Kantai Collection FRPG

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Морские операции » [Конвой] 04.10.2024; "Конвой RQ-107"


[Конвой] 04.10.2024; "Конвой RQ-107"

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

"Конвой RQ-107"

Появление противника не предполагается.

Участники:
Адмирал:
-
Флотилия:
Тяжёлый крейсер "Адмирал Граф Шпее"
Тяжёлый крейсер "Саффолк" (НПС)
Эсминец "Энтони" (НПС)

Дата и место:
04.10.2024.
Ирландское море, на пути из порта Ливерпуля в порт Дублина.

Цель операции:
Сопроводить конвой в составе трёх крупнотоннажных судов и одного сторожевого корабля.

Очередность:
Адмирал Граф Шпее, ГМ.

2

- На радаре чисто, только наши сигналы., с этими словами Арчер отключил свое устройство: история наглядно показывала как корабли времен второй мировой отправляли на дно благодаря радиоволнам. Бисмарк. Шарнхорст. И хотя здешние воды были относительно безопасны, альбинос про себя решил что сразу приготовится к условиям горячих точек: он слышал на базе смутные слухи о боевой группе, попавшей в засаду из-за того что глубинники перехватили их сигналы. А умный человек должен быть готов ко всему.
Регул на мгновение задумался, прокрутив в голове события последних месяцев, а тут было что анализировать в этом самуме. Весь мир жил под угрозой гибели уже почти десять лет, и может для детей континентов Глубинный флот был чем-то отдаленным, но не для тех, кто жил в Англии. Жители островов, они и в свои лучшие времена зависили от морской торговли, так что даже мальчишки и девчонки Альбиона знали как сейчас живется. Тяжкрей мог вспомнить как во дворе его дома детвора играла в канмусу, воображая себя великими героями, причем чаще всего ребята желали быть соответственно значимыми кораблями вроде Айовы или Ямато. Были, впрочем и те, кто более трезво оценивал царящую в водах мясорубку и желали держаться от нее подальше, а то и вообще закрывали на нее глаза будто данная битва их совсем не касается. Но все так или иначе знали в какое время живут и никто не оставался равнодушным. Сам Арчер только начал свой путь "корабля", но он верил в свое дело, ведь еще пару лет назад он задал себе вопрос своего любимого персонажа: "Что я сделаю для людей?", а потому посвятил себя целиком службе, стремился быть лучшим в учебе и практике. Затем, создав себе репутацию надежного и опытного человека можно было приступить к выполнению главной цели. Тем более что относительно недалеко отсюда живет семья мальчика и они были номером один в списке тех за кого альбинос сражался. В общем, Регул был совершено спокоен по отношению своего статуса "зелененького", если сравнивать с более популярной линией поведения новичков "Дайте мне только показать себя, я сотворю чудеса!". Он же считал иначе - "Тише едешь, дальше будешь."
Однако в отношении членов конвоя тяжкрей не мог быть так же спокоен, ибо с самой встречи с Саффолком и Энтони, "Шпее" вошла в состояние боевой тревоги, которую некоторое время Регул разделял. А потом задал себе резонный вопрос: да, они с Шпее не любили английские корабли за их традицию топить оппонентов за счет преемущества в количестве, он хорошо помнил сон в котором Она была загнана как раненная лань в устье Ла-Платы, как Ее выжидали, вынужденную уходить на свою смерть перед стянутыми соединениями... Да, поведение англичан далеко не рыцарственное, но разве носители приравнивались к своим корабля? То-то же. А значит надо судить эти "корабли" совсем иначе, завершил свою мысленную дедукцию альбинос. Тем более, что изучая историю кораблей, мальчик нашел девизы нынешних участников, которые своими смыслами могли породнить троицу
"We shall maintain", Саффолка.
"Brave under difficulties", Энтони.
И наконец, "Faithful unto death" самой Шпее.
Через некоторое время на сердце нашло новое чувство, которое не подвергалось расшифровке. По крайней мере, пока что.
И все же Арчер чувствовал себя лишним в этой группе, хотя он сам и был соотечественником этим кораблям, да и вон Энтони единственная в группе, которая не в униформе. Хотя мундиры Регула и Саффолка резко отличались. Блин, а ведь конвой только начал свой путь, так что этого кота в мешке хотелось выпустить побыстрее. В остальном же, мальчик получал от похода тихое удовольствие: ничто не сравнится с ощущением своего господства в воде, когда ты плаваешь подобно рыбе свободно, без всяких ограничении в маневренности и скорости. А когда с тобой начинают играть дельфины как со своим сородичем, вот тогда ты действительно ощущаешь свое родство с этим миром. И уже за одно это чувство Регул был благодарен Ей до гроба. Требуется усилие над собой чтобы взять себя в руки, вспомнить что ты на задании, а не на свободном плавании, пускай даже на маршруте Ливерпул - Дублин ничего серьезного для кораблей нет...
- А разве мы не пробовали посылать груз через небо? Люди так давно там летают, а глубинники вроде больше в воде царствуют чем в небесах., обратился альбинос к своим коллегам. Да, его давно беспокоил этот вопрос: грузовые корабли чертовски уязвимы, однако конкретных изменении в логистике не наблюдалось. А зачем дразнить морского дьявола почем зря? Да и чего тут лукавить, мальчик таким образом желал если не навести мосты со своими товарищами, то изучить их, узнать получше. Взять хотя бы Саффолка, который кстати и эсминцы немцев в Норвегии обстреливал, и Бисмарк удерживал в контакте, чтобы затянуть гарроту на шее линкора: он по факту лидер конвоя, канмусу со стажем, а раз в бою все решают знания и опыт, то к нему точно надо при смотреться, верно?

Отредактировано Admiral Graf Spee (2016-08-28 04:08:41)

3

Ливерпульский залив остался позади, а берег истончился до тонкой линии на горизонте, дугой охвативших их по левому "борту". Море баловало своих детей слабой качкой и не сильным южным ветром, а небо чистотой и пригревавшим солнышком, так что было довольно тепло, для этого времени года, и начавшийся поход обещал быть для корабликов приятным и не слишком изматывающим. Особенно если вспомнить, что на этом маршруте редко когда что происходило, то это и вовсе всё походило на ленивую прогулку, а не на боевое задание. Долгую, правда, но об этом никогда почти не задумываешься в самом начале пути.

Для Энтони, которой всего неделю назад исполнилось четырнадцать лет, это был уже второй конвой, и в прошлый раз она была молодцом, Саф её хвалил, и моряки, наблюдавшие за ними весь маршрут, тоже потом благодарно прощались, а капитаны их даже длинными гудками провожали. Отчего и паразиту было приятно.

Но сейчас ей было точно не до наслаждения морем и погодой, у неё получалось всё не очень ладно, что сильно расстраивало девочку и так еле справлявшейся с волнением от нового, всего третьего её боевого (!) похода. Эн всё ни как не могла сосредоточиться и  постоянно выбилась из строя и отвлекалась: то запаздывала со сменой курса, то слишком близко сближалась, то наоборот, отставала. А всё этот белобрысый с невыразительной физиономией, словно ему маску вместо лица наклеили и поверх кожей обтянули. Раздражает, отвлекает, пугает - зла просто на него не хватает!  И почему его приписали именно к ним? Как будто они тут единственные… обидно.

Саффол подметил упавшее настроение маленькой напарницы, не уютно себя чувствовавшей рядом с Графом с самого начала, ещё, когда они только присоединились к процессии транспортников лениво выплывших из устья Мерсисайд, и сразу пустил эсминец вперёд. Эн радостно восприняла свое назначение и подпрыгнув на волне, подняв целую тучу брызг, унеслась во главу строя, а он сам встал между Шпее и ей. Помогло, девочка оставив немца позади в не поля своего зрения и заполучив "смягчающую подушку" в виде флагмана, быстро словно бы вовсе о нём забыла - и плыть стала ровней и по сторонам смотреть, вместо того что бы коситься на новичка. Хотя бы одна проблема чуть меньше.

"Что ж, плыть нам долго - привыкнут", - подумалось тяжёлому крейсеру, гораздо спокойней воспринявшего в своей команде Шпее, нежели его юная подопечная, и когда тот задал вопрос, охотно откликнулся.

- Хороший вопрос, -  полуобернувшись на минутку к Графу, усмехнулся Саффол, когда эсминец лишь демонстративно продолжила наблюдать за морем и небом. - Высотная авиация ещё не жаловалась, что их глубинные сбивают, а тут, каждый выход, что рулетка русских: большой риск потерять огромные суда, людей, груз. И всё равно, корабли по прежнему востребованы и мы, и простые люди продолжают рисковать жизнью. Энтони, что думаешь?

Девочка, к которой обратился пустившийся в рассуждения крейсер, на его слова отреагировала, и повернула голову, задумчиво посмотрев в сторону кораблей.

- Они огромны, - заключила она и с ноткой гордости добавила: - ни один самолёт в мире столько не сможет поднять, сколько тащит любой из этих судов.

- Верно. - Саф кивнул, довольно ухмыльнувшейся девчонке и указал рукой на первый транспортник. - Толстый "Том" тридцать две тысячи тонн. Плывущий следом жирный "китаец" с непроизносимым названием, у нас застрявший с появлением глубинных, ещё сорок тысяч тонн: зерна, угля, песка, конфет – чего хочешь. А за ними в конце, стойняшка "Мария" в  всего пятнадцать тысяч тонн. Эн, сколько в общем выходит?

- Я не маленькая, что бы мне задачки начальных классов задавать, - деланно надулась девочка, посмотрев на парней, но отвернувшись, ответила: - восемьдесят семь тысяч.

- Верно, - вновь кивнул парень. - А теперь подумай, Шпее, сколько может поднять стандартный транспортный самолёт? И сколько им потребуется: времени, сил и ресурсов, что бы перетаскать только этот груз?

4

- ... Справедливо, перевозить небом затратно и не эффективно, но хочется быть уверенным, что нашу проблему все же решают. Вы оба ведь знаете что тысячелетиями человечество ходило в море на парусных а то и весельных деревянных кораблях и скажи тем людям о нынешних судах, тем более о "нас", скорее всего бы они сказали: "фантазия.магия", так что кто сказал что нельзя изобрести более грузоподъемный самолет? - Регул развел плечами: для него любая проблема в первую очередь измерялась техническим подходом - есть причина и есть практическое решение. По крайней мере, Арчер очень хотел чтобы действительно все вопросы и проблемы имели практическое решение: он так и не мог понять действительно ли Энтони погрузилась в дело или же просто стремилась не замечать парня. Причем сам альбинос склонялся ко второму варианту - он помнил какие косые взгляды девочка бросала на него, пока Саффолк не дал команду на перемену строя. Смешно что это все Арчера не задевало какое то время пока эсминец не присоединилась к разговору. Ему очень не понравилась ее манера речи, как тяжкрей ее определил "выкобенивание": задали вопрос - просто ответь, не хочется отвечать - не отвечай. Думая об этом Регул поймал себя на мысли что вот он определил что еще в нем изменила "Шпее". Раньше в подобной ситуации если его игнорировал кто-то мальчик просто сам не обращал на персону внимания. Однако сейчас он все равно обращался к обоим коллегам, и обязательно на "вы" - это могло быть только ее влиянием. Впрочем, Регул не имел ничего против этого: он всегда жил с мыслью "я - это я", и ничем не отличался в мировозрении других канмусу. Разве что он где-то в глубине души очень хотел чтобы Она была настоящей, была ему настоящим товарищем и спутницей. Кстати, Арчеру таки удалось понять что Она испытывала в последнее время: это то чувство когда ты даже хочешь относиться к группе людей иначе, но не можешь никак настроить себя на нужный лад и испытываешь от этого неподдельное удивление. Эхх, еще одно очко в пользу психологов, ибо действительно полноценная личность способна меняться, развиваться.
И все же Она несомненно хорошо влияла на своего носителя, ибо пускай в сердце зарождалось раздражение на Эн, также парень чувствовал что ему надо быть "выше этого". Чтож, пока что Регул был согласен и сохранял спокойствие. Самое главное что Саффолк не демонстрировал никаких выкрутасов и недолюбливания. Еще один повод уважать его как вожака, желать перенимать его опыт. Может стоит отловить его после задания и узнать его получше? Да, это было бы неплохо, может быть друзей Арчера можно пересчитать по пальцам, но мальчика точно не обвинишь в том, что он их не ищет. "Я выбираю все то, что выбрал, чего мне еще хотеть?"
- А ведь какая ирония - Англия веками была "владычицей морей", а теперь ее чуть не взяли измором: то о чем мечтали Наполеон и Гитлер. - он чуть не сказал что родился в Иорке, где до сих пор живет семья альбиноса, но вовремя остановился, решив что это не стоит пока говорить. В конце концов каждый наверняка канмусу переживает за своих родных, в этом нет ничего удивительного. Это уже окружающая обстановка расположила к откровениям: теплое ласкавшее солнце на чистом полотне неба, свежий ветерок, делающий погоду не жаркой - любимое соотношение альбиноса, при его пигментации. А вокруг простирается бесконечный океан, как бесчисленное количество дорог, попробуй выбери хотя бы одну. Он посмотрел на мостики транспортников, в душе восхищаясь смелостью и доблестью тех моряков, они рисковали больше всех, и тем не менее они несли свою службу словно им "море по колено". Тем более что Арчер мог присоединится к Ее тихой радости: защищать всяко лучше чем убивать...
- Мне просканировать снова местность?.. Или лучше это сделать Вам? - спросил у Саффолка Регул, вспомнив что исторически на лидере стоит гораздо более мощный радар, опять таки, погоня за Бисмарком. Вот вам еще одна ирония: радары изобрели немцы и первыми стали применять на флоте: Шпее, Шарнхорст, Гнейзенау. Однако до ума радары довели именно англичане и многое выйграли от этого. Чтоы, еще одна тема в которой можно смело гордиться своим народом...

Отредактировано Admiral Graf Spee (2016-08-08 06:49:32)

5

Саффол не смог сдержать улыбки, слушая Шпее рассуждавшего о прогрессе вот так просто, словно достаточно кому-то просто сказать: «надо!»; и непременно через пару лет появиться гений, что выдаст задыхающемуся в водной блокаде миру, словно фокусник из шляпы, чудо самолёт. И если он не переплюнет многотонные морские грузовозы, так точно будет хотя бы наступать им на пятки. «Юное» поколение радовало своей непосредственностью и оптимизмом, что Шпее, что притихшая сегодня Энтони.

- Можно, и прогресс не стоит на месте, и "нужда" - его мать, это верно. И я хотел бы что-то такое увидеть хотя бы к выходу «на берег»… - флагман хмыкнул и на минутку замолчал, приложив  руку к наушнику и что-то выслушивая, после чего продолжил, как ни в чём не бывало: - но боюсь мечтать о подобной технике сейчас, сродни с мечтами о каком-нибудь «телепорте», который бы вовсе лишил необходимости заморачиваться с грузоперевозками морем или небом. Тоже ведь выход, но насколько реален он в обозримом будущем?

Парень расстроенно вздохнул, словно ему и впрямь была подобная мысль близка, но он не верил что это возможно. Десять лет прошло с того как всё это началось, а о «чуде» даже не слышно, хотя сейчас оно как никогда нужней.

- Видимо, слишком уж велика разница между потребностями, - он кивнул на корабли, - в десятки и сотни тысяч тонн, и возможностью современной инженерной мысли едва полтысячи тянущей. Этот вопрос возможно и решат, но уже даже не при нашей жизни.

Плывущая во главе строя Энтони тихо фыркнула себе под нос, слушая «философские» разглагольствования парней, грезивших не понятно о чём по среди моря. И что такого в этом такого? Приземлённей надо быть, думала она. Все эти самолёты, «работы», «разработки» - где они, а где мы? Как будто от них что-то зависит, так зачем этим голову забивать, да ещё сейчас?

Однако услышав про иронию судьбы Британии, встрепенулась, через плечо глянув на притихший фламгман. Крейсер охотно откликавшегося на вопросы и замечания своего немецкого тёзки, на этот раз промолчал, даже не хмыкнув в ответ. И услышав вскоре последовавшее за этим предложение Шпее, Энтони  тут же неожиданно живо его поддержала, зацепившись за него и опасно крутанувшись на ходу вновь поднимая тучу брызг, что бы на пару секунд оказать лицом к лицу Саффолом.

- А я пока могу обойти корабли и послушать по тому борту!

Крейсер не надолго задумался и кивнул, поддерживая намерения новичков.

- Хорошо, Шпее, вместе с Энтони  обойдите корабли, и просканируйте  акваторию по другую сторону строя, что бы убедиться, что никто не ползёт за конвоем. – Девочка скривилась, узнав, что ей выпишут довеском «немца», но этого уже никто из мальчишек не видел, Саф же полуобернувшись напоминал Графу:  - большие корабли в такой близи и их шумы, для нашего оборудования могут выступать «экраном», создающим помехи и слепые пятна.

И вновь развернулся к эсминцу.

-  Энтони, не забудь только предупредить о своих передвижениях моряков. Если опять поднимут тревогу приняв вас за глубинных, прям тут выпорю. Выполнять!

Девочка покраснела, вспомнив свой единственный косяк в прошлый выход, и твёрдо отрапортовав, покинула строй.

- Шпее, иди немного на отдалении, что бы не мешать друг другу, - предупредила эсминец и, приложив руку к обручу, заговорила в микрофончик. – Энтони и Шпее, смена курса на 06-02, пересекаем курс Марии.

Дождавшись ответа, она кивнула не видимому собеседнику, и ещё раз оглянулась на тяжёлый крейсер:

- Ты плывёшь?

6

Телепорт... Интуиция никогда не была сильной стороной альбиноса, однако он почему-то внутренне был готов к этому слову - символу нереализуемой фантастики. Парень понимал что не надо обсуждать такие темы подобным образом - ведь если не нравится положение вещей, исправляй их своими собственными руками. В противном случае не жалуйся и принимай существующие правила как данное, и проводя параллель с нынешней насущной проблемой - вот кто даст эн-ное количество времени пятнадцатилетнему сопляку на то, чтобы он "копошился в железках"? А надо объяснить, что в одном из разговоров с группой механиков один из них очень четко дал знать что думает о инициативе Регула "изучить свое оборудование и научиться самому его обслуживать" - да будь этот сопляк хоть семи пядей во лбу - есть люди, которые на свою работу положили гораздо больше времени и добились гораздо большего. Его дело - убивать глубинных, вот пусть именно этим мальчишка и занимается.
Но... чего тут умалчивать: если бы кто-то сказал, что отныне Арчер будет работать в мастерской - его оттуда было бы не вытащить даже под артобстрелом: уже в родном Иорке альбинос вкусил ощущения от вещи, которая создана именно тобой. Есть особые чувства в том, чтобы быть Создателем. Творцом. А юноша вопреки выше сказанному до сих пор где-то внутри себя сохранил предрасположение: он принесет людям гораздо больше пользы, если он будет создавать, а не убивать...

...Отныне я обрекаю тебя всегда и везде убивать, как бы ни опротивело тебе это дело. Ты почувствуешь отвращение к убийству и разрушению, будешь воздерживать себя, учиться творить и создавать по Моему подобию, и все-таки будешь убивать и уничтожать!

...Тем не менее, разговор с коллегами свои плоды дал: Саффолк разделял желание Регула получить результаты в технологических вопросах, Энтони же вся эта дребедень явно не интересовала: она не принимала участие в разговоре, и кроме того парню показалось что она фыркнула... а может не фыркнула, не переспрашивать же девочку о таком пустяке?
- А до тех времен старуха останется у своего разбитого корыта и будет делать то, что умеет: сражаться на море и выигрывать сердца людей. Хорошо, что здесь можно видеть свои достижения. - Альбинос коротко и тихо усмехнулся, он попытался приятно улыбнуться, подчеркивая свое расположение к собеседнику, но губы приняли поневоле сардоническое, насмешливое выражение. Юноше начало казаться, что у него получается вести разговор, когда он получил в ответ на судьбу Англии тяжелое молчание от обоих канмусу.
"Они воспринимают меня как "английские корабли" "немецкий"? " - в мозг Арчера закралась мелкая и крайне противная мысль-озарение. Ему было никак не привыкнуть к мысли, что многие носители видят в своих братьях и сестрах по флоту как-бы настоящие корабли. Сам Регул такое никогда не видел со стороны, но слышал полу-легенду как линкор "Винсконсин", огромный как гора немец, набросился с кулаками на "Мусаши". Драка двухметровых тяжеловесов. Просто потому что это были "американец" и "японка"... Алые глаза альбиноса помутнели. Неужели Энтони и Саффолк подвержены этим же фобиям? Дурак, какой же ты дурак, Регулус Арчер, наивно думая, что можно с ними говорить о своей родине. Ты же немчуга для них, враг! Это тебе так повезло с кораблем, ибо чем отличилась Шпее на своей службе? Затопила одиннадцать торговых судов, без единой жертвы, почти потопила тяжелый крейсер "Экзетер" и повредила легкий "Аякс". Затоплена собственных экипажем. У Нее не повода кого-то по настоящему ненавидеть, а вот Ее ненавидеть есть повод у любого английского корабля: неуловимый, все же о ее присутствии знали уже после первого затопленного корабля - зря Лангсдорф помог морякам Клемента добраться до берега, рейдер, чью "славу" затмевают только "Шарнхорст" и "Гнейзенау" по затопленным брт.! Тебе радоваться бы, что здесь нет тех кораблей, которые не Нее охотилилсь: Аякс, Экзетер, Ренаун, Арк Ройял, Камберленд, Сассекс, Шропшир...
Но слава Богу, флагман дал добро на сканирование: работа - лучшее лекарство от неловкостей и недопонимании. Благодарно склонив голову перед Саффолком: если бы и тот механик был таким же - учил, а не рычал...
- Есть. - коротко прошелестел Арчер и занял положение в ордере на дистанции от Энтони, которую та запросила. Сделал это альбинос молча: внутри еще оставалось гадкое чувство, которое мешало идти на контакт, он все ещё ощущал себя виноватым за то, что заговорил о Британии. Но затем Энтони задала четкий вопрос, наверно зря Регул решил отмолчаться.
- Плыву. Сканирую. - юноша бросил короткий тоскливый взгляд на далекие безграничные дали, думая о временах кругосветных плавании и первооткрывателей. Как иногда хочется чтобы вернулись те времена, когда существовала "Терра Инкогнита", а Тихий Океан искренне считали "тихим". Порой Арчеру казалось, что все, что людям в нынешнее время остается, это "следовать рецепту" и "не изобретать велосипед". А ветер здесь такой ласковый, свежий...
- И по закону подлости именно в подобные тихие часы нападают превосходящие силы. - Регул сухо и цинично рассмеялся, передав свое "пророчество" for Antony only, некоторые моряки-мистики считают что на море каркать: навлекать на себя гибель, ибо все знают капризность морей. Но беда в том, что юноша к таким людям не принадлежал. Он искренне пытался пошутить, да только это чувство юмора было специфичным...

Отредактировано Admiral Graf Spee (2016-11-02 11:12:08)

7

Энтони ненадолго задержала хмурый взгляд на Шпее, словно сомневалась в его ответе. Но что бы она ни думала в этот момент – осталось не высказанным и девочка, ограничившаяся кивком, устремилась вперёд, закладывая ровной дугой манёвр на пересечение курса быстро растущих и заполняющих своими огромными железными тушами всё пространство перед ставшими совсем крохами на фоне исполинских судов «корабликами».

Саффолк быстро превратился в точку далеко позади толком видимую лишь на включённых радарах, но даже исчезнув по сути из зоны прямой видимости наставника, девочка-эсминец старательно держала курс, равновесие, дистанцию со своим менее скоростным и совсем не поворотливым спутником. Эти чрезмерные старания были видны даже совсем не знавшему её Графу.

А всё дело в том, что он её по прежнему раздражал и тревожил не приятным чувством. От которого постоянно хотелось обернуться, а глаза то и дело скользили по радару к идущей за ней прилипшей точкой, окрашенной вроде бы в союзнический цвет, но вместо чувства поддержки и прикрытого тыла, оставляющие прохладное ощущение приставленного к пояснице холодного острия ножа. Это было поганое чувство. Энтони боролась с ним изо всех сил, стараясь сконцентрироваться на задаче и забыть про то, что Шпее это Шпее, - и представит его просто безликим «корабликом». Но избавиться от тревоги всё равно не могла.

Широкий кильватерный след головного транспортника ударил в ноги, и эсминец чуть вильнула, но быстро уловила характер вдруг изменившейся воды, и немного скорректировав курс на ближайшее пересечение кильватера, выскочила с другой стороны строя, обернувшись глянуть: как там новенький?

«Ещё здесь», - немного разочаровано подумалось девочке, в тайне надеявшейся что тот зазевавшись плюхнется в воду. Но  Шпее следовал за ней: то ли мастерство ничуть не хуже, то ли сыграла лучшая балансировка более тяжёлых классов.

Обидно немножко.

- Х,- выдохнула девочка не определённо и продолжила путь, выводя их миниатюрный ордер аж из двух корабликов в сторону, что бы снизить влияние гигантов на радары и сонары как учил их Саф.

Но на радарах было чисто, а писк брошенный в глубину моря вернулся ни с чем. Да и горизонт не был ничем омрачён. Тишь да благодать, разве что комментарий Шпее вклинялся в эту чудесную и умиротворяющую картину как клякса неосторожно оброненная с кисти каким-нибудь неумехой, перечеркнувшим всё настроение.

- А? – Полуобернулась Энтони глянув своими яркими голубыми глазами на тяжёлый крейсер. В этом было и удивление, и насторожённость, и вместе с ними нотка раздражения и возмущения.

Ну вот как так?

Сжав губы, она вновь нахмурилась, а потом друг протяжно и шумно вздохнула, словно закипевший чайничек, сбросивший пар.

- Ну, знаешь! - выдохнула она почти спокойно и сдержанно. – Каркать и ворчать: как всё плохо, - все молодцы; ты бы чего хорошего сказал, а не нервы трепал!

В этом слышалась почти обида. Девочка отвернулась, и окинула горизонт внимательным взглядом, словно и впрямь боялась исполнения чёрного пророчества «немца», да и ровненький ход слегка сбился и эсминец слегка завиляла из стороны в сторону.

- Не приведи Господь, на нас нападут… это же будет конец. Нас просто съедят и моряками закусят.

Шпее сзади не мог видеть, как вдруг лицо девочки побледнело, а зрачки в испуге расширились. Не мог почувствовать как перехватило у неё дыхание, а сердце словно отказало и остановилось. Она слышала. В своих больших наушниках шум моря, дикий но почему-то успокаивающий её гул мерно молотящих вводе четырёх пар винтов, отпугивающих рыбку на несколько сотен метров вокруг, да жужжание их собственных движков: лёгкий и мелодичный – её, и немного натяжные с басом – Шпее. А в этом шуме, совсем лишние, шипение, словно змея, притаившаяся в высокой траве вдруг сделавшая резкий бросок.

Прямо на них.

- Т-То-ТОРПЕДЫ! – Срывающимся голосом, запинаясь взвизгнула Энтони и резко бросилась в строну кораблей, развернулась, вскидывая свою маленькую башенку и водя из стороны в сторону, пытаясь увидеть подводную «змею».

«Здесь? Как? Почему? Почему сонар ничего не показал?!» - мелькали мысли в голове девочки. Отчаянно пытавшейся обнаружить быстро несущуюся к ним смерть.

«Дура! Точно! Сонар»

Мощный, пронзительный акустический вскрик пронзил толщу воды и в тот же момент на радаре появилось шесть маленьких, словно песчинки точки. Совсем близко. Сзади.

«Что? От кораблей? Не возможно…» - только и успела подумать девочка резко развернувшись и посмотрев в сторону конвоя. Колбаски стремительными тенями неслись прямо на них. Башенка в руках перепуганного эсминца ухнула и в воздух взвился столбик воды.

[NIC]Anthony[/NIC]
[AVA]http://www.imageup.ru/img93/2500042/ehntoni_0.png[/AVA]

8

Альбинос смотрел на мигающий экран радара, и ему хотелось в этот момент, чтобы рядом была подлодка. Чтобы ее можно было спросить: а что канмусу ощущают, когда плывут под толщей воды, в могильной тишине, разрываемой собственными движками и молча выслеживая глубинников? Давящее чувство ожидания того, что твоя цель резко выпрыгнет на экран радара? Ты чувствуешь себя как своего рода именинник, идущий в кромешной тьме дома, чтобы как выстрел включился свет, на миг ослепляя твои глаза, и со всех сторон вылезли скрывающиеся друзья и гости с единым мощным криком "С Днем Рождения!" ?
" Хе. Интересно, кто-нибудь хотя бы в фантазии думал о том, что Глубинный Флот может объявиться к тебе на День Рождения как к своему "сородичу"? " - На лице юноши снова появилась на несколько секунд сардоническая усмешка. Ну да, как же. После всего хорошего, что было...
Глаза Регула на мгновение встретились со взглядом Энтони. Похоже чувство между зелененькими царило взаимное. Но Арчер знал только чем обосновано его собственная неприязнь - черты характера, которые он увидел в эсминце за прошедшее время. Напряжение, как от ожидания удара, выстрела по тебе, никуда не делось, оно продолжало сидеть внутри мальчика тупым гвоздем, но это не так отравляло отношение, как первая причина: все же тяжкрей знал от чего, а точнее, от Кого эта причина номер два, ее можно смело отсеять если не сердцем, то холодным разумом. Все же именно мозг поставил человека на место под солнцем, вот и надо именно им пользоваться как самым важным инструментом. У нее же? То самое ранее описанное чувство к "Кораблю"? Не нравится чем-то сам альбинос? Первым желанием было обратиться к девочке напрямую: если что-то не нравиться или хочешь сказать - просто скажи это. А потом эта первоначальная решительность как-то сама по себе растворилась как сахар в чае.
Не сейчас.
Что ж, наверно если такой устраивать разговор, то после задания, там будет все что нужно для этого. Сейчас же просто не до этого. Да и надо быть с Энтони справедливым: плывет хорошо, в ордере, делает свое дело качественно. Ну может, им даже не удасться поладить, не всем же угодишь, но гораздо важнее чтобы ей можно было доверить свой тыл. И с этим похоже проблем не будет.
Впрочем, что-то для эсминца пошло не так после "призыва дьявола" - ход стал более неровным, наверно даже хаотичным. Нервничает? Да, похоже на то, слушая неудовольствие девочки. Регулу осталось только мысленно сплюнуть: глупо беспокоиться из-за того, что "может" произойти - и усилия впустую потратишь и свои нервы изведешь тоже напрасно. Лучше думать над Настоящим и творить своими руками его каким хочешь его видеть, а не переживать за Будущее, которое слишком размытое, чтобы делать четкие прогнозы. И все же юноша обратился к Энтони ровным голосом, чтобы сгладить впечатление от своей неудачной шутки:
- Расслабьтесь, от того, что глубинных несколько раз позовут словами, они не придут, если только не услышат обычным слухом. В лучшем случае мы встретим единичных особей, иначе разведка была бы в курсе о перемещении большого скопления по стабильному торговому маршруту.  - Может быть Арчер и не обладал аурой лидера, пламенным красноречием, но у него были внимательный ум и логика, и сейчас юноша бил своим привычным оружием. В мыслях он тихо рассмеялся: Ну да, вы только послушайте его - еще года не отслужил на ОВМС, а уже говорит как бывалый морской волк. Какая самоуверенность, какая гордыня...
Странно. Шум своих движков был привычен альбиносу, да и звуки от двигателей Энтони как-то были узнаваемыми после плавания в одном строю. Первой мыслью Регула была, что возможно Саффолк присоединился к новичкам, но это был не он. И не конвой. Но что же тогда...
Пронзительный вопль девочки расставил все точки над И.
"Торпеды?!"
Это был первый бой "Адмирала Графа Шпее", за всю его недолгую карьеру, и нынешние обстоятельства взяли юношу врасплох: он ожидал надводные корабли в лучшем случае... но если это подлодки, то неудивительно, что они сейчас так хорошо взяли канмусу врасплох - попробуй найди под водой хотя бы одного глубинника при здешних объемах воды!
- Саффолк должен узнать об этом. - голос альбиноса дрожал, пожалуй это был единственный показатель наличия тревоги. Он наскоро послал флагману сообщение "Атакованы торпедами", словно тот сам по себе сможет спасти своих подопечных. Но Регула можно было понять: если это действительно подлодки, то против них тяжкрей будет беззащитен. Он - царь крейсеров по дальности, точности и мощи залпа среди коллег и мелких классов, но вот авиации, подводным лодкам и линкорам противопоставить можно будет только свою мореходность. Смотря на шесть сближающихся точек, первым делом Арчер сообразил рассчитать от каких уворачиваться торпед и как. Со вторым решением помогла эсминец, посмотрев на которую, юноша последовал ее примеру и навел свои стволы на те плавающие болванки, от которых нельзя было никак увернуться. Опять таки можно помочь Энтони, если у себя не будет проблем, хотя при ее маневренности, ей это должно даться легче, чем альбиносу.
- Вы видите где хозяева торпед? - Регул спросил бы еще кое-что, но вторая часть так и осталась неуслышанной из-за грохота пушек, ритмично послылающих снаряды один за другим в стальных морских змей. Возможно это напоминало бы детскую игру, в которой надо вовремя ударить дубинкой по то выскакивающей, то прячущейся игрушке, если бы не осознание того, что такая "игрушка" - самая настоящая взрывчатка.
"Почему атаковали нас, а не сам груз?"

Отредактировано Admiral Graf Spee (2016-10-18 08:21:55)

9

Ответ на вопрос Шпее, да и Энтони тоже был на самом деле прост и не замысловат, и они оба сами бы прекрасно могли догадаться, если бы всё не произошло так стремительно, и у них было хоть немного времени. И опыта. Откуда было знать новичкам во флоте, что летевшие на них торпеды шли слишком быстро? И когда бы они могли заметить странность, что торпеды никак не реагировали на изменение их курса? А ведь в любом учебнике по противоподлодочному противодействию написано и далеко ни один раз с настойчивостью упоминается, что торпеды глубинных имеют паскудную особенность наводиться на движущую цель. Из-за чего, как могло бы показаться особенно наивным детишкам – шажок в сторону и они в безопасности - было величайшей ошибкой, приводящей к прискорбным результатам.

Энтони помнила про эту особенность, но перепуганной девочке казалось, что куда бы она не метнулась, веер торпед идёт точно на неё, словно преследующая стая охотничьих псов. Всё случилось совсем не так, как она представляла: не было чёрных точек где-то далеко на горизонте, не было предупредительного писка радара или сонара задолго до того, как противник мог бы до них дотянуться. Всё быстро и неожиданно, и эсминец в одно мгновение оказалась в самом пекле, и враг, и смерть вот так близко. Всего в паре секунд – короче, чем вытянутая рука.

Башенка в её руках ухнула, отдав в руки привычной отдачей, и столб воды безобразным фонтанчиком взвился вверх, скрыв на мгновение торпеды. Энтони зажмурилась и сжалась в трясущейся, затаивший дыхание комочек. Она лишь слышала, что рядом взорвались ещё снаряды. Явно не торпеды, хотя девочка и не видела, как Шпее кинувшись в манёвр уклонения открыл огонь подражая ей, в попытке сбить торпеды. Сложно было оказать в этой суматохе, но возможно именно поэтому ни одна из торпед не попала в девочку.

Граф всё делал правильно. Но ему самому чуть-чуть не хватило мастерства, что бы правильно рассчитать траекторию и скорость подводных снарядов, а может просто атакующий предугадал его манёвр и возможности. И ускользнув от одной несущейся на него тени тяжёлый крейсер лишь в последний миг понял, что его вынесло под другую, и он не успевает уйти с её курса. А снаряд лёгший казалось точно в цель, лишь поднял тучу брызг, а торпеда, словно заговорённая проскочила сквозь взрыв и с размаху ударилась в движок.

Адмирал Граф Шпее почувствовал сильный, болючий удар, словно кто-то с размаху саданул по носку битой, едва не вышибнув «землю» из-под ног и не опрокинув парнишку. Но он устоял, лишь движок ошеломлённо пару раз чахнул и тут же вновь заработал как надо. Да в ноге осталась тупая, ноющая боль. Торпеда что врезалась в него, просто отскочила в сторону и завертевшись кругом, просто зарылась в глубь оставив на поверхности мерно покачивающих волн лишь пару пузырей.

Энтони услышала гидроакустикой это столкновение и бледнее ещё больше вздрогнула, и обернулась вскрикнув:

- Шпее!

- Отставить пальбу и панику, учебный манёвр завершён, - вдруг раздался в наушниках спокойный голос Саффолка, - Шпее: остался без ноги; Энтони: подставилась под повторную атаку для артиллерии.

При этих словах из подводы вылетела рыба и прилетела ошеломлённо раскрывшей широко глаза девочке прямо в лоб. А следом показалась голова, с собранными в хвост длинными ярко-красными как кровь волосами.

- Сделали вас, Рыбки мои, «злые глубинные твари», – усмехнулась она сухо и совсем не весело.

Рядом всплыла ещё одна голова, на этот раз черноволосая и короткостриженная. Она ничего не сказала.

- У… - севшим голоском выдавила из себя бледная как классическая простыня эсминец, и шмыгнула носом. - Учения?

- Да, учения, - всё так же в наушниках отозвался появившийся на радаре Саф, выплывший со стороны носа заметно более медленно идущего, чем раньше, головного транспортника. – Грета, Лиза – спасибо за помощь. Эффектно и превосходно.

Обе девчонки довольно усмехнулись и завалились на спину как тюлени, наблюдая за остальными. Флагман быстро нагнал группу и встав рядом с ребятами, окинув их цепким взглядом осведомился:

- Ну, как ощущения?

[NIC]Anthony[/NIC]
[AVA]http://www.imageup.ru/img93/2500042/ehntoni_0.png[/AVA]

10

Альбинос краем глаза пропустил мимо себя уходящую прочь болванку и эти прошедшие несколько секунд неожиданно прошли для юноши как несколько часов. Движки издают более басистое, размеренное гудение, ты слышишь собственное сердцебиение как замедленную игру на барабане. Прошлое проносится перед глазами во всех подробностях, обычно такой катарсис люби описывают как "переломный момент", когда ты осознаешь насколько ценны те вещи из твоего прошлого. Насколько ценна твоя жизнь вообще. Регул прошелся по своей прошлой жизни как обычно наскоро перелистывают страницы тоненького романа.
Потому что он увидел насколько скудна была его собственная жизнь. А чем можно было похвастаться? Обычное детство, как у всех детей, ведь по всему миру очень много стеснительных, любознательных мальчишек и девчонок. А дальше ОВМС, и чего Арчер здесь добился? Ничего, он только начал свой путь канмусу.
Регул плавными передвижениями ушел еще от одной болванки, эти маневры очень напоминали катание на коньках, когда ты чертишь изящные пируэты по земле. Разве что инерция создается более сильная, почти как у настоящего крейсера, от чего порой чувствуешь себя обладателем грации пьяной балерины. Энтони тем временем продолжала свои попытки сбить торпеды, однако у обоих новичков успехов больше было в обычных уворотах: создаваемые снарядами пышные столбы воды только мешали отслеживать стальных угрей. Это далеко не самая легкая работа для маневрирующего корабля - капитан, а в данной ситуации канмусу должен определить скорость торпеды, и учитывая собственные положение относительно болванки, скорость хода и разворота, рассчитать обходной маршрут. В это время твой разум становиться подобен ЭВМ, ведь твоя задача совершить абсолютно точный расчет и за минимальное время. Как правильно говорят в армейской среде, "сапер ошибается дважды".
Но человеческий мозг - не компьютер, и Регул совершил ошибку в своих вычислениях: третья торпеда ударила по левой ноге и подбросив ее в положение "ласточки", чуть не отправил всего альбиноса в короткий полет. Ему все же удалось сгруппироваться и встать на обе конечности, хоть и покружившись при этом на одной ноге вокруг своей оси из-за временно отказавшего двигателя.  Почему-то вспомнились слова из мемуаров о последнем походе "Шарнхорста": " - Можем дать максимальный ход в двадцать узлов. - Браво, поддерживайте его!"
Впрочем, у Арчера ситуация была не настолько плачевной, как у моряков легендарного рейдера, все же он был еще жив. Настоящим чудом, но жив, учитывая что попавшая торпеда просто срикошетила. Могло быть гораздо хуже. Где-то в стороне раздался вопль Энтони, зовущий тяжкрей, но прежде чем тот успел, развернувшись к ней, ответить, о себе дал знать флагман, дав отбой.
" Что?!"
Учебный маневр?!! С реальным конвоем?!! Сперва Регул просто не мог в это поверить, уж слишком это... буднично, беззаботно было объявлено. А затем из синей глубины вылезли две девичьи головы, рассеяв все сомнения в правдивости Саффолка. Тяжкрей встал как мраморная статуя, потеряв дар речи. Бледнее бледного не станешь, но вот шок, плясавший в глазах юноши, выдавал его с потрохами. "Сделали вас, Рыбки мои"? Так она сказала? Причем обе выглядят так, словно они довольны своими "убийствами", пусть и не реальными. Альбинос, опустив голову от тяжести на душе, впал в прострацию, именно сейчас, от навалившегося на него за эти последние минуты он по настоящему проникся мыслью, которой живут самураи по своему Бусидо.
Смерть может придти в любую секунду и в любой форме. Сейчас, эти подлодки могли с легкостью отправить Арчера на дно, взяв его старым как мир трюком: выстрели по кораблю, а затем тут же стреляй туда, куда враг увернется. Стрельба на упреждение, это называется. Но ровно также его могут убить в другой точке мира глубинники, или люди на базе по множеству причин, и множеством способом. Смерть везде найдет себе путь, и остается лишь один вопрос: как ты ее встретишь? Имел ли смысл вообще тебе жить?
"Мы живем, чтобы умереть. Это неизбежно."
Когда альбинос пришел в себя, он понял что ему задали вопрос уже несколько минут назад, это было очень глупо: уйти в себя здесь и сейчас, ещё подумают, что психически Регул не в порядке. Он медленно поднял голову, смотря прямо на Саффолка и Энтони. Никаких изменении на его "мертвом" лице не было. Кроме глаз: алые шарики стали мутными, как от не желаемых чувств, мыслей, неопределенности.
- Что дальше? - выдохнул вопрос флагману тяжкрей. Если бы его сейчас приперли к стенке прошлым вопросом "Как ощущения", он был бы вынужден ответить, что не желает отвечать. Альбиносу нужно было время, чтобы разобраться в себе, кроме того после псевдо-атаки он понял, что не желает и не будет делить с кем-либо свою внутренние сомнения и вопросы: не это нужно людям, особенно посреди враждебного моря. Не надо делать из своих проблем проблемы другим. И посреди своего эмоционального омута, одно конкретное чувство отравляло душу сильнее всего. Словно он только что снова встал на очень древние грабли, повторил почему-то знакомую ошибку.
Что-то внутри души хрустнуло, что-то ушло из нее раз и навсегда. Опять.
" А Энтони?"
- Как Вы? - Регул теперь обратился к своей коллеге ровным, глухим голосом. Захотелось узнать если ли у нее "проблемы" после учении. Плюс когда ты думаешь о других, ты не повязаешь в собственном эго, и свои проблемы отходят на задний план.

Отредактировано Admiral Graf Spee (2016-10-19 21:02:16)

11

Девочка выглядела не лучше чем Граф, и не смогла сразу даже звука выдавить из себя, не верящими широко раскрытыми глазами уставившись на приближающегося флагмана. Глупое сердце всё ещё молотило в груди, не желая успокаиваться, а внутри было так холодно и ощущение, словно её тянет на дно и ноги проваливаться сквозь толщу воды. Пугающе до не унимающейся дрожи в коленях. Она ведь думала, что это всё взаправду. Что на них напали. Что торпеды, несущиеся на них с Шпее жаждут забрать их жизни. Что им это даже удалось, когда в гидроакустике вдруг раздался жуткий гулкий удар железа о железа. Разве можно так с живыми людьми? Так жестоко.

Всхлипнув и запрокинув голову Энтони зажмурилась, пытаясь сдержать непослушные слёзы обиды. Вопрос Саффолка звучал как издевательство после всего это. Какие тут могут быть ощущения?

Ужасные! Просто Ужасные!!

Она думала, что умрёт! Хотелось кричать, обозвать как-нибудь и Саффа и этих самодовольных девиц. И подставившегося Шпее тоже, у неё же чуть сердце не остановилось в тот момент! Всех обругать и уплыть куда-нибудь. Куда она не знала, и даже представить не могла, но хотелось сбежать от них всех. И самое мерзкое, что Энтони прекрасно понимала, как всё это глупо было бы.

- Как Вы? - Голос Шпее прозвучал в нависшей и не естественной для моря тишине, как не живой и какой-то очень далёкий, словно их разделяли целые мили вдруг замершего, словно обратившегося разом в неподвижный лёд моря.

Конечно, это была лишь её собственная иллюзия, запершегося на мгновения в самой себе ребёнка. И опустив понуро голову, глянув на бледного, как глубинный с картинки, Шпее, Энтони почувствовала, как окружающие звуки стали неохотно, с трудом, но возвращаться, преодолевая завесу шока. Плеск волн, гул их собственных движков, и лениво молотящие гигантские винты больших и настоящих кораблей. Почему-то именно сейчас пришло осознание, что они, канмусу, лишь какая-то нелепая подделка этих величественных левиафанов, и девочка почувствовала себя совсем крохой рядом с ними. Маленькой и хрупкой. И, наверное, она сама сейчас выглядит, так же ужасно, как и этот белобрысый мальчишка, который наверное так же успел распрощаться с жизнью и перепугаться не меньше её, но вдруг ему чуть ли не шутя объявили: расслабься парень, это была шутка и пуля резиновая.

- Живая ещё, - глухой и дрожащий голос и с трудом дающиеся слова с большими паузами между ними. Девочка обхватила себя свободной от башенки рукой и отвела от тяжёлого крейсера стыдливый и виноватый взгляд. Он ведь наверняка всё видел, как на провалилась. – Спасибо и... извини, прокололась. Растерялась и перепугалась. Если бы сразу локализовала направление атаки. У нас было бы больше шансов…

Девочка кинула быстрый взгляд на дрейфующие на спинах подлодки и усмехнулась без капли веселья своим собственным словам. Шансы? Смешно. У них должно быть, изначально их не было. И не в победе или поражении даже урок.

- Во всяком случаи не так бы позорно слились, – вздохнув, поправила саму себя эсминец и перевела взгляд на Саффолка. Что она могла ему ответить? Ужасно? Я дура и неумеха? Ты козёл едва не доведший меня до инфаркта, а я ведь верила тебе? – Спасибо за урок, но сегодня я вас всех ненавижу.

[NIC]Anthony[/NIC]
[AVA]http://www.imageup.ru/img93/2500042/ehntoni_0.png[/AVA]

12

Гробовое молчание в ответ было пугающим. Не то что бы Саффолк не ожидал такого, но он бы предпочёл отборную ругань той тишине, что была ему ответом. Отсутствующее выражение лица крейсера и не менее ошеломлённый вид эсминца заставляли беспокоится. Дети словно выпали из реальности.

Но именно по этому. Именно потому, что произошло во время неожиданной атаки, которую новички восприняли за чистую монету. Именно потому, каким ударом для них оказался этот «первый бой» окрасившимся не в триумфальное шествие по трупам врагов, а в самую обыденную, которой обычно и оборачиваются встречи с противником, мясорубку, бойню, где царит боль, страх, смерть, - он не мог иначе. Ведь, что же тогда с ними было бы, не будь всё это просто хорошей имитацией? То-то и оно.

И если потребуется, он сломает их своими руками, не смотря на слёзы. Обдерёт всю ту шелуху оставшуюся с той, прошлой жизни, где была тёпленькая постель, тишь да гладь и любая чушь воспринималась как вселенская трагедия, а собственная жизнь казалась неисчерпаемой.
Но когда придёт время, они будут готовы к своему самому большому испытанию в жизни.

Насколько это вообще возможно.

Во всяком случаи, Саффолку самому хотелось в это верить. Ему ведь было и самому страшно за них.

Оправятся ли?

Не сделает он лишь хуже?

Ведь, как известно по одной заезженной фразе: благие намерения порой оборачиваются прямо противоположным результатом, и только полный идиот не ведает сомнений. И сейчас ему стоило больших усилий сохранить спокойный вид и просто дать ребятам время. Время очнуться, прийти в себя, пережить остатки свалившегося на них нежданного кома колючих чувств и мыслей, в которых ещё разобраться надо.

Первым был Шпее. Белобрысый мальчишка словно в одночасье потеряв смысл жизни и заперся в самом себе, так что не осталось и следа о того любознательного паренька, готового поболтать на самые разные темы от самолётов до иронии судьбы поставившей на колени целые государства обернув против них их же силу и основу величия прошлых лет. Печальное зрелище и путь, который многих свёл если не в могилу то, во  всяком случае, не разу не привёл никого к чему-то хорошему. Ведь, как известно, если чашу постоянно наполнять, какой бы вместительной она не была – переполнится, а попробуешь прикрыть, так и вовсе разлететься, распираемая изнутри. С людьми было так же.
Осторожно кивнув, флагман, прежде чем ответить перевёл взгляд на Энтони. И был рад тому что взял эту паузу, услышав вопрос Шпее.
Девочка реагировала как во сне, медленно с трудом воспринимая то что происходит вокруг, но она услышала слова напарника, ставшие той самой заветной соломинкой спасшей жизней наверное больше чем медики во всём мире.
И Сафф не мог не порадоваться, слушая её глухой, просевший голос.

«Что ж, с хотя бы с ней похоже будет всё в порядке, хотя и уверенность в себе у неё сильно просела. Но это мы подправим».

- Только сегодня? – Сафф добавил ноку удивления в голос, словно ожидал как минимум семь дней казней египетских на свою голову.

Девочка задумалась, не на долго, после кивнула и потерев лоб и отлепив прилипшую чешуйку, вдруг указала на дрейфующие за ним подлодки, совершенно серьёзно добавив:

- Но её, неделю. 

-Х-а…

Флагман даже растерялся, не найдя что на это ответить и с трудом понимая, что у неё в действительности на уме. И поскребя щёку пальцем, кашлянул в кулак, меняя тему, пока что не намереваясь к ребятам даже пытаться лезть в душу.

- Ладно, задание наше ещё никто не отменял, и корабли необходимо сопроводить до конечного пункта. Строй «Пеленг», идём в голове конвоя.

Обернувшись, Саффолк слегка поклонился о чём-то азартно перешёптывающимся девушкам, впрочем, о чём можно было догадаться…

- Девочки, спасибо за помощь. Надеюсь, вскоре встретимся. Спокойного вам моря.

- Через неделю, - хохотнула красноголовая, и помахав ребятам рукой, погребла в противоположную сторону конвоя, следом за своей напарницей.

В следующий момент головной корабль издал звуковой сигнал и конвой судов вновь стал набирать ход.
[NIC]Suffolk[/NIC]
[AVA]http://www.imageup.ru/img93/2499994/saffolk.png[/AVA]

13

Смотря на дрожащую Энтони, на то как она всхлипнула, Регул почувствовал что правильно проявил интерес к девочке. Всегда проще зациклиться на своей душе, чем увидеть соседнюю. Впрочем, альбинос не мог сказать, что он действительно понимал, все же никто не может читать мысли и чувства. А затем она сказала что еще жива. Зачем-то извинилась. Зачем? Какой смысл был в том, чтобы один член команды брал вину на себя, когда вся команда разделит одну судьбу? Ведь будь атака настоящей, оба канмусу были бы на дне, и одна вина, одна судьба досталась бы им обоим. Обычно в такой ситуации говорят "Эффективность команды оценивается самым слабым звеном", да только это отдельный вопрос - кто здесь это самое "слабое звено": Арчер ощущал в этой псевдоатаке и свою вину. Мог не налететь на торпеду, мог еще что-то сделать... Но что?
- "Brave Under Difficulties" - тяжкрей озвучил девиз эсминца. - Мы живы, а значит наш путь продолжается. Я точно пойду дальше и буду соответствовать своему имени.
"Faithful Unto Death..."
Нет смысла злиться на Саффолка, или на подлодки - сама идея была хорошей, дать новичкам пожить настоящим днем канмусу, именно прочувствовать а не понять, что значит поход в море. Пройдет время, и уже Арчер окажется на месте Саффолка и будет, не щадя чувств, рассказывать, такому же как он сейчас новичку, Мутцу об этом самом уроке...

"... Мы могли потерять значительно больше, если трудности оказались бы серьезнее, ты мне тогда сказал.
Серьезнее для кого? Для канмусу, каждый который знает одну простую и милую историю, в которой путешествие по Морю - забавная легкая прогулка? Где ты встречаешь Ветер и Страх, как унисон зверей, говорящих тебе громовым голосом: иди и смотри. Они указывают тебе дорогу в безграничном ледяном аду, и ты идешь, не смыкая глаз, потому что Холод с усталостью медленно забираются в твою высохшую глотку, чтобы свернуться ледяным комом в твоих кишках. Так встречают Море и Глубинный Флот. Без флагов, овации и раскатов национального гимна... Они возвращают из мира иллюзии с ошеломляющим грохотом, вытряхивая из тебя комфорт и блеск всего того, чем ты так крепко прирос к Матушке Земле. И только преодолев ее притяжение, ты видишь то Море, которое останется с тобой навсегда..."

А сейчас юноша медленно переваривает свои эмоции, и сохраняет свое ледяное спокойствие и равнодушие. В этом и был весь Регул: инертность. Медленно смакует любое ощущение, чем бы оно не было, медленно вспыхивает, медленно остывает... Он подплыл к Энтони и едва прошелестел ей в ухо:
- Если встретитесь с этими двумя на тренировках: просто "убейте" их также как они "убили" нас с Вами: и отомстите, и самое главное, покажете что стали с тех пор лучше. - Глаза на мгновение блеснули веселым холодным огоньком, прежде чем снова стали мутными и неживыми, словно Арчер предложил девочке убить своих коллег по настоящему. Впрочем, это сейчас было снова фирменным чувством юмора, желанием через шуточную "цель" приободрить и помочь "идти дальше". По крайней мере, сам альбинос, будь он эсминцем, не успокоился бы, пока не "отправил на дно" своих обидчиков - когда есть осознание того, что можно сделать лучше, ты делаешь лучше. Когда еще есть чувство стыда... ты работаешь быстрее над своими недостатками, ибо не хочешь вновь испытать стыд.
По крайней мере, ни один из "англичан" не стал интересоваться юношей, за что можно было мысленно сказать спасибо. Еще проще стало, когда Саффолк дал команду двигаться дальше, а подлодки ушли своим путем. Наверно долго знают друг-дружку, смотря как живо они переговаривались. Интересно, значит ли это, что они из одной флотилии? Сам Арчер был "бесхозным", и хотя базировался в Гданьске, не имел постоянных "напарников". Хотя это было отдельным вопросом, удобнее ли ему работать с постоянным "соседом".
Шпее...
Странно. Парень казалось бы отвык думать о Ней как о "Живой", однако сейчас его внезапно ударила мысль, что именно Она будет в первую очередь его вечной спутницей. Коллеги будут сменяться, тяжкрей будет всякий раз видеть новые лица, а Она всегда будет с ним.
Альбинос провел правой рукой по своей голове, вдоль укладки волос, смотря на море и на радар. Да, что-то действительно изменилось в душе Регула, пропало то восприятие "бесконечных путей". Точнее, оно отступило на задний план, пропустив "Холод, Море и Глубинный Флот". В любую секунду может вспыхнуть на экране сигнал "контакта", в любой момент в небе могут появиться вражеские самолеты. Смерть может прийти в любой форме, в любое время.
Надо быть готовым к любому сценарию. К любому врагу, любой проблеме.
" Сколько еще осталось плыть до порта?"
- Поскольку это было обучением, что я сделал неправильно? - голова Арчера плавно повернулась к флагману. В сложившейся ситуации он проявил себя сухим прагматиком: надо извлечь как можно больше из пережитого. Возможно есть вещи, которые в своем самоанализе, альбинос не усмотрел.

Отредактировано Admiral Graf Spee (2016-10-31 14:19:36)

14

- "Brave Under Difficulties", - при этих словах в груди девочки что-то кольнуло. Шевельнулся встрепенувшийся паразит, проецируя какими-то умиротворяющими волнами… сложное и не понятное чувство, причудливо смешавшееся с остатками недавних стыдливых и горьких ощущений, в желании не спасовать в следующий раз. Что бы не о чем потом было жалеть.

А Шпее наверно бы сильно удивился, если бы узнал, что Энтони впервые слышит это выражение, и даже не подозревала, что оно имеет самое прямое к ней отношение уже больше полугода. И всё это время девиз давно сгинувших в водах времени людей, вгрызшийся в стальную плоть, отпечатавшись в пресловутой «душе» боевой машины, незаметно поддерживал и менял девчушку, которую в прошлом и в страшном сне никому бы не удалось представить сражающейся в бескрайнем море с его чудищами. 

Удивлённо посмотрев на немца, она прислушалась к этим ощущениям, а после с не свойственной ей робостью и благодарностью улыбнулась белобрысому мальчишке. Просто и не затейливо, естественно, от души, как наверное могу только дети.

- Странные вы, - разворачиваясь по направлению ново курса, и глядя через плечо, улыбалась она, но так и не добавив ни слова после, оставляя парня в недоумении гадать - отчего же? Что не так? Что может быть в нём странного?

Эсминец же, добавив ходу, заняла место в строю по правую руку от флагмана, держа приличное рассеяние. Того же ждала и от Шпее. Всё же строй «пеленг» говорил сам за себя о своём предназначении. И удивилась потому, когда крейсер вдруг место того, что бы отплыть дальше, приблизился вплотную, так что даже их модули соприкоснулись.

- Ты чег… О! - На миловидном лице отразилась злорадство, в тон весёлому огоньку и мстительному настроению голоса крейсера. А голос стал тихий и заговорщицким. - Ты об "Этом".

Она придержала свою гарнитуру рукой, и прежде чем Шпее успел отплыть, у него выплыло несколько снимков на экранчике с картой, - лица двух недавних подлодок плещущихся в воде. И когда она успела?

- На память, – невзначай, без всяких намёков в голосе совершенно будничном, прокомментировала эсминец то, чем поделилась с соратником.

[NIC]Anthony[/NIC]
[AVA]http://www.imageup.ru/img93/2500042/ehntoni_0.png[/AVA]

15

Ребята понемногу оживали, даже быстрее чем рассчитывал Саффолк, увидев их лица в первые минуты. Хорошая новость, учитывая, что они всё же в море, а не на прогулке в парке. Считающимся условно безопасном, но всё же, в Море. Непредсказуемом и опасным. Манящем и губительным. И достойным ещё множества других эпитетов.

Но что было не менее важным, его затея приносила плоды так же быстро. Ещё минут десять назад казалось не возможным даже вообразить, что бы Энтони хохлившееся при одном только виде Графа, словно пуганый котёнок перед собакой, шепталась с Шпее и при этом не притворно улыбалась.

Всё же не бывает в одном окопе чужих – в который раз убеждался Саффолк этой тривиальной истине.

Одно беспокоило – отсутствие вопросов. Но Сафф умел ждать, да и путь их был долгим, так что спешить не куда было, ребятам же надо было подумать. А если они сами не захотят всё же вспоминать свой провал и разбирать его по косточкам, словно несчастного лягушонка на уроке биологии, то он сам найдёт предлог вернуть разговор к произошедшему. Привить им привычку извлекать уроки из опыта, времени, было одной из его задач.

Но ему не пришлось хитрить и строить витиеватых диалогов, спасибо оттаявшему Шпее, не выдержавшему и таки вновь начавшего приставать с вопросами. Услышав его голов в гарнитуре, крейсер приободрился и не медля ответил:

- Что делал не правильно… - протянул вслух парень, сделав убедительный вид, что задумался, возвращаясь в памяти к произошедшим событиям. Конечно же, ответ был давно готов, и нуждался лишь в форме зависевшей от вопроса. Но он должен поощрять их тягу знать больше и совершенствовать, а не ждать, что им отвесят пинка и скажут что и как. Такие долго не живут. Не здесь.

- В целом ты действовал довольно грамотно: спешно доложил об атаке остальным силам флотилии, предупредив и снизив риск неожиданной атаки на остальные «корабли». Не мешкая ушёл в манёвр уклонения и использовал артиллерию для подавления залпа противника. Но вот тут вот и есть подводный камень, где, внешне правильные действия, на деле таковыми не оказались из-за ряда особенностей конкретной ситуации. Энтони, ты…

- Да Я слушаю. – Отозвалась охотно эсминец опередив флагман. Конечно же она слушала. Ведь такого позора больше не должно повторится. В отличии от Шпее она было прямо противоположного мнения о вины за свой промах. Нельзя размазывать вину одного на всех.

- Кхм, - кашлянул в кулак парень, прочищая горло и настраиваясь на поучительный монолог. - Хорошо. Поясняю. Дело в вашей не опытности. Для того что бы поразить быстро идущую, миниатюрную цель вроде торпеды, необходима хорошая сноровка и оточенные в бою навыки стрельбы. Несмотря на ваши результаты на тренировках, канониры вы всё ещё не важные, что бы вы сами об этом не думали. Усугубляется всё ещё и таким простым принципом – как искажение света в водной массе под большим углом. Смотря на цель находящуюся под водой с вашей точки обзора, под углом, вы видите её «образ» несколько смещённым относительно реального положения. Это сказывается визуально даже на её размеры. В таких условиях, даже неплохому стрелку поразить быстро движущуюся цель, самому находясь в манёвре, без времени на пристрелку это... просто какая-то великая удача. И, признаюсь, я поражён, что вам удалось поразить целых две торпеды.

- А…

- Да, Энтони?

- А… кто, ну… попал?

- У вас равный счёт. Хотя бы не стал считать успехом попадание с закрытыми глазами.

- Извини…

Крейсер вздохнул, покосившись на эсминец. Даже на таком расстоянии, он видел, как девочка смущённо покраснела, но то, что она довольна собой всё равно, ощущалось без слов.

- Так вот, правильно было бы для вас конкретно, сосредоточить все усилия на уклонении. Торпеды глубинных способны наводиться на цель, оказавшись с ней достаточно близко, но их манёвренные качества никакие. Это и надо было использовать, не распыляя силы и внимание на малоэффективные действия. И тут ещё один важный момент. Рыба.

Эсминец что-то не внятное буркнула и потёрла лоб.

- Вот-вот, - подтвердил Сафф. – Сосредоточившись на торпедной атаке, вы упустили из виду главное – врага их пустившего. Вооружённого врага, который не остановиться пока вы не будите мертвы. Грета отнюдь не из вредности сделал то, что сделала. Она наглядно продемонстрировала, что даже уйдя от торпед, вы были лёгкой мишенью для повторной атаки, не уделив внимания определению приблизительного местоположению и составу атакующей вражеской группы и зоны, из которой в разрезе прошедшего времени они могли бы провести следующую атаку.

В эфире послышался сокрушительный вздох.

- полный провал.. хоть обратно в учебку возвращайся, - пожаловалась эсминец.

- Даже не надейся, - Саффолк безжалостно улыбнулся.


Ирландское море.
Спустя Один час и Четырнадцать минут.


Конвой ещё полтора часа двигался без приключений. Море продолжало баловать спокойной и приятной погодой, а главное, расслабляющей тишиной и безмятежностью. Лишь через сорок миль, когда берег по левую сторону наконец-то удалился и безвозвратно затерялся за изгибающимся горизонтом далеко позади, оставляя ребят посреди пустынной водной доски, поступил первый звоночек, что что-то не так.

Энтони была на острие строя, но поймать притаившиеся неприятности за хвост на этот раз суждено было именно Графу адмиралу Шпее. Устроившись по левую сторону от центра строя их миниатюрной «флотилии», взгляд юноши скользящего по однообразной скучной водной массе зацепился за расплывчатый силуэт. Точки, много точек, на которые он даже не обратил по началу внимания. Они сливались с поверхностью, и совершенно безмолвствовали, не выдавая своего присутствия ни шумом ни движением. Приглядевшись Регул заметил, что их целая россыпь по его сторону, и чем дальше, тем ближе они были к пути их маршрута.

[NIC]Suffolk[/NIC]
[AVA]http://www.imageup.ru/img93/2499994/saffolk.png[/AVA]

16

Когда Регул произнес вслух девиз эсминца, он думал о детской, но в тоже время по странному, меткой истине, которую придумали сами же моряки: «Как корабль назовете, так корабль и поплывет». И даже если откинуть мистику о душе Корабля, то точно стоит задуматься о настрое экипажа, для которого это их судно, часть их самих… или наоборот, это уже зависит от взгляда. В любом случае, когда ты даешь имя вещи, девиз, это можно расценивать как минимум как напутствие всем этим людям, нечто, о чем они должны помнить всякий раз, когда отправляются в море. Сейчас Энтони смотрела на альбиноса удивленными глазами, словно она не поняла к чему он произнес те слова.
"Она не знает своего девиза?"
Если бы дело было в этом, это действительно могло заставить юношу приподнять правую бровь в немом вопросе. Ему казалось, что надо знать себя, дабы успешно чем-либо заниматься в жизни. Так и с канмусу, здесь ровно также можно применить любимый вопрос англичанина: «Кто ты такой, если ты не знаешь свою историю?» Ведь что бы ты не думал о духе, как бы к нему не относился, он все равно внутри тебя, дает о себе знать тем или иным способом, а значит, он часть самого тебя. Но прежде чем Арчер успел задать этот самый вопрос, который уже висел на кончике языка, произошло то, чего он в большей степени не ожидал.
Энтони улыбнулась. Регулу. И выглядела эта улыбка настолько… естественной, искренней, что альбинос ровно также искренне впал в ступор. Он добивался того, чтобы эсминец вышла из своей депрессии, перенаправила свои разочарования и стыд в что-то продуктивное. Но тяжкрей никак не был готов к тому что станет получателем позитивной эмоции. По крайней мере, от нее точно.
- Я – это я. – сказал в ответ альбинос, насупившись от услышанных слов. – Ровно также я не понимаю твои переходы настроения. – Что правда, то правда: как было уже отмечено, эмоции, чувства и ощущения Регул смаковал как любимые блюда, не торопился кидаться в новые, пока полностью не разбирал по полочкам все что уже произошло. И отчасти такой глубокий самоанализ был связан с тем, что порой парень не понимал себя также как не понимал других людей. А вот девчонка явно была в этом полной противоположностью: то такая, то другая, то ведет себя как бука, то через мгновение уже улыбается. Арчер чуть наклонил голову вниз и ухмыльнулся кончиками губ: что же, если кому-то легче, лучше, чем тебе в той или иной сфере деятельности или понимания, разве не стоит тихо порадоваться за таких людей?
Зато в том, что эсминец оценит предложение «следовать за идеалом», он не сомневался: что может быть лучше здоровых сопернических отношении? Не смог одолеть человека, который превосходит тебя? Работай над собой, своими недостатками, в шахматах существует такой же закон: «Хочешь стать более сильным игроком – играй против игроков, которые сильнее тебя». Вот еще чем была хороша идея этой псевдо-атаки подлодок: она наглядно демонстрирует, что рано или поздно скажется тот или иной недостаток, отсутствие опыта. Победы и поражения идут рука об руку, но именно вместе они сделают тебя сильнее, лучше, эффективнее. И Энтони вновь удивила юношу, дав ему лица этих «поражении». И когда она успела их сфотографировать? А надо отдать должное, снимки хорошие вышли…
- Осталось решить, что возьмем как трофеи: не головы же. – правый уголок рта снова пополз в сторону и вверх, демонстрируя девочке фирменную ухмылку перед тем как тяжкрей занял свою позицию в строю.
«Да начнется операция «Давай спланируем «убийство»» ...
А теперь начинался час Саффолка: тот с важным видом повторил заданный вопрос и на время замолчал, словно тот думал, как лучше рассказать новичкам об их ошибках. Блин, можно подумать, что их имеет смысл сейчас жалеть или сдерживаться…
- Ох да ладно, скажите как есть, уверен, мы оба прекрасно прочувствовали свой позор. – недовольно проворчал Регул, которому совсем не понравилась затянувшаяся пауза. Это очень мерзкое ощущение, когда кто-то должен сказать важное, может даже неприятное. Словно казнь отсрочивают на несколько часов. Но слава Богу, оно длилось недолго, флагман принялся «рубить головы» И альбинос внимательно слушал своего лидера, по правде говоря, он был даже несколько удивлен, когда понял, что сам ход действии был выбран верно, были упущены мелкие детали вроде физических законов об искажении света и отражения. Тут есть над чем подумать: губят не грубые явные ошибки, а неприметные недочеты. Только один раз парень вставил слово в речь: когда Саффолк сказал про применение артиллерии:
- Это была идея Энтони, я только последовал ее примеру. – Надо быть справедливым, пусть девочка почувствует, что она помогла своим примером своему товарищу принять правильное решение. Ведь именно в это Арчер и верил, мысленно взвалив вину на обоих зелененьких: любая команда должна быть не отдельными индивидуумами, а единым организмом. Простой, эффективной, элегантной машиной, где «я» растворено в могучем «мы». 
А ошибки были, и слова о том, что торпеды глубинников самонаводящиеся заставили Регула в злобе на себя крепко сжать правую руку в кулак: именно сейчас он вспомнил данный факт, на который указывают в обучении, и не помнить нечто тривиальное просто глупо. Да и не надо было задавать вопрос Энтони и ждать, когда она найдет подлодки – надо было самому сразу же искать их, ориентируясь на направление с которого запустили болванки. И уж тем более надо было быть готовым ко второй атаке, к этой самой стрельбе на упреждение…
Вот тебе и желание быть надежным, чтобы тебя брали на операции, тогда сам делаешь такое.
«Ладно, сделал вывод, пошел дальше, главное на те же грабли больше не вставать.»
А эсминец, судя по ее тяжелому вздоху, воспринимает эти промахи тяжелее, чем стоит. Стыд – хороший мотиватор, но покуда ты не зацикливаешься на стыде.
- Ты не станешь лучше, если будешь всегда делать то, что ты уже умеешь делать. Это как лестница: справился с одной проблемой, и ты на ступеньке выше, разбираешься с проблемой на порядок сложнее чем предыдущая. И если что-то не получилось – пробуй снова пока не получится. – Поделившись свеже-прочувствованной мудростью, слов альбинос повернул голову к флагману, церемониально-вежливо улыбаясь ему: - А не могли бы Вы рассказать нам как проходило Ваше обучение? Были ли у Вас какие-то сложности? – В этом вопросе был подвох: во-первых, Энтони скорее всего почувствует себя увереннее на примере уважаемого лидера, когда поймет, что в методе «проб и ошибок» нет ничего постыдного. Во-вторых, сам Арчер может из чужих ошибок подчерпнуть для себя хорошее, все же он считал себя именно умным человеком. Он не стал говорить, что ему есть за что благодарить эсминец: смотря на девочку, альбинос мог наглядно видеть, как смотрится то или это, примерять на себе: а поступает ли он сам также? А как это выглядит со стороны? А нужно ли эму так делать? Впрочем, коллеги наверно сильнее удивились бы, если бы узнали, что идея спросить Саффолка возникла по некоему наитию, словно что-то… или наверно кто-то мягко, настойчиво подвел парня к этому действию как к правильному. Но как бы там ни было, своим чувствам Регул доверял.

Арчер полтора часа занимался наблюдениями за горизонтом и показанием приборов. Перекидывался словами, если возникали разговоры, однако основное внимание уходило туда, вдаль. Хотя окружающая обстановка оставалась приятной, безмятежной, как на курорте. Вот только так их уже взяли врасплох две игривые подлодки, а тогда тоже казалось, что «хуже быть не может». Опять-таки, надо привыкать, что потом могут отправить в более беспокойную зону действии, и там придется действовать. Да ведь это все только слова…
А затем что-то изменилось. Внутри. Что-то… Смотря по свою сторону моря, Регул неожиданно понял, что смотрит на маленькие точки, которые упрямо плыли в сторону конвоя. Но что это было? Животные? Да запросто, тут кто только не плавает, опять-таки могло и просто померещится. Всякое бывает.
Смерть может прийти в любой форме и в любое время. Надо быть всегда готовым к ней.
В итоге паранойя взяла вверх и тяжкрей обратился к своему флагману:
- Это случаем не наши подлодки возвращаются? – Регул указал где он увидел эти точки. Точки, которые никуда не исчезли и продолжали неумолимо сближаться. А то неизвестное чувство продолжало становиться сильнее, вот только альбинос все еще никак не мог понял, что это было. Что-то… чужеродное… и в тоже время чертовски знакомое, чуть ли не привычное…

Отредактировано Admiral Graf Spee (2016-11-05 19:53:30)

17

Сказанные вдогонку слова и насупившаяся физиономия тяжёлого крейсера рассмешили её и Энтони тихонько прыснула в кулачок, на этот раз проявив чудеса деликатности не рассмеявшись на всё обозримое море. Справившись с накатившим весёленьким чувством, что бы не орать и не перекрикивать шум моря, ветра и их движков, да не оборачиваться постоянно, что бы видеть собеседника, отвлекаясь от наблюдения, девочка щёлкнула канал радиостанции, переключаясь на приватный, слышимый только их миниатюрной флотилией и большие ни кем. Ну... по крайней мере так считалось.

- Всё то тебе понимать надо Шпее, хаха! Я же эсминец, мы быстро живём! - в голосе слышалось лёгкое озорство выдающее шутку и полную не серьёзность слов. Но как будто подтверждая их и противореча собственному тону, тут же, уже спокойней досказала то, что на самом деле было у неё на уме: - Время не стоит на месте. Меняется мир изменяя обстоятельства вокруг нас, а вмести с ними, с каждым тиком меняюсь я и естественно, моё настроение. Это естественный бег жизни между тем что мертво и тем чего ещё нет. Живя с ним в такте… проще всё это переносить. Вот и всё.

«Вот и всё» - мысленно повторила девочка и отвернувшись, будто вглядываясь куда-то в даль, усмехнулась самой себе, словам и мыслям. Нелепый разговор выходил, а если капнуть по глубже, то и неприятный. Лишь бы теперь его не потянуло философствовать и он не разобрав толком смысла её слов не загнул бы менторским тоном что-нибудь в стиле: «не оборачиваясь к прошлому, не извлечь из него уроков»; или чего ещё по хуже. А после замысловатой триалы довольный собой не поставил бы для себя ей клеймо «ветреной, как все эсминцы».

Не то что бы чужие заблуждения на её счёт так уж сильно её волновали… но кто вообще придумал этот нелепый стереотип?

Ох зря, наверное, она не удержалась!

Скосив взгляд голубых глаз на компаньона, она боялась что найдёт подтверждение своим опасениям в лице изготовившегося выдать что-нибудь этакое крейсера. Но прежде всего поймала на его лице прощальную хищную и немного пугающего, от чего тревожно шевельнулся паразит, улыбочку, прежде чем Шпее отчалил на другой конец строя, не забывая за ленивым словцом, что они в море.

«Надеюсь он так шутит... так ведь?» - Энтони кивнула в ответ «заговорщику» с задумчивым выражением лица, не зная, что думать. Хотя для неё самой вопрос был давно решён – гордость.

Она сама только что думала о глупых ярлыках, но стоило вспомнить о подлодках, сразу всплывало в голове именно это. Ведь они в основном все считают себя такими особенными в сравнении с «надводными корытами», крутые все из себя «охотники и хищники», как бы глупо это не звучало в среде, где каждый сам по себе монстр рождённый охотиться и топить других и их в том числе, а не исключение.

Так что может быть обидней для этих девиц, как оказаться бесполезными лузерами в бою? Рецепт был прост: победить их в сухую. И пусть потом утрутся «охотнички». Да и ей будет опыт, она уж постарается. Пусть это и будет не завтра и даже не через месяц… в конечном счёте это была игра в «месть» лишь на половину.

Саф не дал толком подумать о том, чего ей будут стоить эти старания, да и представиться ли на самом деле ей ещё возможность свети безобидные счёты с этими двумя. Слушая его оставалось лишь вздыхать с горечью, стараясь унять стыд да обиду на собственную не расторопность и глупость. Не большое утешение лишь что она сделала не возможное, и вопреки всему хотя бы по одной торпеде попала. Может у неё на самом деле к тому талант?

- Это была идея Энтони, я только последовал её примеру. – размечтавшийся эсминец едва не крякнула в эфир.

Вот как.

Она шла впереди, стала палить и он с ней за компанию. Эффект бросающегося с утёса стада баранов во всей красе – девочка живо представила в голове себе эту картину, с заменой обросших шёрсткой не далёких животных, таких же «пушистых» их с Шпее со всего разгона  сигающих с водопада.

Самое обидно в этом было то, что она не принимала никаких решений. Она просто испугалась. С тем же успехом она могла броситься прочь надеясь «убежать» от торпед, как испуганный и ничего не соображающий пёсик пытающийся спастись от большой машины несущейся позади, заведомо проигрывая ей в скорости, хотя было бы достаточно просто сойти с дороги.

Энтони запомнила это, то как легко один может погубить всех.

«А ты ведь и в правду странный» - девочка натянуто улыбнулась, вряд ли сейчас её пытался рассмотреть белобрысый. Слова попытавшегося её то ли наставлять то ли утешить были просты и довольно очевидны.

«И самонадеяны»

- Справедливости ради: как не существует бесконечных лестниц, так и нет людей с бесконечными возможностями, - просто что бы немного отвлечься и свети разговор к чему-то нелепому и стороннему и показать что не потеряла присутствия духа. Всё что нужно она уже запомнила.

– Это называется личный потолок, мечтатель ты наш. Хаха!

[NIC]Anthony[/NIC]
[AVA]http://www.imageup.ru/img93/2500042/ehntoni_0.png[/AVA]

18

- О-оу...

Вопрос которого флагман не ждал, во всяком случаи не здесь и не сейчас, ведь такие истории хороши на берегу, в спокойствии, когда можно мыслями и вниманием целиком погрузиться в затяжной рассказ, перемешанный со смехом и слезами, переживая как что-то личное, что непременно отложиться в памяти. А он ведь даже не представлял ещё, чего бы стоило рассказать ребятам, а что предпочтительней обойти вниманием стороной или просто опустить за не существенностью. Особенно для прагматичного Шпее и не любящей трёп ни о чём Энтони.

«Вот же послал господь курсантов» - провёл рукой по лохматой голове своей англичанин.

- Ну что ж, кхм, - тяжёлый крейсер прочистил горло выигрывая минутку для себя, пытаясь наперёд в голове собрать по больше воспоминаний соприкасающихся так или иначе с сегодняшним днём. Вышло так себе.

- Начнём с того, что я обучался на Центральной Базе, уже тогда она была словно иной мир, хотя для меня, не имевшего ещё возможности сравнивать с филиалами, это осознание пришло много позже, уже тут. Тогда же, я был подавлен, но полон решимости устроить морским тварям ад на земле. О чём имел не осторожность громогласно заявить в порыве юношеского максимализма.

Саффолк горько усмехнулся и развёл руками, пожимая плечами. Тогда они были совсем ещё детьми не знавшие моря и очень смутно, как выяснилось, представляя то, каково то – оказаться на передовой. 

- Меня быстро поставили на место. Один из инструкторов взял за шкирку и отвёл в доки встречать одну из возвращающихся флотилий. Тогда меня впервые в жизни стошнило, а ночью я не мог сомкнуть глаз. Психолог запретил тренироваться с боевым модулем на месяц. И вот, пока ребята привыкали к модулям, я лишь слушал лекции, тренировался в зале и плацу, и немного позже, когда паразит стал давить на психику, плавал с одними движками и грузами, учась держать равновесие на воде. И только через месяц надел модули в полном комплекте и сделал свой первый выстрел.

Отвлёкшись на пару секунд, парень прикрыл глаза, отдаваясь ностальгии. Его первый снаряд лёг в восьми метрах от цели далеко позади неё, подняв на смех всю группу. Сафф был тогда готов затонуть прямо на месте, особенно после того как девчушка младше его на три года, но в той же группе, разнесла мишень с первого же выстрела уложив двенадцати миллиметровый (аналог реального 120мм) ровно в середину. Да что уж говорить, даже сейчас он чувствовал стыд и не ловкость.

- Конечно же, я промахнулся, и мои результаты не шли ни в какое сравнение с остальными. Хотя это было ожидаемо, но всё равно очень обидно. – Парень вздохнул, переживая по новой старые чувства, удивительно хорошо сохранившиеся в памяти, словно происходило всё это совсем недавно. Вот же странно, ведь порой казалось что и месяц на службе длился целую вечность, а прошлый год был словно в иной жизни, а так хорошо помнил то что было четыре года назад. - Инструктор, к слову, это уже был новый паренёк на пару лет старше, чем я сейчас, насел на меня основательно, прописав целую кучу дополнительных занятий, так что я и не рад уже был, что вылез наконец-то из классов и зала. Но я не сопротивлялся. Всё ещё хорошо помнил тот день в доках, от которого мне было страшно, и я был готов к чему угодно, лишь бы, когда столкнусь с глубинными, у меня был хотя бы маленький шанс защитить себя. О том, что бы всем навалять, я уже как-то не мечтал.

Эфир заполнил протяжный вздох, а чуть погодя звук глотков. Саффолк оцепив флягу, сделал пару экономных, и повесил её обратно.

«Кажется, я заговариваюсь, надо бы поконкретней, по делу»

- Этот ирод нам постоянно усложнял задачу. Кто-то из русских прозвал его Шариком*, за то, что он привязывал вместо стандартной мишени надувные шарики. – Тяжёлый крейсер усмехнулся и полуобернувшись к строю руками показал размер окружности сантиметров в сорок. – Вот такую хреновину болтающуюся на верёвочке. Даже наши «отличники» отвесили челюсти. Он же аргументировал тем, что при стрельбе с близких дистанции прямой наводкой мы должны уметь выцеливать незащищённые места, а не закидывать противника градом снарядов. На вопрос линкора: «нафига, если я могу просто испарить врага своим ГК»; он расстрелял ему башни главного орудия. Потом был скандал, но мысль, что в бою порой может одна зенитка остаться в строю, все запомнили. Заодно мы сразу усвоили такое понятие, как ветер, и что пока не научишься его прихоти предугадывать, на дальней дистанции он тебе не друг.


Голос Шпее выдернул задумавшегося Саффолка из мыслей и рутинного наблюдения за своим сектором. Прошло уже больше часа и разговоры давно приутихли, выдохнувшись как-то сами собой. Обернувшись, он проследил взглядом в сторону, которую указал альбинос и присмотрелся, одним глазом поглядывая на приборы. Приборы молчали: воздух, море и подводой царило спокойствие и запустение.
Поняв, что что по приборам ничего не выследит, он свёл сетку карты и радаров, и глянул через оптику, дотошно изучив кусок моря не понравившейся Графу, ведь он точно знал что тут быть не могло никаких подлодок. Их подлодок, во всяком случаи.

- Вот срань*… - с досадой выругнулся крейсер на чужом языке, и переключился на общий канал конвоя. – Саффолк Головному, сбросьте ход до минимума, повышенная готовность, всех наблюдателей на палубу.

Снова щелчок на частоту флотилии.

- Энтони, дуй на зюйд-вест и подтверди, только осторожно. Шпее, останься у головного корабля и смотри за морем.

Энтони понадобилось десять минут. За это время на палубы больших кораблей высыпала куча людей вооружённых мощными биноклями. Быстро растянувшись по бортам, заняв места на возвышенностях они прилипли, словно их давние военных коллеги времён второй мировой, к давно казалось бы ставшей архаизмом от техники ручной оптике, для века мощнейших чувствительных систем РЛС.

- Всё по левому борту конвоя забито минами, тут даже я не пройду! Сафф? Ч-что это значит? На нас нападут? Здесь?

- Возвращайся, живо – проигнорировав вопросы эсминца, распорядился крейсер.

Парень прикусил ноготь на большом пальце. Размышлял не больше пяти секунд.

- Головной, маршрут заминирован, вводах глубинные, свяжись с штабом, нам нужно подкрепление для сопровождения кораблей, пусть высылают тральщиков с поисковой флотилией. Шпее!

Флагман нашарил взглядом тяжёлый крейсер, но не успел ничего его ему сказать. Над море пронёсся срывающийся крик одного из дозорных: Воздух!

С противоположной стороны минного заграждения на них двигалась вереница воздушных целей евда различиая даже в оптику канмусу.

- Приготовиться к отражению воздушной угрозы, выставить огневой заслон - сквозь зубы процедил флагман в эфир своим товарищам.

*произносит по-русски с сильным акцентом.
[NIC]Suffolk[/NIC]
[AVA]http://www.imageup.ru/img93/2499994/saffolk.png[/AVA]


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Морские операции » [Конвой] 04.10.2024; "Конвой RQ-107"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC