25.10
Администрация вернулась и скоро доберется до всех вас! Трепещите и раздавайте долги по постам.
13.09
Администрация форума на две трети в отъезде/собирается уехать. Просим никого не пугаться, не теряться, обращаться к Славе и Сюркуфу, а так же писать посты.
Возможно, в октябре будет перекличка.
20.08
Репрессии и проверка актуальности личных эпизодов, подробности здесь.

14.07
Мини-обновление квестов. Ознакомиться и записаться можно здесь.

10.07
Смена одёжки форума, обеспеченная прекрасной бернкастель. Давайте пожелаем ей побольше кошечек за подарок.
Если выявите баг, пишите в ЛС Нагато.

03.07
Основные проблемы, вызванные переездом серверов, исправлены. Однако, мелкие глюки могут наблюдаться до сих пор. Просим игроков писать посты в текстовых редакторах или хотя бы копировать их туда перед отправкой.

30.06
Проблемы с авторизацией и загрузкой страниц. Исправление грядёт в ближайшие дни, а пока выйти из учётной записи или зайти в неё возможности нет. Набираемся терпения и ждём.

17.06
Всех игроков, желающих играть далее, просим зайти в тему "Общий сбор". Это не перекличка, а попытка свести сюжетные линии во что-то объективное, в связи с перекройкой административного состава. Ругаться можно в личке Нагато.
Всем, сдающим сессию, курсовые и дипломы, желаем удачи!

Kantai Collection FRPG

Объявление

Добро пожаловать на ФРПГ, в основе своей берущую идею игры Kantai Collection. Гостям и пользователям мы желаем осваиваться и располагаться поудобнее, ведь на форуме сейчас царствует ветер перемен, несущий немало сюрпризов. Leprosorium

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Морские операции » [Разведка] 21.04.25 "Операция "Вервольф"


[Разведка] 21.04.25 "Операция "Вервольф"

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Операция "Вервольф"

Точное число врагов неизвестно.

Участники:
Адмирал:
Вице-адмирал, командующий вторым тихоокеанским флотом Джозеф "Кирби" Хаус
Флотилия:
Участники операции от ОВМС:
Лёгкий крейсер Кёнигсберг;
Субмарина Морской Лев II;
Субмарина Морской Лев I;

Надводное сопровождение от США:
6-ая ударная флотилия американских канмусу-эсминцев (8 человек)
2-ой Тихоокеанский Флот (12 кораблей)

Дата и место:
21.04.25, необитаемый атолл-остров посреди Тихого Океана
Цель операции:
Несколько назад суток назад в Тихом океане пропал небольшой круизный лайнер, вышедший из Сиднея и направляющийся в США. В ходе обследования территории  на одном из островков было обнаружено гнездо-улей глубинных. Пока ее недостроенное и не заполненное тварями до отказа, оно представляет собой лакомый кусочек для всех тех, кто интересуется самовоспроизводством глубинных. Хотя официально целью операции "Вервольф" объявлена закладка бомбы внутрь гнезда, на деле же перед канмусу группы проникновения стоит задача получить образцы биоматериала для ученых из трех точек внутри улья: инкубационных камер, ложа матки и центральной камеры.

2

[NIC]Joseph House[/NIC][STA]Vice Admiral[/STA][AVA]http://i.imgur.com/kxlcSsX.png?1[/AVA][SGN]-[/SGN]

На базе, с которой они отправлялись к месту миссии, было людно - давненько Кенигсберг и подлодкам не случалось видеть  такого количества канмусу, участвующих в одной операции. Отбывали они, разумеется, отдельными группами, вот и  крейсеру с подлодками достался отдельный экраноплан, где с ними были только средних лет женщина и техники, проводящие инструктаж и выдавшие даже крейсеру дыхательный аппарат, пояснив, что придется лезть под воду. Основной инструктаж начался, когда  они уже вышли в море, на экране появился американский адмирал:

- Говорит вице-адмирал Джозеф Хаус. Вашей группе доверена миссия по проникновению в гнездо, пока  основной флот вступает в бой с его охраной.  Если сработаете аккуратно - можете вовсе с врагом не встретиться снаружи, но время зря тратить не советую. Высаживаетесь на ходу, по сигналу. Инструктаж по действиям в гнезде проведет доктор Рэндалл. Не подведите, сегодня вы можете стать героями, ребята.

Адмирал отключился, предоставив слово женщине, которая находилась в экраноплане.  Между тем впереди, вышедшие в море раньше группы проникновения, разворачивались канмусу Второго Тихоокеанского и Шестой ударной - два десятка кораблей, целью которых было стать приманкой для охраны гнезда и уничтожить ее. Отсчет пошел.

Ученая перешла к делу:

- Буду краткой - забудьте о бомбе до конца миссии, если не хотите огорчить командование. В первую очередь мне нужны образцы  биоматериала и сейчас мы быстренько узнаем, как и где их брать, - Она раздала канмусу контейнеры для образцов и пояснила, - Мне нужно три. Из камер, где плодится эта мразь, центральной камеры и ложа матки, вряд ли спутаете. Если еще что-то интересное притащите - молодцы, но вот это - обязательно. Потом можете взрывать. Чем лучше справитесь - тем больше шансов, что из этого выйдет толк для вас же. Всем все ясно?

3

Кёнигсберг не видел подобного аж с Балтики, и от того предчувствия были у него прескверные, запредельно прескверные. И в принципе, отчасти они оправдывались, ибо в "далёком тёмном будущем", простите, в ближайшее время их не ждёт ничего особенно хорошего. К тому приплюсовывался не очень весёлый брифинг от учёных, и нужда лезть под воду.
- Блин. Предупредили бы хоть. Аргх, ладно я та ещё скатерть-самобранка. - выдал он по русски, продублировав по англицки лишь самую основу смысла. После этого он невозмутимо вытащил из закромов упаковку контрацептивов, принявшись зачехлять стволы орудий. Выглядело со стороны забавненько, и взгляды таки на нём сконцентрировались слегка.
- Что? Я вообще-то надводный крейсер, в отличии от них! - ответил парень, кивнув на подлодки, техникам, которые явно держались чтобы не захихикать.
- По хорошему чехлы бы запилить, да нету времени. Дай скотч! - бросил он техникам - Изолента или проволока тоже подойдут, проволока даже лучше. Не хочу, чтобы мины внезапно высыпались и устроили нам минное поле в неположенном месте - добавил он, и обмотал выходной порт минных направляющих дабы обезопасить себя и окружающих. Выглядело это так себе, но должно было продержаться, хотя бы по первости, а там уже можно и поимпровизировать.
Бриффинг тем временем пришёл к своему итогу, заставив Кёна сдерживаться от дланелика. Мало им собственно десантирования и проникновения, так ещё и шаро... хаться по гнезду придётся.
- План живёт до встречи с обстоятельствами. Постараться, постараемся, но Иблис их знает, какая гадость будет внутри. Мне больше по душе избежать потерь той или иной степени. Но раз надо, будем стараться. - предупредил он учёную, одарив её безразличным взглядом. Было видно, что люди его почти не интересуют, он больше волнуется за подлодки, что вместе с ним пойдут в этот рейд. Со стороны может показаться, что это обычная реакция парня на девушек, но памятуя поведение Руслана в стиле мамочки в отношении всех подлодок и большей части эсминцев, становится понятно, что выводы несколько преждевременны. Так-же можно подумать, что он мягко так бунтует против начальства, на практике типичное недоверие меншиффе после Балтийской операции, где полегло слишком много.

4

– Жопа, – констатировала Уилла очевидный факт, пока они ещё были на базе, то ли лениво, то ли отрешённо наблюдая за суетой и кажущимся беспорядочным движениям невероятно большого количества человек. Даже на Бермудах было спокойнее, когда они собирались навстречу к Принцессе... В прочем, так могло лишь казаться, потому что Бермуды стали чем-то невообразимо далёким, словно произошедшее там было не три месяца назад, а где-то в другой жизни.
Бросая редкие но лишённые особой заинтересованности взгляды на то и дело бубнящий что-то и комментирующий происходящее крейсер, Лев даже бровью не повела на его манипуляции, с которых техников накрыло волной тихого хихиканья.
– Может лучше просто возьмёшь нож? – едва ли им в самом гнезде даже пригодятся торпеды. Неизвестно насколько там всё нежное, а подорваться вместе с ульём в планы Льва не входило. А вот старая добрая сталь уже не первый год не подводила.
Подлодка несколько раз повернулась из стороны в сторону, подняла то одну ногу, то другую, наклонилась проверяя удобно ли двигаться. После чего села на скамью рядом с Первой.
Если они не подведут, то станут героями. Так сказал адмирал и Уилла очень сильно хотела ему верить. Но ещё сильнее она хотела бы просто вернуться. И желательно не одна.
Ещё ничего не началось, но она уже чувствует, чем всё может закончиться. Видит все возможные варианты и точно знает, что вечером будут гореть костры.
Единственное, что в этом мире неизменно, так это костры.
– Боишься?  – спрашивает она Первую тихо и не глядя. Как бы между прочим. Но в голосе затаилась тревога, которую Лев даже не попыталась скрыть. Потому что спроси кто-то подобное у неё, то не было бы смысла врать.
Боится.
И ещё как.
Она по прежнему не хочет в море. Уилле не страшно нырять и даже не страшно лезть в гнездо, откуда появляются на свет все эти твари. Но ей страшно умирать. До двадцатого марта она этого не знала. Или знала, но делала вид, что это не имеет ровно никакого значения. Ничего толком не поняла про себя и в тот день – осознание накатывало после волнами, как прилив, пока не размыло берег и не изменило всё привычное до неузнаваемости.
А сейчас ей почему-то хочется позвонить – или хотя бы написать – родителям. Ни единого слова или строчки за последний месяц и тут накрыло иррациональным желанием. Хотя Уилла и знает, что от этого может стать только хуже. Может поэтому она и задаёт дурацкие вопросы Нумачи?
Умирать жутко. По естественному закону природы родители уходят первыми, поэтому редко кто может позвать маму и сказать "я тебя люблю, позвони им" – позвони полиции, врачам, господу богу, кому-нибудь, спаси меня, как всегда спасала. Память подсказывает Уилле, что с мамой меньше боишься, вроде как полегче.
Но у неё всё равно нет с собой телефона.
Смерть слишком иррациональна, чтобы можно было смотреть ей в глаза без паники. Нет специальных мест, куда она не заходит. И кто угодно может стать её орудием. И нет человека, который избавит тебя от страха перед ней.
И невозможно быть достаточно хорошим, чтобы не умереть. Сколько ни совершай добрых дел, ни исповедуй правильных религий, ни мысли позитивно.
Невозможно быть достаточно разумным, чтобы не умереть. Как ни осторожничай, сколько ни придерживайся диет, как ни береги себя.
Невозможно быть достаточно ценным, чтобы не умереть. Ни красота, ни талант, ни воля не спасут.
Невозможно достаточно любить, чтобы кого-нибудь сохранить.
– Да, всё ясно, – перенимая из рук учёной контейнеры и закрепляя их в сумки на поясе, Вторая поднимает взгляд на Кёнигсберга:
– Будешь мешаться – скормлю Глубинным, – тут бы стоило улыбнуться, но Лев слишком серьёзна. Ей было бы проще и легче, если бы на месте Руслана была такая же подводная лодка как и они с Роукой. Просто потому что. Крейсер ей кажется под водой нелогичным и не самым удачным помощником. Пожалуй, было бы лучше окажись они там даже просто вдвоём.
Вдвоём они бы точно со всем справились. Сегодня она в этом не сомневалась. 
– Какой у нас тайминг?

5

– Жжешь, сцуко, – только и прозвучало в адрес блиставшего смекалкой крейсера, по поводу участия которого в данной операции пока не возникало никаких возражений. Громила. Чумодан. Конечно, она его помнила и в какой-то мере причисляла к «своим». С такими как Нумачи в этом плане проще – обмен парочкой слов приравнивался к знакомству, а в особых случаях и к первому свиданию.
Ну, знаете, особых.
Уилла как раз к таким относилась и вряд ли подобной принадлежностью гордилась.
Пока Нумачи давила лыбу, походя в этот момент на большую довольную жабу, Вторая то и дело мелькала перед глазами, не спеша занять свободное место, на которое никто в здравом уме и не претендовал. В затянувшемся ожидании она то и дело думала о предстоящей миссии, находя сегодняшний выход в открытое море самым… логичным и в то же время самым предательским пинком от жизни.
То есть, понятно, что обещание, данное в больничных палатах, вполне ожидаемо оказалось неосуществимым на практике. Оно еще в тот момент отдавало неприкрытой наивностью и легкомысленным бредом, но от этого происходящее не казалось ни в коей мере простительным. И она ни на секундочку не могла прекратить винить себя в том, что это происходило. Словно одним обещанием она навлекла на них беду, поторопила, пока та еле влачилась и не очень-то спешила случиться.
Так оно и бывает, если не только так. Назло. Наотмашь. Бесчувственная скотина случай.
Ну а с другой стороны – да. Это то, что нужно. Она радовалась вылазке, как малое дитя, потому что больничное заточение порядком наскучило, и давно уже хотелось размять руки, ноги… винты. В масштабах более внушительных, чем разминка в спортзале или вечерняя пробежка. Ни много ни мало – смертельный риск и мотивация – такого пороха ты давно не нюхала.
Несмотря на всю витающую в воздухе неловкость, она была довольна тем, что они снова вместе. Как будто бы заново. Как будто бы в совершенно новом качестве. И об этом не хочется говорить вслух, но и молчать, как ни странно, тоже. Раздираемая такими мелочными  утренними противоречиями, Роука спокойно отвечала:
– Не боюсь, – глядя во все глаза на Вторую. Наконец. Наконец-то она не выглядит больной. И тявкает на Руслана с привычной суровостью – когда подобное звучит не в ее собственный адрес, со стороны это наблюдать приятно. Хочется сплотиться и пинать исподтишка просто из чувства сестринской солидарности. Но Нумачи только улыбается и подмигивает крейсеру. Мол, не обращай внимания, она просто не в своем уме.
Своего ума-то явно не прибавилось, судя по тому, что врученный контейнер покоился на коленях, и первой мыслью, глядя на него, было: «Ловить рыбок».
Рыбок, мать его.
Таких ярких, красивых, тропических. Подобных бабочкам, что в большом количестве порхали в ее животе. Пора бы что-то с этим сделать, и просто чтобы выпустить пар, Роука тихонько нырнет под руку Второй, едва дождавшись, пока та договорит. Ее ладонь накроет возню чужих пальцев с ремешками, вторая легким касанием порхнет по щеке, пока она слепым щенком, наугад, в спешке, не отыщет чужие губы.
Что именно подразумевала под поцелуем, расскажет только сама Роука. Под страшными пытками, возможно. Возможно, перед смертью. Только вот погибнуть сегодня было не в ее планах.
Хотелось верить, что в этом стремлении она не одинока. Попытка услышать хотя бы невнятный, но ответ, была предпринята, и это было как минимум достойно награды в виде картонной медальки. «Слабоумие и отвага».
– Четыре «миссисипи», – отрапортовала относительно времени Роука, правда касался ответ всего на всего продолжительности поцелуя, – Сэр.
И по случайности вспомнив об отданных приказах, отозвалась позже всех:
– Так точно, сэр.
Правда и там, и там с «сэром» прогадала. Но это пустяки.
С удвоенной энергичностью, позволявшей избегать взгляда Второй и возможно последовавших за произошедшим пинков и упреков, принялась рассовывать по карманам имевшееся снаряжение, не без труда настраиваясь на рабочий лад.
Без преувеличений можно было сказать, что пройдет все зашибато. Предчувствие такое, как никак.

6

[NIC]Jane Randall[/NIC][STA]Scientist[/STA][AVA]http://i.imgur.com/68rcHN2.png?1[/AVA][SGN]It's only my work[/SGN]

- Тебе дежурить наверху у гнезда, чтобы твари не заперли вас там, - Рэндалл "успокоила" Кёнигсберга, - Под воду полезешь, если девчонок вытаскивать понадобится.

Она не выглядела особо довольной, да и не с чего было. Бла-бла-бла, веселенькая жизнь безумных гениев, изучающих подводную нечисть. Вы серьезно? Вот правда? Полагаться на детей-недоучек, надеяться, что они ничего не перепутают и притащат то, что надо и с этого будет польза. Получать нормальные экземпляры раз в сто лет только потому что в последний момент кто-то заорал "Они убили Кенни!" и пальнул вместо парализующего гарпуна бронебойным снарядом. Самой вылезать чуть ли не под огонь для хотя бы минимального контроля, и так далее. А еще, на самом деле, все куда банальнее, потому что есть безумный гений и есть ее подручные. И Джейн Рэндалл относится ко вторым без особых перспектив на большее, ну разве что очередной подопытный откусит Илси голову.  Вот почему вид у нее был сейчас как будто лимон если не проглотила, то надкусила точно, а взгляд направлен был куда-то мимо команды. Проблемы команды проникновения ее не особо волновали, что мнение крейсера, что шалости подлодок.

- Полчаса. Вошли, взяли что нужно, оставили сувенир Глубинным и назад. В ваших же интересах не затягивать до последнего, пока остальные развлекают Глубинных, - О том, что твари могут и ее тут прихватить, Рэндалл не стала говорить - не ждала от кораблей того, чего не испытывала в их отношении сама, да и полагала, что шансы вовремя сбежать есть. Как ни прискорбно, ученых мало и учить их долго, а канмусу, как известно, появляются постоянно. Так что извините, малыши, если что. И последнее:

- Все, на выход. Через пять минут начинаем отсчет времени. Координаты гнезда вы знаете.

7

- Кстати, хорошая идея. Парни, запасной ножик найдётся? а то совсем подручными средствами будет неудобно, под водой торпедировать не умею, ещё в девчёнок попаду, а ножом пользоваться обучен - выдал парень, обращаясь к техникам, которые нехотя но выдали запасной нож, который тут-же был прилажен к башне-наручу, рукояткой вперёд. Несколько своеобразное крепление, но в случае чего очень удобное, выхватить свободной рукой оружие и вперёд, кромсать, прикрываясь башней аки щитом. Стреляющим щитом. Роуке он улыбнулся, мол блистаем как могём.
- Я распотрошил не весь запас, но потом, если захотите, можно и остатки применить - добавил он, ухмыльнувшись, и сделав невинный вид. Пошлые шуточки перед боем порой самое оно. - Хотя, кажется вам они нужнее.
- Не бойся, Лёве, не первый раз с подлодками взаимодействую, хотя под воду меня ещё не загоняли. В боевых условиях. - уточнил крейсер, поскавивая на носках сапог, и ворочая туловищем проверяя, насколько хорошо выверено равновесие. Для надводного кораблика, это, порой не менее важно. Предательски звякнул только специфический гарпун, явно рассчитанный на вытягивание подлодок с глубины в несколько метров.
- Если всё идёт слишком по плану, значит нас ждёт слишком большой п... - Выдал Руслан, правда на русском, так что понять его могли очень не многие на борту.
- Перестраховаться никогда не помешает - ответил он уже на положенном английском. - Значит внутрь мне не соваться? Каак знаете.
- Девчёнки, в море вы главные, так что слушаюсь и повинуюсь - добавил он, уже подойдя к подлодками и изобразив старика Хоттабыча, слегка поклонившись со сложенными, перед лицом, лодочкой, руками.
- Ну, дамы вперёд. - Добавил Крейсер, вытянув с пояса кусок ремня, который почти мгновенно оказался пращёй. Для чего была праща, догадаться несложно, учитывая замотанный скотчем кусок модуля. В прочем, праща быстро намоталась на относительно свободную руку, чтобы не мешалось, пока не нужно. Катапульта же для самолётов была про запас снабжена запасом изоленты, чтобы в случае погружения самолётик не потерялся, но намотка предполагала, что самолётик может быть запущен без проблем по надобности.

8

"Убила бы", – скорее по инерции и привычке.
А дальше должен быть интерактив из серии: "Что сделать Уилле с Нумачи?"
Вариант первый: пинком вытолкнуть из экраноплана. Вариант второй: удушить на месте. Вариант третий: скормить Глубинным. И так далее...
Львица выбрала игнорирование её то ли шалостей, то ли шуток, хотя для проформы фыркнула и одарила "Первую" колючим взглядом. Из серии "Дома поговорим".
И в такие моменты становится совершенно не важно, полностью отходит на второй план, что никакого "потом" может вовсе и не быть.
Это уже мелочи.
От новостей что под водой их будет двое стало чуть легче. Совсем немного, особенно если вспоминать, чем завершилась последняя миссия, на которой кому-либо приходилось следить  за путями входа-выхода. А ведь там были все подводные лодки, а не крейсер, из которого всеми силами попытались сделать на эту операцию какой-то гибрид.
Но даже несмотря на произошедшее в Севастополе, Лев не потеряла уверенности в том, что всегда можно вернуться домой ровно тем составом, которым они уходят в море.
А кислое выражение лица учёной пускай остаётся на чьей-то другой совести. Уилла не могла сказать, что ей такие люди не нравятся, просто у них какая-то своя система координат относительно ценностей и правильных поступков.
Приняв к сведению временные рамки и услышав команду готовности, Львица направилась к выходу, остановившись у самого края рампы, обернувшись к товарищам по команде.  В удивлении изогнулась тонкая бровь на полупоклон от крейсера
– Чтобы не привлекать лишнего внимания, в эфир без надобности не щебечем. Радио-молчание нарушаем только при необходимости. Если всё будет хреново, сообщай сразу, – последняя фраза была уже предназначена только для Калины. Поджав на секунду губы, вспоминая излишнюю заботливость крейсера по отношению к подводным лодкам, девушка тихо добавила, – и держи себя в руках. Мы в любом случае справимся.
Они не имеют права на ошибку или провал, особенно учитывая сколько людей и ресурсов пустили на расход ради этой операции.
Отсчёт времени пойдёт на секунды. И пора было начинать. Створки дверей разъехались и по ногам ударил поток воздуха. На губах сразу почувствовался привкус соли.
Надевав маску, Лев поправила антенну перископа и, выпрямившись словно натянутая струна, откинулась назад и с места ушла спиной в воду красивым прыжком.
На несколько секунд она привычно потеряла ориентацию, при этом запуская винты и уходя дальше – в сторону, и глубже – под воду.
Перепроверяя готовность торпедных аппаратов (скорее из привычки, чем из чувства необходимости) она запустила сонар, дожидаясь Роуку, чтобы поравняться с ней и не идти на опережение. Львица ушла от поверхности метров на семь и, выдерживая дистанцию, сверилась с координатами гнезда.

9

Нумачи подумала, сморгнула: ну и ладно.
Не то чтобы она рассчитывала получить в ответ подобие взаимности или реакцию в более позитивном ключе, хотя могло показаться, что она добивалась именно этого. Но… нет. Не было ничего: ни разочарования, ни обиды. Все пришло в норму, все показатели и системы, в особенности та, что зовется нервной.
Если честно, она сделала это ни столько для Уиллы, сколько для самой себя. И этот ниоткуда свалившийся, ни с селу ни к городу, поцелуй заверил прежде всего ее саму, что ничего не пойдет так, как в прошлый раз. Уже хотя бы потому, что она приложила усилия в самом начале.
Вспоминать, как было тогда, тошно. Даже если твердо, до одури, заверять себя, что прошлое в прошлом. Мол, не знала да и не должна была знать, что в тот день могла не вернуться. Не сказать. Не признаться.
Так вот оно бывает. И, на полном серьезе, со всеми.
Вероятность погибнуть на задании близится к стопроцентной. Это единственный достойный финал. Так принято считать, но отчего-то никто не умирает с улыбкой на устах. С честью, но как-то ни разу не счастливо.
И ей не хотелось бы, чтобы это случилось сегодня. Ни с ней, ни с Уиллой. Но и за них никто умирать не захочет.
Пока есть силы, улыбается. Пока глубина не сомкнет в тесных объятьях и не сотрет все признаки непрошеного счастья с ее лица. И лишь на секундочку попытается не ударить по ним холодом воспоминаний, не сковать страхом, не растерзав на месте. В море их ищет смерть, а они, видите ли, «ракушки» пошли собирать. И рыбок. Точно, рыбок.
А, к черту рыбок.
Нумачи слепо кивает на четкие указания, не в состоянии оторвать взгляда от лица Второй. Затем упирается взглядом ей в спину, как всегда пропуская напарницу вперед. Вернее, Уилла в таких ситуациях просто всегда оказывается сообразительнее и проворнее. Лезет на рожон, бесстрашно бросаясь навстречу неизвестности. Скажешь тоже – там, под водой, все одно и то же. Бояться нечего, шагай. Но откуда тогда чувство, что в одиночку уже не хватило бы храбрости. Что единственное, что заставляет ступить, это оказавшаяся в плену моря Вторая. Потому что ты узнала недавно от нее такое, что не даст по гроб жизни отпустить ее одну. И уж тем более стоять и смотреть. И уж тем более ждать.
Ожидание хуже страха умереть или не вернуться. Поэтому тебе ничего не остается, кроме как прыгнуть за ней следом.
Твой маленький стимул. Глоток храбрости.
Глоток воздуха – совершенно бессмысленно, но на каком-то инстинктивном уровне. В прыжке сбиваются все внутренние координаты – ветер хлещет по тебе с такой силой, что кажется, будто до касания с водой протащило, отнесло на парочку метров, не меньше. Остается только молиться, чтобы не приземлиться на голову Второй – момент, прямо скажем, лишенный всякого изящества и какой бы то ни было романтики.
Ее губ коснулся уже соленый морской поцелуй. Надо ли говорить, что ей больше по вкусу Вторая? Наверное, не стоит.
Чужие винты прожужжали в жалких сантиметрах от уха. Резанули по волосам, отсекли добрую часть русой косы, которую она наспех сплела перед выходом. Неплохое начало. Смеясь, она собирает то, что осталось, в кривой хвост и отплывает. Волосы – это такой пустяк.
Модуль рабочий, в воде… мокро. Короче, ничего нового, и причин проситься обратно на борт нет ни одной. По крайней мере, пока они вместе по эту сторону.
Другими вариантами и не пахнет.
Ничего не будет также как в прошлый раз. Эта вылазка – работа над ошибками. По крайней мере, для нее. Хотя какие-то вещи не меняются, и она здесь как всегда чтобы прикрывать напарнице спину и ее бесспорно очаровательный зад. Потому что даже под водой проигрывает Уилле в сообразительности, как бы ни хотелось этого признавать. По факту все же, она такая же «первая», как Вторая – «вторая». Впрочем, ей так положено. Как не самому удачному прототипу.

10

Коралловые рифы - о них принято говорить мечтательно (если вы их не видели) или восторженно (если уже видели). Никто не спорит с тем, что  они прекрасны.

Но только не этот, нет. То, на чем стоял неприметный островок, нельзя было назвать нормальным рифом с того момента, когда здесь поселились Глубинные. Потемневшие, отмершие кораллы и почти полное отсутствие рыб было самым безобидным, чем ближе - тем хуже было решительно все. Искаженные очертания составляющих риф организмов, растущие из скал пасти и щупальца, которые как будто наблюдали за пришельцами,   заставляли отводить глаза, а там, где когда-то  была пещера или расщелина, по рифовой стене расползлось уродливое нечто,  как будто заполнившее все щели и трещины - неправильной формы образование размером, пожалуй, с дом. Гнездо. При желании можно было выделить на мертвенной плоти какие-то наросты, порой больше похожие на металл (обломки корабля?)  или кости, а также  одно большое отверстие (как раз большинству Глубинных удалось бы пройти через него), пульсировавшее, как будто конструкция была живой - в такие моменты чувствовалось как бы небольшое течение, гнездо вбирало в себя и выпускало воду, подобно коралловому полипу. Никто не встретил  канмусу  у входа - лишь неравномерное "дыхание" нарождающегося логова Глубинных. А внутри...

http://se.uploads.ru/t/WPhNz.png

Похоже, Глубинные и правда отчасти использовали обломки кораблей - что-то такое в очертаниях коридоров было, только металл скрывался под наростами биомассы, которая слабо светилась, а отростки на ней колыхались в такт движению воды. Было в коридоре, освещенном лишь мертвенной флуоресценцией стен, что-то зловеще-омерзительное, как будто подлодкам предстояло плыть по внутренностям монстра. А может, так оно и было?

11

Посетовав про себя, что не знают иностранцы советской классики кинематографа, на которой вырос и возмужал Руслан, он лишь вздохнул в ответ, и то едва слышно.
- Принято, прикидываюсь ветошью до времени. - ответил он Уилле, мягко улыбнувшись, мол всё путём. Так-же улыбается и подмигивает Нумачи, но та, кажется погружена в свои мысли. Обе подлодки десантировались. Учитывая что те с ходу слегка погружаются, он для безопасности выждал несколько секунд. Его до сих пор коробило от воспоминаний как ещё совсем неопытные подлодки при десантировании калечили друг друга винтами. У его модуля не было винтов, но учитывая длинные волосы обеих лодок, их может затянуть в водозаборник, потому отстукав ногтем по краю "окошка", парень медленно выдохнул и выдал в воздух сакраментальное "Аллах акбар". Вот только слова эти были произнесены в корне иначе чем к этому привыкли, это не был истеричный вопль, которые обычно слышатся с экранов телевизоров или компьютеров в репортажах. Нет, это было абсолютно спокойное и холодное. Так какой-то князь мог сказать "Иду на вы", выступая против многократно превосходящего противника, зная, что смерть неминуема, но нужно защищать тех, кто за твоей спиной. В следующий миг он привычно оттолкнулся от края, и улетел от самолёта на приличное расстояние, он уже привык отталкиваться из-за громоздкого модуля, дабы не зацепиться краем оборудования за край аппарели. По приземлении на воду, парень привычно плюхнул в воду поплавок пассивного сонара, и пока выключенный шарик "пульсара" активного сонара. На тактических очках появились потоки данных с пассивных систем обнаружения, дабы действительно прикинуться ветошью, да и сам модуль едва был включён, на самый минимум. Сопроводив подлодки до входа, крейсер вывернулся и встал на месте, практически превратившись в обычный кусочек плавучего мусора. единственное что он себе позволил, это кодовые щелчки ногтем по двигателям, обозначившие, что парень встал и будет ждать тут. Обычные меры связи между надводниками и подводниками в режиме радиомолчания. Настало время ожидания.


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Морские операции » [Разведка] 21.04.25 "Операция "Вервольф"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC