25.10
Администрация вернулась и скоро доберется до всех вас! Трепещите и раздавайте долги по постам.
13.09
Администрация форума на две трети в отъезде/собирается уехать. Просим никого не пугаться, не теряться, обращаться к Славе и Сюркуфу, а так же писать посты.
Возможно, в октябре будет перекличка.
20.08
Репрессии и проверка актуальности личных эпизодов, подробности здесь.

14.07
Мини-обновление квестов. Ознакомиться и записаться можно здесь.

10.07
Смена одёжки форума, обеспеченная прекрасной бернкастель. Давайте пожелаем ей побольше кошечек за подарок.
Если выявите баг, пишите в ЛС Нагато.

03.07
Основные проблемы, вызванные переездом серверов, исправлены. Однако, мелкие глюки могут наблюдаться до сих пор. Просим игроков писать посты в текстовых редакторах или хотя бы копировать их туда перед отправкой.

30.06
Проблемы с авторизацией и загрузкой страниц. Исправление грядёт в ближайшие дни, а пока выйти из учётной записи или зайти в неё возможности нет. Набираемся терпения и ждём.

17.06
Всех игроков, желающих играть далее, просим зайти в тему "Общий сбор". Это не перекличка, а попытка свести сюжетные линии во что-то объективное, в связи с перекройкой административного состава. Ругаться можно в личке Нагато.
Всем, сдающим сессию, курсовые и дипломы, желаем удачи!

Kantai Collection FRPG

Объявление

Добро пожаловать на ФРПГ, в основе своей берущую идею игры Kantai Collection. Гостям и пользователям мы желаем осваиваться и располагаться поудобнее, ведь на форуме сейчас царствует ветер перемен, несущий немало сюрпризов. Leprosorium

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Морские операции » [Спин-офф] 10.04.2025 "Белый голубь: Ловля на блесну"


[Спин-офф] 10.04.2025 "Белый голубь: Ловля на блесну"

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

"Белый голубь: Ловля на блесну"

Слава остаётся наедине с молчаливой девочкой, имени которой не знает, но знает, что она опасна не меньше, чем все, кого они здесь видели. И эта экскурсия явно будет непростой.

Участники:
Лёгкий крейсер Слава
Дата и место:
10.04.2025, База ОВМС на Чукотке
Цель операции:
Избежать неприятностей

Очередность:
Слава, ГМ

2

Несмотря на то, что количество упирающихся в неё стволов сократилось с десятка до двух колючих лезвий ножа, Света не испытывала по этому поводу большого облегчения. Периодически сверкая то справа, то слева, то упираясь в спину или нависая угрожающе над ней, они заставляли девочку сжаться и молча шлёпать вперёд, отбивая всякое желание попытаться завести диалог, так как казалось - один неверный жест, один лишний звук, и будет больно. Вряд ли она убьёт её, или сильно покалечит, но приятного будет мало.

Так они и шли, Слава быстро, после пары уколов в спину приноровилась к коротеньким, но быстрым шагам "смотрительницы", и всю дорогу старательно крутила головой запоминая маршрут, пытаясь в голове составить хоть какую-то карту помещений, и пытаясь выцепить хоть что-нибудь полезное. Получалось не ахти: коридоры были пусты и из примечательного девочка заметила лишь пару блямб камер слежения на потолке, а пара встретившихся по пути дверей была закрыта и что было за ними, не понятно. Та же, в которую "Джек" заставила её зайти, оказалась выходом на улицу.

- Чхх! - чихнула девочка из-за скользнувшей по носу снежинки. Морозец прильнул к щёчкам, чуть-чуть покалывая кожу. Потепления, как и в прошлый раз, замечено не было. Впрочем, на этот раз, погода была последним, о чём думала Слава. Опять мелькнувший с боку нож, указал, куда идти дальше, и девочка поспешила сбежать с чищеного крылечка высотой в пару бетонных ступенек и направилась по заданному фарватеру. Очень скоро сообразив, что идут они куда-то в обратном направлении. Те же здания, и даже их следы разномастные, от лёгонького, едва заметного Канваллы, до тяжёлого и глубокого Хэккета и Вэна были всё ещё видны на снегу.

Проходя рядом с серой коробочкой, ранее Славой окрещённой как вероятное местное общежитие, девочка не без тревоги и на этот раз куда как внимательней попыталась в глядеться в то, что творилось за окошками, в которых горел свет. Взбудораженное страхами воображение даже нарисовать успело образ внезапно появившегося Вэнгарда, молотившего в армированное толстое окошко руками и в немом крике молящего вытащить его оттуда. Но к счастью, ничего подобного ни в одном из окон крейсер не заметила, как и следов какой-нибудь жуткой бойни, вроде кровавых разводов по стеклу. Хотя конечно издалека было всё же трудно за что-то вручаться.

"Надеюсь, Вэн там ещё в состоянии вспомнить собственное имя," - вспомнив слова о той психопатке и вероятном будущем "семпая", пригорюнилась кораблик, чуть ускорив шаг, после того как вновь её ткнули в спину, когда она немного замешкалась проходя мимо горящих окошек. 

- Иду-иду, пожалуйста, не коли меня, - тихо попросила Света, не шибко надеясь, что к её просьбе прислушаются.

Однако кое-что интересное ей всё-таки удалось заметить, пока они шли - парочку фигур мелькнувших на улице и тут же при их виде поспешивших скрыться. И очевидно было, что дело не в ней (кто тут будет её опасаться?), а в маленькой девчушке, провожающих их своим прохладным взглядом. Были ли эти люди из числа персонала базы или к насчитанным ей беглым заключённым можно было теперь ещё троих сверху накинуть, Слава не понять не успела, но вспоминая то, что произошло в холле и опасливое поведение местных при виде её провожающей, Молотова подумала, что "смотрительницей" её тут зовут не просто так, и местные, из страха ли или ещё по какой причине, но привыкли с ней как-то да считаться.

"Знать бы мне только: плохо это для меня или хорошо? Хоть бы слово сказала или намёк дала. А то ведёт как лошадь, пришпоривая ножами," - Слава немного повернулась пытаясь оглянуться назад и посмотреть на отбившую её у щербатой беленькую, но капюшон мешал, а сильно повернуться попросту побоялась. Девочка терялась в догадках. Воображение в который раз подложило свинью нарисовав массу неприличных и жутких вариантов, и последних, даже при условии, что её вроде как должны оставить в живых и целёхонькую, нисколько не убавлялось. Всколыхнувшаяся же надежда, на то что "смотрительница" хочет что-то изменить в сложившемся положении вещей, на основе упоминания сидевшего какого-то парня в тюрьме:
"Коледин, кажется... или это она? Не важно, его явно не хотят выпускать, раз это было первое, о чём они забеспокоились," - и к которому им ни в коем случаи нельзя подходить, была безжалостно раздавлена понимаем, что из них двоих, она казалась явно менее надёжной, как бы там не пыталась сохранить спокойствие и самообладание, и наверняка выглядела жалко, и подходила на роль разве что жертвы.

"И спрашивать тебя сейчас, полагаю, бессмысленно? Задерживаться не хочешь, всё торопишь. Разговаривать не любишь, а ножами, даже если захочешь, не многое сможешь объяснить, да? Может попробовать через блокнотик когда дойдём? Ну да, как же, мой "блокнотик" остался на кпп в телефоне. Выберусь - заведу бумажный с маленькой ручкой или карандашом. Обязательно. Если выберусь. Господи, да куда же мы идём?"

[AVA]http://s3.uploads.ru/t/YZoQq.png[/AVA]

3

На просьбу не совершать больше болезненных уколов, «Джек» отреагировала странно – шум, донёсшийся с её стороны, можно было истолковать, как угодно, ведь это был всё тот же звук выходящего из глотки воздуха, но абсолютно не похожий на голос. Выдохом его тоже было не назвать. Бледная и молчаливая тень, словно в насмешку, шумно дышала – но так и не издала ни звука. Она даже передвигалась так, будто пыталась не примять ни одной снежинки, и эти странные шаги не причиняли ей ни малейшего удобства. «Джек» абсолютно точно привыкла так ходить, и занималась этим не один год.

Однако, что бы не значил тот странный шумок, ножи перестали напоминать о себе, в последний раз пощекотав чужие бока, не надрезав одежду, но дав ощутить прикосновение опасной стали. Это походило бы на шутку, происходи это в другой обстановке или между более близкими людьми, но и для издевательства «щекотка» была провёрнута слишком мягко. Потом, словно успокоившись, «Джек» прибавила шагу – и оказалась буквально рядом со своей пленницей.

Теперь Слава могла разглядеть её лицо, увидеть в подробностях грубый шов, наложенный на щёку, тёмный шрам, пересекающий левый глаз, абсолютно невыразительную мимику и пустые рыбьи глаза. «Джек» едва ли была выше неё, но была сильнее. Странным было то, что и одета она была совершенно нелепо – вещи больше походили на груду лохмотьев, напяленную второпях, будто у неё не было времени одеваться. Кавалла выглядела элегантно, «Джек» же казалась нищенкой, натянувшей на себя всё, что у неё было, для тепла. Разве что сапоги с недвусмысленными креплениями для модулей движков казались новыми и чистыми.

После всего этого кружения по базе, они вышли к морю – точнее, к краю двора, огороженного немного смешно выглядящей здесь сеткой-рабицей. Конечно, эту сетку можно было бы проломить, будь у кого-то такое желание, но она всё-таки была преградой. А за ней виднелось серое море с короткой полоской берега. Дышащее холодом, безжизненное, пустое. Никаких тропических пейзажей, никакого желания даже трогать эту морскую воду. «Джек» остановилась вплотную к сетке, отойдя от своей спутницы, сунула нож куда-то под тряпки и коснулась ржавой рабицы пальцами. Тихонько сжала её – сетка заскрипела – и застыла молчаливым памятником на секунду, прежде чем повернуться и смерить спутницу тяжёлым взглядом рыбьих глаз. Да, они всё так же ничего не выражали, но выглядели угрожающе.

Если она что-то хотела этим сказать, то это было абсолютно непонятно.

Потом «Джек» совершила, возможно, самый пугающий поступок из возможных – резко развернувшись, она швырнула остававшийся у неё в руках нож в сторону Славы с недюжинной скоростью. Нож просвистел совсем рядом, однако… «Джек» не промахнулась. Она смотрела в сторону деревянного щита, куда угодил нож.

Лезвие пробило насквозь документацию, ещё не сорванную ошалелыми канмусу, почуявшими свободу – пробило бумагу и фанеру, вонзившись прямо в центр чужого лица. Лица с кукольными глазами и отсутствующим выражением.

«Щ-301, помощник главы филиала», угадывалось на листке, посередине которого торчал нож.

«Денис Михайлович Коледин, глава филиала», гласил соседний листок с фотографией мужчины в годах, с залысинами и усталым лицом.
[NIC]Щ-301[/NIC][STA]underwater no one can hear you scream[/STA][AVA]http://i.imgur.com/Nfnysa5.jpg[/AVA][SGN]silence[/SGN]

4

Странный звук сзади сначала озадачил тихо топавший вперёд кораблик, заставив её отвлечься от своих мыслей полнившихся догадками о том, что же её ждёт, и вновь повернуть немного голову, прислушиваясь к громкому дыханию её крайне молчаливой спутницы. А после, он вовсе стал казаться жутким. Словно тяжёлое дыхание маньяка дышащего в телефонную трубку или преследовавшего по пустынным ночным, заснеженным улицам одинокую испуганную жертву. И коснувшиеся вновь её клинки лишь закончили образ, заставив Свету непроизвольно вздрогнуть и выгнуться.

"Нет-нет, не надо..." - она зажмурилась, мысленно прикусив свой длинный язык, уже приготовившись к неизбежной вспышке боли.

Но ничего не произошло.

Немного "пощекотав" её бока и нервы, клинки исчезли, пощадив и не оставив после себя ни царапины, ни даже разреза на одежде, а жуткая девочка, перестав нагнетать атмосферу, в пару лёгких шагов нагнала её и оказалась с боку, так что теперь Света могла даже разглядеть её лицо. Всё такое же не выразительное и безразличное.

"Это она... так играется со мной?" - Света опасливо покосилась на идущую рядом девочку со своеобразным чувством юмора, от которого, похоже, у неё ещё прибавиться немало седых волос, и тихонько выдохнула.

После этого больше не было никаких опасных и нервирующих взмахов ножами и уколов, - они просто шли дальше. "Джек" явно прислушалась к её просьбе, и после того как немного позабавилась, перестала давить на свою подопечную. И крейсер, переборов свою боязливость, с проснувшимся любопытством смогла-таки воспользоваться случаем, внимательней оглядеть молчунью.
А там вскоре, изрядно помесив своими ботинками снег, они выбрались к краю двора базы, который, из-за холодрыги, вряд ли пользовался популярностью, и на больше время чем необходимо, к примеру, почистить площадку от, всё того же, снега, сомнительно что тут кто-то задерживался.

Они остановились и "Джек", отойдя от пленницы, подошла к ограждению, взявшись рукой за рабицу, за которой виднелась тонкая полоска моря. Света, немного помедлив, тоже подошла по ближе, посмотреть, что там высматривает её конвоирша, но та вдруг повернула к ней голову, смерив её тяжёлым взглядом, от которого девочка просто растерялась. А потом...

Клинок молнией сверкнул, пролетев совсем рядом, и Света отчётливо услышала гулкий удар.
Сердце вместе с дыханием на мгновение остановилось, а она сама, побелев, словно свежий снег, замерла жертвой Горгоны с широко раскрытыми, испуганными глазами.
Она видела быстрое движение, видела полетевший в неё жуткий нож, который должен был обязательно попасть в неё и, кажется, даже почувствовала кожей его острое рассекающее воздух и снежинки лезвие и на какой-то миг уверила что это всё...

"Жи-ва?"

Медленно прикрыв глаза, девочка нервно, с явной дрожью вздохнула и, стянув перчатку, коснулась щеки. Переборов желание сползти на землю, она так же медленно обернулась. Нож, войдя по самую рукоятку, торчал из стоявшей в сторонке доски облепленной каким-то бумагами. Подойдя ближе, Света протянула руку, но буквально в паре сантиметров от рукоятки замерла, смотря на напечатанное лицо, рассечённое жутким лезвием, взиравшее на неё таким же отсутствующим взглядом, что и девочка позади. Света даже не стала оборачиваться, что бы убедиться наверняка, что у этих двоих было одно и тоже лицо.
Немного ниже фотографии была подпись.

"Щука. Помощник главы..." - девочка скосила глаза на висевшую рядом ещё одну фотографию, под которой прочитала уже знакомое ей имя, прозвучавшее ранее в покинутым ими холле не двусмысленным предупреждением.

"Вот как значит" - рука опустилась, так и не коснувшись ножа, а сама она сделала шаг назад, напоследок, пробежавшись взглядом по остальной, ещё сохранившейся на доске продукции местной типографии, выискивая в редких листках ещё хоть что-нибудь знакомое или, что может оказаться важным.

А после, она обернулась к Щуке и задумчиво посмотрела в сторону плещущегося в дали за железной сеткой моря.
Холодное, серое, совершенно не приветливое, и даже у паразита, не вызывавшего отклика, а лишь тревогу и чувство таившейся там, и возможно в этот час лишь набиравшей силу опасности. Должно быть, служить здесь было сущим адом, даже если забыть, что это тюрьма.
Хотя "Джек" может и не согласилась бы с ней. Здесь, на берегу, совершенно не следившая за собой, в бесформенных натуральных лохмотьях, в которых, пожалуй, если спрятать этот жуткий взгляд, она бы сошла за простую нищенку или бездомную. Но в тоже время в ухоженных и чистых специальных ботинках для снаряжения модулей движков. Глори совсем бы не удивилась, если бы под этим мешком одежды скрывалось полное облачение для выхода в море, старательно поддерживаемое едва ли не в идеальном состоянии, которому бы не хватало лишь торпедных модулей и всё тех же движков, для того что бы подлодка могла окунуться в свою любимую стихию.

Впрочем, гадать - так ли это, по безучастному лицу и мёртвому молчанию лишь изредка прерываемого странной манерой непонятных вздохов, было не легче, чем о своей собственной судьбе гадать по звёздам, при том, что хмурые облака застелившие небо, отрезали землю от их света, окутав север в непроглядный мрак.

И пожалуй, в этом была одна из ключевых проблем - Света совсем не могла быть уверена, что понимает хотя бы отдалённо ход мыслей Смотрителя и её настроение.

Ещё раз глянув с подозрением на торчащую из лица позади рукоятку, девочка перевела взгляд на Щуку.

- Света, - первым делом представилась в ответ, положив руку себе на грудь. Вид у неё был серьёзный, ну, по крайней мере, Слава думала, что так выглядит. На деле же она всё ещё не отошла до конца от пережитого испуга и была слегка бледной, а голос тихий, и взгляд, внимательный и настороженный, словно ждущий продолжения минуту назад случившегося жестокого подвоха.

Опустив руку и одев её обратно в перчатку, крейсер после небольшой паузы продолжила:

- Сожалеешь, - она сделала неопределённый жест вокруг, как бы показывая на всю базу, и в конце кивнула назад, нет, ни на нож, испугавший гостью до желания с бегать в уборную, а на доску с их фотографиями, - что всё так вышло?

[AVA]http://s3.uploads.ru/t/YZoQq.png[/AVA]

5

Если она и игралась со своей жертвой, то понять это до сих пор было сложно – Щука не давала никаких зацепок к изобличению её настоящих настроений. Может, она агрессивно угрожала, может, просто предупреждала, может, развлекалась таким образом. Или втягивала свою пленницу в игру, суть которой была понятна только ей. Объяснить это могла только она, но, похоже, не собиралась раскрывать рот.

Тишина, повисшая между ними, походила на толщу воды. Щука смотрела то ли на Славу, то ли на своё собственное лицо, в которое она всадила нож с невероятной силой, достаточной для того, чтобы проломить костные щитки Глубинных, и с невероятной ловкостью, умудрившись не задеть Славу, стоящую буквально на линии огня. Взгляд её всё так же сложно было истолковать – то ли холодная ярость, то ли безразличие, то ли презрение. Кому оно адресовалось, неясно. Что ж, хотя бы она не воспрепятствовала своей пленнице подойти поближе и изучить нож, что, возможно, могло быть чревато: сил любой канмусу хватило бы, чтоб вытащить его, и, формально, Щука ставила себя под удар сама, буквально дозволяя завладеть ножом.

Тишина давила на уши.

Когда-то Щука была здесь чем-то вроде главы, если проводить прямые аналогии с настоящими тюрьмами, она была главным от заключённых. Такая же преступница, быть может, с меньшими провинностями, но главная и признанная. Здесь её авторитет, вероятно, признавали, раз до сих пор не содрали листки, раз не пустили её по кругу и не засунули в камеру, а допустили до пленников. Её позиция в этой надломленной иерархии всё ещё была достаточно высокой, и это чего-то стоило. Правда, казалось странным, почему она выглядела такой мелкой, как в вопросах роста, так и возраста. Эта хищная рыбка была уже не главной, но внушала уважение до сих пор.

Возможно, приведя свою пленницу сюда, она так показала, насколько важно с ней считаться. Или она раскрывала секрет своего положения? Или говорила ещё о чём-то?

Пленница представилась, и с лицом Щуки произошли невиданные доселе метаморфозы – она скривилась в совершенно невероятной гримасе. Уголки рта потянулись в стороны, но на улыбку это не походило ничуть, потому что вместе с этим открылся и сам рот, придавая Щуке сходство с акулой, которая таким образом дышит. Губы шевельнулись, видимо, беззвучно повторив имя «Света», и Щука осталась стоять с раззявленным ртом.

Выглядело это одновременно смешно и пугающе.

Спустя несколько секунд Щука закрыла рот и медленно направилась к «Свете». Оказавшись совсем рядом, она встала напротив доски с канцелярией и вперила взгляд пустых глаз в болтающиеся листочки. Чуть позже, с какой-то странной осторожностью, она сдёрнула с доски второй листок, тот, что касался адмирала. Подержала его в руке, не сминая, поглядела на бледно пропечатанное лицо, и только после этого повернулась к Славе, не поднимая глаз.

Сожалеет она или нет, до сих пор понять было сложно, но при взгляде на мужское лицо в Щуке впервые проглянуло что-то осмысленное, чуткое, живое. Даже глаза-пуговицы, моргнув, на секунду стали чуть более выразительными.

Наваждение длилось недолго – Щука снова вернулась к сетке-рабице, игнорируя собственный нож, скрутила листок в трубочку и пропихнула его через ячейку сетки. Листок подхватило ветром и унесло к морю. А, может, и в море.
[NIC]Щ-301[/NIC][STA]underwater no one can hear you scream[/STA][AVA]http://i.imgur.com/Nfnysa5.jpg[/AVA][SGN]silence[/SGN]

6

Это было что-то новенькое, но ни на йоту не приближало Свету к пониманию её то ли спутницы и возможной союзницы, то ли конвоирши и в худшем случаи, мучителя. Она с недоумением смотрела за меняющейся странной гримасой Щуки, ставшей ответом на своё произнесённое имя, не зная, что  думать об этом и как реагировать. Выглядело глупо, смешно и одновременно как-то угрожающе, ну или во всяком случаи - пугающе. Особенно когда "Джек" словно бы попробовала повторить её имя, не издав при этом ни звука - ощущение, словно тебя пожевали. Брр...

"Надеюсь, оно ей так понравилось. Или она хотя бы сочла его ироничным и забавным для этого места. Особенно сейчас" - девочка мысленно усмехнулась. Не без беспокойства. Слишком поздно она перебрала в памяти, недавно услышанные имена, среди которых не смогла вспомнить ни одного настоящего, ну кроме имени запертого бывшего главы этого поселения строго режима, где грехи искупались собственной кровью и кровью злейшего врага. Похоже, здесь было редкостью - доверить своё имя кому-то другому. А может и глупостью?

Триста Первая вряд ли даст ей понятный ответ и объяснит, отчего такая живая реакция. Как не дала такого ответа и на её вопрос.

Молотова проследила за прошедшей мимо к доске девочкой и её действиями, порадовавшись, что та с ходу не дала ей в тык, пытаясь понять их смысл. Она отметила: бережливость и аккуратность, не очень свойственную подлодке, если вспомнить, как она не особо церемонясь, вела её своими клинками, а позже напугала до полусмерти. И ещё одну метаморфозу, произошедшую с выражением лица Щуки, всего на пару мгновений ставшим живым. Должно быть, для этой девочки это было довольно сильным проявлением чувств, раз оно отразилось на её обычно безучастном лице.

"Символично, - подумала девочка, провожая кружащийся листок взглядом, - если он тебе и в правду не безразличен, то, наверное, всё же сожалеешь, хотя бы потому, что хотела бы видеть важного для себя человека на воле и в безопасности, а не камере в любой момент готовым стать очередной жертвой взбесившихся уголовников".

Света подошла ближе, просунув в сеть рабицы пальцы в перчатке и сжала послушно прогнувшейся метал, другой рукой проведя по спрятанным под воротником ошейнику. Жаль, что это хрупкое клетчатое препятствие не единственное, что стояло между свободой и всем этим безумным и нелепым кошмаром. Но и холодное море, и ошейник с не известными наверняка свойствами, и долгая, холодная полярная ночь с не менее долгой дорогой до городка…
"…и вдобавок ещё и растяпа-адмирал на пару с надменным линкором и беззаботным эсминцем".   

- Это всё не очень хорошо, - тихо проговорила крейсер как будто самой себе и упёрлась лбом в сетку, тяжело вздохнув. - Совсем-совсем-совсем.

Поправив чёлку, девочка посмотрела на Щуку золотистым глазом. Танцевать вокруг да около и обмениваться осторожными намёками, не было сил, да и возможностей. Она всё равно толком не понимает эту девочку - на это видимо, нужны месяцы если не годы, что бы научиться связывать каждый её жест и видеть в них слова, желания и намерения. Её намерения, а не свои чаяния и надумки с которыми хотелось бы связывать её каждый шаг теша себя надеждами.

Но у неё этой роскоши нет. Света чувствовала, что вся эта история продлиться недолго и кончиться скверно. Для всех. Она должна была хотя бы попытаться, даже если ошиблась, даже если за это ей сейчас сильно влетит. Всё равно ведь потом будет только хуже и если долго ждать, то окно возможностей может вовсе закрыться и рассчитывать можно будет только на ребят и адмирала. А сделают ли они хоть что-нибудь и будут ли успешней её - ещё вилами на воде писано.

- Он для тебя важен? - она кивнула в сторону подхваченного ветром листка крутившегося в вихре за оградой, улетая всё дальше и дальше в ночь. – Я бы могла тебе помочь, если ты этого хочешь.

[AVA]http://s3.uploads.ru/t/YZoQq.png[/AVA]

7

Как только листок скрылся из виду, Щука снова застыла на месте, бездумно смотря перед собой и даже не пытаясь разглядеть улетевший клочок бумаги в пасмурном мареве. Он свободен – да будет так. Что на самом деле скрывалось в голове этой неживой подлодки, было сложно представить, и истинное значение этого короткого действия так и осталось тайным.

Люди, столкнувшиеся с бедой, проходят несколько стадий, прежде чем смиряются с происходящим. На одной из них, кажется, они начинают пытаться выторговать у судьбы выход из этой ситуации в обмен на что-то – как правило, редкостную чепуху. Боже, давай я не буду есть морковку, а ты вернёшь мне того, кто я потерял. Может, это было правильным. Или дающим надежду. Или просто хорошим средством от душевной боли, вот только Щуке это не подходило. Хотя бы потому, что душевной боли она не испытывала.

Она вообще мало что ощущала. Холод, боль, тревога – всё это уходило прочь. Было только море, которое она слушала и знала, когда придёт новая стая их врагов. Было ощущение, когда её клинок вспарывал бледные шеи и животы. Была рука Коледина, трепавшая её по голове и напоминавшая о том, что она может иногда задумчиво замирать, привстав на цыпочки, и вспоминать, как когда-то её гладили по голове другие люди.

Щука поморщилась – взгляд её потускнел, но не перестал быть пуговичным – глянула на ту, что предлагала ей сделку и снова пошевелила губами.

«Мне тебя жаль».

Вряд ли бы «собеседница» смогла понять этот её акулий язык – но Щука, похоже, и не искала возможности быть понятой. Ей действительно было жаль эту «громкую», предлагающую ей какую-то сделку со слишком явной подоплекой, и, в сущности, неважно, знала ли «громкая» об этой жалости или нет. Боже, давай я больше не буду есть морковку, а ты явишь мне исполнение сиюминутного желания.

Боже, давай я помогу тебе освободить того, кто, кажется, тебе так нужен, а ты – освободишь меня.

Щука мотнула головой в сторону моря, показала на своё запястье, не разжимая хватки на клинке, видимо, изображая часы, показала четыре пальца и махнула лезвием перед собственным горлом. Потом – ткнула им в сторону Светы, потом – обвела им все казармы и, кажется, всю базу.

Море. Часы. Четыре. Лезвие у горла. База.

Щуке, на минуточку, было плевать на то, что будет через четыре часа – сейчас, оставшись наедине с собой, без руки, которая трепала её по голове, она не собиралась противодействовать. Была ли эта рука важна для неё? Пожалуй, она мотивировала её жить. Сейчас ей было всё равно.

Нет руки, нет мотивации, нет желания защищать. В конце концов, под водой её давно ждут.
[NIC]Щ-301[/NIC][STA]underwater no one can hear you scream[/STA][AVA]http://i.imgur.com/Nfnysa5.jpg[/AVA][SGN]silence[/SGN]

8

Ответ был странным и, конечно же, малопонятным. От чего хотелось просто запрокинуть голову и взвыть в обиде на ни в чём, общем-то, не повинное хмурое полярное небо, медленно и методично пытавшееся засыпать две небольшие фигурки девчат прилипших к колючей ограде, под жёлтым светом уличного фонаря с тоской смотревших на вольное, но холодное и жестокое море.

Глупо и бессмысленно, но на минутку, Свете показалась, что она всего в шаге от того, что бы огласить криком округу, хотя всю ту же минутку назад, ей казалось, что удалось собрать свою волю и решительность в кулак. 

Не понятны ей были ни безмолвные изломанные шевеления губ, ни смысл предостережения. Если, конечно это было предостережение…

Враньё, конечно же.

Света прекрасно поняла, что хотела сказать эта хмурая девочка. Главный посыл был вполне внятным достаточно очевидных ассоциаций. Просто очень хотелось ошибаться, подумать, что именно сейчас страхи и подспудное предчувствие гложущее крейсер изнутри, диктуют свои смыслы.

Понуро опустив голову, Молотова со смешанными чувствами смотрела на отказавшую ей девочку. Сейчас она уже не казалась такой страшной – просто сломанной. На ум отчего-то пришла какая-то старенькая песенка про щелкунчика с плохой концовкой: где главный персонаж, так и не дождавшись чуда в виде своей принцессы так и остался простой игрушкой, безмолвно, без боли и без гнева смотрящей в никуда покорный своей судьбе. И, наверное, надо быть благодарной ей хотя бы за то, что она вытащила её из компании тех буйных канмусу. Кто знает, что бы было, если бы Славе пришлось топать с той щербатой и её не сопровождала бывшая смотрящая одним своим видом заставлявшая остальных обходить их стороной…

Тихо выдохнув, Глория больше ничего не сказала - первый порыв возразить и попытаться доказать, что у них вместе всё может получится и тогда для них всех всё будет хорошо, потух не успев даже разгореться. Она просто не знала, что делать, столкнувшись с немым безразличием. Не знала, что делать самой, ведь никакого запасного плана не было и в помине и вся её надежда умещалась вот в этом маленькой молчаливой девчушке с своеобразной ухмылкой от которой и акуле бы было не по себе. Да и что она может, в общем-то, может?

Одна?

Снег под сапожками громко хрустнул – пара шажков никуда не торопящегося человека и Света прижалась плечом к подлодке. Как-то даже не подумав в этот момент, что эта девочка может устроить ей за это хорошую трёпку, после которой у Славы будет что-нибудь болеть все оставшиеся четыре часа. Как не подумала об этом, когда медленно протянула руку к её голове, что бы провести её по белым как снег волосам, а после приобнять. Просто потянулась к чужому теплу, по своему такой же несчастной душе, которую не то что бы даже пожалеть хотелось – а хоть чуточку приободрить.

Может быть, от этого ей и самой бы стало чуточку лучше.

[AVA]http://s3.uploads.ru/t/YZoQq.png[/AVA]


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Морские операции » [Спин-офф] 10.04.2025 "Белый голубь: Ловля на блесну"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC