25.10
Администрация вернулась и скоро доберется до всех вас! Трепещите и раздавайте долги по постам.
13.09
Администрация форума на две трети в отъезде/собирается уехать. Просим никого не пугаться, не теряться, обращаться к Славе и Сюркуфу, а так же писать посты.
Возможно, в октябре будет перекличка.
20.08
Репрессии и проверка актуальности личных эпизодов, подробности здесь.

14.07
Мини-обновление квестов. Ознакомиться и записаться можно здесь.

10.07
Смена одёжки форума, обеспеченная прекрасной бернкастель. Давайте пожелаем ей побольше кошечек за подарок.
Если выявите баг, пишите в ЛС Нагато.

03.07
Основные проблемы, вызванные переездом серверов, исправлены. Однако, мелкие глюки могут наблюдаться до сих пор. Просим игроков писать посты в текстовых редакторах или хотя бы копировать их туда перед отправкой.

30.06
Проблемы с авторизацией и загрузкой страниц. Исправление грядёт в ближайшие дни, а пока выйти из учётной записи или зайти в неё возможности нет. Набираемся терпения и ждём.

17.06
Всех игроков, желающих играть далее, просим зайти в тему "Общий сбор". Это не перекличка, а попытка свести сюжетные линии во что-то объективное, в связи с перекройкой административного состава. Ругаться можно в личке Нагато.
Всем, сдающим сессию, курсовые и дипломы, желаем удачи!

Kantai Collection FRPG

Объявление

Добро пожаловать на ФРПГ, в основе своей берущую идею игры Kantai Collection. Гостям и пользователям мы желаем осваиваться и располагаться поудобнее, ведь на форуме сейчас царствует ветер перемен, несущий немало сюрпризов. Leprosorium

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Филлеры » [AU] 14.02.1942 Сказка о Летуне и Оловянном


[AU] 14.02.1942 Сказка о Летуне и Оловянном

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Время действия:
После обеда.
2. Погодные условия:
-25, идёт снег, ветер свежий.
3. Место действия:
Карельский перешеек.
4. Участники:
Эрнст Вебер/Лютцов в качестве FW-190A-2, Иева-Лотта Торппала/Вулкан в качестве Bristol Blenheim Mk.I, NPC в качестве остальных самолётов.
5. Сюжет:
Альтернативная история. Во Второй Мировой войне вместо самолётов используется аналог канмусу. В остальном всё так же морозно, мрачно и жестоко: финские бомбардировщики Bristol Blenheim (они же Peltti Heilkki - "Оловянные Хейкки") при поддержке немецких истребителей разных типов пытаются устроить налёт на советскую железнодорожную станцию. Но знаменитый советский зенитный огонь и "сталинские соколы" никуда не делись...
[AVA]http://savepic.su/7397537.jpg[/AVA]

Отредактировано Vulcan (2016-08-03 22:01:33)

2

- Звено, держать строй! Сегодня всё просто, прикрываем финнов, пока они не отбомбятся, - голос Эрнста пронёсся у его орлов в наушниках. Он гордился своим звеном, как-никак представители Рейха в финских ВВС. Финны были неплохими вояками, если так подумать. Они умели дать жару, когда требуется. Разве что это звено бомберов было британскими Блейхемами. Странно это было – прикрывать самолёты, произведённые во враждебной стране. Но они были переданы Финляндии совершенно законно, так что можно было спокойно лететь рядом с ними. Только вот его орлы сыпали шуточками о финском воздушном флоте, который даже своих бомбардировщиков не имеет. Пришлось шикнуть на подчинённых, чтобы летели спокойно и не нарушали доброжелательных отношений между союзниками.
Между тем, они прибыли на точку рандеву с Блейхемами, они прибыли чуть раньше, чтобы отчистить небо от возможных угроз со стороны советов. По данным разведки тут могли быть определённые проблемы. Эрнст уже был знаком со «сталинскими соколами» и их любимыми МиГ-3 и ЛаГГ-3. Хорошие машины. Но его 20-миллиметровки не любят даже Железные Густавы. Вообще эти малышки в каждом крыле сильно облегчают жизнь в небе.
Но над точкой встречи было тихо и спокойно. Звено сделало несколько кругов, прежде чем показались финские союзники. Тяжёлые, мощные двухмоторные бомберы, несущие у себя в нагрудных бомбовых модулях свой смертоносный груз. Сегодня они буду у немцев под присмотром. Три машины, хорошо бы не потерять ни одной, тогда всё пройдёт гладко. Главное, чтобы снег не пошёл сильнее, иначе ничего не получится.
- Приветствую! Эрнст Вебер, Ваш эскорт, господа, - немец бодро поднял руку в приветствии. – Хорошая погода для небольшой прогулки в тыл к красным!
Сегодня у них на прицеле была какая-то Ж/Д станция в ближнем тылу у русских. Хорошая цель, можно будет и им самим развлечься, погоняться за одуревшей от ужаса пехотой. Или наказывать особо наглые ПВО. Они, конечно, сегодня без бомб и вообще не на штурмовку собрались, но и орлам надо дать немного развлечься. Если, конечно, не будет работы поважнее. Но пусть их сегодня хранит дух Эрика Хартмана.
Сделав последний разворот, Эрнст жестом скомандовал своим парням построиться в эскортное построение и следовать за Бленхеймами. Советы точно поднимут кого-то со своих аэродромов им навстречу, к гадалке не ходи. Оставалось только ждать, когда появятся «красны соколы».

3

Три серебристых Bristol Blenheim медленно набирали высоту. Двухмоторные британцы были самыми тяжёлыми самолётами финских ВВС и в сравнении с разномастными "этажерками" разных лет смотрелись весьма солидно. Особенно сурово выглядели торчавшие во все стороны стволы четырёх пулемётов Lahti-Saloranta. Вот только к зенитному огню (а Красная Армия умела создавать в небе просто море этого самого огня) эти красавцы были чрезвычайно уязвимы. В связи с этим командование использовало "Бленхеймы" только небольшими группами, чаще всего тройками - как сегодня.

Вела бомбардировщиков маленькая девушка - фельдфебель Торппала. Её модуль был оснащён на деньги, собранные женской вспомогательной службой "Лотта-Свярд", о чём свидетельствовали надписи по обеим сторонам киля. "Лоттой" была и сама Торппала, перешедшая из медсестёр в лётную школу. Вдобавок её имя - Иева-Лотта - окончательно убрало все разногласия при выборе клички. В радиоэфире она была Лоттой и только Лоттой.

- Лотта, где чёртов эскорт?! - недоумённо спросл сержант Миеттинен, летевший слева.
- Нас немцы прикрывают сегодня. Забыл? - напомнила Лотта, поворачивая на юго-восток, к точке встречи.

Многонациональность в такой мелкой операции вышла оттого, что финские истребители с соседнего аэродрома (которые, к слову, и должны были прикрывать "Бленхеймы") парой дней ранее напоролись на отряд пикирующих бомбардировщиков Пе-2 и на своей шкуре поняли, что с этими ребятами лоб в лоб лучше не перестреливаться. Цена этого урока составила половину личного состава. Так что теперь вся надежда "бомберов" была на немцев, которые, по счастью, согласились прогуляться...

Лотта в последний раз оглянулась на замёрзшее озеро - традиционный для финнов аэродром - и повела звено дальше. Разговоров по пути было мало: отчасти из-за сильного встречного ветра, а отчасти потому, что sisu - финский национальный характер и кодекс чести в одном - предписывал молчаливость и твёрдость. Да и о чём говорить, вися между небом и землёй? Именно вися, потому что о движении в какую бы то ни было сторону напоминали лишь крутящиеся пропеллеры и стрелки приборов...

Немцы ухитрились добраться до точки встречи раньше и уже кружили в нетерпеливом ожидании бомбардировщиков. Три истребителя - два Bf.109, ведомые FW.190 - выглядели очень мощно. Вооружение, расположенное в моторном отсеке и в крыльях, не оставляло желать ничего лучшего. С таким эскортом можно было не опасаться ничего - во всяком случае, Лотте на несколько секунд так показалось. Однако она вспомнила, против каких масс советских истребителей ей приходилось сражаться - и если сегодня будет что-то подобное, не спасут даже немцы...

- Фельдфебель Иева-Лотта Торппала, - по-немецки представилась Лотта, махнув рукой в ответ на приветствие. - Следите за моторами!

Последние слова вовсе не были насмешкой. Немцы, несмотря на лихой вид и прекрасное оснащение, оказались не очень приспособленными к суровой финской зиме. Обмораживались пилоты, обледеневали моторы, обламывались лопасти пропеллеров, забивались льдом стволы пулемётов и пушек... Финны, пусть и похожие в своих толстых куртках на эскимосов, были с морозом и снегом в лучших отношениях - всё-таки два года назад именно зима помогла им отстоять свою страну.

- Внимание, пересекаем линию фронта, - провозгласила Лотта по фински и по-немецки, набирая высоту и скрываясь в низких снеговых тучах, нависших над советскими позициями. Получить в топливный бак разрывной снаряд "Бленхеймы" не имели ни малейшего желания...
[AVA]http://savepic.su/7397537.jpg[/AVA]

Отредактировано Vulcan (2016-08-04 23:02:43)

4

Сегодня их подопечные оказались не такими смурными буками, как в прошлый раз. Это радовало, но нарушать молчание или болтать в строю было не в привычках Эрнста. Он вёл своих орлов в тяжёлом молчании под гул двигателей. Лететь в облачном фронте они не стали, вместо этого поднялись чуть выше, чтобы не остаться слепыми в верхней полусфере. Уже очень скоро их поприветствовали с земли. Чёрные цветы разрывных осколочных снарядов начали расцветать вокруг них, над ухом пошли свистеть очереди мелкашек.
- Следить за обстановкой, орлы, красные уже наверняка подняли своих по тревоге, - не столько приказ, сколько напоминание о том, что и так известно. Перед взглядом проплывали заснеженные позиции русских, облака стали не такими плотными, а в воздухе заиграл зенитный оркестр. Визг осколков, грохот разрывов, тонкие голоса мелких калибров. Но главных маэстро пока не было видно.
- Станция прямо по курсу, - заметил Пауль, шедший справа. – Мы сегодня поиграем с пехотой?
- Только, если красные не поиграют с нами раньше, - сухо откликнулся Эрнст, глядя в верхнюю полусферу. – Каждое ведомство занимается своим делом, следи за небом. Бленхеймы сейчас пойдут работать.
- Противник на одиннадцать часов! Семёрка МиГов – голос Людвига выводит из спокойного состояния, как гром посреди ясного неба. Значит, пора.
- Фельдфебель Торппала, работайте по цели, мы занимаемся противником! - крикнул он, разворачивая своих навстречу русским. У них было явное численное превосходство, но, если на них нет ШВАКов, то и боятся их нечего.
Стена МиГов и три немца сближаются с поразительной скоростью, Людвиг не торопится, он знает, какими вертлявыми могут быть эти мелкие птички. Напротив него ведущий головной тройки. Инфракрасная сетка прицела уже проецируется на глаз, Эрнст целится в основание крыла, чтобы буквально распилить его своей двадцатимиллеметровкой. Главное – уничтожать ведущего, после этого хищные, но довольно растерянные советы будут далеко не так опасны.
Сближение! Залп! Резко в сторону! Эти психованные советы любят тараны на больших скоростях, когда дело доходит до этого. Пространство вокруг расчерчивают трассеры. Драка началась. Один красный уже полыхает, устремившись к земле. Но нет времени разбираться, кто отличился, сегодня всё их. Сбросить скорость, развернуться по малой дуге, и вот он уже в хвосте у какого-то МиГа. Заход чуть справа, чтобы держать в прицеле весь корпус птички, кровь бьёт в висках, пушки стучат в крыльевых частях модуля. Словно в замедленной съёмке снаряды разрывают двигатель, что расположен за спиной этого Люфтмусу. Он кричит что-то, в последний раз, прежде чем его разрывает прямо в воздухе.
Всё занимает секунды, чтобы лейтенант Вебер уже переключился на новую цель и заходил русскому в хвост.
- Не могу стряхнуть, лейтенант! – крик Пауля выводит из упоения боем. Эрнст быстро находит его взглядом, даёт очередь по тому русскому, который маневрирует впереди, а потом бросается на помощь товарищу. Потерять одного сейчас дороже, чем упустить одного. В целом, судя по тому, что он видит, драка пока идёт в их пользу. Как там дела у финнов, неизвестно, но стоит надеяться, что всё хорошо. В крайнем случае, у них есть турели и что-то в крыльевых модулях, хотя скидывать на них борьбу с истребителями – плохое дело. Ещё скажут, что немцы ни на что не годны.
Пауля приходится совсем туго. Он на своём BF.109 не уйдёт от вертлявого МиГа, который с удовольствием гоняет его по воздуху. Но красный сокол заигрывается и не замечает, как Эрнст пристраивается в его нижнюю полусферу. Длинная очередь в основание крыла. Ох уж и мощная эта пушка. Крыло отпадает, словно жуткая циркулярная пила отрезает его, русский с криком заваливается набок и падает.
- Спасибо, командир!
- Работай, Пауль, дел ещё много!
Где-то снизу слышится грохот авиабомб, финны, кажется, удачно вышли на цель и работают по ней. Двое немцев возвращаются в бой.

5

- Фельдфебель Торппала, работайте по цели, мы занимаемся противником!
- Поняла! - кивнула Лотта и перешла на финский. - Заходим на цель!

"Бленхеймы" отвернули чуть в сторону и начали медленно спускаться, уже глядя в бомбовые прицелы. Только не пропустить станцию, только не пропустить...

- Ааарх! - рявкнуло в наушниках. - Я сбит! Крыло оторвалось...

Лотта оглянулась и увидела, как Миеттинен, кружась на одном крыле и одном моторе, как семечко клёна, несётся к земле. Услышанный немцами взрыв был взрывом "Бленхейма", подорвавшегося на своих бомбах при ударе о поверхность.

- У нас потери! - крикнула Лотта по-немецки.

Но у немцев был свой бой. Обещание взять на себя МиГи они выполнили сполна и теперь втроём отбивались от минимум пятерых "советов".

- Лумме, бросаем бомбы и уходим! - скомандовала Лотта оставшемуся ведомому. Слишком долго висеть среди зенитных разрывов для "Оловянных Хейкки" было самоубийством. Если всё идёт настолько не так - надо отбомбиться хоть куда-то и лететь на базу, пытаясь оторваться от истребителей...

Судя по разрывам, Лумме и Лотта положили бомбы рядом с путями слева от станции. Да, некоторое время русские потратят на ремонт. Очень короткое время - они ведь мастера чинить пути... Правда, тут им понадобится сначала убрать искорёженный состав и засыпать глубокие воронки. Но всё равно - это не то, ради чего посылали финнов. Миеттинен на данный момент погиб напрасно...

- Разворачиваемся и идём на помощь! - приняла решение Лотта. Немцы оттянули сражение из зоны действия зениток, но численный перевес красных никуда не делся. И если эскорт перебьют - оставшиеся (и те, кто прилетит им на помощь) обрушатся на два "Бленхейма", которые ещё в конце тридцатых не были способны оторваться от истребителей...

МиГи не ожидали появления бомбардировщиков, поэтому только один успел отвернуть в сторону от приближавшихся "Бленхеймов", открывших огонь из всего курсового вооружения. Ещё один получил внезапную очередь в правый бок и отправился к земле, а второму, похоже, пробило маслопровод, потому что егомодуль покрылся чёрной жижей, пятна которой быстро застывали на морозе.

- Вебер, мы пришли! - крикнула Лотта в эфир. - Отбиваемся и уходим!

А дальше началось crescendo... Лотта пыталась одновременно маневрировать и управлять задней турелью, глядя в прикреплённое на запястье зеркальце. Красные знали, что к бомбардировщикам надо заходить в тыл. Но с британцами дело обстояло ровно наоборот: любой пристроившийся чуть выше хвоста получал залп сдвоенной турели в лицо. А вот курсовое вооружение было слабым, и если бы хоть кто-то догадался зайти с двенадцати часов - ничего бы Лотту не спасло. А так она сосредоточенно "возила" МиГ на своём хвосте, пытаясь поймать его на неосторожности и не подставить ему нижнюю полусферу - в ней у "Бленхейма" этой версии не было вообще ничего.

Эфир заполнялся немецкими выкриками. Бой становился всё жарче и жарче: "советы" подтянули подкрепление. Да, в зеркале мелькнул деревянный модуль ЛаГГа! Чёрт, только их тут не хватало! Да, один из них таки поднялся над килем и получил причитавшийся ему залп сдвоенной турели, но остальные кружили невдалеке, готовясь добить беззащитный бомбардировщик. Лотта жалась к лесу, чтобы ей не зашли снизу, и летела, едва не касаясь ногами верхушек деревьев. Всё говорила о том, что бой оборачивался катастрофой. Полнейшей.

- У-ХО-ДИМ! - проревела Лотта со всей доступной ей громкостью. На каком языке - она уже не заметила...
[AVA]http://savepic.su/7397537.jpg[/AVA]

Отредактировано Vulcan (2016-08-10 23:21:12)

6

В воздухе становилось жарко «красные» быстро нагоняли подкрепления, благо для них, они были над своей территорией и умели сковать боем. Уже очень скоро стало понятно, что даже двадцатимиллимитровки их не спасут. Просто патроны закончатся раньше, чем враги. Положение становилось безвыходным. Но они стояли насмерть. Очень скоро пошли потери. Эрнст только слышал крик Людвига в наушнике. Он не видел, как того буквально расчленило в воздухе, но понимал, что парню конец. Вечная ему память, он был отличным товарищем, настоящим воином Рейха, верным другом. Эрнст не боялся за свой тыл, когда шёл с ним в тройке. Что ж, теперь его нет. Но нет времени на слёзы и долгие прощания, надо срезать этот юркий самолётик, что мотается перед носом и никак не даёт себя сбить. Очередь чертит дыры во вражеском модуле, и от того тянет дымом, его носитель выбывает.

В этот момент в драку ввязываются финны. Они на редкость смелые и дерутся отчаянно, хотя и не вносят перевеса в сражение. Призыв уходить на финском он понимает автоматически, кроме того, их учили понимать что-то из финского языка на всякий случай.

- Пауль, заканчиваем здесь, дело сделано. Бери под крыло финна и уходим! – рявкает он в микрофон. Пауль неплохо справляется, а излёте добивая какого-то русского на ЛаГГе. «Гребаная russische Sperrholz, надеюсь, гореть ты будешь также хорошо». Ругательство не успевает сорваться с языка, Эрнст уже прорывается к фельдфебелю Торппале, чтобы снять у неё с хвоста особенно ретивого «сокола», который забыл смотреть по сторонам. Очередь, счётчик патронов отматывает ещё несколько единиц, приближаясь к критическому минимуму, но русский отправляется догорать в лесу.

Их разделяет бой. Им уже не соединиться с Паулем и вторым финном. Это бывает, конечно, хотя у Эрнста скрипят зубы, когда он думает, что надо оставлять ведомого и подопечного. «Пусть у них всё будет хорошо, и удача донесёт их до наших…» Он смотрит на постепенно отстающие фигурки «советов», кажется, что они и не собираются их преследовать. Только тут он сверяет территорию с картой в своём модуле и обнаруживает, что они пересекли линию фронта и теперь летят над своим небом. Его обшивка исцарапана, есть пара дыр, но ничего критического и невыносимого, что заставляло бы волноваться.

- Цела? – спрашивает он у Торппалы, разглядывая её со своей позиции. Он летит чуть позади и выше. Начинается снег. На этот раз это не лёгкий снегопад, а метель, которая не предвещает ничего хорошего. При таком ветре есть риск потерять винт, по крайней мере, его модуль не рассчитан на полёты в таких условиях. Немец ёжится в своей тёплой лётной куртке. Хотя одежда и хорошая, но сейчас ему явно неуютно в таких условиях, а до аэродрома, судя по карте, ещё очень далеко. И не факт, что у них будет возможность дотянуть. А перспектива ночёвки в лесу не сильно радовала.

7

Лотта и Вебер - возможно, единственные выжившие в том бою - перескочили линию фронта только благодаря прикрытию 40-мм зениток. Да благословится компания Bofors на веки вечные!

- Цела? - спросил немец, летевший чуть выше.
- Да, - отозвалась Лотта. - Похоже, кроме нас никто не выжил.

Финка только-только обрела способность слышать. До этого в ушах стояли звуки боя и хлопки зенитных разрывов. И крики тех, кого сбили. Да, похоже, и Лумме, и двое немцев пали где-то над станцией. И теперь уже никто не сможет сказать, почему.

- Вебер, у тебя винт повреждён! - предупредила Лотта, взглянув в зеркало на немца. - Срочно садимся на ближайшее озеро. У истребителей там был аэродром...

В отличие от немцев, старавшихся использовать какие-никакие, но аэродромы, финны частенько оборудовали полосы на замёрзших реках и озёрах. Лёд гладкий и толстый, места много, а при угрозе налёта можно сравнительно быстро свернуться и перебраться на соседнее озеро. Благо в Карелии озёр хватило бы на все самолёты мира...

Но сесть "сладкой парочке" было ещё не суждено. Финские маленькие аэродромы частенько не имели зенитного прикрытия, а из облака справа вынырнул странный модуль с советскими звёздами на плоскостях...

- "Аэрокобра" на два часа! - ахнула Лотта. - Ас-одиночка, похоже... Прикрываем друг друга.
[AVA]http://savepic.su/7397537.jpg[/AVA]

Отредактировано Vulcan (2016-08-10 23:21:23)

8

Вебер был более оптимистичен, но комментировать не стал. Он верил, что Пауль, хороший мальчишка, подающий большие надежды, справиться и доведёт финна до аэродрома. Всё-таки не зря они – стальные орлы Рейха, а уж его модуль Bf.109 может похвастаться удивительной мощью и живучестью. Когда Эрнст видел его в последний раз, парень очень хорошо справлялся, но война - это война, а бой - это бой, тут всё может быть. Можно лететь посреди моря разрывов зениток и выйти лишь в царапинах, а можно получить роковую очередь в модуль и разлететься на куски прямо в воздухе.

За этими мыслями его застало предложение сесть на времянку. «Хорошее дело. Финны, видит Бог, умеют выживать и сражаться в своих условиях. Не на мощи пушек и двигателей, так на хитрости и сноровке. Интересно, как там станция. Русские умеют чинить свои пути снабжения, но я надеюсь, что всё это было не зря. Да и Людвиг…Людвиг…» Эрнст слегка приуныл, вспоминая о боевом товарище, с которым был знаком ещё с учебки. Людвиг был неплохим парнем из Касселя. Можно сказать, потомственный военный, сын битвы, настоящий хищник в воздухе и настоящий товарищ на земле. И вот так погибнуть от какого-то МиГа или что там его сбило. В бою не только умение и сноровка, но и доля удачи и везения играют решающую роль. Сегодня Людвигу на костях выпали две единицы, а у Эрнста ещё впереди финальный бросок. Остаётся лишь помолиться и попросить у Святого Петра две шестёрки.

- Чёрт! – мерный ход мыслей прерывает крик Лотты, и истребитель тут же выхватывает себя из размышлений. Он видит этого жуткого хищника, он оценивающе смотрит на счётчик патронов и чувствует, что винт с каждой минутой тянет всё слабее. Ему, скорее всего уже не сесть в этот раз. – Лотта, ты должна дотянуть до своих. Я оттяну этого гада на себя и выиграю тебе время!

Он даёт газу и идёт на «красного». Лобовой встречи ему не выдержать, но луче он посмотрит в глаза этой сволочи, когда его собьют, чем будет трусливо убегать. Вражеский ас выходит на него лоб в лоб. У него бронированный модуль и 3,7 см пушки в крыльях вместе с тяжёлыми пулемётами. Он полный, он сейчас всадит в него всю обойму, а потом примется за несчастный Бленхейм. Значит всего один шанс, значит, надо бить наверняка. «В упор, я разнесу тебя в упор, грязная американская жестянка со звёздами…» Вот очереди свистят прямо над ухом. Бронебойный пушечный снаряд попадает в тело. «Кха…!» У Эрснта брызжет кровь горлом, но он из последних сил идёт на таран и не отворачивает. Дальномер отсчитывает стремительно сокращающееся расстояние, между ними сотня метров.

- Die, Roten Federn!!! – кричит Эрнст, нажимая на гашетку своих двадцатимиллиметровок. Русский уже отворачивает с курса наверх, поэтому подставляет своё брюхо, по которому проходится длинная очередь. Сегодня ему выпадает на костях, если не пара шестёрок, то 5-5 уж точно! Аэрокобра медленно кренится на бок и отправляется в тяжёлый полёт до земли.

- Лотта, ты ещё тут?! – в голове гул от сигнала пустых лент в пушках и пулемётах. Модуль пробит во многих местах, с него буквально содрана обшивка. Винт на последнем издыхании. Зато этот русский больше не поднимется в небо. И Лотта спасена. Мышцы расслабляются, куртка пропитывается кровью. Бронебойный снаряд прошёл насквозь где-то в районе плеча, по одной, длинной борозде. «Надеюсь, что без осколков…» Деревья всё ближе, лететь становится всё труднее, но Эрнст не хочет умирать. Только не сейчас, когда он одержал последнюю в этом бою победу, когда он выполнил долг. Сейчас не время, надо терпеть и тянуть, тянуть дальше.

9

Лотта с ужасом глядела, как Вебер идёт на "Аэрокобру" в лоб. Финны кое-что знали об американской технике - и даже использовали "Брюстер Баффало"(в Финляндии его называли B-239). Уже эта штука, вооружённая четырьмя крупнокалиберными пулемётам, могла разнести кого угодно, угодившего на мушку - что говорить о более поздних модулях вроде "Аэрокобры"? Вебера просто пригвоздило к его "Фокке-Вульфу". Но он, сохраняя остатки сил, расстрелял противника, когда тот начал отворачивать. А затем, по-видимому, начав терять сознание, направился к земле.

- Лотта, ты ещё тут?! - неожиданно бодро осведомился немец.
- Здесь! - прохрипела Лотта. Она не заметила, что Вебер перешёл на прозвища. Всё, что она видела - это несущийся к земле искалеченный модуль. Она потеряла всех ведомых и весь эскорт. Браво, фельдфебель Торппала. Тебе только планеры в учебке буксировать...

"Планеры буксировать?"

Мысль засияла ярким светом. Теперь финка боялась только не успеть.

- Лейтенант Вебер! - прокричала она, стараясь прорваться сквозь снег и туман, окутывавший сознание немца. - Именем Люфтваффе Финляндии приказываю совершить посадку на аэродроме Яниярви! Выполняйте мои указания!

Для этой тирады Лотте понадобилось весь немецкий язык и весь командный тон, на которые она была способна. Звания немца Торппала, конечно, не знала - но вряд ли это имело значение сейчас, когда нужно было заставить Вебера не протаранить дерево...

Тем временем "Бленхейм" почти нагнал истребителя. А тому оставалось метров сто до вершин деревьев.

- Лейтенант Вебер, выровняйтесь! Повторяю - выровняйтесь!

Лотта обогнала ковылявший над самым лесом "Фокке-Вульф" и начала разматывать верёвку. Когда-то в учебке бывшая медсестра буксировала на ней планеры-мишени для истребителей. Перейдя в боевую авиацию, Лотта почему-то не убрала моток со своего модуля - и вот теперь не пожалела об этом.

- Лейтенант Вебер, закрепите верёвку! - крикнула финка, когда конец верёвки полетел вниз и назад.
[AVA]http://savepic.su/7397537.jpg[/AVA]

Отредактировано Vulcan (2016-08-11 00:53:27)

10

Эрнст усмехнулся в открытую. То, как кричала в наушнике эта финка, его забавляло. Она и впрямь думает, что эта американская жестянка сломает его? Аса люфтваффе, который ходил в одиночку на Железного Густава и сминал всякую красуную рухлядь вроде Пе-2 и прочие бронированные летающие катафалки? Ну уж нет. Нет, не сегодня и не сейчас, ему ещё надо стоять на награждении за эти победы. Может, задание они и провалили, но по факту выполнили. Жаль товарища, жаль финнов, но есть надежда, что второй номер звена довёл своего до аэродрома, а финны всё-таки не просто так учатся бомбить на этих сомнительных Бленхеймах.

Тем не менее, он подчинился, выровнялся через боль в плече, которое начинало предательски ныть. Слабая плоть чувствовала боль, но кости чудом были целы. В таких случаях его инструктор, старенький Фокер, прошедший первую мировую и тогдашние кровавые схватки в воздухе, усмехался и говорил сквозь усы «Мясо нарастёт». И опыт подсказывал, что это именно так. Не первое ранение Эрнста и не последнее.

Он с интересом начал наблюдать, что делает Торппала. Кажется, она придумывала какую-то странную конструкцию по буксированию. Эрнст уже хотел было отмахнуться от этой руки помощи, как от признака слабости. Гордость сына земли Гессен-Кассель, прирождённого воина, была немного задета. Но тут модуль двигателя на спине стал предательски фырчать, показывая, что ему уже хватит полётов. У техников будет много работы с ним после этого вылета, но надо ещё долететь. Так что пришлось взять верёвку и закрепить на остатках модуля.

- Всё готово, Лотта, можем садиться, - спокойно произнёс он в микрофон связи. – Буду рад немного погостить у Вас на аэродроме, спасибо за гостеприимство.

После этого он постарался расслабиться, но не терять бдительности. Видно, его двигатель тянул совсем уж плохо, потому что деревья медленно приближались. Падать в обморок он не спешил, боль не давала это сделать особенно. Ему выпало просто насладиться красотами зимнего леса под собой. Лес и впрямь был, как в сказке. Наверное, где-то там, в глубоком снегу под ними залегла пехота, строят неприступные бункеры, жуткие пулемётные гнёзда и сети окопов. Финны мастера в войне зимой, не то что их вермахт, который уже вторую зиму прозябает в заснеженных степях. А Рейх ещё даже не разработал для моторов масла на зимнее время. Нет, Эрнста нельзя было заподозрить в моральной измене Отечеству, просто тут на фронте он с его товарищами видели нужды армии и воздушного флота лучше, чем эти грамотеи в кабинетах. А отдача от них требуется всё такая же высокая и в мороз, и в непогоду, и в снег. И только они тут, на передовой видят настоящую картину действий. И делают всё, что в их силах, чтобы противостоять красной чуме с востока.

Между тем рядом показалось спрятанное в лесах замёрзшее озеро. Ничем непримечательный кусочек белизны на фоне леса. Кажется, именно на таких озёрах финны любят размещать времянки для своих пилотов. Они начали снижаться быстрее и заходить на озеро. Эрнст снова стал собран и внимателен. Он не отрабатывал такую посадку в учебке, но был уверен, что теперь, после всего произошедшего, он справится с этим, как с пустяком.

Небольшой полукруг для сброса скорости и выравнивания траектории, закрылки в положении для посадки. Вместо шасси на ногах у Эрнста лыжи. Нововведение, которое разработали для зимней войны. Они довольно удобны, как оказалось, хотя раньше к ним относились с сомнением. Земля приближается, Эрнст уже готов принять её. Касание. Всё, он на земле. Он аккуратно проезжает ещё несколько метров по льду, занесённому толстым слоем снега, чтобы не врезаться в спину Лотте, и отстёгивает верёвку от модуля. Тут же он видит, что за гладкой белизной скрываются домики для персонала и пилотов, ангар для хранения модулей и полная инфраструктура. Однако, удобно. Такое даже в голову не придёт кому-то из люфтваффе. И уж точно найти такой аэродром – это задача со звёздочкой для красных. Не бомбить же каждое озеро подряд.

Только оказавшись на земле, Эрнст понимает, как он сегодня устал. Модуль тяжело оттягивает плечи, одно з которых прострелено навылет. Рана на холоде быстро запеклась и кровь не хлещет, но растерзанная плоть может быстро отмирать на холоде и ему точно нужен хороший хирург, который удалит область первичного некроза и заштопает рану. Однако, Эрнст держится ровно, на сколько может и не торопится умирать. Лишь расстёгивает ремни модуля и освобождается от того, что раньше было его Фокке-Вульфом.
- Хорошая работа, фельдфебель, - говорит он Лотте. – Правильно говорят, что вы, финны, умеете воевать, как никто другой. Находчиво и смело. Надо бы связаться с ближайшими аэродромами, узнать, не садились ли там Ваш коллега и мой ведомый.


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Филлеры » [AU] 14.02.1942 Сказка о Летуне и Оловянном