25.10
Администрация вернулась и скоро доберется до всех вас! Трепещите и раздавайте долги по постам.
13.09
Администрация форума на две трети в отъезде/собирается уехать. Просим никого не пугаться, не теряться, обращаться к Славе и Сюркуфу, а так же писать посты.
Возможно, в октябре будет перекличка.
20.08
Репрессии и проверка актуальности личных эпизодов, подробности здесь.

14.07
Мини-обновление квестов. Ознакомиться и записаться можно здесь.

10.07
Смена одёжки форума, обеспеченная прекрасной бернкастель. Давайте пожелаем ей побольше кошечек за подарок.
Если выявите баг, пишите в ЛС Нагато.

03.07
Основные проблемы, вызванные переездом серверов, исправлены. Однако, мелкие глюки могут наблюдаться до сих пор. Просим игроков писать посты в текстовых редакторах или хотя бы копировать их туда перед отправкой.

30.06
Проблемы с авторизацией и загрузкой страниц. Исправление грядёт в ближайшие дни, а пока выйти из учётной записи или зайти в неё возможности нет. Набираемся терпения и ждём.

17.06
Всех игроков, желающих играть далее, просим зайти в тему "Общий сбор". Это не перекличка, а попытка свести сюжетные линии во что-то объективное, в связи с перекройкой административного состава. Ругаться можно в личке Нагато.
Всем, сдающим сессию, курсовые и дипломы, желаем удачи!

Kantai Collection FRPG

Объявление

Добро пожаловать на ФРПГ, в основе своей берущую идею игры Kantai Collection. Гостям и пользователям мы желаем осваиваться и располагаться поудобнее, ведь на форуме сейчас царствует ветер перемен, несущий немало сюрпризов. Leprosorium

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Мирное время » [15.05.25] Холодное море


[15.05.25] Холодное море

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

1. Время действия:
Поздний вечер.

2. Погодные условия:
Снаружи беснуется шторм, вызвавший отмену ночных дежурств. В лазарете всё в порядке, только иногда мигают лампочки из-за скачков напряжения.

3. Место действия:
Маршалловы острова, база ОВМС штрафного назначения, лазарет.

4. Участники:
Нагато, Явуз, допустимо появление ГМ-а.

5. Сюжет:
Недавно отконвоированную сюда Нагато по всем правилам поместили в лазарет, изолировав от остальных для проверки. Никаких скандалов, связанных с ней, не наблюдалось, но состояние заключённой явно оставляло желать лучшего. Примерно в тот же день Явуз получает небольшую травму, но она вызывает подозрения, и ближайшие несколько часов ему тоже придётся провести в лазарете.

Контроль за находящимися в изоляторе слегка ослаблен, но это не значит, что им легко можно добраться до комнат врачей или покинуть пределы зданий. На руках Нагато — металлические браслеты, срабатывающие от пульта, на Явузе таких браслетов нет. Конвой собрался в сестринской, но время от времени они обходят здание. На перемещение заключённых в разрешённых направлениях смотрят сквозь пальцы.

2

Ремонтное отделение, оно же медпункт, оно же санчасть было оборудовано по общему образцу, так что кто-то мог даже сказать, что здесь различия с «большой землёй» сводились к минимуму и травмирующего эффекта почти не было. Правда у Нагато не получалось быть этим «кем-то», несмотря на то, что здесь она безвылазно сидела уже второй день, и могла бы в других обстоятельствах даже успеть привыкнуть. Решётки на окнах, бывшие самым очевидным различием с прочими медпунктами, только усугубляли ситуацию – линкор упрямо ложилась так, чтобы они не попадали в поле зрения. Впрочем, в изолированном состоянии были и свои преимущества, например, не приходилось с кем-то разговаривать без риска запнуться и замолчать надолго, или в том, что, если вовремя уснуть, забываешь о том, где ты находишься.

Так вот, вовремя заснуть у неё сегодня не получилось.

Вообще говоря, она смирилась. Против того, чтобы буйствовать, говорил не только здравый смысл, услужливо напоминающий, что это заведомо бесполезно, но и некий моральный устав, подсказывающий, что здесь она, в общем-то, за дело. Нагато даже не пыталась себя оправдать, у неё на это не хватило отсутствия совести. Проблема была в том, что отвечать за это по-настоящему как-то не вышло. Суда не было. Её просто сунули сюда, как не могущую нести ответственность за свои действия.

И вот это-то было по-настоящему дерьмово.

В смысле, весьма болезненно осознавать, что в глазах общества ты являешься чем-то вроде собаки, которая даже не может ответить за свои поступки, а отвечает за тебя кто-то другой. Собаку, конечно же, просто бы усыпили, так что, пожалуй, Нагато была чуточку повыше животного. И только. Это мало утешало, на самом деле.

Попросить у персонала снотворного она не решилась, опасаясь, что её ткнут носом в правила, изучить все аспекты которых сумел бы только абсолютный педант и явно не за два дня, поэтому вечер коротала в абсолютно трезвом уме, но не совсем здравом духе. Буря, завывавшая за окном на разные голоса, помаргивающие лампы дневного света – всё это и определённо не настраивало на хоть сколько-нибудь позитивный лад. К бездействию формально запертая (на замок её не запирали) в палате на две койки Нагато уже успела привыкнуть, что не отменяло того, что её оно всё же угнетало.

Оливия перевернулась на живот, уткнулась носом в полотняную наволочку, вдохнула суховатый запах чистоты, исходивший от всего – постельного белья, одеяла, казённой пижамы с жёсткими сгибами – и прикрыла глаза. Ей даже не хотелось чем-либо коротать время, не виделось смысла. О том, что срок её изоляции подходит к концу и рано или поздно ей придётся выйти к прочему населению базы, она тоже старалась не думать. Общение с ними вряд ли задастся. У неё сейчас вообще было плохо с коммуникацией.

Буря за окном взвыла, как маленький ребёнок. Нагато заставила себя встать, прошлёпать босыми ногами по полу и закрыть жалюзи, пусть от этого не стало тише. Зато она обнаружила, что ещё не разучилась ходить, хоть и передвигалась весьма косолапо. Лампы моргнули в очередной раз, а Оливия уже переместилась к другой, свободной койке.

Руки действовали неосознанно – во всяком случае, она очень удивилась, поняв, что именно сделала. Чучело из свёрнутого одеяла было усажено «спиной» к стенке и вообще слабо походило на человека, но объяснить, зачем вообще она переворошила вторую койку, Нагато не могла. Вместо этого она вернулась на свою койку, села напротив собственной поделки и вытянула босые ноги по полу.
[SGN]Внешний вид: казённая пижама (рубашка и штаны по щиколотку) бледно-голубого цвета, немного застиранная на сгибах. Волосы встрёпаны и не уложены, фирменных "рожек", разумеется, нет. Выглядит немного заспанной и дёрганой.[/SGN]

3

Проведя на Маршалловых почти три месяца, Явуз чувствовал себя практически бывалым штрафником. Он уже знал каждый уголок островка, каждого "начальничка" и каждый способ проникнуть в тренажёрный зал в любое время дня. Таким образом, поддерживать себя в форме у бывшего боксёра вполне получалось. Если бы между канмусу проводились турниры по боксу - он был вполне готов стать чемпионом в супертяжёлом весе...

Но сегодня Явуз поскользнулся на скользком полу в душевой, произведя грохот на весь корпус и - пусть не очень сильно - растянув левое колено. Болело оно адски, да к тому же врачи из травмпункта вынули из мелких ранок осколки кафеля. Накрепко всё перевязав, доктора решили оставить крейсер как минимум на ночь в лазарете. Поспать под наблюдением врачей, утром осмотреться ещё разок - и всё.

С "поспать" возникли проблемы - и крайне серьёзные. Потому что на Маршалловы острова навалился шторм. Да такой, что выходить на улицу было запрещено. А ещё начались перебои с электричеством. Спать при вечно мигающей лампочке (а выключить её не было возможности, поскольку охрана боялась оставлять подопечных в полной темноте) и дребезжащих окнах было просто невыносимо. А других занятий в обстановке больницы не намечалось. Если только не встать и, сильно прихрамывая, не отправиться обследовать лазарет. Вдруг найдётся интересный человек, с которым можно будет поговорить? Всё не так противно...

Сначала Явуз обнаружил титан с кипятком. Очеь ценная штука. Многие канмусу - особенно тяжёлые - любили помногу пить. Чай, кофе и даже мате - кто во что горазд. По счастью, начальство пошло в этом навстречу заключённым. Рядом стоял поднос с кружками - не все успевают захватить в лазарет свои. Отлично, на будущее пригодится, идём дальше...

Палаты были пусты - абсолютно. Вечером казалось, что Явуз не единственный пациент - но по-видимому, только казалось. Ни живой души - за исключением ординаторской, куда крейсер предпочитал без нужды не соваться. В пенитециарной системе медсёстры и врачи отнюдь не голуби, а нарываться на брань и взыскания на ровном месте, мягко говоря, незачем.

Приоткрыв дверь очередной палаты (на ней красовалась многоязычная вывеска "Изолятор"), Явуз обнаружил, что на одной из двух кроватей кто-то сидит. Кто-то довольно крупный и почти наверняка девушка. И даже судя по силуэту, этот кто-то очень подавлен.

- Эй, - тихо окликнул её Явуз. - Вы в порядке?


Внешний вид: обычные рубаха и шорты оливкового цвета, лёгкие чёрные кроссовки. Дреды прижаты ободком, как и обычно.

Отредактировано Yavuz (2016-07-18 10:44:47)

4

О местных порядках Нагато пока была осведомлена очень неоднозначно – её инструктировали, ей давали что-то прочитать, но, спустя какое-то время, она уже не могла вспомнить все детали этих бесконечных объяснений. Она не знала, можно ли ей выходить из палаты, можно ли вообще вставать с кровати, даже её выходка с одеялом на соседней койке могла оказаться чем-то неправомерным здесь. После всего случившегося Нагато была уверена, что гражданских прав у неё нет. Вообще никаких. А, так как она была склонна всё примерять на себе, ей казалось, что и ходить по коридорам не имеет права никто, кроме, собственно, их охраны.

Шлепки чужих ног Нагато расслышала даже через шум бушевавшей снаружи бури, и тут же затравленно напряглась – на спине проступили позвонки, а пальцы рук, переплетённые между собой, начали белеть от нажима. Если это шли к ней, она заведомо не ожидала ничего хорошего. Всё, чего Оливия Эванс, линкор «Нагато» просила – так это суда над ней, шаткого подтверждения того, что она может отвечать за свои поступки, сейчас же требовать или умолять о чём-то подобном было бесполезно. Всё уже сделано. Других хороших новостей здесь и подавно не было.

Она даже не особо хотела разговаривать, поэтому не повернулась, когда шаги остановились напротив её двери. Пусть считают, что она не идёт на контакт. Стены вокруг, казалось, сдвинулись ещё плотнее, Нагато могла бы сказать, что это ожидание чужого вмешательства длилось несколько часов, но на деле едва ли прошло больше секунды. Чужой голос задавал вопрос, причём, будь Нагато более расположена к контактам с окружающими, она могла бы догадаться, что так конвоиры с ними не общаются – ну или хотя бы вспомнить их манеры.

Разумеется, заключённая могла бы промолчать, кивнуть, в общем, придерживаться линии поведения, которая соответствовала её эмоциональному настрою. Но нет, Нагато с трудом разлепила губы, шевельнула ими и не услышала собственного голоса. За столь долгое молчание она попросту подзабыла, как нужно говорить.

– Да… – вышло хрипло и не очень уверенно, – Всё в порядке.

Она качнула головой и всё-таки повернулась, чтоб посмотреть на лицо того, кого приписала к охранникам. С оценкой его принадлежности всё ещё сложно было определиться, потому что видела она только голову, но кто ещё мог бы шататься здесь по ночам?

Лицо Нагато сохраняло следы усталости и печали, а ещё оно было… на редкость незаинтересованным. Так мог смотреть на мир глубокий старик, которому уже всё равно, что происходит вокруг.

5

- Да… Всё в порядке.

Голос был глухим, как из бочки, и мог принадлежать скорее старику, чем девушке. Но никакого старика в комнате не было (Явуз нарочно огляделся), так что говорила именно девушка, сидевшая на кровати. И это ясно свидетельствовало - прямо-таки кричало - что всё у неё было НЕ в порядке. Либо слабость, либо депрессия - причём просто размазывающие по стенке в самом буквальном смысле.

Весь опыт гарнизонной службы призывал не оставлять канмусу в беде. У кого угодно может случиться что угодно - и если не обращать внимания, боец может просто сойти с ума с непредсказуемыми последствиями. А здесь лежит минимум тяжёлый крейсер - а может, и "одноклассник" Явуза. Ценнейшая боевая единица - даже если не принимать во внимание личность.

- Что с вами? Может, позвать врача? - осведомился крейсер, открывая дверь и появляясь в проёме. По счастью, дверь была достаточно большой - всё-таки база предназначалась для довольно крупных заключённых... Так что пусть грузный турок занимал весь проход, он мог почти не сгибать голову.

И, понимая, что знакомство стоит начинать... собственно со знакомства, Явуз решил представиться:

- Я линейный крейсер Явуз - или Гёбен, если удобнее.

6

Спустя несколько секунд разглядывания гостя Нагато сделала вывод, что к охране он, скорее всего, не принадлежит, из-за видимого отсутствия оружия – а кто здесь в здравом уме приблизится к заключённым без оружия? Винить их за это не следовало, в конце концов, у Нагато в графе провинности значилось убийство, и, скорее всего, она была безнадёжна в их глазах. Принадлежность к врачам тоже ставилась под сомнение, в основном, из-за отсутствия халата. Скорее всего, это был кто-то из таких же как она, хотя это определение и коробило в некоторой степени. Впрочем, стоило ей понять, что человек, стоящий в дверях, скорее всего, не принадлежит к тем, кого она не хотела бы видеть – из-за здравых опасений – как Нагато более-менее оживилась. Прежде всего, ей нужно было убедить его не звать врача, поэтому она предупредительно вскинула руку и даже попыталась немного улыбнуться.

– Не стоит, – даже голос у неё прозвучал чуть живее, чем пару секунд назад, – Вряд ли они дадут снотворное, а мне сейчас лучше всего подошёл бы сон…

Нагато запнулась на середине фразы, которая должна была бы окончательно развеять любые подозрения на её счёт, и утихомирить чересчур озабоченного её судьбой посетителя. Что ж, опять – уже который раз, пытаясь что-то рассказать, она вспоминала недавние события, замолкала и подолгу перебирала в памяти возможные шаги, позволившие бы этого избежать. В голове у неё плавали лица адмирала, его отца, печального Меркатца, вспоминались умершие и живые, и казалось, что с самого начала службы в ОВМС она прямо-таки поставила себе цель оказаться здесь, так чётко виделся ей путь к этой точке со всеми причинами и следствиями.

Мокрыми от пота пальцами Нагато поправила волосы, возвращая себя к реальности и ощущая щекой холодный металл браслета на запястье. Вовремя – чтоб услышать представление по форме. Точнее, по прежней форме.

– Линкор Нагато, класса «Нагато», первый корабль  в серии, – пробормотала она немного невпопад.

7

- Вряд ли они дадут снотворное, а мне сейчас лучше всего подошёл бы сон…
- ...А если и дадут, то от него даже ребёнок не уснёт, - закончил за собеседницу Явуз, когда она внезапно осеклась. Грустный опыт общения с феназепамом был и у самого крейсера. Об этом лекарстве ходило много страшных историй и даже официальных документов: оно путает сознание и тормозит движения, усиливает депрессии, и прочая, и прочая, и прочая... А на деле от приёма таблетки немного мутит - и всё! Она не усыпляет, а именно пытается туманить мозг. И чаще всего не происходит даже этого... Но почему оно тогда применяется? Потому что сделано в России - а значит, попросту дешевле западных и восточных аналогов!

– Линкор Нагато, класса «Нагато», первый корабль  в серии.
- Класс "Мольтке", второй и последний в серии, - улыбнулся Явуз. - Среди канмусу - единственный.

Невезучий "Мольтке", головной корабль класса, был разобран на металл раньше, чем большинство кораблей, ставших источниками паразита, вообще было запланировано. У Явуза зачастую в голове с трудом укладывалось, насколько древняя душа сидит в нём. Впрочем, технически это означало лишь невозможность доустановить более современное оборудование (радары, сонары и прочее) и самолёты. А без этих радостей турок ободился пока вполне неплохо...

Впрочем, довольно об этом. Гораздо важнее тот факт, что Нагато выглядела совершенно измученной. Слышали выражение "слишком устала, чтобы спать"? Вот именно так оно и выглядит. Нужно расслабиться и сконцентрироваться на сне - а сил не хватает даже на это.... А приём транквизизаторов может лишь усугубить дело. Так что лучше обойтись чем-то полегче и поэффективнее.

- Предлагаю добраться до титана и выпить чаю. У меня есть хорошая заварка - вам полегчает, - несколько нерешительно предложил Явуз. - Вам помочь подняться?

8

– Да? – когда речь зашла о применяющихся здесь лекарствах, Нагато проявила хоть какое-то подобие интереса, ненадолго ожив. – Тогда жаль вдвойне.

Последнее умозаключение было скорее вежливым поддержанием разговора: коль, в конце концов, ей не удастся сегодня поспать, стоит это принять и не заострять на этом внимание, иначе говоря, смириться с непреодолимыми обстоятельствами. Тем временем, её представление, совершённое совершенно не в тему, и являющееся прекрасной иллюстрацией того, что голова Нагато отказывается соображать, восприняли с вежливой улыбкой. Гость даже представился точно так же, и Нагато снова слегка посветлела. Недоверие к миру, которым она последнее время пользовалась, как щитом, немного отступило.

– Я не единственная, – заметила Нагато, поднеся ладонь ко лбу и покачав головой. Что ж, Муцу с недавнего времени действительно состоит во флоте ОВМС, правда, оставалось надеяться, что «брату» не донесут, куда исчезла старшая, и за что её отправили доживать свой век в месте, которое до отвращения походило на курорт. Печально, что разлука последовала так быстро после встречи, и только.

Слова о том, что она сожалеет, что с другим представителем своего класса едва ли встретится снова, вертелись на языке, но Нагато не стала болтать. Она твёрдо понимала, в каком месте оказалась, и догадывалась, что распускать язык не стоит.

– Чаю? – переспросила Нагато с совершенно беспомощным выражением лица. В самом деле, она – заключённая, ей должно быть строго запрещено перемещаться по коридорам, но предложение было сделано совершенно обыденно. – А можно?

9

- А можно? - переспросила Нагато тоном запуганного новичка. Аллах Всемогущий, да что должно было произойти, чтобы забить линкор до такого состояния?! Явуз наблюдал тренировки тяжёлых канмусу - в них воспитывают бойцовский инстинкт и железную волю. Они должны в случае чего выходить в одиночку на пятерых - и расшвыривать их, как котят! По крайней мере, так говорят в "учебке" новобранцам...

- Раз дверь открыта - значит, можно, - пригласительно кивнул Явуз. Он не видел смысла бояться охраны. Битьём заключённых здесь не увлекались, отлично понимая, что это ведёт только к бунту, а слова крейсер воспринимал нормально. Но раз уж линкор сидит в незапертой камере - кто сказал, что нельзя выйти в коридор к титану? Особенно с учётом того, что туалета в камере не наблюдалось...

Выглянув в коридор, турок заметил, что в нём по-прежнему никого нет. Ни охраны, ни врачей,ни медсестёр, ни канмусу - ни души. Создавалось впечатление, что во всём госпитале остались ровно двое. В плохом кино последовала бы вакханалия. В реальной жизни - робкая попытка выпить чаю...

- Никого, - сообщил Нагато Явуз. - Сначала зайдём ко мне за заваркой, а потом нальём кипятку. Кружка-то у вас есть?

10

Несмотря на то, что Нагато была окончательно сломана, были в её состоянии и проблески разума, пробивавшиеся через затяжную тоску. Они разумно подсказывали: жди. Если тонешь там, где неглубоко, нужно достигнуть дна, оттолкнуться от него – так будет легче выплыть, пользуясь полученным импульсом. В переводе на её состояние это значило, конечно, что ей проще перетерпеть пик тоски, а потом, когда хуже уже не будет, собрать силы и пытаться выгрести со дна. Этот план имел массу недостатков, но, не имея лучшего варианта и будучи опасно близкой к тому, чтобы свихнуться, опустить руки и умереть, Нагато приняла его, причём неосознанно.

Она тонула в холодном море и очень надеялась, что оно не бездонно.

– Я не знала, – мягко оправдалась она, наконец-то перестав вжимать голову в плечи и показав взглядом на браслеты, смыкавшиеся на её запястьях, – Мы же в тюрьме.

«Тюрьма». Её деликатно называли «особой базой», да располагалась она, можно сказать, на олицетворении тропического рая. Что ж, Нагато придумала отличное оправдание своей тихости и покорности – браслеты и неопытность в местных вопросах выглядели куда как лучшим объяснением, нежели стремление переждать самые тяжёлые дни, не растеряв силы.

Она тяжело поднялась, пошатнувшись – ноги отказывались слушаться – но устояла. Кажется, она даже похудела за прошедшие дни, но собственное тело казалось ей свинцово-тяжёлым. Впрочем, в помощи она по-прежнему не нуждалась: шаг, другой, и вот она уже выходит из палаты, пусть и покачиваясь иногда.

План, озвученный гостем, был вполне логичным, вот только Нагато, ставшая жертвой обстоятельств, не очень-то теперь доверяла логичным и умным. И вообще кому-то, кроме себя. Подозрения, правда, она оставила при себе.

– Хорошо, – Нагато кивнула, ладонью коснувшись стены коридора, на случай, если силы её оставят, – Вот только кружки у меня нет. Надо поискать в палате. Но мне обычно всё приносят. И уносят.

11

- Вот только кружки у меня нет. Надо поискать в палате. Но мне обычно всё приносят. И уносят.

Явуза почти рассмешила эта наивная мера предосторожности. Да, Нагато - наверняка почти сильнейший человек планеты, так что способна превратить в оружие что угодно. Но что ей мешает в случае чего вооружиться собственными конечностями? Депрессия? Да, верно. Но какого чёрта тогда отбирать столовые приборы?!

- Ясно. Боятся линкора, - ухмыльнулся Явуз. - Но ничего. У меня есть кое-чей подарок - как раз пара литровых кружек. Всегда ношу их в рюкзаке... Идти-то хоть можете?

Нагато вроде как утвердительно кивнула - и действительно, идти она могла. Правда, не без труда, мягко говоря. Линкор постоянно придерживалась за стенки и дверные косяки, а ещё опасливо оглядывалась по сторонам. Явузу хотелось предложить девушке руку - но если уж линкор решила идти сама, то пусть прогуляется. Полезно после того, что она передила - что бы это ни было. Турок никогда не торопился с расспросами, зная, как их не любят... А вместо этого провёл микроэкскурсию по коридору:

- Вот наш титан. Моя дверь прямо тут, слева.

Палата Явуза отличалась от изолятора Нагато чуть большим "богатством" обстановки - например, была раковина и какой-то шкафчик для одежды. В остальном - то же самое. На одной из трёз кроватей лежал рюкзак - и Явуз начал его расстёгивать, ища заварку, сахар и кружки... Наконец всё это появилось на кровати. Кружки оказались металлическими цилиндрами с довольно грубо приваренными стальными ручками, вокруг которых для термоизоляции был туго обмотан цветной провод.

- Эти кружки - из отпиленных 88-миллиметровых гильз, - объяснил Явуз. - С ними целая история связана. Их в учебке сделала какая-то плавучая мастерская - тренировалась в металлообработке. Кто-то из товарищей их спёр, увёз после выпуска - и пошли гулять кружки по гарнизонным флотилиям... Мне их в Лагосе подарили. Но хорошие - вкус чая не портят. Пойдёмте к титану. Заварим наконец чаю...

Но обратный путь несколько замедлилcя из-за погасшего света: буря снаружи начала совсем уж безуметь. Романтично, когда парень с девушкой вдвоём в темноте? Ну нет, эти две крупные тени думали - уверяю вас - лишь о том, что вокруг ни чертища не видно...

Отредактировано Yavuz (2016-08-03 08:35:41)

12

Касательно кружек Нагато не была уверена вот прямо полностью, оставалась вероятность того, что кружка действительно есть в тумбочке, а она просто окончательно запуталась в происходящем. Вот только разбираться ей в любом случае было не по силам. Приносят, уносят – какая разница. Тем более, что запасной вариант тут же нашёлся.

– Вряд ли боятся, – мягко поправила Нагато собеседника, – Скорее, удерживают в рамках.

Для неё это выглядело именно так. Хотя… Глупо надеяться, что с таким приговором тебя не будут опасаться. Да и причины таких взглядов ясны: оправдаться в глазах общества у неё не вышло, так хоть в своих глазах хоть немного избавиться от клейма, въевшегося в кожу. Она всё-таки виновна, да только не в том, в чём обвиняли, и чувство вины требовало хоть каких-то оправданий.

Путь к титану оказался необъяснимо долгим – сознание тормозило, выхватывая из окружения совершенно ненужные детали, которые даже побегу бы не поспособствовали, если бы было, куда бежать, и наличествовало такое желание. Мир Нагато воспринимала как-то рассеянно, только иногда из сонмы образов вылетала, например, пуговица. Или выпавший волос, отставший от своего хозяина. 

Как когда-то ей советовала Октябрь, Нагато несколько раз часто и быстро вдохнула и выдохнула, чтоб немного прояснить сознание. И тут же поразилась: почему так искажалось восприятие и глухо ухало сердце? От моральной усталости? Вариант допустимый, только следует из него то, что ей пора собрать себя, иначе она точно развалится.

На титан, который для неё возник перед носом словно бы ниоткуда, Нагато посмотрела с сомнением. Постучала ногтем по крану и кивнула, дескать, всё поняла, готова идти дальше. В комнату за собеседником она не последовала, замерев на пороге и вцепившись в дверной косяк. Кружки, слава богу, ни на что знакомое ей не были похожи. Не вызывали ассоциаций, не заставляли голову болеть. Это хорошо.

Но, стоило им вроде бы направиться обратно, как свет погас. Шум дождя стал особенно явственным, раздражающим, но напоминающим о том, что время всё-таки идёт. Нагато, касавшаяся ладонью стены, ничего в своём курсе не изменила, только замедлила шаг до совсем уж улиточьей скорости.

– А ты тут за что? – вдруг спросила она у темноты.

13

- Нападение на своего, - хмыкнула маячившая в темноте громадная тень. - До встречи с этим парнем я вообще не знал, что могу выйти из себя. Кудесник просто... Наколдовал себе Чукотку, к слову. Теперь гниёт с психопатами и отморозками. Молодец, короче...

Да, крейсер Уганда (или Квебек - у него, как у Явуза, было два имени) был молодцом. В больших кавычках размером с Килиманджаро. Африканец, всегда мечтавший служить на родном материке - и был распределён в Дуалу. Мог творить что хотел благодаря блату в командовании - и творил. И зачем же понадобилось ему нарываться на двухметрового турка? Ну поприставал, ну получил переломы обеих рук и всеобщее одобрение - разве это стоит Чукотки? Те же, кто его покрывал, отыгрались на нём за всё прошлое...

Впрочем, Явуз не стал продолжать рассказ о cвоих злоключениях - всё же Нагато хотела чаю. Линейный крейсер двигался медленно, чтобы не задеть ни за что головой (к сожалению, мир устроен не под двухметровых) и не сбить спутницу с ног. Казавшаяся маленькой рядом с громилой Явузом Нагато едва шла, постоянно прислушиваясь, как будто собиралась что-то украсть, а не выпить чаю.

- Да бросьте вы, - попытался ободрить её турок. - Здесь безопасно. Вы лучше скажите, сколько вам заварки? У меня рассыпной.

По счастью, титан успел нагреться до отключения электричества, так что проблем с горячей водой не было бы в любом случае. Но свет всё-таки зажёгся, и Явуз с Нагато обнаружили себя прямо перед титаном. Явуз достал из кармана чайную ложку и поставил кружки и банки с чаем и сахаром около крана. Для импровизированного чаепития всё было готово.

- А вы как сюда попали? - осведомился Явуз.

Отредактировано Yavuz (2016-08-07 10:11:29)

14

Нападение на своего. Будь на месте Нагато кто-то другой, он бы мог бестактно шарахнуться, удивлённо распахнуть глаза или даже ляпнуть что-нибудь вроде «да ладно!». Нагато только прищурилась, не поворачивая голову в сторону источника звука, и вряд ли это небольшое изменение выражения лица было бы заметно в полумраке. Нападение на своего – это что-то, что может понять даже такая гнутая железка, как она. Флот разделялся по принадлежности – исторической – к странам, которые сделали всё, чтобы их корабли ненавидели друг друга. Бывали и драки со сбитыми коленями и разбитыми носами. Бывало всё, значит, бывали и штрафбаты. Только тогда флагман ещё не подозревала, насколько близки такие перспективы, в очередной раз растаскивая эсминцев, пытавшихся выдрать друг другу волосы. А оно бывает и так, просто тогда…

Тогда. Черта, пролегавшая между «тогда» и «сейчас», ощущалась особенно остро, когда Нагато это вспоминала.

– Он гниёт, – Нагато, кажется, попыталась дёрнуть плечом, и прибавила почти неслышно, – Я гнию. Молодец.

Последнее слово прозвучало насмешливо, но насмехалась линкор, похоже, над собой. Молодец. Лучше и не скажешь.

Тут безопасно? Нагато не сдержала смешка, который больше походил на короткий кашель. Безопасно для кого, для них, или для неё? Чья-чья здесь обеспечивается безопасность? Линкор даже щёлкнула ногтем по браслету на другой руке, услышав короткий металлический лязг. Нет, если здесь и обеспечивается чья-то безопасность, то точно не её. Это от неё надо защищать.

– Не сильно крепкий. Не хочу плеваться от горечи, – несмотря на то, что насмешки над собой давали ей силу, в подробности своих смешков и мыслей Нагато посвящать Явуза не стала. Чай она и правда хотела послабже, надеясь потом всё же уснуть и проспать целые сутки, если дадут. 

От вспыхнувшего света она даже не моргнула, даже не прищурилась.

– За убийство, – тон Нагато был совершенно будничным, как будто она всё ещё говорила о чае и просила передать ей сахарницу.

15

В ответ на реплику о безопасности Нагато выразительно щёлкнула пальцем по браслету - мол, безопасно здесь от неё. Да, ей в таком состоянии не понять благодушие Явуза. Его же просто привезли сюда и посадили отбывать срок, ничему больше не подвергая... Оказывается, в ОВМС далеко не все такие счастливчики - даже среди тех, кого не бросили на Чукотку.

- Послабее? Хорошо, - кивнул крейсер, готовясь к сражению с неудобным краном титана. Ну почему он должен быть таким микроскопическим? Да, местные жители, может, и малы ростом, но почему после передачи острова ОВМС не заменить кран?

Вспыхнул свет - и в тот же самый момент Нагато ответила, что сидит на Маршалловых за убийство. Явуз, занятый краном, поначалу даже не удивился. Ну конечно, за что же ещё... Там, где линейный крейсер удержался - линкор вполне могла не успеть. Разница в классе, силе и темпераменте, знаете ли. Всё-таки Явуза готовили к размеренному артиллерийскому бою, развивая точность стрельбы и умение экономить снаряды - ведь погреба старого турконемца никак не соответствовали числу орудий... А вот Нагато - едва ли не тяжелейший линкор ОВМС - должна была вести кильватерную колонну в самое пекло, кроша врага ураганным огнём и отбивая снаряды бронёй. Неудивительно, если она сорвалась на какого-нибудь идиота, решившего её подразнить... А остановить линкор - вы сначала попробуйте остановить поезд. Явуза и то держали втроём...

Но обернулся Явуз уже несколько изумлённым. Нагато совершенно не выглядела агрессивной. Никаких следов того самого линкорского бойцовского характера. Нет-нет, она не сорвалась... Или её всё-таки настолько забили?

"Убийство? Четыре дня назад кого-то уже выгрузили! И тоже убийство!"

- Простите, что спрашиваю... Вас тоже обвиняют в убийстве адмирала? - нерешительно спросил Явуз. - Просто четыре дня назад сюда ещё кого-то привезли с таким обвинением. И линкоров вроде бы не было...

Ситуация становилась сюрреалистической, попросту - бредовой. Не первый убийца за последнее время - да что происходит? Массовое помешательство или борьба за власть? Почему-то на ум приходило последнее...

"Аллах Всемогущий, да сколько канмусу надо, чтобы убить адмирала? Сюда что, пол-ОВМС посадят?"

Отредактировано Yavuz (2016-09-04 20:06:55)

16

Как бы то ни было, они всё-таки находились в медпункте. Месте, которое, несмотря на свою внешнюю свободу от нравов, царивших на базе, всё же находилось на её территории. Наивно было полагать, что они здесь совсем одни – как с точки зрения наличия в медпункте кого-то ещё, так и с той позиции, что они полностью предоставлены самим себе, без всяческого наблюдения.

И, действительно, они были тут не одни.

Третий незримый участник этой сцены стоял за углом, прислонившись к стене так, будто чего-то ждал, баюкая на весу забинтованную руку. Оставаясь невидимым для двух других, и, в общем-то, не видя их, этот третий слышал всё прекрасно. Слышал диалог о чае, задумчиво покусывая губу, слышал признания в собственных грехах, и, только когда Явуз – для наблюдателя он был «мужским голосом» – упомянул последние новости, наблюдатель отошёл от стены, покачался на носках, раздумывая всего лишь какую-то секунду.

И вышел навстречу любителям чаёвничать. То есть, вышла.

Потому что, попав в электрическое освещение коридора, наблюдатель – наблюдательница – уже не могла быть спутана с мужчиной, или даже охранником. Хотя бы потому, что мужчины в абсолютном большинстве своём не носят зелёных бантов, похожих на крылья бабочки и крайне глупо завязанных – лентой через лоб. У мужчин не бывает таких тонких фигурок, которые, кажется, можно перешибить хорошим ударом. Правда, в её внешности всё же были некоторые противоречия. Забинтованная по локоть правая рука, удерживаемая на весу – и медицинский халат, наброшенный поверх красиво расшитой формы. То ли местный пациент, то ли персонал, которому, бывало, доставалось.

– Привет, – выдохнула она. – Вы потише, и постарайтесь вернуться по местам, ладно?

Она не представилась, и даже Явуз, опыт которого в знакомствах с местными был явно шире, чем у Нагато, не смог бы её опознать. В глаза она им почти не смотрела – смотрела вроде бы и в лицо, но, присмотревшись, любой бы понял, что смотрит она в сторону.

– Не надо тут рассказывать, за что. – девушка вздохнула, – Вам это ещё поперёк горла встать успеет, а кто-то вообще в драку полезть может за такие вопросы.

Она всё-таки глянула на Нагато, торопливо оценив её лицо, и снова неуловимо перевела взгляд куда-то между ними.

– Всё равно и так все всё узнают. – с неясной горечью закончила "гостья". [NIC]???[/NIC][STA]человек из окон[/STA][AVA]http://i.imgur.com/NLoDCQ4.jpg[/AVA][SGN]Стреляй по стеклам, по битым перьям – глотая смех,
До хрипа в легких клокочет вера и рвется вверх
[/SGN]

17

Вообще, честно говоря, ей не хотелось быть «одной из». Внутри сразу же завыло недовольство, хотя, стоило признать, формулировка была более чем щадящей. Не «тоже убила», не «тоже убийца», а всего лишь «тоже обвиняют». Словно оставалась какая-то надежда, что её просто обвиняют в том, чего она не делала. Интересно, специально ли собеседник сказал это так мягко, или это просто местная привычка?

Впрочем, чего она ожидала? Само собой, тут будут те, у кого те же обвинения и те же условия. Можно прятаться в медпункте, пока не истечёт срок карантина, но рано или поздно её вытолкнут наружу, в общество, где ей теперь место. Можно было страдать, а можно было смириться и жить так, как получится.

Нагато кивнула, то ли подводя итог своим мыслям, то ли отвечая на вопрос – скорее всего, совместила и то, и другое. И шарахнулась от того, что кто-то вмешался в их разговор.

Да, именно шарахнулась, резко отступив назад и вздёрнув руку со сжатым кулаков к груди так, будто собралась защищаться. Спустя секунду, поняв, что опасности нет, и никто на них не кидается, Нагато медленно разжала пальцы и опустила руку.

– Кто вы?


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Мирное время » [15.05.25] Холодное море


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC