть на труп – вышло весьма затравлено – и больше отвернуться не пыталась.

Оплоты прошлой жизни начали рушиться, едва не погребя под собой остатки её мышления. Будь бы ситуация в ином раскладе, Вэлиент уже бы сорвалась и изрешетила тут парочку стен, крича больше от душевной боли, нежели от злобы, но ей мешала чужая рука, насильно возвращавшая её к той реальности, которую она выдумывала себе на протяжении всего срока заключения. Стоило ей попытаться забыться, чтобы в этом забытье сбросить нервное напряжение единственным доступным ей методом, как реальность возвращала её к себе. Обычно было наоборот – это кошмары и весьма извращённое мышление утягивали её из реальности.

Когда она смогла сфокусироваться, свободная рука словно сама собой потянулась к чужой щеке. Выглядело это почти угрожающе, Вэлиент смотрела то ли куда-то сквозь, то ли абсолютно незаинтересованно, что для такой личности, как она, всегда предвещало проблемы окружающим. Но, по крайней мере, она не попыталась вскрыть чужую кожу абсолютно под ноль срезанными ногтями.

Вэлиент задумчиво гладила чужую щёку, не издавая ни звука, всё с тем же рассеянным взглядом.

Мир снаружи её, по правде сказать, не привлекал. Что-то вроде «был бы рядом тот, кто мне нужен, а декорации неважны». Она помнила, что ей говорила врачиха, которая даже помучиться не успела – наверно, Вэлиент же никогда не вкатывали такую дозу, какую вкатила она в благодарность за лечение. Но, если они все ей врали…

– Ты так хочешь уйти отсюда, семпай? – мелодично и почти беззаботно спросила она.
[NIC]Valiant[/NIC][AVA]http://i.imgur.com/J7MNati.jpg[/AVA][SGN]Notice me, senpai![/SGN][STA]Yangire[/STA]


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Морские операции » [Спин-офф] 10.04.2025 "Белый голубь: Мы вместе!"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC