25.10
Администрация вернулась и скоро доберется до всех вас! Трепещите и раздавайте долги по постам.
13.09
Администрация форума на две трети в отъезде/собирается уехать. Просим никого не пугаться, не теряться, обращаться к Славе и Сюркуфу, а так же писать посты.
Возможно, в октябре будет перекличка.
20.08
Репрессии и проверка актуальности личных эпизодов, подробности здесь.

14.07
Мини-обновление квестов. Ознакомиться и записаться можно здесь.

10.07
Смена одёжки форума, обеспеченная прекрасной бернкастель. Давайте пожелаем ей побольше кошечек за подарок.
Если выявите баг, пишите в ЛС Нагато.

03.07
Основные проблемы, вызванные переездом серверов, исправлены. Однако, мелкие глюки могут наблюдаться до сих пор. Просим игроков писать посты в текстовых редакторах или хотя бы копировать их туда перед отправкой.

30.06
Проблемы с авторизацией и загрузкой страниц. Исправление грядёт в ближайшие дни, а пока выйти из учётной записи или зайти в неё возможности нет. Набираемся терпения и ждём.

17.06
Всех игроков, желающих играть далее, просим зайти в тему "Общий сбор". Это не перекличка, а попытка свести сюжетные линии во что-то объективное, в связи с перекройкой административного состава. Ругаться можно в личке Нагато.
Всем, сдающим сессию, курсовые и дипломы, желаем удачи!

Kantai Collection FRPG

Объявление

Добро пожаловать на ФРПГ, в основе своей берущую идею игры Kantai Collection. Гостям и пользователям мы желаем осваиваться и располагаться поудобнее, ведь на форуме сейчас царствует ветер перемен, несущий немало сюрпризов. Leprosorium

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Банк завершённых эпизодов » [ЦБ] 13.04.25, Не тронь меня


[ЦБ] 13.04.25, Не тронь меня

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

1. Время действия:
13.04.25

2. Погодные условия:
Проливной дождь, +9 градусов

3. Место действия:
Аэродром ЦБ, далее — по обстоятельствам.

4. Участники:
Тяжёлый крейсер Како,  Адмирал Флота Франциско Веларде, Тяжёлый крейсер Вейнтисинко де Майо, Рейна Нил (GM)

5. Сюжет:
В попечение Адмиралу Флота передаётся невероятно ценный материал — Рейна Нил, дочь почившего Бисмарка. Прибывшая с Марипозы девочка находится под охраной тяжёлого крейсера Како, дела у обеих явно не задались, о чём говорит их измотанный внешний вид и неподдельный испуг девочки. Всю дорогу Рейна молчаливо сидит и пугливо озирается — она вымотана до предела, ей кажется, что на Хоккайдо будет хуже, чем на Марипозе. Помимо всего прочего, накануне Вейнтисинко де Майо был временно прикреплён к Адмиралу Флота в качестве секретаря-помощника, и сейчас сопровождает его при этой напряжённой встрече.

2

Под тяжёлыми взглядами сопровождающих, которые ежеминутно готовы были напомнить, у кого тут есть ствол, и кто прав по определению, Рута закутала Рейну в плед, как только им разрешили отстегнуть ремни после взлёта. Плед пришлось пожертвовать тот, что предназначался для тридцать восьмой, так как на свой Рейна уронила чашку с супом, не удержав её дрожащими руками. Впрочем, несмотря на все усилия Како и повышенную комфортность стальной птички Рейну трясло даже в этом тёплом коконе, но не от холода. Безнадёжно испорченную тряпку, пахнущую супом, Рута бросила себе под ноги, стянув обувь и поставив на сухой островок босые ступни.

– Я могу посадить тебя на колени, пока мы летим. – предложила она, но Рейна только помотала головой. Рута вздохнула, убрала подлокотник, разделявший их сиденья, придвинулась к этому живому свёртку вплотную, чтобы обнять её прямо так, поверх одеяла, закрывая собой от чужих взглядов. Рейна вяло повозилась, но перестала, когда Рута едва заметно покачала головой так, чтоб это видела девочка, но не видели сопровождающие.

«Не сопротивляйся, не спорь, веди себя хорошо». Примерно это Како сказала ребёнку при первой их встрече. Через какое-то время – тридцать восьмая уже не могла вспомнить, сколько именно прошло часов или даже дней – она самолично связывала эти тонкие руки, ноги, заклеивала рот достаточно аккуратно, чтобы не было потом больно отдирать, ведь у Рейны такая нежная кожа. Послушно сделала всё, но отказалась пугать её оружием. Рейну и так трясло так, что даже Рута готова была на всё, лишь бы её отпустили, или хотя бы развязали – да чёрт побери, она же не корабль, хватит, перестаньте, зачем? Примерно это кричала Фурутака – её любимая Ру – пока пощёчины обоим сёстрам не прекратили эту истерику. Альфе за неповиновение, Браво – за недозволенную панику. Обоим – в назидание.

Рейна её то боялась, то хваталась за её шею, испугано обнимая, потому что защиты и помощи ждать было, в общем-то, неоткуда. Како отвечала на её вопросы честно, и запугала бы её до истерики, но Рейна перестала спрашивать ещё раньше. Потом они привыкли молчать, потом Рейна хоть немного привыкла к Марипозе, но решение снова поменяли. Даже в самолёт они сели молчащими.

– Спи. – пробормотала Рута, которую даже эти тяжёлые мысли не могли лишить сна. По правде сказать, она относилась к ситуации с некоторым спокойствием: всё, что было плохого, уже произошло. Теперь у Рейны всегда будет она, тридцать восьмая. Рута. Тяжёлый крейсер «Како». Хуже уже не будет, Како позаботится об этом. А сейчас ей хочется спать…

– У тебя глаз… – испуганный шёпот заставил Како с трудом разомкнуть ресницы и непонимающе взглянуть на Рейну. Ах, точно. Когда засыпала – на секунду уткнулась лицом в плед, не успев закрыть глаза, и тени от складки хватило, чтобы мертвенно-голубой отсвет стал заметным.

– Просто лампочка. Спи.

Рейна не стала спрашивать, как в её глаз попала лампочка, и Како оставалось только порадоваться, что не придётся долго объяснять, что это вообще за штука была. Врать она не умела, а пугать не хотела. Нужно было быть осторожной, храня свою тайну.

Рейна толкнула её в плечо, когда перед носом загорелась грозная надпись, предвещающая пристегнуться. Како снова пристегнула её – прямо так, поверх одеяла, – потом пристегнулась сама. Стальная птица подпрыгнула на посадке, пробежалась по полосе и медленно остановилась.

– Выходите. – скомандовал ей кто-то из сопровождения. Како помогла Рейне выпутаться из одеяла и, взяв за руку, бережно повела к выходу. Вообще-то, она могла бы взять её и на руки, но боялась, что Рейна шарахнется.

База встречала их проливным дождём. Девочка, видимо, совсем сдала, и Како остановилась почти у самого трапа, чтобы присесть перед Рейной, обнять её, поддержать, помогая устоять на ногах, и посмотреть на встречающих исподлобья. За спиной убирали трап самолёта – сопровождение с Марипозы не желало оставаться здесь. К лучшему, наверно.

– Прибыли. – буркнула она, слыша чужое сердцебиение вплотную к уху. – Тридцать восьмая «Альфа». Сопровождаю Рейну Нил.

Дождь молотил ей по лицу.

3

"Не хватало еще с детьми возиться..." - Мысленно проворчал Веларде, но в большей степени его сегодня нервировало отнюдь не это. Детей, как ни крути, тут и без того шныряло достаточно, одна девочка, пусть даже дочь Леи Нил, вряд ли сама по себе сделала бы ситуацию хуже. Но поскольку это исходило от Марипозы, ситуация для адмирала становилась мерзкой по определению. Он не любил своих союзников (правды ради, вообще никого не любил, просто некоторых - в большей степени), не доверял им, и если бы их сожрали Глубинные, поблагодарил бы морскую нечисть отдельным приказом. Равно же и все исходившее от них заранее воспринимал как потенциальную гадость. Потому как есть просто паршивые и темные дела, а есть те, от которых совсем уж дурно пахнет. И нет, не серой, а самым натуральным дерьмом. Он заключил договор и не показывал своего отношения просто потому, что это была возможность вернуться и скажи он  нет, был бы просто кто-то другой. Все имеет в этом мире свою цену.

Вот поэтому проливной дождь поливал адмирала на летном поле (настроение было так себе  и он отмахнулся от зонта - только руки занимает, а от такого ливня не спасет), где он со своим временным секретарем - ладно хоть этот тип не раздражал его сам по себе, и на том спасибо - ждал прибытия гостей. Две неизвестные переменные в извращенном уравнении происходящего уже были на подходе. Дождь уже сделал свое дело и Франциско было плевать, насколько он промок, несмотря на плащ - он просто выпьет чего-то горячего, когда вернется. Или горячительного. Можно и совместить, потому что вряд ли разговор с прибывшими будет приятным.

Меж тем самолет приземлился и двое вышли. Под дождем ему было трудно разглядеть что-то внятное, кроме того, что это, по видимому, именно те, кого он ждал. Самолет между тем уже явно наладился лететь обратно и мысленно Веларде пожелал им лететь ко всем чертям, желательно морским. Разгребание дел на Центральной не способствовало добродушию, не говоря уже о стоянии под безжалостно  бьющим по всем дождем. Но сколько ни посылай к чертям реальность, толку мало.

- Франциско Веларде, Адмирал Флота, - Коротко представился он. Франц не любил новое звание. В нем для него не было чести или радости, он уже знал, что за ним стоит и чего оно стоит. А еще не стоило стоять под дождем. Де Майо сам представится, чай не немой.

- Идите за мной. - Возможно, прозвучало сухо и резко, но ему было плевать. Не место и не время для того, чтобы быть заботливым папашей дочурке Нил, у которой и так есть кому за ней присмотреть - что-то в поведении Како было такое. Осталось убедиться, что они послушали, - Де Майо, если зонт есть - знаешь, кому нужнее.

Тут не было заботы сверх простого разума. Эти двое пока были чужими для него, и мало шансов, что это заметно изменится.

4

В последнее время всё чаще приходилось мотаться на аэродром, чтобы кого-то встретить. Даже начинало складываться впечатление, что наступил какой-то особый туристический сезон, когда люди и канмусу в большом количестве начинают съезжаться на ЦБ. Только вот без всяких праздных увеселительных мероприятий в процессе и красочных фотосессий на фоне достопримечательностей. И от Онни с недавних пор требовалось во всём этом тщательно помогать. А потому ежедневная рутина инструктора грозилась пополниться очередным пунктом. Не сказать, что ему это действительно не нравилось - времени на иные дела по-прежнему оставалось предостаточно - просто быстро приспособиться к новым "обязанностям" у де Майо не выходило, отчего и возникало незримое к ним сопротивление. И когда он только успел так закостенеть на своём насиженном месте? Едва год прошёл, как он вернулся со службы на Кипре, а уже такое. Непорядок, однако.
Встряхнувшись от смурных дум, тяжелый крейсер наконец отложил давным-давно сломанный - и благополучно в таком состоянии забытый - зонт в сторону и рискнул обойтись зюйдвесткой. Иных вариантов не нашлось, а искать что-то ещё времени катастрофически не было. Накинув плащ и прихватив с собой шляпу, финн поспешил на улицу. В этот раз ему предстояло не просто съездить на аэродром и забрать очередного новичка, а сопровождать в этом деле целого Адмирала Флота. Да ещё и оказаться при этом временным назначенным так называемым "секретарём-помощником". Случайность ли, что он так понадобился начальству, или же с этим было связано что-то более интересное - оставалось пока неясным, поэтому канмусу решил присмотреться к ситуации повнимательнее, если представится возможность.

Вчерашний сильный ветер не прошёл бесследно, нагнав уйму туч, которые не преминули разродиться проливным дождём и огорчить им всех любителей солнечных ванн. А уж представить, какой кошмар сейчас творился на открытом всем ветрам аэродроме - зябь берёт. Близилась вторая половина апреля, а погода даже не собиралась превращаться в по-настоящему весеннюю. "Что нам вьюга, что нам зной, что нам дождик проливной, когда прика-аз та-ако-ой," - кисло улыбнувшись, про себя пропел Два-Пять, едва - и, вполне возможно, неправильно - вспомнив припев из какой-то детской песенки, переделанной одним русским кораблём.
К месту удалось прибыть вовремя и чуть раньше Адмирала Флота. Но за это время Май всё же успел подсуетиться и раздобыть зонт. Даже два, когда появился высокий чин и отказался от своего, что ему кто-то поспешил предложить. В таком виде они вдвоём и оказались на лётном поле, встречая очередных пассажиров.
- Тяжёлый крейсер Вейнтисинко де Майо, инструктор по общей подготовке, - представился в свою очередь финн. - Рад встрече, - совершенно не прочувствовав момент, добавил он и сдержанно улыбнулся. Впрочем, внешний вид гостей при такой погоде вызывал у Ниеминена здоровую обеспокоенность, поэтому вышло чуть натянуто. Секундой позже стало ещё более неудобно, когда мелькнула мысль, что он здесь единственный, кому не понадобился сушиться и, вполне возможно, пить ударные дозы витамина С и горячего чая.

"Разумеется," - когда адмирал развернулся и направился к машине, молча кивнул канмусу. Не зря же он возился с этим, верно? Сначала, стоило Двадцать-Пятому выяснить количество прибывающих, он закономерно решил, что каждому зонту найдётся применение. Всё хорошо сходилось и тем самым грело душу. Но теперь, глядя на не самое хорошее самочувствие девочки, тепло сменялось тяжестью.
- Давайте я её понесу, - всё же решил предложить он, протягивая оба зонта Альфе и кивая на её спутницу.
Так было чуточку рациональнее и быстрее - и Май почти всегда выступал на стороне подобных решений, даже зная, что для многих это совершенно не аргумент. Видимо, стоило как-нибудь плотнее заняться психологией, чтобы понять причины такого отношения, хм.

Отредактировано Veinticinco de Mayo (2016-06-21 05:22:45)

5

Темноволосая девочка была похожа на свою мать настолько, что это казалось наваждением. Даже сейчас, с прилипшими к лицу волосами, с неподдельным страхом на лице, прижимаясь к Како, она всё равно пугала этим сходством, хотя, конечно, её сопровождающей было всё равно – она и видела её мать ровно один раз, мельком. Рейна тоже, поэтому догадаться о том, какое впечатление она производит на окружающих, она не могла.

На мужчин она смотрела так, будто каждый из них имел во рту по меньшей части сорок зубов с каждой стороны и уже представил её в виде обеда. Даже Како, которую Рейна должна была ненавидеть, была надёжнее этих двоих. Како хотела, чтоб она жила, а это мог понять даже ребёнок. Понять, что она нужна миру, она тоже смогла, но принять – не приняла.

– Я хочу домой. – прошелестела она на ухо Како, зная, что это, как и на Марипозе, останется без внимания. Како хотя бы объясняла, что это невозможно, остальные просто игнорировали. Како хотя бы была чем-то, что было ей знакомо, а, значит, вызывало хоть немного доверия. Но сейчас её слова даже расслышать было нельзя за шумом ветра.

Я хочу домой – и это всё, что у неё было, потому что она была ребёнком и ничего не знала о своих правах. Этот щит она вскидывала каждый раз, и каждый раз он не срабатывал. Никому не интересно, чего она хотела.

Когда первый мужчина, тот, что старше и, в глазах Рейны, более пугающий, сказал им идти, Рейна не сдвинулась с места. Како тоже, и Рейна вцепилась в неё так, будто опасалась, что их оттащат друг от друга, забирая у неё и этот островок надежды. Когда второй мужчина с двумя палками – Рейна не могла даже определить суть этих палок – сказал, что может взять её на руки, Рейна едва удержалась от того, чтоб не закричать.

Вместо этого она замотала головой так, будто хотела, чтоб она оторвалась. Нет, она не хочет так. Нельзя.
[NIC]Reina Neal[/NIC][STA]sweet dreams[/STA][AVA]http://i.imgur.com/3TIVcWi.jpg[/AVA]
[SGN]Some of them want to use you
Some of them want to get used by you
[/SGN]

6

Дождь, хлещущий по лицу, раздражал Руту лишь немногим меньше, чем встречающие. Да, трап был уже убран, а те, кто добивались её покорности самыми простыми и действенными способами, явно временно убрали от неё руки – поэтому в ней уже кипело раздражение. Неважно, что Марипоза заслуживала того, чтоб на неё всё это выплеснуть, куда больше, чем полузнакомые люди, Рута никогда не отличалась широтой мышления, предпочитая действовать с тем, что есть. Да и кишка у неё была тонка протестовать против тех, кто держал в заложниках её сестру, как она сама недавно – Рейну Нил.

Последняя явно собиралась прицепиться к ней, как клещ, но это, почему-то, не раздражало. Наоборот, подогревало неприязнь к встречающим. Рута уже нашла и поводы – зонты им не предложили сразу, стали командовать сразу, морда дурацкая. Всё это относилось к тому, кто представился Адмиралом Флота Как-там-его – имя она принципиально не запомнила.

– Может, раз мы – такой ценный материал, хоть зонты предложите? – окрысилась она, когда «Как-там-его» развернулся к ней спиной, и ободряюще погладила Рейну по мокрой спине, зашептав, что всё хорошо уже совсем по-другому, почти сразу же переключившись на поток неприязни вновь. – Или вы нас тоже отправите за тысячу километров, а? Раззоряться не хотите?!

Её гневную тираду прервал второй – тот, чьё имя Рута даже при желании не смогла выговорить. Разве что почувствовала, что он – из своих. Из кораблей, в смысле. Его предложение звучало ещё круче, от него Рута стала бояться за психическое здоровье Рейны, которая затряслась ещё больше.

– Обойдёшься. – пробурчала Рута, поднимаясь на ноги вместе с Рейной, вес которой для неё был совершенно не значим. Она могла при желании и наличии ещё парочки Рейн даже ими жонглировать. – Не видишь, она боится?

Предлагаемый зонт она всё-таки выхватила, удерживая Рейну одной рукой, и вяло поплелась следом за «Как-там-его», не проявляя ни желания, ни рвения, ни даже какой-либо приязни. Да, никто не может быть хуже Марипозы – но это ещё надвое сказали. Марипоза берёт ровно столько, сколько сказала, и слово держит. Этим же… Этим же она доверить Рейну не могла.

Зонт с сухим хлопком раскрылся, будто отгораживая их от неба в целом и от сопровождающих в частности. При таком-то ливне это было почти буквально: стена воды будто бы сама стремилась прикрыть их от окружающих.

– Не бойся. – повторила Рута, понизив голос. – Я же с тобой.

7

На слова Како адмирал обернулся - может немного резко, но не выглядел разозленным. Скорее уж на этот раз действительно обратил внимание, не дожидаясь перехода в тепло и сухость. Сама по себе агрессивность крейсера его не удивила, вовсе нет. Много раз встречался с подобным, пресекая или оставляя без внимания, как того требовала ситуация, и не более. Ничего странного он в этом не видел, особенно сейчас, с таким-то обратным адресом. Но по крайней мере, пришельцы начали себя проявлять. На девочку он посмотрел мельком, сейчас ее, цепляющуюся за канмусу, было толком и не разглядеть, но страх был очевиден и опять же, объясним. Старшая явно не возражала против роли защитника. Трудно было хоть что-то решить сейчас. Ценный материал? А черт его знает. Франца не волновали абстрактные доводы об уникальности потомства человека и канмусу, если на практике это мало что давало. Подумаешь, новость. Душой корабля одержимо вполне человеческое живое тело, что уж тут. А у него были только вопросы - что такого в Рейне Нил, зачем она прислана сюда, является ли Како просто сопровождающей или и сама представляет интерес? Разбираться с этим придется ему.

- Нет, не пошлю, - Коротко бросил он, удержавшись от замечания, что дальше ОВМС можно послать только на дно. Веларде не слишком любил детей, но и пугать маленькую девочку не считал нужным - тут и без него поработали. Он только ответил на вопрос, а про зонтики объяснять  было уже излишним. Вообще, наверное, не было смысла что-то "объяснять" той, кто настроился на  враждебность с самого начала. Он был не из тех дураков, которые бы попытались предстать в выгодном свете или полезть к девочке с ненужной заботой, он понимал, что так не убить страх, недоверие или даже ненависть. Нужны время и усилия. Есть ли смысл во втором - покажет первое.

- Пошли отсюда.

В машине приехавшим досталось заднее сиденье, адмирал же разместился на переднем, за рулем. Шоферы его раздражали, если это был не кто-то из своих. На кой черт в таких делах лишний тип за рулем? Секретаря он знал еще недостаточно хорошо, чтобы его зачислить в свои. Уже отъезжая от взлетной полосы, Франц

- Какие у тебя приказы, Тридцать восьмая «Альфа»? Только доставить или что?

8

"Как будто я виноват, что она боится," - чуть импульсивно не брякнул Май, не оценив по достоинству силу материнского инстинкта Альфы и прочие защитные рефлексы. Хотелось ещё поворчать насчёт неучтивости и прочих мелочей вроде разницы в возрасте, но и это финн решил благоразумно придержать при себе. Всё-таки не пристало вести себя так с незнакомыми людьми и лишний раз накалять отношения. С другой стороны, Два-Пять не мог так просто оставить происходящее - беспокойство за состояние ребёнка никуда уходить не спешило.
- В таком случае, лучше поспешить, - вновь напомнил он о себе едва тревожным понуканием, подойдя к носительнице паразита со свободной стороны, чтобы лишний раз не пугать девочку своим приближением, - будет плохо, если кто-то из вас простынет на такой погоде.
Разумеется, речь шла лишь о младшей, чей юный организм вряд ли обладал такой же стойкостью, что у взрослых и уж тем более у канмусу. За старшую начинать волноваться стоило разве что лишь после её заплыва в холодных арктических водах без гидрокостюма. Впрочем, поди ещё докажи, что к ней прилипнет какая-нибудь хворь.

Под ливнем разговор так и не сложился, поэтому де Майо молча пропустил гостей на заднее сиденье машины, а сам сел спереди, рядом с Веларде, взявшим на себя обязанности водителя. Довольно интересное отношение к распределению труда на фоне наличия на ЦБ водителей, но Ниеминен решил поостеречься задаваться какими-либо вопросами по этому поводу. Безобидные прихоти начальства его не касается, пока никому от этого не становится плохо. Впрочем, трудно сказать, что может случиться в противном случае. Возможно, и ничего. Тяжёлому крейсеру как-то ни разу не довелось столкнуться с похожими дилеммами за всю свою службу. Так, спорные в тактическом плане приказы, ничего житейского.

Поглядывая в зеркало заднего вида на Альфу, Вейнтисинко всё пытался подступиться к вопросу - что же происходит на почти никому неизвестной Марипозе, что двое детей так сильно жмутся друг к другу и не доверяют никому вокруг? Поинтересоваться прямо в лоб, скорее всего, ничего хорошего не даст. Можно спросить у Адмирала Флота, уж он-то должен знать, но дойдёт ли дело до развёрнутого ответа? Как назло, Май почти не разбирался в ситуации, чтобы видеть границы дозволенного, а это посложнее шахмат вслепую будет. Только и остаётся, что молчать да внимательно слушать, кхм.

9

В очередной раз будучи проигнорированной, Рейна замолчала окончательно, но и трястись, на удивление, перестала. Тепло Како, пробивавшееся через мокрую ткань, возможно, было одним из оплотов её спокойствия – просто потому, что даже дома, там, где её воспитывали люди, даже не пытавшиеся казаться родными, это тепло ей не дарили просто так. Како делала это почти безвозмездно, и Рейна прощала ей это «почти». Она больше не просилась домой.

Да и был ли у неё дом? Как ни печально, Рейна Нил знала, что люди, заботящиеся о ней дома, ей не родные. Что она – подкидыш, которого надуло ветром из форточки. Конечно же, это было не так плохо, и, разумеется, она тосковала даже по такому месту. Очевидно, что она не искала ответов и лишь смутно подозревала, что всё происходящее как-то связано с её родителями. Для большего она была слишком мала, а Како ей объяснила слишком мало.

Зонтик хлопнул над её головой, но Рейна не сжалась в комок. Сидя на чужих руках, как маленькая, она смотрела куда-то вперёд, иногда тревожно озираясь, всё то время, пока её несли до машины – как оказалось, именно такой была их цель. В салоне она шумно выдохнула, отцепилась от Како прежде, чем та попыталась это сделать сама, и отодвинулась к противоположной двери.

– Что тут будут со мной делать? – поинтересовалась она вдруг, едва был задан вопрос «Альфе» – то, что так назвали Како, Рейна поначалу даже не поняла. Поинтересовалась твёрдо и абсолютно обескураживающе, как умеют только дети. – Снова… опыты? – она запнулась, словно подбирая слово, опустила взгляд на секунду, но тут же устремила ясные голубые глаза в зеркало заднего вида.

Ужасно знакомый взгляд.
[NIC]Reina Neal[/NIC][STA]sweet dreams[/STA][AVA]http://i.imgur.com/3TIVcWi.jpg[/AVA]
[SGN]Some of them want to use you
Some of them want to get used by you
[/SGN]

10

Рута едва удержалась от того, чтобы сказать, куда должен пойти этот… который не пошлёт, который «Как-там-его». И удержалась лишь потому, что рядом была Рейна, а ей знать подобное было вовсе не обязательно. Ещё успеет научиться, ибо жизнь к этому располагает. Так вот, главная шишка должна была идти подальше. Очень далеко.

Зато от того, чтобы не вцепиться в нового агрессора, её не удержало ничего – и, прошипев что-то, по смыслу близкое к «без тебя знаю», она прибавила темп, обгоняя владельца зонтиков на той грани шага, когда он почти близок к бегу. Чёлка прилипла к половине лица, тускло поблёскивая голубым, но Рейна, судя по всему, была слишком увлечена чем-то другим. Оно и лучше – Како с трудом, но фокусировалась обоими глазами, чтоб не споткнуться под ливнем.

В машину она ввалилась крайне неуклюже, сначала аккуратно посадив на сиденье Рейну, а уже потом плюхнувшись рядом с грацией медведя. Дверью она хлопнула с совершенно неуместной силой, явно ожидая нотаций. И – замерла, сверля взглядом макушку водителя.

То ли он почувствовал это, то ли решил поговорить, но вопрос был задан, и Рута застонала сквозь сжатые зубы.

– Приказ – дуракам напоказ. – буркнула она вполголоса, чтобы тут же заговорить уже более громко, – Я буду за ней следить. Охранять от вас, извращенцев. Она нужна Марипозе целой.

«Она нужна целой мне».

Вопрос, заданный Рейной, её будто окатил кипятком, и Како скорчила болезненную гримасу. Да уж. Опыты.

– Пусть только попробуют. – уже куда мягче прибавила она, обнимая Рейну за плечи. – Знаешь, что я с ними сделаю?

11

Веларде имел довольно ограниченный обзор теперь, в первую очередь потому, что в такую погоду надо внимательно смотреть на дорогу. Како и Рейна тоже видели немногое - его спину и глаза, которые сейчас выражали просто внимание, то ли к ним, то ли к дороге. Адмирал вел машину не слишком быстро, не было необходимости. И не торопился продолжать расспросы, в чем оказался прав - девочка задала вопрос сама, почти одновременно с ответом Како. Правда, на словах про нужность Марипозе только недоверчиво хмыкнул, не веря особо ни в то, что там целость девочки всерьез кого-то волнует, ни в то, что Како волнуют потребности Марипозы. Слишком уж резко реагирует, когда дело касается девочки. Что же, значит, по крайней мере,  не полное дерьмо, если не играет на публику, конечно. Поэтому он воздержался от комментария, что охранять девочку стоило бы раньше, до того как та окажется способна так говорить про свою участь. Франц не был излишне сентиментален и жалостлив, но пожалуй, ему уже было не настолько все равно, что там такое с Рейной Нил. Может быть потому, что среди его грехов и пороков не было причинения вреда детям - черта, которую он, по крайней мере прямо и по своей воле, не переступал. Да и взгляд девочки не столько напомнил Лею, которую адмирал не знал лично, сколько сам по себе производил впечатление, которой Веларде пока не мог четко сформулировать. Но что-то в нем не хотело видеть этот взгляд. Да и ее способность вот так в лоб спросить подобное произвела не лучшее впечатление.

- Ясно. А зачем она здесь, не потрудились сообщить? - Веларде не пытался подружиться, он пытался понять, насколько неприятные перспективы их всех ожидают. Он не был наивен и не питал иллюзий насчет того, что можно остаться чистым полностью, но есть разница между этим и нырянием в нужник с головой. Так что тон его голоса был спокойным, хоть и твердым, не допускающим расценки его вопросов, как необязательных к ответу.  А вот ему с ответом было труднее. Адмирал, если не планировал кого-то надуть, предпочитал не давать обещаний, которые не способен выполнить. Мог ли он обещать, что тут не будут ставить опытов над девочкой? Вряд ли. Не от него одного это пока что зависит.

- Найдем вам жилье на базе и дадим освоиться, - Он решил говорить как есть, хоть и немного смягчил тон, Рейна не была солдатом или кем-то вроде, - Опытами здесь не занимаются, это военная база.

Марипозу и ее население он к таковым не относил, но это было его личное мнение. Между тем адмирал уже продумывал возможные последствия из того, что успел понять. Кое-кто готов отплатить за новости о Рейне, пусть это и не ахти какой союзник, но пользу принести может. Како не наплевать, что станет с девочкой. Марипоза непонятно чего хочет, посылая их двоих сюда. А ему с этим разбираться, и решать, как он использыет те карты, которые ему в очередной раз сдала судьба.

12

Это всегда немного грустно, когда к тебе проявляют агрессию, хотя её ты никак не заслужил. Если, конечно, не считать тех малейших поводов, что он так "удачно" предоставил для подобного поведения. Но это ж ведь не настоящие причины, верно? Де Майо тихонько вздохнул, осознавая, что сейчас не имеет веского морального права ответить в масть - с грубостью и провокацией. Не станет ничего предпринимать, хоть и может сделать это прямо сейчас. Во всяком случае, финн не особо беспокоился за итоги, даже если ситуация вдруг выйдет за рамки напряжённой перестрелки короткими фразами. Возможно, конечно, что он фатально ошибался насчёт способностей Альфы, но Два-Пять категорически не мог увидеть в девушке грозного противника. С его подготовкой разница в чистой силе - что почти наверняка, ведь на море он один из слабейших среди тяжёлых крейсеров, а спутница девочки, кажется, находилась в том же классе кораблей - не имела значения и его это поддерживало. А может в нём просто живёт маленький и глупый сексист, раздосадованный ответами гостьи. Уф.

"Думать о насилии - плохо," - не прекращал взывать рационализм, поэтому Два-Пять на время прикрыл глаза, чтобы постараться отвлечься. Стоило подумать о чём-то дельном, раз такое дело. Отправить бы прибывших в медпункт, на всякий случай. Витаминчиков им там дадут от простуды и, возможно, ещё что-нибудь полезное сделают. Но... как видно, девочка боится опытов. Немудрено, что при виде докторов может разыграться двойная истерика. Плохо. Просто заселить в комнату и оставить и покое? Тут же набежит стайка эсминцев - знакомиться с новенькими, особенно с младшей из них. С трудом верилось, что защитница не окажется спровоцирована таким обилием внимания. Вновь плохо. А с охраной здоровой атмосферы не построишь. Возможно даже, что так всё только будет лишний раз напоминать пресловутую Марипозу, доведшую девушек до такого уровня недоверия. И снова - плохо.
Как не подступись, а всё не к добру. Пессимизм так и сочился из всех щелей, пользуясь тем, что идеальной "тактики" Вейнтисинко найти не мог. Вновь же - это не шахматы, в которых жертвовать фигурами в порядке вещей. Впрочем, здесь же есть Адмирал Флота, не стоит списывать со счетов его решающее мнение о деталях. Нужны ли здесь вообще мудрёные планы временного секретаря-помощника? Стоит, видимо, почаще быть проще.

Май вновь взглянул в зеркало заднего вида и обнаружил, что туда смотрит не только он. Голубые глаза девочки, до этого как будто избегавшей таких взглядов. Колченогий удержался от того, чтобы повернуться, и лишь чуть приподнял брови, дескать, "спрашивай", не совсем уверенный в направлении взгляда. А потом, не найдя ничего менее глупого, осторожно подмигнул, как бы подтверждая, что ничего плохо с ними точно не случится.
Вот бы ещё самому в это верить...

13

Она больше не лезла с вопросами – точнее, решила их оставить. По крайней мере, сейчас. Тем более, что свой ответ она получила, хотя и была достаточно осведомлена, чтобы хоть немного понимать значение слова «война». Рейна могла с тем же успехом спросить, заставят ли её воевать, но всерьёз побоялась разозлить Како. А она могла – её, кажется, последнее время, раздражало решительно всё. О причинах этого Рейна могла лишь смутно догадываться.

Как-то так вышло, что разговор в машине перестал быть диалогом на четверых – Рейна поняла, что её сопровождающая так и норовит сказать что-то крепкое мужчине за рулём, а она сама получает хоть какую-то реакцию только от мужчины на пассажирском сидении. Когда он ей подмигнул, она даже растерялась, моргнула, но тут же попыталась улыбнуться – хотя бы самую чуточку. Она не знала проблем иерархии всей этой организации, которая имела над ней теперь безграничную власть, но уже давно не каждый день ей кто-то подмигивал и пытался проявить заботу. Кроме Како, разумеется, к которой Рейна, растерявшись после своей короткой улыбки, подсела поближе.

– Её зовут Рута. – вдруг тихо сообщила она, теребя подол своей юбки. – «Како».

То, что «Альфой» Руту звали на Марипозе, Рейна не стала прибавлять – слишком сильно было в ней тяжёлое чувство страха и беспомощности, связанное с той базой. И то, что ей самой кажется такое именование неправильным – тоже. Просто застеснялась.
[NIC]Reina Neal[/NIC][STA]sweet dreams[/STA][AVA]http://i.imgur.com/3TIVcWi.jpg[/AVA]
[SGN]Some of them want to use you
Some of them want to get used by you
[/SGN]

14

– Чего-о? – голос Како повысился сразу на пару тонов, а сама она, скрестив руки на груди, недоверчиво уставилась в зеркало заднего вида, ёрзая на сидении так, чтобы увидеть лицо водителя. – Вы ещё и не знаете? Зачем мы вообще сюда пёрлись?!

Негодование, заполонившее её, требовало выхода, и Рута пнула водительское сиденье. Ну, не столько сильно, сколько для собственного душевного равновесия – а сохранить его было всё труднее. Вот они, приехали сюда, не зная, зачем, а теперь… А теперь – пожалуйста, на самом деле никто не знает, зачем их отправили сюда. Только Марипоза. Но Марипоза там, а они – тут. И, что самое главное, так её задача становилась невыполнимой.

Охранять Рейну (с удовольствием), выполнять приказы (пошли к чёрту), действовать по ситуации (это как?), служить на пользу Марипозе (как обычно) – вот все инструкции, выполнение которых должно было в итоге стать залогом свободы Фурутаки. И что же теперь? А то-то и оно, что ничего: как можно выполнять задачу, которой нет? Како ощутила себя обманутой, потом – отчаянно одинокой, потом – испугалась за сестру. И всё это – за десяток секунд, пока её лицо, следуя эмоциям, то кривилось в недовольстве, то печально хмурилось, то выражало первобытный ужас.

– Военная база? – выпалила она, больше испуганно, чем с претензией: страх за Фурутаку заставил её присмиреть. – Да что вообще мы должны тут делать?

Она скосила взгляд на Рейну, которая напомнила ей «имя» – причину того, почему она вообще возится с Марипозой. Зачем-то поправила чёлку, скрывающую чужеродный глаз. И, хрипло и устало, спросила:

– Вы её, что ли, воевать заставите? Придурки…

15

Адмирал после пинка окончательно убедился в паре своих выводов касаемо будущих мер, но только хмыкнул:

- Слетай на Марипозу и спроси тех, кто отдавал приказы, - Не самый изобретательный контрвыпад, но Веларде не видел смысла в более изощренном, потому что этот описывал ситуацию как нельзя лучше и вызывал у него, по большому счету, не меньшее раздражение. Не нравилась ему эта история, больно уж удачно сходились состояние девочки, место, откуда ее привезли и то неожиданное признание Леи Нил. Слишком уж напрашивался метод, которым так легко его добиться. Полное дерьмо.  Он знал, что методы Марипозы таковы, догадывался уж точно, но как-то совсем это погано  смотрелось в присутствии на заднем сидении жертвы таковых, ее взгляд вызывал откровенный дискомфорт, хотя Франц не был уверен что дело только в происходящем. Что-то тут было другое. Правда, не более радостное. Но сейчас он больше смотрел на Како - так ее звали, как сообщила девочка. Выражение лица ее менялось так быстро, что Веларде, скажем так, несколько оживился. Ох, не так тут все просто, слишком уж эмоционально воспринимает все. Но сейчас его работа - разобраться с тем, что есть. Успокоить. И потом уже решать, какую роль играть в эксперименте Марипозы - те были не идиотами и если не отдали конкретного приказа, то так и было задумано. Он скосил взгляд так, чтобы встретиться им с Како:

- Центральная база ОВМС. Пока что - жить. Раз ты заботишься о Рейне Нил, то в активный боевой состав введена не будешь, - Он не без удивления посмотрел на Рейну, - Ее? Не думаю, даже если она канмусу.

Все же Веларде не был сторонником излишне ранней отправки в бой, если речь не шла о чем-то из ряда вон. нет, не в доброте дело, просто есть до черта других факторов. Учить - да. Бросать прямо в пекло - не стоит. Может быть поэтому он  решил немного уделить внимание и девочке:

- Принято, Рейна Нил, - Не без беззлобной иронии, выразившейся в "уставной" формулировке, чуть улыбнулся он - впервые за встречу.  Если уж ему сплавили ребенка, пусть уж лучше она будет не совсем забитой и сломанной этими уродами.

16

На звук удара Вейнтисинко резко и чуть нервно повернул голову, готовый увидеть что-то плохое, но, кажется, всё уже обошлось. Взгляд на адмирала тоже ничего такого не прояснил, поэтому пришлось развернуться обратно и продолжить наблюдать за дворниками, изредка поглядывая на зеркало заднего вида.
И ведь выходило довольно интересно, что на ЦБ, оказывается, никто толком не знал - зачем этих двоих сюда вообще прислали. Может даже статься, что их привезли и высадили по ошибке? Будет, наверное, немного утомительно возвращать их обратно, если одно только прибытие уже отъело нервишек. В голове, между делом, вертелись варианты со снотворным, смирительными рубашками и прочими мелочами, которые могли бы помочь в кропотливой работе по возвращению гостей обратно. Впрочем, на том цинизм и закончился - Марипоза уже успела закрепиться в голове, как довольно неприветливое место, а потому всерьёз кого-то туда отсылать речи пока не стояло.

"Како? Хм," - внимание как-то само зацепилось за это, отчего Май даже не услышал ответа адмирала. Вслед за наименованием вспомнились и прочие данные, которыми Два-Пять много интересовался, увлечённый когда - не без толики зависти - чужими тактико-техническими характеристиками.
- Како, хм, - повторил он свою мысль, чтобы не сбиться, - тяжёлый крейсер, тип "Фурутака". Шесть "двухсоток", верно? - финн повернулся и заинтересованно посмотрел на Альфу, будто надеясь воочию увидеть эти самые "двухсотки". Выспрашивать всё до мелочей, разумеется, он не стал.
О боги, кто о чём, а канмусу - о главном калибре. Не иначе как взыграл инструкторский дух, всегда заинтересованный в навыках и перспективах новичков. "Нам бы такие пригодились," - хотел добавить Ниеминен, но Адмирал Флота уже высказался на этот счёт совершенно в противоположном ключе.
А ведь как-то уже и поблекло его осторожное отношение к этой собеседнице, раз он решил прямо задать ей вопрос. Возможно, всё из-за надежды, что если не затрагивать в разговоре девочку и их здесь нахождение, то и реакция не окажется по-прежнему грубой. Попытка не пытка, как говорится.

Отредактировано Veinticinco de Mayo (2016-06-23 04:54:48)

17

И всё же она понемногу отходила от происходящего. Конечно, ей до сих пор было страшно, а оторванность от всего, что было ей хоть чуточку привычно, давила тяжким грузом на её плечи, но, как и любой ребёнок, Рейна всё-таки была отходчива. То, что с ней заговорили почти серьёзно – иронию она не уловила – заставило её даже чуточку погордиться собой: вот, здесь с ней считаются. Вряд ли Како разделяла её мнение, но… Она же сказала «вести себя хорошо», так? Разве в это понятие не входит хотя бы какая-то попытка приспособиться к обстоятельствам?

– Что такое «канмусу»? – спросила она уже чуть более спокойно, с искренним интересом, но всё ещё тихо. – Я не понимаю.

Дело в том, что она действительно не знала этого слова. Более того, Како для неё была не кораблём, не морским ребёнком, а «объект исследований номер тридцать восемь, но ты зови меня Рута или Како». Рейна Нил даже не представляла, какое влияние её имя может оказать на окружающих. Кто она и чья она дочь.

От неё скрыли всё это.

Она искренне думала, что всем издевательствам, которые свалились на её голову, есть какая-то причина. Какая именно, она не подозревала вовсе. Слушая слова про вооружение, Рейна зацепилась за знакомое имя – «Фурутака». Она помнила эту девочку. Она помнила, как эта девочка плакала, пока ей не залепили пощёчину. Потом таким же ударом наградили Како, сжимавшую в руках пистолет. Фурутака была единственной, кто вступился за неё, Рейну, когда её посадили перед видеокамерой и заткнули ей рот.

– Я помню. – Рейна покосилась на Како, – Помню сестрицу Фурутаку. С ней всё будет хорошо, да?
[NIC]Reina Neal[/NIC][STA]sweet dreams[/STA][AVA]http://i.imgur.com/3TIVcWi.jpg[/AVA]
[SGN]Some of them want to use you
Some of them want to get used by you
[/SGN]

18

Похоже, они были из того типа людей, которые при первой встрече раз и навсегда начинают питать друг к другу если не ненависть, так неприязнь. Како не могла представить такого варианта, чтоб «Как-там-его» её не раздражал. Наоборот, каждая деталь в нём вызывала всё большее её раздражение. Разумеется, она всего лишь фыркнула на предложение слетать на Марипозу – слишком больная была тема. Да, она хотела вернуться, но вернуться туда с Рейной, забрать оттуда Фурутаку и раз и навсегда покончить с этим. У них, судя по словам белобрысой матери Рейны, и без того мало времени.

Како мрачнела на глазах – и слова мужчины с непроизносимым именем тоже были тому причиной. Он помянул её класс, и канмусу сжала пальцы на собственных коленях, царапая кожу, закусила губу и опустила голову. Сам того не зная, второй пассажир проехался по больному. Настолько больному, что она даже не взвилась обычными оскорблениями. Хрипло и устало, как будто её заставили пробежать пару километров от преследующих её Глубинных, она ответила на его размышления:

– Я почти не была в море. Модуль видела всего дважды. Про калибр вообще понятия не имею, и…

Она осеклась на полуслове, потому что Рейна начала задавать неудобные вопросы. Потому что она опять начала выяснять то, от чего Како её хотела уберечь.

– Она ничего не знает! – воскликнула Рута, не давая мужчинам и слова сказать. – Совсем ничего, ясно?! И не вздумайте ей рассказывать.

Крейсер подалась вперёд, словно пытаясь заслонить ребёнка от тех, что сидели впереди, но Рейна не успокаивалась, и на этот раз задала вопрос уже про Фурутаку. Дыхание Руты перехватило.

– Всё будет хорошо. – с трудом выговорила Рута, сжимая кулаки. – Если ты будешь вести себя как хорошая девочка, сестрица Фурутака вернётся.

Слёзы, подступившие к горлу, сдерживать оказалось гораздо труднее, чем это представлялось. Но разреветься перед людьми, которых она терпеть не могла – этой роскоши позволить себе Рута не могла.

– Она вернётся, Рейна. – повторила Како, шмыгнув носом. – Просто делай то, что я говорю.

19

Для начала Веларде несколько удивился тому, что боевой корабль, пусть и в ведении Марипозы, в море почти не бывал. Это наводило на мысли о том, что, раз уж бесполезных там не держат, то Како либо подопытная, либо подготовку получила, но иного рода. В пользу первого говорила ее поведение, а также стремление защитить Рейну от всего что можно и нельзя. Даже - от правды о мире, в котором она живет. Второе скорее могло быть дополнением, не посылают охранять кого-то тех, кто в этом ничего не смыслит. Хотя и походило все на дурную шутку. Выходит, дочь Леи даже не представляет себе, что в мире творится - вот же подарочек. Он удивлялся не меньше и тому, что все еще не сорвался и не дал волю своему вспыльчивому характеру. Странно - теперь-то некому его удерживать, и все же как будто в старые времена. Но всему был предел. И он остановил машину, прекратив эти странные "гляделки" через зеркало. Дождь методично поливал стекло, стирая очертания базы за окном, в свете фар картинка была сюрреалистическая. Веларде обернулся назад, кажется, впервые посмотрев в глаза Рейны напрямую и  не мог отделаться от мысли, что где-то он такой взгляд уже видел. Только вот не встречал он ее раньше, даже мать ее лично не знал. Надеясь на то, что никто в машине не знает испанского (разве что Де Майо перепало от паразита), проворчал под нос то, что думал о происходящем. Потом уже для всех, особенно для Како:

- Ты ее не защитишь, если будешь все скрывать. Но сейчас и правда не время, - Без иронии или злости, скорее со спокойной серьезностью, глядя в глаза. Веларде видел всякое и привык взгляд не отводить, - Не торопись Рейна. Успеешь узнать.

Это не было отговоркой, она и правда еще успеет. Как он перешел на имена, адмирал не заметил. Зацепился за  упоминание о Фурутаке. Этого еще не хватало, чтоб их глубинные драли во все дыры круглосуточно на этой Марипозе.  Для выводов было рано, но черт дери, запашок у этого упоминание был не более приятный, чем у всего прочего. А еще кому-то придется рассказать девочке, каков этот мир и что произошло с ее матерью и Веларде подозревал что если это будет не лично он, то по крайней мере, в расхлебывании последствий участвовать придется.  А и ладно. Злость помогла собраться.

- Здесь хуже чем на Марипозе уж точно не будет. Так что успокойся, крейсер Како и перестань, черт дери, искать новых врагов. Может выйдет и наоборот.

Адмирал был раздражен, но не в бешенстве, что продолжало его удивлять. Но как-то не получалось вспышки гнева в присутствии  дочери Леи Нил. С этим он еще разберется - не хватало только потерять способность срываться, когда хочется срываться. Но нет - получай бредовые посиделки в машине под дождем.

20

В какой-то момент пришлось пережить быструю смену эмоций. Да не в самой приятной комбинации, которая могла бы случиться в жизни. Сразу после своего вопроса Май питал надежду, что ему за это всего-навсего не попытаются выцарапать глаза. За этим последовали опасения - "а что если?.." Много чего можно было предположить в тот момент. Начиная, например, с наличия принципиальной склочности. И секундное облегчение, вызванное отсутствием громкого и резкого ответа, тут же сменилось откровенно гадким привкусом.
Скорее бы он, наверное, просто молчал. Даже не смотря на то, что Рейна чуть успокоилась, а Како перестала ругаться на каждое слово, итог лучше не стал. Тон той маломальской беседы, что у них кое-как, но продвигалась, окрасился оттенками отчаяния. За раздражительностью, оказывается, скрывалось куда большее, чем финн изначально представлял. И от этого становилось лишь более неуютно. Канмусу хотел извиниться, что поднял своим вопросом лишнее, но после слов Адмирала Флота выглядело это довольно жалко.

Впрочем, даже с такими неприятностями, стоило признать - выяснилось нечто такое, о чём бы они могли не ведать ещё очень продолжительное время. Фурутака, второй корабль в серии, получается, тоже имел носителя и, более того - располагался на Марипозе. И насчёт её судьбы складывалась не самая приятная картина, если судить по тому, о чём девушки говорили между собой. Подопытная пленница, чьим состоянием шантажируют Альфу? Тогда какие, чёрт возьми, у неё приказы помимо охраны Рейны Нил? Потому что иначе ничего толкового из такой схемы не получалось.

"Что ж это за Марипоза такая?" - не переставая вертелся на языке вопрос, но Вейнтисинко уже не был всерьёз уверен, что хочет знать подробности. Можно попытаться попросить адмирала выйти с ним из машины и там, под дождём, получить все ответы и объяснения. Но не было похоже, что сейчас подходящее время и место. А и получил ли он, простой инструктор, хоть что-то? Не его же юрисдикция, в конце-то концов.

21

Зря она это сказала: уж это-то она могла понять. У Рейны не было родственников, но она знала, как Како любит свою сестру. И как она сейчас потеряла её. Никакого мстительного удовольствия от этого девочка не испытывала.

Когда машина остановилась, Рейна тронула свою верную сопровождающую за локоть, помолчала немного – вопрос старшего в машине явно относился не к ней, а потом тихо, стараясь не вмешиваться в общую беседу, попросила:

– Могу я выйти из машины? Честно говоря, я хочу… – она поморщилась, снова взглянула на Како, ища у неё ответа, но та, похоже, была слишком раздавлена упоминанием Фурутаки. Рейне было стыдно за это, и, значит, приходилось говорить без её помощи. – Я выпила много воды перед вылетом. Ничего страшного, что там дождь, я недолго.

Дело было даже не в том, что она не могла терпеть, да и заподозрить, что эта хрупкая девочка может сбежать, мог только конченый параноик. Рейна не хотела бежать, но, подозревая, что её присутствие здесь не только сдерживает Како от каких-то действий, но и откровенно мешает. Она была не из тех детей, кто, поняв, что ему что-то не скажут, упрямо будет подслушивать, а в конце ещё и окажется недоволен тем, что услышал, и что от него хотели скрыть. Если эти люди что-то скрывали от неё, ей оставалось только ждать.

Како, кажется, кивнула – во всяком случае, Рейна восприняла это как согласие, и тут же начала возиться с дверью. Дверь с трудом открылась, и девочка ужом выскользнула наружу, в дождь, словно лесной дух сразу же растворившийся в ближайшей растительности.
[NIC]Reina Neal[/NIC][STA]sweet dreams[/STA][AVA]http://i.imgur.com/3TIVcWi.jpg[/AVA]
[SGN]Some of them want to use you
Some of them want to get used by you
[/SGN]

22

Како молчала, опустив голову, и безропотно воспринимала всё. Хочет Рейна выйти? Пускай, хотя ещё пару минут назад Рута бы постаралась её убедить терпеть до базы или пошла бы с ней. За окном чёртов дождь? Пускай. Глубинный мог влететь в машину и исполнить зажигательное танго – пускай. Жестокость поступка Марипозы, заключавшегося в том, что сестёр не просто разделили, им даже не дали попрощаться, и Како оставалось лишь верить, что с сестрой всё хорошо, давила на её плечи так, что забивала даже её яростный характер.

– Нет никого важнее, чем мы. – её голос после хлопка двери зазвучал увереннее, – Всё, что они у нас отняли, мы вернём с лихвой. И ничья помощь мне не нужна. Но, если вы навредите Рейне… Мне и модули не нужны.

Пользуясь отсутствием Рейны, она с трудом подцепила ногтями мокрую чёлку, отлепляя её от левого глаза, задирая пряди наверх. Потом – открыла и второй глаз.

Зрение расфокусировалось мгновенно: один глаз видел на километры, сквозь дождь и преграды, второй оставался обычным, свести их в одну точку было делом долгим и трудным. Можно было сказать, она ничего не видела, но всё-таки смотрела. Кажется, на тех, кто их вёз. Мертвенно-голубым глазом, который ещё и светился, разгоняя лёгкий полумрак в машине.

– Спокойно. Я не Глубинный. – в голосе Како прозвучали нотки бахвальства. – Но я с Марипозы, а там всегда были лучшие корабли. Так вот, адмирал… Вы мне всё равно не поможете, а Рейну обидеть я вам не дам.

Она моргнула – свет погас на долю секунды и снова появился, как будто в машине сидел представитель их общего врага.

– Я сама спасу сестру. И Рейну. Просто не мешайте мне.

23

- Поосторожнее только, - Коротко бросил адмирал, давая и свое разрешение. Нет, тут все было спокойно, но все же темно, мокро и скользко. Его вполне устраивало что ребенок покинет их общество на несколько минут, дав ему возможность сказать Како пару слов, которые не говорят при детях вовсе не из-за их неприличности. Теперь должно было начаться самое интересное. Вряд ли Де Майо для нее будет помехой. Ну-с...

Уверенность, или же самоубеждение. Помощь не нужна, не троньте ребенка. На взгляд Франца - немного глупое заявление, слишком уж карты на стол, с пометкой на слабых местах. И "нет ничего важнее". Если считать это правдой, то Како опасна как взведенная граната. А он, Франциско Веларде, пока что не более чем обезьяна, которая эту гранату держит, учитывая уровень информированности. Со стороны Марипозы подобное выглядело провокацией, особенно учитывая психологический портрет Веларде. Вряд ли они думали что присутствие Рейны подействует на него успокаивающе. Избавиться пытаются уже? Вряд ли. Скорее у этого плана внутри еще несколько планов. Так что спасибо, малышка Рейна. Только один человек мог раньше так его успокоить, вроде бы ничего и не делая. Веларде уже собирался  привычно выгнать мысль к чертям. Потом.

Только вот его опередили, заставив - нет, не дернуться к пистолету, но выдать еще один экскурс в великий язык Сервантеса, короткий, но эмоциональный. И убедиться, что на Марипозе все точно поехали крышей. Ну да, лучший корабль, который толком и в море не был, но это мелочи. Глазик Како весьма напоминал Глубинных, пусть и видел  их Франц только на видео или мертвыми. Нужен ей модуль, не нужен... Он и так слишком хорошо знал, что канмусу и без него опасны, особенно, скажем так, в порыве эмоций. Но одно всегда хуже известной проблемы - то, о чем ничего не знаешь. Тут был именно этот случай, но Франц все же не отвел глаз, хоть и заметно посерьезнел. Ни следа от расслабленности - цепкий, внимательный взгляд. И способность мыслить он не отнял.

- Сдается мне, Како, что Марипоза нас кинула. Всех троих, - Усмехнулся он, - Вполне в их духе. Ты только что расписалась в том, что  вы с Рейной- бомба, которая черт знает от чего детонирует, а подрываться на ней скорее всего мне. Скажи еще, что если тебе прикажут меня убить, то мне надо просто расслабиться и получить удовольствие. А это бы я не исключал - эти ребята избавляются от всех, кто исчерпал свою полезность для них, не тратя время на предупреждение.

Како стоило бы знать, что они на такое способны. Веларде  не хотел бы быть тем, кто расскажет Рейне, что случилось с ее мамой, кто  этому посильно помогал и кто получил выгоду. Не факт, правда, что иной рассказчик не будет опаснее. Но сейчас он улыбнулся, давая понять, что сказал то, что хотел:

- Ладно, не торопи события. Может и  обойдется. Раз мне не сказали, что делать с вами, прямо, - Веларде подмигнул, - То и я не обязан угадывать их желания. Живите спокойно, пока это зависит от меня.

Вряд ли так продлится долго, но Веларде полагал, что какое-то время на выяснение важного он выиграл. Да и просто пока что не был вынужден портить кому-то жизнь против своей воли. Это было важно - Франц не был ангелом, но предпочитал творить зло сознательно, а не по чужой указке. Вариант, что ему действительно не хотелось причинять вред этой девочке, он не рассматривал - мало ли в ОВМС детей сгубили...

24

Когда Вейнтисинко обернулся, чтобы дать девочке зонт, та уже успела прошмыгнуть наружу. Не дело так под дождь выбегать, но, с другой стороны, пойти ещё прикройся от такого ливня в мокрых кустах.
- <Ну, дело твоё,> - тихо буркнул канмусу по-фински, возвращая зонт на место рядом с ручкой двери. Там уже натекла заметная лужица, но не в пример меньшая, чем у остальных пассажиров.
Скорее всего, стоит как-нибудь напомнить водителям хорошенько просушить салон, иначе забудут - и будет вся машина болотом вонять. Не его, конечно, дело, но почему бы и нет.

Короткая "презентация" скрытого за длинной чёлкой глаза прошла в лучших традициях плохих фильмов ужасов. Герои раскрывают какой-то жуткой тайну и тут же мучительно погибают из-за неё. Или получают проклятье, которое будет преследовать их повсюду и приносить смертельно опасные неудачи. И ведь им действительно только что пригрозили чем-то похожим, отчего аргентинский корабль даже нашарил в "сапоге" нож, которым обычно режут рыболовные сети, но при большой нужде можно и во вражеское тело воткнуть. И чего он недавно говорил про преимущество в драке? А вдруг у неё ещё и челюсти на животе, как у "Ха"-класса?
Может быть, именно поэтому Май ощущал себя словно на иголках? Не только из-за её норова, но также из-за частички Глубинного, которая в ней таилась? В физиологических тонкостях детей моря крейсер совершенно не разбирался, поэтому не знал даже, что и думать по этому поводу. Вполне возможно, что и не было никакой частички, просто до жути схожая понятно с чем мутация. Да и, справедливости ради, финн не мог припомнить какого-то особенного чувства, схожего с распознаванием канмусу друг друга, возникавшего при появлении Глубинных. Во всяком случае, он не мог отделить его от тех, что проявляются в любой боевой ситуации на море.

"А стоит ли так рисковать?" - хотел спросить Колченогий и даже прикидывал, как это должно звучать на давеча упомянутом испанском, но решил попридержать это замечание до разговора наедине. Если, конечно, вообще удастся добиться такого разговора. Потому что, судя по всему, Марипоза имела какие-то особые отношения и с адмиралом, а это уже совсем другой уровень вовлечённых интересов. Как бы простому инструктору вообще хоть что-то оставалось что здесь "ловить".
- Адмирал, разрешите прояснить? - всё же решив заострить внимание на других и более конкретных нюансах, заговорил де Майо. - Что насчёт моего участия в этом? - спросил он, взглянув на Веларде. - Просто молчать или будет что-то ещё?
Стоило озаботиться тем, что он должен говорить остальных насчёт этой парочки. А то ведь не учатся, не воюют, держатся резко обособлено и вообще - странные. Можно прикинутся пнём, но на всех это не сработает. Начнут ещё упорно раскапывать и допытываться до подробностей, не рассказывать же как есть на самом деле. Ничего хорошего от конфликтов на этой почве не получится, только в тартарары ухнет. Да и вдруг его обяжут определённой ответственностью на их счёт, чем чёрт не шутит? Вейнтисинко, возможно, чуть торопил события - ещё даже до базы не доехали толком, - но это касалось его лично, а не чьих-то чужих мотивов и поступков, с которыми он ещё мог смириться.

25

Лучшие или нет… Особенные, вот как надо было сказать, да язык, как обычно, её подвёл. Ой как плохо было у неё с выражением мыслей. Да и повыражайся тут, когда не видишь ровным счётом ничего и хочешь это от окружающих скрыть. Како снова закрыла глаз, налепила поверх мокрые волосы и смахнула слёзы с того глаза, который ещё оставался нормальным. Чертовски неудобно, что аномалия не распространилась на оба глаза.

Жест, которым она так легко бросила карты на стол, был на самом деле весьма вымученным. Нет, даже отчаянным – смотрите, я могу вас всех убить, и я вас убью. Почему она так прямо об этом говорила? Да просто потому, что не умела плести интриги и заговоры. Како всегда говорила прямо, перехитрить кого-то она даже не пыталась. А ещё, если совсем начистоту, никого убивать она не хотела, потому-то её поступок прямо-таки кричал: уйдите, не вынуждайте меня применить силу. Может, потому-то именно её и отправили с Марипозы? Есть рычаг давления, есть какая-то дурацкая бесхитростность, есть самопроизвольная забота об объекте попечения, много ли надо ещё?

«Как-там-его» зовут высказал неожиданно дельную мысль. Ту самую, которую Како хотела бы никогда не слышать, уж слишком прямо такие слова выносили ей приговор. И верно, похоже, её всё-таки кинули. И её, и Рейну, и вот этих двоих – разве она, Како, не свернёт шеи тем, кто будет угрожать её воссоединению с сестрой? Да, но вряд ли она после этого выживет. И о сестре можно забыть. Её подставили, всё верно.

– Даже если так, что мне остаётся делать? – Како впервые взглянула на людей, сидящих в машине, почти беспомощно. Конечно, вряд ли она просила у них совета сейчас, скорее, оправдывалась. – У меня там – сестра. Настоящая. Я обещала родителям, что мы вернёмся домой. Если мне скажут выбирать между ней и вами, вы ведь понимаете, что я выберу.

Да, всё верно, она – бомба замедленного действия. Она это и сама признавала, тут не отопрёшься. Она даже принимала тот факт, что шансов у неё ровно ноль. Но сдаваться – ни в коем случае. Никогда. Она обещала, что спасёт их всех.

– Ага, именно так, – Како усмехнулась, – Расстегните рубашку и не сопротивляйтесь, я убью вас быстро. Больно не будет, меня учили.

Это почти походило на шутку.

26

- Пока - слушать. А потом нам надо будет поговорить об этом, - Веларде ответил на вполне ожидаемый вопрос крейсера, который даже про базу-то такую до сегодняшнего дня мог не слышать. Теперь услышит. Так или иначе, пришлось бы вводить секретаря в курс дела хотя бы минимально, так что может все вышло так, как надо - сразу в дело.

Похоже, девушка и сама понимала, только вот - тут уже Веларде понимал - выхода у нее и правда не было. Или если посмотреть иначе - были выходы, но все, как один, отвратные. И на деле, может быть даже хуже чем выбор между Фурутакой и ими. К примеру - между сестрой и Рейной. Но этот вариант, вероятно, она  просто даже обдумывать не хочет. Даже понимая, что вряд ли сестру увидит, она будет пытаться ее спасти своими действиями, иначе не простит себя никогда. Простая логика, но даже Франц испытывал бы на ее месте такие сомнения. Только вот у него никого не было, тут Марипоза, возможно, допустила ошибку, которую, возможно, теперь готова исправить при помощи Како.  Он вряд ли сможет вытащить ее сестру с Марипозы, так что выбор у них будет паршивый. Возможно, ему придется искать способы избавиться от нее первым. Но это только первый взгляд, он не обольщался касательно своего предвидения.

- Рановато, но в целом - почему бы и нет. Я никогда не планировал дожить до пенсии, а такая смерть далеко не худшая, - Адмирал действительно улыбался, хоть и без лишнего зубоскальства, - Рейна скоро вернется, Како. Береги пока что ее и постарайся понять, что от нее надо им. Мы с тобой просто орудия, которые можно заменить, а вот она - вряд ли. Так что на ней все и завязано, а расстрелы адмиралов - не более чем приятный бонус, до которого может и не дойти.

Он покачал головой:

- Ничего не обещаю пока что. Посмотрим, что принесет завтра.

Веларде и правда пока не знал, как поступит дальше, так что мог позволить себе честным, не пытаясь при этом быть хорошим. Трупом он раньше времени стать не хочет, но и против Како с Рейной ничего особого не имеет, вот и все. Пожалуй, на большее он и сам наедине с собой пока не претендовал. А потом - возможно, потом он решит что рискованная игра стоит свеч.

27

Теперь можно не беспокоиться, что он останется в этом информационном вакууме. Во всяком случае, Май знал об адмирале Веларде более-менее достаточно, чтобы догадываться - словами на ветер тот бросаться не привычен. Осталось лишь подтвердить это на практике, чтобы канмусу смог окончательно уверовать в подобную характеристику. Ещё предстояло переварить уйму информации, и где-то внутри шевелилось подозрение, что итогом станет заметное смещение взглядов на весь ОВМФ. Или хотя бы на нынешнее его состояние. Вероятно, будет что-то сродни всё той же речи Бисмарк, только новым откровениям можно оказать чуть больше доверия.

А напряжение тем временем как будто понижалось. Будто сбросили воду на дамбе, но бурный поток, рванувший вниз по течению не встретил ни одной постройки, чтобы их сломать. Остальные даже улыбались и шутили на не самые смешные темы. И финн сомневался, что это мнение сформировано лишь его плохим чувством юмора. Глянув с лёгкой укоризной на собеседников, Онни отвернулся, чтобы попытаться высмотреть в дожде возвращающуюся фигурку Рейны. Не сказать, что он начинал беспокоиться за её отсутствие, но всё же стоило проявить внимание - ни погода, ни моральное состояние девочки не благоволили к долгим прогулкам.
Можно самому выйти поискать, но его скорее всего жутко испугаются, если он заявится в самый неловкий момент, кхм. Тогда, вероятно, стоило бы отправить Како, но вдруг эта парочка вздумает попрощаться с ними, не смотря на казалось бы чуть улёгшиеся страсти? Вейнтисинко ощущал, что сегодня слишком уж пытается оберегать чужое личное пространство и иные ценности, но ничего с этим иного поделать не решался. Так и сейчас - лишь посчитал, что времени прошло ещё не очень много. И поэтому лишь приспустил стекло, чтобы звуки с улицы стали слышны отчётливее. Слабый голос пессимизма так и нашёптывал: "А вдруг они просто не слышали криков о помощи?"
Кажется, как-нибудь попозже надо будет и самому наведаться к психологу. Вдруг это всё лишь плохие игры воображения?

28

Карты были выброшены на стол с обеих сторон – разве что мужчина с непроизносимым именем молчал и слушал, как ему и сказали, но от него ничего подобного и не требовалось. Основная война, непримиримая и бесполезная по своей сути, была именно между «посылкой с Марипозы» и местным царьком. И они сделали свои шаги. Так сказать, обозначили позиции, и, если начистоту, было даже неплохо понять, что новый адмирал не собирается за честное признание о планах на его жизнь пристрелить её на месте. Разве этого было мало, чтоб хоть немного сбавить градус опасности ситуации?

Како поморщилась: мыслительный процесс давался ей слишком тяжело. Слишком многое от этого зависело. Молчание становилось тревожным, а мысли о Рейне – пугающими. Не слишком ли долго она гуляет? Похоже, не ей одной пришла в голову эта идея, коль второй из сопровождения стал бросать красноречивые взгляды на окно. Како пришлось сдержать себя снова.

– Хорошо. – выдохнула она сквозь зубы и протянула руку ладонью вверх. – Договорились, как вас там.

Рейна показалась из стены дождя совершенно мокрой и встревоженной, но, увидев прилипшее к стеклу лицо Вейнтисинко, попыталась улыбнуться и даже помахала ему рукой. Како, бросившая на окно взгляд через плечо, не сдержала облегчённого вздоха.

Она не верила, что всё будет хорошо.

Она хотела изменить этот расклад любой ценой.

29

Франц в очередной раз запретил себе думать слишком много о перспективах. Вариантов много, но все вилами на воде писаны, причем писали явно Глубинные. Как он и сказал, многое строилось на  судьбе Рейны - именно тут можно было ждать сюрпризов, которые логикой не предсказать. Вероятно, на Марипозе сумасшедшая сучка Илси думала примерно также, потому и не отдавала приказов и поручила Рейну не ученым, а Како и ему. Эксперимент. Чертов эксперимент на куче живых людей - он не исключал варианта, что в критической ситуации одним трупом они могут и не отделаться. Между прочим, пора думать, что он скажет завтра, позвонив на Марипозу - будет нелогично, если Веларде не поинтересуется, что за ерунда тут творится, главное не перегнуть палку и не показать, что он успел узнать не так уж мало. Это он думал, за компанию со всеми поглядывая в окно - на Хоккайдо безопасно, но ребенку не так уж много надо, чтобы попасть в беду. Между тем ситуация все же выправилась - критический момент, когда в машине могла разыграться трагедия, прошел, Како вряд ли преисполнилась доверия к Франциску (и правильно, не стоит таким доверять, особенно когда все они в подвешенном состоянии), но все же пошла на перемирие - это было ясно по ее жесту, демонстрации безоружности, если он верно помнил.

- Франциско Веларде, - Беззлобно напомнил он, - Договорились, Како.

Странно, но такие ситуации, с немалой долей риска, вызывали у Веларде определенный азарт. Это делало жизнь настоящей, заставляя рисковать и ставить на карту свою жизнь, к тому же, у него не было какого-то пунктика на непременном сохранении своей персоны целой и невредимой. Это делалао адмирала опасным человеком, и это, на свою беду, понимали далеко не все. Но дело делано и Веларде перешел к делам более практичным, окликнув девочку:

- Рейна, быстро в машину, простудишься же. Едем на базу. - Он, кажется, улыбнулся. А, к чертям. В конце концов, дети - цветы жизни или типа того. Беречь надо, и поливать вовремя. Дождавшись, пока девочка окажется в машине, адмирал отправил автомобиль в сторону базы на максимальной для таких условий скорости. Куда поселить парочку, он придумал по дороге -  пока что отвели им комнату при штабном комплексе, неподалеку от обиталища самого Франца.

- Завтра решим, где вам жить, окончательно.  Ребенка -  в душ, потом приходите ужинать. - Куда он их потом определит, он не был уверен. Если Како еще можно отправить к остальным, то Рейна в эту схему не вписывалась, а разделить их - не вариант. Так что не исключено, что они станут его соседями, если не удастся придумать что-то еще.

30

В конечном счёте, загул девочки под дождём не закончился никакой трагедией. Возможно даже, ей удастся избежать простуды, но здесь Май не стал загадывать наперёд. Всё-таки Рейна не канмусу, чтобы без последствий ходить под весенними ливнями, не самыми тёплыми в этих краях. С другой стороны, ему трудно сравнивать - он никогда не занимался педиатрией что в целом, что у обычных детей. Там столько нюансов, а он всего лишь паршивенький тяжёлый крейсер, который любит книги и шахматы.

Уже на Центральной Базе можно было вздохнуть чуть свободнее. И даже решение поселить гостей прямо при штабе смотрелось вполне себе неплохим взглядом на проблему. Правда, если Како вздумает добраться до Адмирала Флота ради выполнения приказов с Марипозы, то такое расположение лишь облегчит ей задачу. В чём-то довольно противоречиво и опрометчиво, хотя Вейнтисинко всё же смирился с подобным ходом мысли, каким бы она ему не казалась опасной. Партия была явно не для него, поэтому он мог лишь наблюдать. А потом, возможно, давать бессмысленные свидетельские показания, если что-то плохое вдруг случится.

Встряхнувшись что от дурных размышлений, что он воды на одежде, Два-Пять отправился вслед на Веларде. Получать приказы либо просто ждать ужина. Или же, возможно, удастся немного узнать о Марипозе, но канмусу не стал лишний раз напоминать об адмиральских обещаниях. Всему своё время, придётся обождать. Да и вряд ли всё решится одним разговором. Дело почти наверняка было весьма обширных планов - и если финна собирались во всё это посвятить, то придётся уделить вопросу уйму времени и сил.


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Банк завершённых эпизодов » [ЦБ] 13.04.25, Не тронь меня


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC