25.10
Администрация вернулась и скоро доберется до всех вас! Трепещите и раздавайте долги по постам.
13.09
Администрация форума на две трети в отъезде/собирается уехать. Просим никого не пугаться, не теряться, обращаться к Славе и Сюркуфу, а так же писать посты.
Возможно, в октябре будет перекличка.
20.08
Репрессии и проверка актуальности личных эпизодов, подробности здесь.

14.07
Мини-обновление квестов. Ознакомиться и записаться можно здесь.

10.07
Смена одёжки форума, обеспеченная прекрасной бернкастель. Давайте пожелаем ей побольше кошечек за подарок.
Если выявите баг, пишите в ЛС Нагато.

03.07
Основные проблемы, вызванные переездом серверов, исправлены. Однако, мелкие глюки могут наблюдаться до сих пор. Просим игроков писать посты в текстовых редакторах или хотя бы копировать их туда перед отправкой.

30.06
Проблемы с авторизацией и загрузкой страниц. Исправление грядёт в ближайшие дни, а пока выйти из учётной записи или зайти в неё возможности нет. Набираемся терпения и ждём.

17.06
Всех игроков, желающих играть далее, просим зайти в тему "Общий сбор". Это не перекличка, а попытка свести сюжетные линии во что-то объективное, в связи с перекройкой административного состава. Ругаться можно в личке Нагато.
Всем, сдающим сессию, курсовые и дипломы, желаем удачи!

Kantai Collection FRPG

Объявление

Добро пожаловать на ФРПГ, в основе своей берущую идею игры Kantai Collection. Гостям и пользователям мы желаем осваиваться и располагаться поудобнее, ведь на форуме сейчас царствует ветер перемен, несущий немало сюрпризов. Leprosorium

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Мирное время » [Балтика] 30.04.25, Балтийский узел: "Не прощайся, не прощай"


[Балтика] 30.04.25, Балтийский узел: "Не прощайся, не прощай"

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

1. Время действия:
Тридцатое апреля две тысячи двадцать пятого года. Раннее утро.

2. Погодные условия:
Пасмурно, по прогнозам синоптиков к вечеру ожидается дождь, на данный момент температура едва достигла плюсовых отметок.

3. Место действия:
База ОВМС на Балтике (Гданьск). Временная квартира Локхорта-младшего.

4. Участники:
Линкор Нагато, Вице-адмирал Винсент Локхорт, Иоахим фон Меркатц (GM)

5. Сюжет:
Двадцать девятого апреля, за полтора часа до полуночи на Балтийской базе обнаружено тело Герарта фон Велл Локхорта, по всем признакам погибшего в результате несчастного случая. Несмотря на это, в подобный расклад не верит никто: слишком уж явно просматривается в этом желание враждебной стороны изменить власть. Теперь у Локхорта-младшего не только нет защиты для самого себя, но и его флагман защитить он не в состоянии. С этой новостью к нему спешит Меркатц, спешно подхвативший роль главы и преследующий одну-единственную цель: уговорить сына своего друга поскорее покинуть Балтику.

2

Иногда, когда ты думаешь, что хуже быть просто не может, жизнь показывает тебе, насколько ты ошибался.

После бессонной ночи – уснёшь тут – Нагато ощущала себя из рук вон плохо. Нет, не из-за недостатка сна (в конце концов, она служила давно и была на ночных дежурствах), а из-за случившегося. Правда, жаловаться не могла. Не только потому, что это было ей совершенно не свойственно, но и исходя из принципа, что кое-кому здесь может быть гораздо хуже. Скорее всего, так и было, потому что не спали оба жителя этой казённой квартиры. Нагато пыталась отвлечься – иногда это попахивало цинизмом, но, что поделать, она видела смерть куда как чаще, успела немного привыкнуть. Она и к своей грядущей смерти почти привыкла, точнее, решила не думать на эту тему, а то и свихнуться недолго. Ей было жаль старшего адмирала, который не раз был к ней добр, она могла понять состояние младшего адмирала, но вот утешать его у неё получалось из рук вон плохо.

– Кофе налить? – вздохнула линкор, когда молчание стало давить на нервы. Правда, вопреки своей привычке, сводящейся к «спросить на полпути к выполнению дела», она сейчас неподвижно сидела в кресле-качалке, сгорбившись и сложив руки на коленях. И вовсе не спешила идти на кухню, да и вопрос задала, скорее, чтоб проверить – на месте ли её адмирал, и воспринимает ли он любые внешние раздражители. А раздражителем Нагато всё-таки была, и ещё каким.

Из-за суетной ночи она и в форму переодеться не успела – так и сидела в растянутой  почти до колен футболке и бриджах, иногда тихо притопывая по полу босой ногой. Форма, любимые «рога» и более-менее приличная одежда лежали в другой комнате, но даже сейчас, когда они просто сидели и молчали, Нагато не спешила бежать переодеваться. Опасалась, что Локхорт куда-то исчезнет, если она перестанет сверлить его усталым взглядом, хоть и понимала, что страх этот оснований под собой не имеет.

– Что бы ты ни думал, – брякнула Нагато неожиданно даже для себя, прежде чем откинуться назад – кресло заскрипело и закачалось, мерно убаюкивая её, – и запрокинуть голову, – Но я не верю, что он… сам.

Фраза, конечно, была совсем неверной – Локхорт-старший, конечно же, «не сам». Так, трагическая случайность, да, конечно, им так говорили. Их убеждали, но Нагато не верила. Правда, не представляла, кому это выгодно. Вообще не представляла, где ей, девчонке, недавно оказавшейся на базе и видевшей только хорошее. Подковёрные интриги, они не для канмусу. У них всё по морским законам.

Скрип-скрип.

На языке вертелся вопрос: что делать? Нагато, сильная и самостоятельная, бывший флагман Центральной Базы, с досадой заметила, что ответа на этот неозвученный вопрос ждёт, как манны небесной, но озвучить его не торопится. В частности, из-за того, что самостоятельность её с таким вопросом пойдёт ко дну не хуже Титаника. Но и сама решить не могла, потому что, смешно сказать, уже привыкла полагаться на чужое мнение. Всё, что она делала – раскачивалась на кресле-качалке, слушая скрип. И спрашивала себя, что же делать-то?

Сил задавать вопросы тому, кто мог на них ответить, у неё не было.

3

Вопросы... Вопросы требуют ответов, как выразился один сребробородый персонаж литературной классики жанра фентези.
Увы, проблема - извечная - подразумевала, что первого имеется в избытке, а вот, собственно, второго...

Враждебная акция глубинных, ради такого дела сменивших родной и уютный океан на промозглую и ветреную сушу?
Подобные, в кавычках, гипотезы можно смело оставлять журналистам. Ну и, пожалуй, авторам, повествующим про рыцарей плаща и кинжала с особо буйной фантазией - эти две категории населения поймут, проникнутся и даже восхитятся.
Происки "конкурентов", алчущих отгрызть от пирога власти кусочек посочнее?
Это уже ближе к реальности. Настолько ближе, что, скорее всего, оно и есть - вот только без доказательной базы, чисто на уровне ощущений. Даже обвинить толком некого и не в чем - совпадение для определенного круга лиц, конечно, крайне своевременное и удачное, но кто сказал, что так не бывает? Они будут придерживаться этой версии... И, де-юре, окажутся правы.
Настоящий несчастный случай?
Маловероятно, но... Тоже не исключено. Море, даже в прибрежном районе - субстанция непостоянная, а в графиках страховочных компаний, работающих с кораблями, был до поры-до времени раздел под немудреным заглавием "От неизбежных на море случайностей", куда заносилось совсем немаленькое, между прочим, количество судов, пропавших без вести.

Подобного рода мысли наводняли разум юного контр-адмирала, точно рыбы - аквариум. Аналогия была не совсем полной в плане того, что аквариум - среда замкнутая, информационное поле же, коему человеческий разум служит лишь скромным проводником - беспредельно или, по меньшей мере, малоосмыслимо для людей неподготовленных.
Кто это был? Как им, черт возьми, удалось выманить старика посреди ночи? - продолжал размышлять Винсент, сжимая подлокотники кресла, в периодически прорывавшихся эмоциональных вспышках крепко, до побеления костяшек. Умом он понимал, что возможных исполнителей более чем достаточно, вычислить их тем менее вероятно, что исполнителем едва ли был одиночка, следовательно, существует целая группа, связанная круговой порукой, которая обеспечит своем приятелю почти идеальное алиби... Да и причин вызвать командующего в пределах военной базы при желании набиралось, как в арабских сказках, тысяча и одна, особенно с учетом характера Локхорта-старшего, но человеческий разум - штука упрямая и, невзирая на мыслительные упражнения и концентрацию, обожает перебирать варианты "если бы, да кабы", а вместе с тем и "почему, зачем?".
Даже если ответ кажется очевидным.
Фраза про кофе мелькнула где-то на границе сознания, но серьезного резонанса не возымела, особенно с учетом того, что за реализацию озвученного предложения Нагато браться не спешила. В результате адмирал просто скользнул по Оливии пустым взглядом фиолетвовых склер и вернулся к "мозговому штурму".
Опасная все-таки пора - юность, с бурлящим в крови адреналином и тягой к быстрому, решительному наведению справедливости. От мысли о том, что злоумышленники, скорее всего, останутся безнаказанными, а может, и сейчас сидят, довольно скалясь и потирая руки, у младшего Локхорта мелькнуло даже кратковременное, но до чрезвычайности яркое желание вопроизвести сценарий Марвина Химайера, благо, возможностей к тому на военной базе имелось достаточно, вот только...
Это было глупо и неконструктивно - раз. Будучи адмиралом, Винсент нес ответственность не только и не столько за себя - два.
Придти к осознанию этих двух факторов молодому человеку помогла, пусть и случайно, соседка, вновь решившаяся вспороть шелковую пелену молчания, окутавшую квартиру в ночной тиши.
- Не сам, господи. Конечно же, не сам! - отозвался фон Велл резковато, пуская обстоятельства и оправдывали подобную реплику до определенной степени.
Откинувшись на спинку, он помассировал виски и устало вздохнул. Пора было возвращаться в реальный мир и мыслить более здраво... А желательно - еще и наперед. Что ж, телепатом юноша себя называть бы не стал, но... Кое-чего определенно следовало ожидать, не правда ли?
- Кажется, ты предлагала кофе? - сказал Винс более мягким тоном, словно извиняясь за недавнюю вспышку - Самое время. Я удивлюсь, если к нас вскорости не заглянут гости...

4

Меркатцу никогда не были свойственны поспешность или излишняя эмоциональность — всегда спокойный, всегда добродушный. За исключением некоторых случаев. Первый — "Балтийская Мясорубка". Второй — сейчас. Смерть Локхорта была ударом — внезапным, жестоким, предательским, слишком своевременным, чтобы не усмотреть в нем логики. Слишком хорошо вырисованным для по-настоящему несчастного случая. Те, кому не нравилось балтийское командование, более не считали нужным действовать в рамках хоть каких-то правил и сделали свое дело, выбрав не старика, которому недолго осталось, а того. кто был действительно опасен для них. И не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что будет дальше. Он-то готов, но Винсенту не стоит участвовать в этом. Нет, даже не так, ему не стоит даже находиться здесь.  Неудивительно, что вскоре  старый адмирал с несвойственной ему поспешностью буквально помчался на квартиру к ученику. Он учил их всех хорошо, только вот не смог научить беречься от такой угрозы.

Ручку двери он машинально дёрнул на себя, совсем забыв, что это, в общем-то, не казарма и даже не общежитие. Дверь, разумеется, не открылась, иначе бы ученика ждал ещё один серьёзный разговор, на этот раз уже на тему безопасности. Пришлось торопливо постучать, мысленно сетуя на то, что времени у них немного. Может, его вообще уже нет.
[NIC]Joahim fon Merkatz[/NIC][STA]Vice Admiral[/STA][AVA]http://savepic.ru/7723140.png[/AVA][SGN]Честь имею[/SGN]

5

С мозговым штурмом лично у неё не задалось, что, может, и печально, но разве она когда-то славилась умением генерировать идеи? О, нет, её роль всегда сводилась к молчаливому исполнению чужих приказов и воплощению чужих идей в жизнь. Был адмирал, теперь его нет, и ситуацию преподносят им на блюдечке, как абсолютно очевидную. Как говорится, если в высшей математике задача решается слишком легко, значит, вы где-то ошибаетесь. Конечно, был ещё принцип упрощения всего и вся, но для Нагато, которая качалась на своём кресле так, будто её крайне привлёк потолок и его абстрактные трещинки, он не подходил. Ни в каком состоянии ума она не сказала бы: «оkey, это несчастный случай, давайте успокоимся и будем готовить похороны». Во-первых, не верила в подобные вещи, во-вторых…

Красные не столько от влияния паразита, сколько от банальной бессонницы глаза сместились с разглядывания потолка на адмирала, который весьма кстати напомнил ей, что он живой весьма резким окриком, и Нагато мысленно вздохнула: даже если отвлечься от собственного неверия, она не может сказать что-то такое человеку, который потерял отца. Осуждать его она тоже была не в состоянии, хотя бы потому, что могла примерить на себя эту ситуацию. У неё, в конце концов, тоже есть отец. И она ещё позавчера писала ему письмо. Она может понять чувство, возникающее от потери.

– Хорошо, что мы здесь думаем одинаково. – чтобы уменьшить впечатление собственной беззаботности (кто-то умер, а она тут на кресле качается), Нагато остановила эту лёгкую качку, уперевшись ногой в пол, и подтвердила свои слова взглядом не столько мрачным, сколько серьёзным. И правда, хорошо. Если бы они не могли сойтись во мнении даже в такой ситуации, можно было сразу собирать чемоданы и ехать на Хоккайдо, за ненадобностью её присутствия здесь.

Всё, правда, снова сводилось с вопросу «что делать». Даже не «кто виноват», а именно «что делать». Виновники были делом вторым, хотя, опять же, на эту тему Нагато предпочла заткнуться – скажите человеку, который кого-то потерял, что наказание убийц (так виновников мысленно обозначила линкор), в сущности, потерпит, и… Правильно, пакуйте чемоданы и уезжайте на Хоккайдо. А она, наверно, пригодится здесь. Хотя бы потому, что отца адмирала убивала точно не она.

– Будет через пару минут. – она, кажется, даже чувствовала себя слегка виновато. И, в самом деле, сказала – так делай, а не тяни резину. Вот ей и пришлось подниматься, шлёпать босыми ногами по полу и возиться на кухне, ежеминутно рискуя то неудачно вписаться в угол, то схватиться за закипающий чайник, то пролить воду – координация движений страдала. Ужасно страдала.

Правда, в итоге обошлось одним столкновением с углом стола, пострадавшим указательным пальцем – мелочи, на спине у неё следы повеселее – и лужицей воды на столе. Могло быть хуже. И да, кофе из ведёрных кружек не пьют, но лучшего она не нашла. Кружки были водружены на журнальный столик, кресло-качалка – подвинуто поближе. Только после этого линкор села обратно, взялась за кружку и, наконец-то, решилась задать хоть какие-то вопросы.

– Кто, например, сюда явится? – с явной тревогой поинтересовалась она. Паранойя или нет, но у Нагато сразу возникли мысли о том, что явятся к ним сразу все: и Глубинные, и виновники событий, и ещё кто-нибудь – но все они будут однозначно недоброжелательны. Ну никак не могла она представить, чтоб гости несли с собой хорошие новости, приправленные чем-нибудь вкусным. Только вот кого на роль гостей уготовил адмирал? Может, он уже имел какие-то подозрения? Или что-то ещё?

Да, действительно жаль, что она не умела читать чужие мысли. Влезла бы в чужую голову тайком, без риска быть обвинённой в цинизме, и не мучилась бы от неизвестности.

Стук в дверь заставил её сердито вскинуть голову, снова поставить кружку и процедить сквозь зубы своё отношение к тем, кого носят тут черти. Но да, проницательность адмирала внушала уважение. Вспомнишь Глубинного, а он уже всплывает.

– Я открою. – Нагато поднялась с кресла слишком поспешно для своего наигранно-спокойного вида. Оружия у неё, к сожалению, не было, а заходить на кухню за ножом – слишком смешной жест. Что ж, она и кулаком... может.

Дверь она открыла по всем правилам – встав за ней так, чтобы не оказаться на линии огня. И лишь потом, осторожно выглянув и увидев знакомое лицо, шумно выдохнула. Этому можно доверять.

– Что ещё? – в голосе линкора явно сквозило раздражение. Право слово, неужели теперь ещё кого-то нашли?

6

Фиолетовые радужки причудливейшим образом сочетались с покрасневшими белками глаз (на что имелся сразу ряд причин) и особенным, "стеклянным" взглядом, что случается у павших духом или просто измотанных людей. Под определение первой категории контр-адмирал Локхорт, однако, не попадал - любой, смыслящий себя мало-мальским знатоком человеческой натуры, заявил бы это с полной уверенностью.

Да, он получил удар, удар чувствительный, но не смертельный. Вернее, наверное, даже будет сказать так: схлопотал - или схлопочет - от ударной волны атаки, нацеленной на человека, не в пример более умного и развитого. Отца Винсент знал хорошо и потому мог надеяться на оценку ситуации вполне здравую. Герарт был опытен, умел больше, знал больше... И был достаточно принципиален, чтобы вкупе с предыдущими качествами оказаться для кого-то проблемой. Проблемой достаточной, чтобы единственным (или, как минимум, наиболее простым способом) решить её оказалось убийство. Убийство очевидное - ибо тело оставили на месте, тогда как спрятать что-то на базе Балтийского флота проблемой не представлялось: если что - концы в воду (в самом буквальном смысле) и ищи-свищи ветра в поле, если и найдешь, следы морская среда, в тысячи раз более древняя, нежели человечество со своими глупыми проблемами, подчистит надежно.
Ну, при условии, что произошедшее действительно не являлось представителем инцидентов "трагической случайности", конечно, а в текущих условиях приходилось оставлять место и для подобной аозможности.

Контр-адмирал был далек от детективной деятельности (доводилось порой читать, коли выдавалась свободная минутка, не более) и строить логические умозаключения умел только касаемо своей непосредственно, флотоводческой деятельности. На суше помочь расследованию для него было бы проблемой, хоть и очень - до дрожи в руках - хотелось. Однако, будучи парнем трезвосмыслящим, он вполне отдавал себе отчет в том, что лезть в нечто столь непростое, не обладая в данном деле хотя бы зачатками компетентности - не просто глупо, а еще и, быть может, вредно. Вместо этого следовало подумать о том, что реально можно сделать, исходя из их нынешнего положения, этим-то молодой человек и занялся.

Картина выходила не очень радостная.
Мы имеем... как и обычно, не более того, что мы имеем.
Он испустил усталый вздох и взялся за предложенную кружку. Конечно, для нервной системы нынче кофе - вариант не лучший, однако следует сохранять хотя бы подобие тонуса, поскольку есть все основания предполагать, что день выйдет ничуть не менее утомительный, нежели ночь.

- Хм? - он покосился на Нагато, задавшую вопрос - Да, в общем-то, будет даже странно, если придет лишь кто-то один. Из тех, кто может появиться, впору склепать целый список: адмирал Меркатц, всякие неприятные личности из военной прокуратуры, сочувствующие, любопытствующие и прочие, видеть которых совершенно не хочется, но придется. Виновников произошедшего ждать явно не стоит - добавил Локхорт, заметив тревогу в голосе линкора - Устроить "несчастный случай" на открытом воздухе, под покровом ночи - дело одно, а вот посреди жилого блока ранним утром, да еще тем, кто наверняка не спал и в целом находится на нервах... Нет, не думаю.

Раздавшийся стук в дверь заставил было вздрогнуть, хотя подобного Винсент и ожидал. Оливия, правда, вызвалась открыть дверь, причем сделала это весьма грамотно... Но нынешний визитер угрозы не нес. По крайней мере, явной и открытой.
- Guten morgen, наставник - сказал контр-адмирал тоном, явственно дающим понять, что утро добрым он не считает категорически и чуть отодвинул руку от пистолета, красующегося на столике по соседству с кружкой.

7

Эти двое однозначно ждали неприятностей, это было видно сразу, и в другой ситуации он бы даже нашёл силы их похвалить за разумное поведение в опасности. Плохо было то, что они вообще оказались в этой заварушке. Меркатц старался не подавать виду, насколько плохи дела — нет, не о смерти друга речь, а о том, что следующими целями могут оказаться Винсент и, вероятно, Нагато, которая явно уже определилась с тем, как поведет себя в дальнейшем, а вовсе не он, Меркатц.

— Мне нужно поговорить с Винсентом, фройляйн Нагато. Я войду? — разумеется, тон Нагато, выходящий за рамки субординации, он проигнорировал. Не до того. Впрочем, ученик  уже обратил на него внимание — только вот пистолет в пределах досягаемости хорошо показывал, что парень понимает, насколько все серьезно, или, по крайней мере, догадывается. То, что молодёжи бы только за оружие хвататься, Иоахим не стал попрекать, оценив хотя бы то, что они готовы защищаться. Старый адмирал кивнул на слова ученика — какое уж там доброе, да и расшаркивался он совершенно зря.

— У нас мало времени, — добавил он, отчётливо понимая, что они об этом и так должны уже догадаться. — Лучше всего будет, если вы сейчас, не собирая вещи, срочно покинете Балтику. Я понимаю всё, — Меркатц бросил более чем красноречивый взгляд на своего ученика, — Но настаиваю на том, чтобы вы не дожидались похорон.
[NIC]Joahim fon Merkatz[/NIC][STA]Vice Admiral[/STA][AVA]http://savepic.ru/7723140.png[/AVA][SGN]Честь имею[/SGN]

8

То, что фраза, слетевшая с её губ при виде ещё одного старика местной базы, который был к ней терпелив и не враждебен, была грубее некуда, Нагато знала. Дело было, пожалуй, в неожиданности, и в том, что она действительно ждала чего-то худшего. Да, виновников действительно не стоило ждать, её собственный адмирал был прав, но Нагато ждала чего-то похуже, чем просто наставник и друг погибшего. А вот чего именно, она не могла понять, и за этим ожиданием теряла былую доброжелательность, задень – и взовьётся от неприязни. Хотя, конечно, никаких претензий лично к Меркатцу у неё не было.

– Входите, – безразлично бросила Нагато, пропуская гостя, и, как только у неё появилась такая возможность, закрыла за ним дверь: два оборота замка и цепочка. Легче от этой меры предосторожности не стало, потому что беду не удержат никакие замки. А то, что на этой базе действительно поселилась беда, было ясно всем, кто собрался в квартире. Даже адмиралу, раз он потянулся к оружию и так же спокойно руку от него убрал, когда уверился в безопасности.

Именно такие спокойные движения всегда были хуже спонтанной истерики. Направить на кого-то пистолет в порыве чувств просто, можно даже выстрелить и промахнуться с большой вероятностью – эмоции не способствуют меткости, уж ей ли не знать? А вот когда кто-то так спокойно держит пистолет рядом, это уже другое. И выстрелит, и не промахнётся. И не пожалеет. Пистолет, кстати, лично для неё был мрачноватым напоминанием о других временах, тех, которые она не застала, к счастью. Дни, когда таких, как она, водили под конвоем, а у их адмиралов всегда был свинцовый аргумент против непокорности, миновали, а оружие – осталось. Вроде бы и к лучшему, но…

Но Нагато, вернувшаяся в комнату и застывшая безмолвной тенью в дверном проёме, ощущала себя неуютно, помня, для обеспечения чьей покорности адмиралам выдают табельное. На злосчастный пистолет она старалась не смотреть, и всё же взгляд её постоянно перебегал на него, словно притягиваемый. Право слово, лучше бы ей об этих годах не рассказывали.

Чтобы избавиться от наваждения, она попыталась прислушаться к Меркатцу, и слова его ей показались здравой мыслью. Точнее, она просто не нашла аргументов против, кроме очевидных «мы должны остаться», вот только соглашаться вслух она не спешила. Кому должны-то? Но, с другой стороны, будь это её отец, она бы рыла носом всю базу, и одним оружием на столике не обошлось. Будь это кто-то из её друзей – тех, кого уже на свете-то нет – она бы тоже не ушла так просто.

Но, может, она ошибалась?

Нагато перевела взгляд на своего адмирала, глянула вопросительно: что скажешь? В конце концов, ему решать, не ей. Это он сейчас потерял родственника. Это он здесь адмирал, а она, как известно, должна уметь терпеливо слушать и подчиняться. Во всяком случае, именно об этом говорил пистолет на столике. Лично ей.

9

- Кофе будете? - предложил Винсент наставнику. Не просто из вежливости, а еще и потому, что понимал: пожилой вице-адмирал, как и он сам, провел абсолютно бессонную ночь. Да еще и потерял друга, которого знал... Мягко говоря, очень давно. Хотя лишнее напряжение для нервной системы в виде кофеина едва ли можно было назвать полезной практикой, но вся жизнь суть дорожка к смерти, да и энергия сегодня еще понадобится... День только начинается.
По поводу того, что Меркатц хочет сказать, у Локхорта имелись догадки - сразу несколько - а помимо оных еще и предчувствие, что приятные темы нынче едва ли будут в приоритете. Не тот день сегодня, не тот...
Контр-адмирал понимал, что приступ охватившей его паранойи (если так можно было назвать это психическое состояние) иррационален и, пока они в четырех серых стенах служебной квартиры, нет нужды хвататься за оружие по любому шороху. Однако поделать с собой ничего не мог - поэтому остановился на компромиссе, попросту оставив пистолет в зоне досягаемости. Это, должно быть, нервировало Оливию, и без того далекую от спокойствия, но... лучше перебдеть, чем недобдеть, как гласит одна, кажется, русская пословица. Или нет? Все-таки состояние шоковое и линия поведения может превратиться в кривую, плавным изгибом уйдя куда-то за пределы зоны комфорта и здравого смысла.
- Сядь и успокойся - эту реплику Винсент адресовал Нагато, застывшей где-то неподалеку от дверей и то глазевшей на оружие, то отводившей взор куда-то в сторону. Было бы, право, интересно знать, о чем линкор сейчас думала, но ни время, ни обстоятельства не располагали к психологическим изысканиям. Да и девушка уж точно скорее успокоится, если не подвергать её лишним расспросам... А читать чужие мысли контр-адмирал не умел, о чем нынче весьма жалел. Конечно, не лишенный недостатков талант, но сколько пользы можно было бы из него выжать! Особенно сейчас...
Лучше всего будет, если вы сейчас, не собирая вещи, срочно покинете Балтику.
- Мне приходило в голову, что речь пойдет о чем-нибудь подобном - обратился молодой человек к наставнику. Волнение в нем выдавали разве что глаза, да побелевшие костяшки пальцев, сжимающие кружку. - Но так ли уж хороша идея "бежать"? В особенности - когда нет продуманного маршрута отступления...
Вообще-то разумом Локхорт вполне осознавал, что Меркатц прав, только на эмоциональном уровне принять подобное решение было не так уж просто. Бросить все и...
Будь Винсент один - он, пожалуй, проигнорировал бы вице-адмирала и мало кто осмелился бы попрекнуть его в этом, невзирая на излишний пыл, столь свойственный юношеству и максимализму, от которых офицер покамест ушел не так уж далеко, но... Глядя на третью "участницу беседы", он вспоминал поневоле, что несет ответственность не только за себя и должен - именно должен - принимать решения, исходя из этого. Герхарт погиб, но те, о ком нужно позаботиться, еще оставались. Нехватка времени была очень досадной - сейчас контр-адмирал с интересом рассмотрел бы альтернативу, где отправил бы Нагато (и, возможно, кого-нибудь еще) в более безопасное место, ради их же блага, а сам остался бы, даже осознавая, что с точки зрения следствия и закона мало что может сделать и чем может помочь.
- Вообще-то мысль здравая - нехотя (потому очень тихо) признал он, но вышеуказанный негативный фактор в виде внезапности оставался: куда, собственно, уезжать-то? Хотя, конечно, не исключено, что у наставника найдется в рукаве ответ и на этот вопрос, но остаются еще другие административные проволочки в виде, например, документации, так что процесс с официальной точки зрения затянется так или иначе почти неизбежно. Разве что если проводить его пост-фактум...

10

Меркатцу хватило одного взгляда на кружки, чтобы торопливо качнуть головой, сглатывая вязкую слюну. Пожалуй, сегодня он обойдётся без кофе, которое имело совершенно ненужные в данной ситуации свойства, слишком умалявшие его пользу.

– Спасибо, но откажусь. – прозвучало это почти неформально, несмотря на сухость формулировки, – В конце концов, здесь быстро привыкаешь к ночным дежурствам.

Меркатц приложил ладонь к собственной груди и постучал указательным пальцем, намекая на сердце, которому за последние часы и без того приходилось работать на износ. Здесь, в квартире сына лучшего друга он мог ненадолго отойти от известного всем образа, напомнив про свой возраст и сопутствующие проблемы – но только ненадолго. Меркатц понимал, что многое теперь зависит от него.

Слова, адресованные Нагато, он внимательно прослушал, не преминув бросить на «боевую единицу» внимательный взгляд. Пожалуй, из всех троих присутствующих больше всех тревожилась именно она. Неудивительно, но для Иоахима это было неприятной неожиданностью.

– Маршрута действительно нет. Пока нет. – согласился Иоахим, не собиравшийся усаживаться куда-либо. – Варианты, впрочем, очевидны. Центральная База и, – мужчина споткнулся, прокашлялся, вытащил из кармана платок и промокнул им рот, прежде чем с видимым спокойствием продолжить, – Твой дом.

Вариант был не из лёгких. Даже если исключить третью в этом разговоре, которую бы ни за что не отпустили в места, не попадавшие под власть ОВМС, не повлекло бы это удар по семье? Или это было разумно, учитывая то, что теперь мать и сестра его ученика оставались беспомощны?

– Проблема в том, что мы не знаем, чего добивались… этим. – Меркатц ускользнул от упоминания убийства, чтобы лишний раз не ранить чувства ученика. – И не забывай, что мы на военном объекте, поэтому каждое решение придётся подкреплять приказами.

Это звучало как приглашение поспешить, но, в то же время, подумать ещё.
[NIC]Joahim fon Merkatz[/NIC][STA]Vice Admiral[/STA][AVA]http://savepic.ru/7723140.png[/AVA][SGN]Честь имею[/SGN]

11

Нагато поджала губы, услышав приказ сесть и успокоиться, задевший её не своей прямотой, а тем, что она была настолько неосторожна в своих взглядах, что это заметили другие и приняли за что-то серьёзное. В самом деле, похоже, она поддалась эмоциям, чего делать сейчас было нельзя ни при каких условиях, в конце концов, времена миновали, пистолет – дань традиции, внезапно необходимая сейчас, нет никакого намёка на неё. Верно, сядь и успокойся. Нагато сдержанно кивнула, хотя рот её до сих пор был похож на нитку, и, развернув кресло к Меркатцу, села снова, сплетя руки так, чтоб пальцы не дрожали.

Бежать. Хорошая идея. Здравая. Нагато была бы с ней согласна, если бы дело было в чём-нибудь другом. Если бы здесь были Глубинные, шансов победить которых не было, она бы даже не пыталась геройствовать, потому что от живых будет больше пользы, а она уже помнит, как это, почти погибнуть из-за чужих геройств. Но их врагами были люди, а жертвой – человек, который относился к ней почти по-отцовски.

Людей она после Бермуд воспринимала как-то по-другому. Словно там раз и навсегда пролегла граница, отделявшая в её глазах корабельное отродье от земного отродья. Нет, неприязни в ней не появилось, но ожидание от людей всего, чего угодно, пришло. Может, дело было в «Нагато» внутри, который был абсолютно точно не человеком, может, она сама себе надумала различий, тут не поспоришь.

Пальцы она сжимала так, что ногти побелели.

– Вы можете не принимать меня в расчёт. – с трудом вмешалась в разговор Нагато. – Вряд ли у них будет резон сунуться ко мне. Я здесь никто.

Она скосила глаза на своего адмирала и медленно кивнула. Смысл, заложенный в эти короткие слова, произнесённые хрипло и тихо, сводился к одному: за неё можно не волноваться. Она здесь никому не нужна и ни на что не влияет, и вряд ли будет кто-то в здравом уме, кто рискнёт сунуться к канмусу. Чтобы убить её потребуется куда как больше усилий, и это нельзя будет скрыть. И, быть может, кто-то будет недостаточно осторожен, и ей удастся узнать про виновников больше.

Нагато была уверена, что она находится в безопасности. За адмирала она не ручалась, поэтому спокойно предлагала всем самоустраниться от неё, если так будет необходимо. И всё же…

– Я голосую за дом, если вам интересно моё мнение, – прибавила она, вскинув руку вверх, как прилежная ученица. – Решать всё равно тебе, – Оливия кивнула своему адмиралу, – Что бы ты не решил, я постараюсь обеспечить тебе защиту.

Нагато бросила взгляд на пистолет и вздохнула.

– Но я думаю, мне лучше будет остаться здесь. Возможно, они потеряют бдительность, или... Я не знаю, на что я надеюсь.

12

Привыкаешь к ночным дежурствам, да?
Пожалуй.
Как и к военным базам в целом. Можно сказать, приживаешься. Это вообще отличительная черта человека, как вида - способность приспосабливаться к окружающему миру.
"Давайте покажу вам кладбище. Там лежат те, кто прижился у нас навсегда" - мелькнула в голове контр-адмирала цитата из отсмотренного когда-то невероятно плохого (тем и запоминающегося) русского фильма, актеры которого изъяснялись на скверном английском. Как там звали исполнителя главной роли? Александр... Куряков? Цыпленкин? Курочкин? Что-то в этом роде, но вспомнить однозначно верный вариант Винсент затруднился бы, а перебирать было, во-первых, долго, во-вторых, глупо. Просто сама бравурная мрачность высказанной тогда мысли очень подходила мрачному настроению сегодняшнего утра.
Фильтруя подобные мысли, обретающиеся где-то на краю сознания, Винсент порой задумывался и том, что он, если позволяет мелькать подобному в голове, расстроен куда меньше, нежели, по идее, должен быть. Не моральный ли он урод, часом? Впрочем... Быть в двадцать один год адмиралом, использующим в качестве оружия вполне себе живых и нормальных детей - которым просто немного не повезло в жизни - какие тут, к черту, сомнения? Урод и есть.
Скрипнув зубами, юный офицер в очередной раз сжал подлокотник кресла. Разумом он осознавал, что своей инертности в столь негелкий момент обязан как раз-таки отцу, учившему держать эмоции под контролем, но... Правильно ли это? Винсент в силу юности не взялся бы судить. Герхарт знал бы, но... ответа у него уже не получить, да и стала бы пылкость молодости внимать умудренной зрелости, при всем желании научиться? Бес противоречий маниакально скалился на своего носителя - вернее, скалился бы, имейся такая возможность. Благодаря неизвестным, контр-адмирал был её полностью лишен...
- Центральная база и мой дом - скепсис, скользнувший в словах Локхорта, был поперву почти незаметен, но наставник и сам понимал, скорее всего, насколько... скользкие, так выразимся, эти дорожки. В центр так просто не переводят, а дом... Это, конечно, более реальный вариант, могут и отпустить, вроде как в отпуск по поводу случившегося, прецеденты бывали... Но это не выход, ближе к беспорядочному бегству, не разумному отступлению, не так ли? Кроме того, Оливию туда взять не получится, а еще акценты внимания лишний раз сместятся туда, куда привлекать его было бы неразумно: теперь, когда мертв глава семьи, трогать еще кого-либо смысла особо нет, разве что самого Винсента, ибо мать и сестра отношение к флотским делам имеют чуть менее, чем никакое. Про приказы же... Было столь очевидно, что можно было и не упоминать.
- Возможно, но не факт - ответил Локхорт Нагато, когда они пересеклись взглядами. - Учитывая, что мы оба были несколько, хм, выше, чем рядовыми подчиненными... Кроме того, мне не хотелось бы оставлять тебя.
Нервно сцепив пальцы в замок и хрустнув ими, молодой человек предался цепочке рассуждений - где же безопаснее будет оказаться ныне?
- Возможно, стоит попробовать какую-нибудь заштатную базу, наставник?
А то и вообще штрафную, ха-ха. Туда-то уж точно отпустят при любом раскладе - но эту мысль Винсент высказывать уже не стал.

13

Где именно сейчас было «надёжнее», Иоахим не поручился бы. Никто бы не поручился. Раньше он думал, что на Центральной Базе безопаснее всего, но, после того как там у всех из-под носа вытащили пыльный скелет, строить надежды было бы… глупо. Так кстати вернувшийся из «отпуска» Веларде с сомнительной репутацией, поставленный во главу, мог быть плевком в лицо, куклой в чужих руках или действительно кем-то со стороны, кому просто не повезло. Проблема заключалась в том, что эти варианты были абсолютно равновероятны.

Один к двум, что им повезёт с Веларде, и ведь он даже помогать им ничем не обязан. Один к чёрт знает скольки, что их не будут пытаться добить, шанс ничтожный в принципе, основанный на том, что смерть Герарта – «всего лишь» следствие чистки, о которой давно ходили слухи. Даже надеяться на то, что «они» удовлетворятся этим как-то глупо. В его возрасте так вообще неосмотрительно.

Прорезавшаяся на лбу морщина красноречиво говорила о том, что Меркатц погрузился в раздумья. Результат этих раздумий, впрочем, совсем не радовал. Как и слова ученика, после которых Иоахим прищурился, ещё раз прокручивая в голове сказанное.

– Я надеюсь, вы знаете, что делаете, – на самом деле, Меркатц был не совсем уверен, что понял своего ученика абсолютно верно, и предупреждение вышло каким-то скомканным, без укора, который обязан был бы последовать после чего-то в этом роде. Но, всё-таки, старый адмирал предупреждал.

Впрочем, теперь было ясно хотя бы одно: зная эту семью, можно было сказать, что своих они не бросят. Даже тех, кого только считают таковыми – Меркатц снова взглянул на Оливию.

– Повод для того, чтобы вывезти Нагато, есть. – подтвердил он, – На данный момент наш округ считается округом с наименьшей степенью угрозы, поэтому вывезти отсюда боеспособную единицу возможно. Ты – её адмирал, – «или что-то ещё, надеюсь, вы отдаёте себе отчёт», – А вот куда… Заштатная база, конечно, прекрасный вариант. С одной стороны. – тут же уточнил Иоахим, скрестив руки на груди, – Потому что там будет ещё проще к вам подобраться. И подстроить ещё один такой… случай. Но я всё-таки за то, чтоб вы не разделялись, – адмирал кивнул своему ученику, ясно давая понять, что здесь он на его стороне, – Иначе, возможно, всё может стать ещё хуже.
[NIC]Joahim fon Merkatz[/NIC][STA]Vice Admiral[/STA][AVA]http://savepic.ru/7723140.png[/AVA][SGN]Честь имею[/SGN]

14

И ведь она даже не скрывала того, что подставляется. Героизм в собственных словах, будь бы ситуация чуточку другой, несомненно, заставил бы её саму насмешливо фыркнуть сразу после такого предложения: зряшная, по сути, идея-то. Не зря говорили про разделение и власть, или, что проще, не зря всегда им советовали разделить стаю Глубинных в бою, не разделяясь. Короче говоря, сказала она это почти что впустую. Но, так как Нагато редко что-то говорила зря, резон у неё был.

Через минуту Винсент сам дал всем здравомыслящим людям в этой комнате подсказку, с чего это вдруг Нагато решила изменить общеизвестным принципам про крепость веника и хрупкость отдельной веточки. С губ Нагато сорвалось предупреждающее (но, по правде, уже запоздавшее) шиканье, а сама она на секунду напряглась, словно намереваясь сорваться с кресла.

В голове закрутилось дурацкое «ай-яй-яй». И правда, ай-яй-яй.

– Были. – на этот раз Нагато потребовалось больше времени, чтоб собраться с силами и заговорить, гораздо больше, чем требовалось на прочие неудобные темы, – И мы были достаточно осторожны, разве нет? – вскинутая вопросительно бровь и тут же – мягкое пояснение к уже сказанному, – Я тоже не хочу, но, может, это их запутает, в смысле, они решат, что я ничего не значу в этой истории, раз ты уехал без меня.

Она торопливо глянула на старшего участника беседы, словно проверяя, не сказала ли чего-то лишнего, и снова перевела глаза на Винсента. Во взгляде, брошенном на адмирала, явно читался вопрос куда как менее официозный и холодный. И заключался он в чём-то вроде думаешь, кто-то мог узнать? Думаешь, кто-то мог сложить отнюдь не два и два? Думаешь, теперь об этом знают те, кто играют против нас? Думаешь, это вообще кому-то покажется важным, или мы просто чересчур беспокоимся по этому поводу?

Думаешь, можно говорить об этом при Меркатце?

Нагато машинально коснулась пальцами своей кружки, ощущая ещё не ушедшее тепло, ссутулилась, почти сжалась в комок и всё-таки отвела глаза. Вышло как-то беспомощно, не в её обычном духе, да ещё и получилось, что она вроде как самоустранилась от дальнейшего участия в планировании их «побега».

– Я согласна ехать куда угодно. – подвела итог своим мыслям Нагато, хлопнув ладонями по подлокотникам кресла, – Моё предложение ещё в силе, но, наверно, в нём нет смысла?

Нетерпеливый стук в дверь оборвал её мысль на середине, так и оставив вопрос висеть в воздухе.

15

- Я тоже на это надеюсь - абсолютно серьезно согласился с наставником Винсент; произнесенная вице-адмиралом фраза, конечно, напоминала мытое во всех щелоках клише, но смеяться ни над ним, ни над ситуацией в целом не хотелось - не до веселья было, ох как не до этого. Хотя вариант, в котором у воображаемых "них" из пистолетных стволов вылезли бы цветы, смеющийся Герхарт выпрыгнул из шкафа, а по небу поползли титры, молодого человека, пожалуй, устроил бы, следовало смириться с жестокой прозой реальности, действуя сообразно.
- Да и то, что в забытом богом уголке проще устроить человеку свидание с его религиозной конфессией, тоже понимаю. Но, с другой стороны, нужно ли оно? Я имею в виду, что мы толком даже не знаем, кого именно нужно опасаться... А подозревать всех сразу - глупо и бесперспективно. -
Оба, впрочем, понимали, что как хороший вариант развития событий, так и плохой, что называется, вилами по воде писаны. Локхорт-младший, конечно, и близко не обладал знаниями или влиянием отца, но его могли "прихватить" просто за компанию. А то мало ли что, вдруг там еще суетиться начнет, копать, где не нужно... И точно так же могли оставить - попросту ввиду отсутствия сколько-нибудь серьезной угрозы. Таких вот версий вкупе с аргументами в их поддержку фон Белл мог наклепать большую тележку - и еще на радиоуправляемый грузовичок осталось бы.
Закусив губу, контр-адмирал на планшете торопливо перебирал информацию о филиалах ОВМС, раскинувшихся на побережьях всего мира причудливой неровной сеткой. Где-то здесь должно быть безопасное место, верно? Ну ладно, может, не совсем безопасное, но хотя бы относительно тихий край, где можно попробовать "переждать грозу" и отлежаться.
- Были... - согласился Винсент, на несколько секунд оторвавшись от электронного устройства, словно уловив невербальный посыл Оливии; заметил он и второпях брошенный на Меркатца, кажется, блуждающего где-то в лабиринтах своих воспоминаний, взгляд, и повисший где-то в воздухе невысказанный вопрос, на который ответил подобным же образом - рефлекторно покосился на пожилого наставника, повел бровью и резковатым, несколько нервным движением, пожал плечами. Посыл, вложенный в эту пантомиму, звучал примерно следующим образом: "уж если кому на этой базе и стоит верить, так это Иоахиму. Не уверен, мог ли кто-то что-то знать, но в таких делах слухов бывает достаточно, уж они-то как вода...". Мимикой передать такую мысль было непросто, но младший Локхорт обладал некоторым опытом - и, помимо прочего, надеялся, что взгляд вышел достаточно красноречивым, чтобы Нагато уловила нить рассуждений - она умная, догадается.
- Ну-с, кажется, я составил небольшой список... - промолвил контр-адмирал, собираясь с мыслями, но озвучить подробности не успел, оборвав реплику, когда послышался стук в дверь. Легким жестом дав Оливии знать, чтобы не спешил открывать дверь, молодой человек нахмурился, ощущая дурацкое чувство дежавю и окликнул неизвестных визитеров:
- Кто там?

Отредактировано Vincent Lockhort (2016-08-19 22:25:09)

16

События развивались быстрее, чем хотелось бы адмиралам и ещё одной особе, что обсуждали сейчас в казённой гостиной пропитавшейся ароматом растворимого кофе,  свои планы и намерения. Гадая и строя уверенные предположения, по сути, возводя из своих домыслов мрачные воздушные замки, как будто у них было для этого время.

А его не было, ведь к кирпичному жилому корпусу всего в два этажа, с аккуратной опоясывающей полоской, где в иное время года должен был простираться низенький газон, уже подъехало две машины, остановившиеся немного на отдалении в промежутке между потухшими фонарями. Из них торопливо выбралось несколько вооружённых мужчин в узнаваемой серой (и многими, особенно среди детей моря, не очень любимой) форме и одна темнокожая женщина в строгом адмиральском костюме, явно бывшая центром этих крайне ранних и вряд ли прошеных гостей.

Пара жестов и часть её сопровождения направились вместе с ней прямо к входу, не таясь и кажется, по размеренной и не торопливой походке женщины - не особо куда-то торопясь. Что могло бы показаться странным, если знать, с какими намерениями они пришли.

Легко подавшаяся входная дверь, услужливо приоткрытая шедшим впереди солдатом, растерявшийся дневальный, которого тут же отвёл чуть в сторону один из сопровождающих, поворот по коридору мимо лестницы и вот дверь, которую тот же обступили мужчины, растянувшиеся по коридору, по какой-то только им и понятной схеме.

Мишель бесцеремонно отстранила в сторону было подавшегося вперёд солдата и самолично постучала в дверь, – уверено, но и не слишком напористо, при этом даже не пробуя ручку и уж, в тем более, не намереваясь ломиться с криками, угрозами и прочим. Если бы не её сопровождение, можно было бы подумать, что она зашла в гости к кому-то знакомому и имела большое чувство такта. 

И окрик из-за не спешившей открываться двери, не вызвала её строгом лице никакого отклика, словно был давно повторяющейся раз за разом рутиной.

- Внутренняя безопасность, - лаконично, каким был и сам вопрос, обозначила она свою принадлежность к структуре, отвечавшей за охрану персонала и объектов ОВМС, поддержания порядка и проведения служебных расследований.
[NIC]Michelle[/NIC]
[AVA]http://sa.uploads.ru/t/rGH52.png[/AVA]

17

Немного глупо, наверно, было обсуждать то, что сейчас несло куда как меньше проблем, наравне с первостепенной бедой. Если бы Винсент махнул ей рукой и сказал, что это всё теперь неважно, Нагато бы и спорить не стала. Наверно, это действительно было меньшее из зол.

Старший в комнате молчал, словно позволяя им перемигиваться, переглядываться и общаться языком, понятным, может быть, только им, но на деле… Нагато не сдержала протяжного вздоха: безмолвный ответ она уловила, а разум домыслил своё – кому вообще тут можно доверять, кроме присутствующих? Или, может даже, среди всех присутствующих, включая её саму. Как же было бы легче, если бы это была война с Глубинными, она бы первой шагнула в морскую воду, и всё было бы так, как ей привычно. Против людей она воевать не умела.

Бермуды снова полезли в голову: тоскливые мысли о том, что тогда-то она верно подумала, что люди являются совершенно лишними в войне за морские просторы. Потому что у них всё не так (странная мысль для той, кто родилась человеком, но весомая лично для неё же), и все их действия… Кажется, уже с Глубинными ей проще договориться, то ли ещё будет. Или всё это является мрачным предзнаменованием того, что ей недолго осталось?

Нагато, не успев высказать свою мысль до конца, успела снова глянуть на адмирала: внимательно и с едва ощутимой заботой. Справится ли, выдержит ли, и чем в этом может помочь она?

От стука в дверь она дёрнулась, но осталась сидеть на месте – только шея, кажется, закаменела от напряжения. Если бы сейчас оказалось, что в дверь стучался покойник, капая морской водой на пол и роняя водоросли, Нагато бы не удивилась. Но, едва адмирал задал вопрос, она поднялась со своего места и скользнула в коридор, то ли предупреждающе, то ли подбадривающе коснувшись чужого плеча. Ответ из-за двери она тоже услышала: тактичный, вежливый, без требования немедленно открыть. Именно таким голосом, казалось линкору, говорит беда.

– А эти тут зачем? – почти беззвучно прошептала она, смотря на ручку двери так, будто она сейчас дёрнется и начнёт требовательно прыгать. Зачем…

Наверно, они просто пришли их допросить. Возможно, это дело взято ими под личный контроль, такое тоже может быть. Нет никаких оснований, что к ним действительно пришло большее число проблем, чем уже имелось, и всё-таки Нагато ловила губами воздух так, будто забыла, как дышать.

Служба – или отдел? – внутренней безопасности была для многих синонимом слова «трибунал».

Может, она ошиблась с определением меньшего зла.

18

Мысли Винсента и его подопечной имели порядочное количество точек пересечения, хотя сами они в настоящий момент об этом и не догадывались. Обменявшись комплектом беззвучных "посланий" и ожидая комментариев Меркатца, который все это время напряженно молчал, обдумывая что-то, сам контр-адмирал с ноткой отчаяния подумал о том, насколько же легче было там, на безграничном просторе морского "поля боя". С одной стороны "мы", с другой - "они", у обеих сторон в руках оружие, а на плечах - голова, руководствуемая целью уничтожить всех чужих, сохранив при этом своих. Опциональные трудности, хитрости и тактические маневры прилагаются.
А вот светское общество, выстроенное за длительную историю человеческой цивилизации и его "тени", проецируемые во все сферы жизни, превращая их в нечто сложноустроенное и малопонятное... Впору было упасть духом. Как там говорится, "герой войны становится обычным убийцей в мирное время".
Черт. Ччерт. Чччерт.
Контр-адмирал в сердцах - если можно так выразиться, ибо жест вышел очень сдержанным - саданул кулаком по подлокотнику, придя к мысли, что стоит выпить что-нибудь успокоительное. Стук в дверь, заданный вопрос и прозвучавший ответ, однако, лишили его такой возможности. Шепот - или, скорее само беспокойство Нагато - он уловил и, в ответ на взгляд, пожал плечами, попытавшись ободряюще улыбнуться.
Служба внутренней безопасности?
Очередной кирпичик в и без того уже солидную пирамиду неясностей, сомнений, странностей и нелепостей нынешнего утра вышел (как и полагается явлению нелогичному) порядком крупнее остальных, завершая метафизическое творение подобающим "венцом". С чем могли явиться сии добрые господа (в рядах, впрочем, встречались и дамы) в квартиру молодого адмирала поутру?
Если отбросить фантасмагорические варианты - фигурирующие в количестве доброго десятка - то все сводилось к двум единственно реальным вариантам развития событий. Либо они пришли сюда допросить кого-то из присутствующих, может, и всех обитателей жилища разом, либо же... Вторая альтернатива казалась еще менее приятной.
Арестовать.
Насколько Локхорту было известно, СБ работала примерно подобным образом, причем, как правило, очень резко и руководствуясь какой-то своей внутренней логикой. На всякие нарушения вроде проведения нелегальных конвоев с товаром на отдаленных базах, они могли годами закрывать глаза, а затем внезапно и оперативно взяться за "виновников" по какой-нибудь незначительной, если не вообще сфабрикованной причине. Вообще слухов о структуре ходило порядочно, но насколько реальные истории лежали в их основании, фон Белл полноценно судить не мог, ибо до сего дня лично контактировать возможности не имел - о чем, впрочем, нисколько не горевал.
Право же, случай был заслуживающим внимания - так что Винсент лично поднялся встречать "гостей". Возможно, скользящее прикосновение было... Правильным. Немного отрезвляющим. В свою очередь опустив ладонь на плечо девушки, адмирал молча помотал головой и кивнул в направлении комнаты, предложив подождать там - по крайней мере, пока что.
По правде сказать, он бы предпочел, чтобы дверная ручка, которую надо было повернуть, просто провалилась бы в пустоту, желательно вместе с самой дверью и визитерами, но жизнь диктовала свои правила и не подчиниться им возможности в настоящий момент не наблюдалось.
Локхорт неспешно приоткрыл створку и взглянул на нарушителей хрупкого спокойствия, только-только начавшего воцаряться в квартире после нынешней бури.
- Приветствую - на сей раз он выбрал формулировку, не требующую упоминать время суток, которое "добрым" и раньше-то не было, а теперь успело утратить статус окончательно - Чем обязан визитом?

Отредактировано Vincent Lockhort (2016-09-04 20:04:20)

19

После её слов, кажется, по ту сторону двери, всё замерло. По крайней мере, именно такое складывалось ощущение, из-за повисшей в коридоре на несколько долгих секунд вязкой тишины. В которой, как-то даже нелепо смотрелась и она, слепо уставившаяся на дверь, и рассыпавшихся по коридору вооружённые люди замершие жертвами горгоны.

Шаги за дверью, осторожные и тяжёлые, словно грузного старика, а не молодого парня или девушки, словно вновь заставили время двинуться вперёд, и по коридору проскользнула едва уловимая волна оживления. Щелчок и дверь беззвучно приоткрылась, показав фигуру «седого» контр-адмирала, оглядевшего темнокожую женщину и пару попавших в область обзора людей в не популярной форме и с очень цепкими взглядами, после которых оставалось ощущение, что тебя только что припёрли к стенке и облапали приговаривая: «оружие, наркотики, запрещённые предметы?»;

Бесстрастный взгляд быстро «взвесил» белокурого мальчишку и Мишель качнула головой, чуть вперёд и в бок в ответном приветствии всё так же буднично, неспешно и достаточно вежливо добавив:

- Здравствуйте, контр-адмирал Винсент фон Велл Локхорт.

Мысленно усмехнувшись и осторожному приветствию и последовавшему вопросу – началу, по сути бессмысленной «игры» с заведомо готовым финалом с разной степенью паршивости для Локхорта и его подопечной. Понимал ли это белокурый мальчишка и собирался ли её доводить до абсурдности в глупой надежде найти лазейку, оттянуть неизбежно или просто потешить своё самолюбие?

- Вашей подопечной, линкором «Нагато», - прямо ответила женщина, не меняя тона и выражения лица. Лишь на мгновение её глаза скользнули куда-то за спину контр-адмирала. – В рамках расследования дела смерти адмирала Герарта фон Велл Локхорта, которым теперь занимается наша служба, мы должны взять под стражу, принадлежащую вам боевую единицу и допросить по предшествующему этому событию случаю.

Женщина чуть наклонила голову, словно подавшись вперёд и уже немного медленней добавила:

- Насколько мне известно, эта заражённая, как и адмирал Иоахим фон Меркатц, сейчас находиться в вашей квартире. Не так ли, контр-адмирал?

[NIC]Michelle[/NIC]
[AVA]http://sa.uploads.ru/t/rGH52.png[/AVA]

20

Нагато вернулась в комнату с гудящей головой – спорить, пусть и безмолвно, убеждая в том, что её присутствие рядом с адмиралом необходимо, не было ни сил, ни, возможно, поводов. И без того было понятно, что подобное стремление было желанием почувствовать себя защищённой. Хоть немного, учитывая происходящее, хоть самую чуточку больше, чем сейчас. Ухающее сердце мешало сосредоточиться, а страх – неправильный, нелогичный – давил на уши ещё сильнее. И, всё же, она напряжённо вслушивалась в происходящее.

Правда, в то же время, она успела бросить короткий взгляд на Меркатца, покачать головой и прижать палец к губам, призывая молчать и оставаться на месте. Объяснить этого желания «сохранять порядок» Нагато не могла.

Впрочем, возможно, она понимала, что, если Меркатц пойдёт встречать гостей, она вернётся в прихожую снова, чтобы не оставаться в одиночестве.

«Вашей подопечной»

«Арестовать»

«В связи с убийством»

Нагато вдруг поняла, что повторяет обрывки доносящихся фраз беззвучным шёпотом. И что ей страшно. Но, вместо того, чтобы поддаться порыву, призывавшему её сбежать прочь, Нагато снова сдвинулась с места, шагнула в коридор и остановилась там, не приближаясь ни к адмиралу, ни к гостям. Так, чтобы её было видно от входной двери.

– Я вас слушаю.


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Мирное время » [Балтика] 30.04.25, Балтийский узел: "Не прощайся, не прощай"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC