25.10
Администрация вернулась и скоро доберется до всех вас! Трепещите и раздавайте долги по постам.
13.09
Администрация форума на две трети в отъезде/собирается уехать. Просим никого не пугаться, не теряться, обращаться к Славе и Сюркуфу, а так же писать посты.
Возможно, в октябре будет перекличка.
20.08
Репрессии и проверка актуальности личных эпизодов, подробности здесь.

14.07
Мини-обновление квестов. Ознакомиться и записаться можно здесь.

10.07
Смена одёжки форума, обеспеченная прекрасной бернкастель. Давайте пожелаем ей побольше кошечек за подарок.
Если выявите баг, пишите в ЛС Нагато.

03.07
Основные проблемы, вызванные переездом серверов, исправлены. Однако, мелкие глюки могут наблюдаться до сих пор. Просим игроков писать посты в текстовых редакторах или хотя бы копировать их туда перед отправкой.

30.06
Проблемы с авторизацией и загрузкой страниц. Исправление грядёт в ближайшие дни, а пока выйти из учётной записи или зайти в неё возможности нет. Набираемся терпения и ждём.

17.06
Всех игроков, желающих играть далее, просим зайти в тему "Общий сбор". Это не перекличка, а попытка свести сюжетные линии во что-то объективное, в связи с перекройкой административного состава. Ругаться можно в личке Нагато.
Всем, сдающим сессию, курсовые и дипломы, желаем удачи!

Kantai Collection FRPG

Объявление

Добро пожаловать на ФРПГ, в основе своей берущую идею игры Kantai Collection. Гостям и пользователям мы желаем осваиваться и располагаться поудобнее, ведь на форуме сейчас царствует ветер перемен, несущий немало сюрпризов. Leprosorium

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Банк завершённых эпизодов » [ЦБ] 02.04.2025 "Sakura No Rei/ Sinister Rain"


[ЦБ] 02.04.2025 "Sakura No Rei/ Sinister Rain"

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

1. Время действия: 02.04.2025
2. Погодные условия: день, +7, облачно, ветрено.
3. Место действия: коридор "дома флота"
4. Участники: Подводная лодка Вильгельм Бауер, Тяжёлый крейсер Адмирал Граф Шпее.
5. Сюжет: Все хорошее и плохое начинается с простого, верно? Вот и наши герои этой истории прямо сейчас докажут это на себе. Тем более что этим двоим есть о чем поговорить...

Отредактировано Admiral Graf Spee (2016-08-22 16:03:27)

2

«Вилли-Вилли…почему Вилли-то, когда я Ксюань?! Ну корабль так назывался, ну и что с того? Теперь из этого надо делать такую новость?» Она была расстроена, как уже много раз с тех пор, как стала Канмусу. Она же девочка, девочек не называют Вильгельмами. Это смешно. И смешно и грустно. И грустнее всего то, что её и впрямь принимают за мальчика, который по какой-то причине вырядился в юбочку. Она обиженно закусила губу и поправила край юбки. Обычной тёмно-синей юбки от школьной формы. Собственно, на ней и была школьная форма – Юбка, блузка и жилетка поверх блузки. Довершал образ красный галстук-шнурок, аккуратно повязанный на шее в ослабленном узле.
Сегодня она была одна тут. Сегодня тут было много больших кораблей и было трудно найти себе место в их компании. Она ведь – маленькая подлодка. Да, не самая маленькая в своём классе, да, можно сказать одна из последних моделей, но по сравнению с крейсерами и линкорами, всё-таки, мелкая. Тем более, что тут было много старших по возрасту. Тань Ксюань давно поняла, что в их деле разница в два года может составить разлёт лет в 20. По опыту, по походам, по силе, по важности. И сегодня тут было очень мало ребят её возраста, а подлодок совсем не наблюдалось. И делать было откровенно нечего, а в старших компаниях она чувствовала себя не очень уютно. Они-то тут давно, все друг друга знаю. Да ещё её назвали «Вилли» в последнем разговоре. Не удивительно, что Ксюань была слегка не в своей тарелке и сильно расстроена.
Она шла по коридору и огорчённо сердилась на себя, что решилась пойти в дом морфлота сегодня. Так бы она шла и огорчалась, если бы не налетела на какого-то паренька в неуставной одежде. Она поначалу совсем не заметила его, но надо было извиниться и что-то сказать. При этом, тут же сработало чувство, что в обществе кого-то надо быть бодрой, весёлой и позитивной. Она тут же улыбнулась, взгляд засиял, а спина выпрямилась.
- Ой-ой-ой! Я прошу прощения, сэр, - проговорила она на слегка запинающемся английском. Судя по внешности, парень был её возраста, европеец, а значит, с ним стоило говорить на международном языке, чтобы избежать возможного непонимания. Говорила она с китайским акцентом, но довольно сносно. На всякий случай она выпрямилась и резво отрапортовала. – Подводная лодка Вильгельм Бауэр, имя - Тань…то есть… – тут она запуталась в местоположении английских имён. – Имя - Ксюань, фамилия – Тань, - она нашла выход из положения намеренно обозначив имя и фамилию раздельно. – Ещё раз прошу прощения за случайность!
Она резко поклонилась в пояс и осталась в этом положении, пока незнакомец ничего не скажет. Статусно она была курсанткой, поэтому все тут были старше неё по званиям, так что следовало быть почтительной и максимально вежливой. Хорошо, что в коридоре никого почти и не было, и мало кто обратил внимание на громкий голос Ксюань, который разнёсся по помещению. Она была взволнованная за оплошность, плюс её характер требовал активного ведения диалога с любым, с кем она столкнётся. Вот и получалось, что речь её была взволнованной, быстрой, сбивчивой да ещё и с акцентом.

3

"Рокировка короля, уводящая его от атаки слона. Затем ферзь объявляет мат, передвигаясь на конец доски. Собственные пешки, не задействованные во время дебюта таким образом обрекают самих себя на поражение. Как некрасиво..."
На каком-то моменте своей службы в ОВМС, Шпее пришел к мысли, что узнать в этом мире можно много, а времени на это немного. А узнав о сроке жизни канмусу, так вообще оказалось что этого самого времени катастрофически мало. Так что закончив с патрулем, тяжкрей принялся к реализации желаемого: сейчас он закончил партию в шахматы и отправился искать укромное место для музыцирования. Так, юноша с причесанными назад волосами, одетый в бирюзовую кожаную куртку поверх черной футболки, синие широкие брюки и темные кеды с зауженными носами, неторопливо катил на колесах по полупустому коридору огромный двухметровый гибрид кофра с футляром для виолончели - гордость инженерной мысли альбиноса. Вчерашний день дал много пищи для размышления, а музыка настраивает душу на нужный лад, является ее зеркалом. А сколько еще можно сделать...
"... Продолжить затем работу над жучками, прочесть статью о мобильному атомном реакторе, учить немецкие слова..."
Однако мысли были прерваны: кто-то неизвестный налетел на Шпее. Нарушитель... Или нарушительница? Внешность мужская, хотя... Скорее второе, учитывая юбку для школьной формы, была миниатюрной азиаткой с громким голосом и "яркими" манерами. Она, несмотря на перечисленное, извинилась, представилась, причем зачем-то обоими именами: хватило бы и одного, и при этом нервно тараторила...
- Тяжёлый крейсер Адмирал Граф Шпее, и я Вас прекрасно слышу, мисс, можете не кричать. - Правый уголок рта брезгливо искривился: не любил он ненужный шум, остальная часть лица сохранила выражение "мертвеца". Плюс глаза смотрели насквозь Ксюань, точно девушка, если такое имя дали, изучая китаянку. Левая рука осталась на ручке кофра, правая рука уперлась в бок. Вильгельм Бауер, значит... Современная подводная лодка кригсмарине, которая потом еще новому правительству служила? Действительно духи интересно выбирают себе носителей. А "Она" уже подтвердила сказанное, вызвав приятную теплую волну в душе парня, Ей явно было приятно это знакомство... Вот только Шпее не желал вновь обнаружить свои таланты поддерживать только деловые отношения, в памяти еще были свежи воспоминания вчерашней ссоры и тяжкрей все еще боялся сорваться, обнаружить свой истинный характер. Впрочем, альбинос понимал подлодку, благо он бы тоже покраснел от стыда, столкнись он с кем-нибудь, а потому пошел ей "на помощь":
- Ничего страшного, просто будьте впредь внимательнее. А имя можно было назвать одно - Вы все равно останетесь собой. - короткий вопросительный взгляд на Ксюань: - Разрешите пройти? - Ему есть чем заняться, да и она вряд ли транжирит свое время впустую.
"Ни разу ее не видел... Либо перевели как меня, либо новенькая..."

Отредактировано Admiral Graf Spee (2016-08-23 05:20:29)

4

«Неужели я его всё-таки обидела и он рассердился на меня, но не хочет показывать этого?! Ой-ой-ой! Что же делать?! Соберись, Тань Ксюань, ты должна быть собранной и уверенной в себе».
- А Вы сильно заняты, да? Господин… - она склонила голову на бок. – Как к Вам обращаться, сэр? Просто я не знала, что Вы – такой молодой Адмирал, да ещё и титулованная особа. Вы наследный граф или просто с фамильным титулом? Откуда Вы родом?
Кое-кому надо было лучше читать книги по морскому делу и истории, но куда там. Ксюань не любила историческую литературу, отдавая предпочтение философским или психологическим книгам. Этим и было вызвано волнение при встрече с «настоящим графом» да ещё и «настоящим адмиралом». И та холодность, с которой её встретили, была воспринята за высокородное поддержание статуса. Куда уж ей, простой девушке из семьи служащего до графа! «Наверное, теперь меня ждут неприятности…Адмирал меня разжалует, и я буду вечно драить комнаты!» На лице девушки проступило жалобное выражение.
- Адмирал, Ваше Сиятельство, только не отстраняйте меня от службы! Я не хочу вечно чистить картошку или стирать! – и она упала ему в ноги, едва ли не цепляясь за ботинки руками. Девушка была так впечатлена, что ничего не могла ни слышать ни видеть. Только ужас и благоговение перед «настоящим живым Адмиралом» да ещё и «Его Сиятельством».

5

- Просто Шпее, мы все тут обычные канмусу. Родом из Англии, и я...
Увы, дальнейшее произошло слишком быстро, чтобы альбинос мог ответить на все вопросы: девушка рухнула ему в ноги с выражением лица побитой собаки. И если предыдущие слова были просто забавными, то эти вместе с действиями вгоняли Шпее в краску. Ведь одно дело когда тебя называют графом, ибо что правда то правда: манерности у юноши было много, одно обращение со всеми на "Вы" чего стоило. Данная сцена была совсем другим делом...
"Ч...ч...т...о?!!"
Белое как снег лицо покрылось четко п проступающим багровым цветом, мышцы лица напряглись, сделав его как мрамор, губы сжались в еще более тонкую нить. Тяжкрей чуть поддался назад под воздействием шока, и уперся спиной в свой кофр. Здесь же никого нет рядом, верно? Никто это не видит? Не хватало чтобы альбиноса теперь называли и несдержанным, никто же не забудет как вчера он нанес пощечину в праведном гневе, и властолюбивым. Ага, делать ему больше нечего, кроме как силой делать себе свиту, наверняка же так и будут сплетники болтать. Как минимум "Кошмар Гданьского Филиала" так бы и поступила, а еще как в прошлый раз объявила бы что "лед тронулся" - после чего тяжкрей не мог показаться на людях месяц от стыда: так откровенно открыть перед всеми душу и плюнуть в нее...
- Встаньте, не позорьте себя. - "И меня тоже." - сдавленным полушипящим голосом сказал Шпее, попутно мягко, твердо и уверенно ставя Ксюань на ноги: слава богу у нее небольшие размеры, силы много не требуется. Затем алые глаза дикой кошки хищно обшарили коридор. Никого не видно и не слышно. Вот и славно. Тогда юноша позволил себе расслабится и продолжил уже обычным ровным тихим голосом. Вот только продолжать уже пришлось перескачив предыдущую тему:
- Никто Вас отстранять не станет: не за что, я уже сказал Вам что ничего страшного. Возьмите себя в руки. - короткая пауза. - И нет, я не занят серьезными делами: ищу место где можно спокойно играть на виолончели. - Вот что с ней теперь делать? Сейчас скорее всего еще какой-нибудь номер отмочит, учитывая какой у китаянки темперамент. Так что неудивительно, что первым порывом было желание вежливо откланятся и ретироваться. Вот только в душе возник мягкий и настойчивый... Как это лучше описать? Отказ?
Познакомься с ней.
"Что?! И опять потом желать провалиться в ад? Она своим поведением меня посмешищем выставит. И вчерашний срыв...
Не обманывай самого себя: тебе нужно общество. И поскольку ты помнишь вчерашний день, вот тебе замечательный повод учиться. Будь проще, не закапывай голову в песок и у тебя все получится.
Первые аргументы еще можно было отмести, но в последнем пункте Она была абсолютно права: уходить от проблемы - не вариант.
- Если хотите, Вы можете составить мне компанию, я не откажусь. - Шпее вежливо улыбнулся Ксюань. Чтож, Жребий брошен, осталось лишь пересечь этот Рубикон...

6

Её поставили на ноги и, вроде как, сменили гнев на милость. Это немного приободрило Ксюань, но страх получить неожиданный разнос всё ещё оставался. Надо было быть осторожной с графом Шпее, а то мало ли что. Девушка щёлкнула каблучками своих туфель и выпрямилась.
- Я к Вашим услугам, адмирал! С Вашего позволения я буду сопровождать Вас сегодня вечером, как… - тут она запнулась, не совсем помня, как именно она должна сопровождать юношу в его исканиях. Она задумалась, пытаясь сопоставить себя и графа на статусной лестнице. Однако, выходило туго. – Ваше Сиятельство, Вы лучше осведомлены, кем я могу приходиться Вам по статусу…
Девушка отряхнула жилетку, поправила край юбки, убрала чёлку с глаз и выпрямила спину. Она была готова выдвигаться. Хоть в бой, хоть на парад. Печаль уже ушла, она нашла себе компанию на вечер и перешла в режим повышенной активности. Тем более, что собеседник попался интересный и необычный.
- Господин граф, а Вы можете рассказать про Европу? Вы ведь наверняка много где были и что видели. Как там? – поинтересовалась она, ведя юношу по коридору дома ОВМС. – Я слышала, что там есть большие красивые замки. Вы жили в одном из таких? А ещё я читала в книге, что там зимою очень холодно. Там, откуда я родом, зимой не особо холодно, даже снега не бывает.
Она открывала по очереди двери комнат, где были люди, пока не нашла одну пустующую. Кажется, это был какой-то кабинет, но раз дверь открыта, значит, заходить можно. Она провела Шпее в кабинет и зажгла свет.
- Вот тут Вы можете музицировать, а я буду охранять Ваш покой, как самый верный слуга! Точно-точно, - Ксюань поставила на середину комнаты стул для виолончелиста, а сама села у дверей, как сторож. Она с нетерпением ждала, что теперь будет, и как юноша намерен извлекать звуки из своего инструмента. Она вообще любила музыку, как и искусство в целом, поэтому завороженно смотрела на «графа».

7

По правде говоря, Шпее захотелось поставить под вопрос умение девушки слушать. И почему он вообще на это решился, ведь все идет к тому, что альбинос предсказывал! Ну какой он к черту адмирал хотя бы?! Когда это корабли делали адмиралами, хотя сама перспектива разумна - если канмусу опытен и талантлив, зачем отказыватся от естественного? Спокойно, подлодка ничего ведь ужасного и плохого не сказала, да и Она права: надо учиться, если что-то не умеешь.
- Просто Шпее. Не адмирал. Не Граф. А просто Шпее, и к черту статус: сейчас никто из нас не служит, так что обойдемся без этого. Тем более моя девятимесячная служба не делает меня кем-то значимым. - Потребовалось время, чтобы развернуть громадный кофр из под острого угла, сейчас гарбариты только мешали, но уже через три минуты он был развернут и дети вместе зашагали по коридору под тихий мерный гул колес чемодана. Ксюань взяла инициативу, и хотя слово "Граф" резало уши, в вопросах не было ничего такого, чего юноша не мог рассказать:
- В Европе я только обучался и служил: так что я мало что видел там, да и судя по рассказам и книгам, нам мало что осталось. - Альбинос делает паузу, брови недовольно изгибаются вниз от воспоминании детства: - Англия и в лучшие свои дни зависела от морской торговли, а теперь там живут успехами канмусу: сколько те привезут, столько жители и получат на жизнь. А учитывая что защита конвоев и от группы "И" может составить проблему, что нас самих невероятно мало... Англия знала гораздо более лучшие дни. - и как назло память вновь решила напомнить о конвое RQ-107. Остекленевшие глаза Саффолка, скрывающиеся под толщей воды. Крик Энтони, полный шока, боли. Моряки, раз делившие судьбу флагмана.
"...Я предвидел что этот день настанет,
Город мертв, так мало выживших.
Мы всегда были рядом, вокруг вишневого дерева,
Пытаясь облегчить вашу боль..."

Эту песню Шпее слышал еще в Иорке, но именно после того злосчастного похода он проникся ее смыслом. Видеть разрушение, смерть, и в тоже время осознавать что так было и так будет впредь. Что канмусу почти беспомощны и порой все что им остается - это беззвучно оплакивать тех кому они клялись в верности. Тем более, что помня о Лангсдорфе, как тот спасал вражеских моряков ценой собственного раскрытия и потопления, заботился о подобранных на борт англичан, Ей такие моменты как RQ-107 давались наверно еще хуже: Она ценила жизнь несмотря на свои инстинкты боевого корабля. Альбинос же принял это все как факт, даже во сне успел это показать.
-... Но здесь погода да, легче, хотя я предпочту обычную зиму. А Вы как давно на флоте? Что можете рассказать о своей родине?
Выбор Ксюань оставил юношу довольным: никого нет, акустика в таком помещении будет хорошей. Вот только...
- Вам не зачем быть моей свитой, я же просто хотел познакомиться. - Правый уголок рта искривился в усмешке, это именно что смешно. Ей самой что, до сих пор не надоедает так принижать себя? Шпее неторопливо подошел к стулу в середине комнаты, надо все же узнать что это за место, и стал набирать комбинацию на двух замках. Крышка открылась и взору присутствующих предстала виолончель, утопающая в желобе покрытым бархатной алой тканью, и удерживаемая двумя туго перетянутыми черными ремнями. Тяжкрей достал инструмент, смычок, сел в нужное положение. Когда он хотел этим заняться, альбинос знал четко что музыка должна будет соответствовать теме размышления. Вот только Ксюань эти планы моментально разрушила...
- Хотите услышать что-то конкретное? - плавный жест правой руки, держащей смычок, предложил китаянке сесть.

Отредактировано Admiral Graf Spee (2016-08-24 20:32:34)

8

Весь рассказ китаянка слушала с нескрываемым интересом, но предельно тихо. Она впитывала каждую частичку информации, как что-то очень ценное и важное. Ведь ей не так часто удаётся напрямую поговорить с такими личностями. Она уже уяснила себе, что граф вроде обычный паренёк, который не против поговорить на равных и не кичиться своим положением. Его адмиральство теперь тоже было под сомнением. Но поверить в то, что есть корабль с таким длинным именем, как «Адмирал Граф Шпее», было трудно. Вообще эта европейская привычка давать кораблям имена людей была странной для Ксюань. Она не привыкла и к своему имени, поэтому представлялась всегда дважды – как человек и как канмусу.
В комнате было тихо, игра пока не началась, а юноша задал вопрос про её родину. Ксюань задумалась, что бы такого можно было рассказать про Циндао. Не такой уж и интересный это город. Разве что с богатой историей всяческих оккупаций.
- Я родилась в Циндао, - начала она. – Это город в Китае на берегу Жёлтого моря. Могу сказать, что мне не очень нравился мой большой мегаполис, я больше люблю небольшие, тихие города в Тибете. Там как-то чувствуешь единение с природой, чувствуешь великую гармонию мира. И там есть снег. В Циндао снег выпадает крайне редко и даже в декабре не бывает холодно. Наш город был заложен, как крепость, но повоевать или стать местом героизма он не успел. Его оккупировали немцы, потом японцы, потом город возвращали Китаю, а потом снова оккупировали. Это большой мегаполис, который зависит от морской торговли, поэтому Глубинные сильно пошатнули жизнь в городе. Может быть, именно поэтому дух Вильгельма Бауэра выбрал именно меня, девочку из Циндао, чтобы я защитила моря и жизнь родной земли. Но, признаться честно, я бы была не против уехать в горы и прожить жизнь там. Писать книги об интересных вещах и всё такое, - она говорила мечтательным тоном, но быстро спохватилась и прервала размышления. – Во флоте я пят месяцев, я всё ещё курсантка. Признаться честно, я ещё ни разу не бывала в бою и не видела Глубинных. Но я видела, какими побитыми приходят корабли после встреч с ними. Это ужасно.
Она села в ответ на приглашающий жест и задумалась над тем, что хотела бы услышать. Она не знала, что можно попросить в этой ситуации, поэтому задумчиво перебирала в голове произведения, которые знала. У неё были какие-то относительные познания в музыке, но отдельно виолончелью она не увлекалась. Так что, после долгих раздумий, девушка выпрямилась и предложила.
- Сыграйте что-то на своё усмотрение, я думаю, это разбудит мои воспоминания, и я смогу выбрать лучше в следующий раз.

9

Но нет, возможно Шпее ошибся в своем анализе Ксюань: на протяжении всего рассказа о родной Англии и Гданьске девушка молча сидела и внимательно слушала альбиноса. Ей действительно интересно? Он был приятно удивлен этим осознанием: тяжкрею редко доводилось быть рассказчиком, и вдобавок, иметь благодарных слушателей. Также не исчезло от внимания юноши тот факт, что китаянка стала расслабленнее, спокойнее. Да, такой она нравилась Белому Охотнику больше, чем когда они только встретились: суматошной, громкой. И толи от данного осознания, толи от того что Ксюань светилась искренними непосредственностью и дружелюбием... Но взгляд тяжкрея стал чуть теплее. Вообще ему было интересно послушать о культуре Китая, родине великих мыслителей: недаром заслужено считается, что жители Запада знают "как?", в то время как жители Востока знают "почему?" Опять таки, именно в Китае зародилась мысль, служившая путеводной звездой альбиноса в его саморазвитии: "Народ, не знающий своего прошлого, не имеет права на будущее". Юноша наверно надоел всем людям своим вопросом: "Кто ты такой, если ты не знаешь свою историю?" Он ведь и по сей день задавал вопросы... А затем Ксюань сказала про вернувшихся с походов канмусу.
Зрачки Шпее расширились от ужаса, дыхание остановилось, а тело обмякло: на секунду ему показалось что перед ним сидит не маленькая мальчиковатая девушка азиатка с короткой стрижкой и живым лицом, а... Невысокая девушка европейского происхождения, хрупкая, и женственная: плавный овал лица, прическа каре, мягко улыбающиеся глаза.
Не может быть, беззвучно прошептали тонко очерченные губы юноши. Он не верил в совпадения или судьбу, но это...

... Они стояли на стойке для сигнальных прожекторов, на этом же уровне находился Пункт Управлением Огнем, и отсюда открывался живописный вид на окружающие просторы. Юноша и девушка, один одетый в черную униформу капитана цур зее, другая в белую, такую же в которой был одет капитан корабля. Регул всегда видел Ее в своих снах о тяжелом крейсере, Она всегда была бессменной спутницей, как часть корабля и команды. Сам корабль альбинос во снах видит четко, с мельчайшими деталями, такие как ржавчина на корпусе, скорее всего потому что Арчер видел схемы Шпее - вот воображение и выполняет свою работу. Все остальные "участники" вроде моряков, других кораблей он воспринимает как очень размытые силуэты, словно они окутали себя густым туманом. Ветер играет с лохматыми волосами Регула, приятно холодит лицо. Сейчас они оба смотрят вдаль, на очертания трех кораблей, Арчер догадывается что сейчас происходит. Роковая битва у Ла-Платы.
- Зря Лангсдорф сблизился с ними: он мог спокойно держать крейсера под обстрелом ГК, а то и оторваться от них. - говорит юноша, которого больше в этой картине интересует тактические данные: он и во сне оставался под ледяной броней. - А ведь ты вышла победительницей на зло всем факторам: хороший результат для первого причем неравного боя.
Она содрогается как от удара когда в корабль попадает очередной снаряд. Девушка сосредоточено смотрит на своих "оппонентов". Карие глаза излучают мрачность идущего на казнь заключенного. Она словно чем-то недовольна... Бессилием?
- Эта "победа" обошлась в 36 погибших. Я до сих пор думаю: а можно ли было этого избежать? Вся эта битва кажется бессмысленной, когда вспоминаешь ее последствия - Тихий ровный голос делает паузу. - А теперь вновь идет бойня, и по тем же правилам...
- Такова человеческая природа - Возражает ей Регул: - Люди готовы воевать по любому своему желанию, а порой и просто так: история доказала это, ведь проще жить так, а не пытаться найти решение за пределами конфликта. - Его взгляд поднимается вверх, к небу. - По крайней мере мои модули будут использоваться во имя правого дела.
Теперь Она смотрит на Арчера, в ее глазах читается упрек:
- Это все равно грустно...

Как Ксюань могла почти слово в слово повторить ту мысль?! Невозможно! Шпее мысленно выругнулся, пора брать свою фантазию под контроль: ведь холодным разумом он знает что Ее мысли и чувства на самом деле являются его собственными, но в иной градации поведения, образа мышления. И все же под Ее влиянием, а тяжкрей... Верил в Нее как капитан корабля для которого его судно это большее, чем кусок металла. И он желал с Ней "общаться".
- Китайцев тоже можно назвать успешными защитниками: да, их не раз завоевывали, но всякий раз они растворяли захватчиков в своей культуре. Японцы времен Нобунаги, монголы под лидерством ЧингизХана - все со временем стали жителями Китая. Именно Ваш народ пришел к хорошей мысли - лучшее решение находится за рамками условии проблемы. - Тяжкрей надеялся что девушка не заметит того шока на лице альбиноса. И чтобы точно этого вопроса не возникло, он приступил к игре. Белый Охотник долго думал что стоит играть, имея зрителя, и смотря на беззаботное лицо китайки, альбинос выбрал сюиту Баха номер три.
Пальцы левой руки плясали по струнам как конечности паука, смычок двигался то в одной последовательности, то неожиданно выдавал новые звучания: то торжественные, то драмматические. Одна из сложностей классической музыки заключается в том, что ты должен понять какие приемы, особенности использует композитор и как, для чего: здесь не позволительна отсебятина, и все на что тебе остается надеяться, это то что ты сможешь хоть в какой-то мере оказаться достойным гения автора композиции. Голова юноши застыла подобно мраморному бюсту, алые глаза неотрывно смотрели на Ксюань. Шпее думал: может все же спросить ее?
Он играл более двадцати минут, и окончив ее тут же вынес себе вердикт: несколько раз сбился с нужного ритма. Он играет всего лишь год, а заслуженные маестро отдают этому делу всю свою жизнь: и тяжкрей им в подметки не годится. К этому времени он решился:
- Хочу Вас спросить: а что-то в Вас изменилось после того Вы стали носителем? Если да, то что именно? Впрочем, если это личная тема, можете не отвечать - я пойму.

Отредактировано Admiral Graf Spee (2016-08-27 04:39:22)

10

Ксюань внимательно смотрела на альбиноса и на то, как он меняется в лице. Сложно было заметить что-то за непроницаемой маской спокойствия юноши, но девушка чувствовала, что там, в глубине алых глаз, в глубине души происходит какая-то тяжёлая работа. Что-то бурлит и клокочет там, в душе этого странного графа. Словно море, на котором неспокойно и бушует шквал. Мысли, словно буруны, а переживания, как ветер, они смешиваются и дают сложные завихрения и тяжёлые сочетания. Там, в глубоком море его души бушует шторм или битва. Вилли не могла до конца понять, о чём эта битва или шторм, кто сражается и с кем, за что. Но, кажется, это очень мучило юношу, не давало ему покоя, тревожило. «Интересно, что он чувствует в этот момент? Что же так сильно его тревожит? Он выглядел очень грустным и покинутым, словно кого-то не было в его жизни или кто-то ушёл». Тем не менее, Ксюань сдержалась от вопросов, тем более, что началась музыка.
Музыка. Как она завораживала и захватывала, она влекла за собой, она поднималась и спадала. Она обрушивалась на голову, как волна. Эта была какая-то неизвестная мелодия для девушки, но явно из европейской классики. Кажется, что что-то тревожное и нарастающее было в ней. Она, как бушующее море, текла и омывала своим звуком стены этой комнаты. Казалось, что бескрайний океан раззверся перед ней со всеми своими переливами и перекатами. Иногда подлодке чудилось, что где-то вдалеке она улавливает крики чаек, плёс волн и раскаты грома. Буря настигала её, пока она плыла по этому океану. Здесь, в тёплой комнате она ощутила промозглый ветер, холод морской волны, драму морской непогоды. Из-за особенности своей службы она редко бывала на поверхности и не видела всего этого, а там, в глубине, был лишь покой и тишина. Холодная тишина глубин, когда единственный звук в ушах – эхо сонара, который прочёсывает бездну в поисках добычи. И лишь изредка натыкается на стаю рыб или кита. Подлодки на глубине не ведут переговоров, они молчат и лишь сканируют пространство на предмет чужаков. Это молчание всегда убивало Ксюань, ей было просто невыносимо одиноко под водой, хотя она точно знала, что свои рядом, что она может всплыть в случае чего. Но там, в глубинах очень темно и страшно, очень одиноко. Кажется, что тишина поглощает тебя с головой, а темнота растворяет в себе. И лишь наверху где-то там, в дали, живо солнце, там есть воздух, там свет и жизнь. А она вынуждена каждый раз опускаться в царство тьмы и смерти. Туда, где остальные умирают, тонут и гибнут. Там она живёт. В мире тьмы.
Мелодия плавно сошла на нет, а Ксюань сидела на стульчике, прикрыв глаза. Ей было хорошо, так хорошо в этой музыкальной буре, в этом шторме звуков. Она чувствовала соль моря и свежий ветер. И улыбалась. Тихо-тихо, чтобы это было не слишком заметно. Когда звуки закончились, она открыла глаза и радостно похлопала. Она снова стала собой, весёлой Вилли-Ксюань, которая не особо задумывается о жизни, не знает горя и бед, не унывает и радуется искренне и всем своим существом. Она аплодировала не очень долго, но по-настоящему.
- Это так красиво! Мне так понравилось! – восторженно произнесла она.
Затем последовал вопрос, который поставил её в небольшой тупик. Это был странный вопрос о её духе и о ней самой. Странно было думать о духе отдельно от себя. За всё коротко время ношения паразита в теле, она так свыклась с мыслью о том, что она – канмусу, что вовсе не думала об этом, как о чём-то особенном.
- Наверное, я не поняла ещё всей разницы, ведь я не была в бою, - проговорила она, потупив взгляд. – Мне вообще всё это кажется странным. Ну то есть, я теперь не Ксюань, а Вильгельм. Да, я не люблю это имя, но быстро на него отзываюсь, - она посмотрела в сторону. – И надо мной шутят, что я мальчишка, - взгляд на Шпее. – И представляете, я теперь не маленькая слабая девочка, а большая подлодка. Но мне не верится в это. То есть, - тут она запнулась и её лицо как-то погрустнело. – Я теперь не увижу своих друзей, маму и папу, теперь я занимаюсь в специальном классе для подлодок. Я должна выходить в море, отправляться на глубину. Туда, где темно и очень тихо. Там темно, - повторила она с задумчивым видом. – И очень тихо. Знаете, как это? Я даже не могу описать Вам это чувство. Сначала это было страшно, но потом я привыкла и позволила инстинктам управлять мною. Глубина - это очень страшно и хорошо одновременно. Страшно не всплыть однажды, но приятно чувствовать себя там. Когда вода обтекает тело, в ушах звучит эхо сонара и шуршание винтов. Но я боюсь, что однажды я останусь там навсегда. Я говорила, что видела наших после встреч с Глубинными. Это очень страшное зрелище. И я боюсь, что однажды мне придётся столкнуться с этим. И мне не верится в это. Я ведь Тань Ксюань, обычная девочка из Циндао. Но я несу на себе 24 торпеды, у меня 6 торпедных аппаратов, я могу утопить авианосец одним хорошим залпом. Я должна быть сильной, смелой. Я же хорошая подлодка, - тут она как-то странно улыбается. Странно от того, что она сама не верит в эту улыбку. Она просто привыкла быть такой. Привыкла улыбаться всегда, когда ей становится страшно. Кажется, что так и не страшно вовсе, и не грустно, и не плохо. – Так что мне трудно сказать, я так привыкла уже к своему духу. Даже отзываюсь на его имя. И интуитивно понимаю немецкую речь. Я же – немецкая подлодка 21 серии. Я лучшая в своём роде. Никакие семёрки не потягаются со мной.
Она снова улыбается, слегка склонив голову на правый бок.
- Скажите, граф Шпее, о чём Вы думали тогда? Перед тем, как начать играть? Мне показалось, что Вы, словно ушли в глубины морей. Я могу точно сказать, что знаю, каково там. Туда уходят все, кто нам дорог. В глубины морей, где бесконечная тьма.

11

Похоже музыка оказала гораздо более сильный эффект, чем можно было предположить: все же огрехи Шпее совершил. Ксюань сидела с закрытыми глазами и еле-еле улыбаясь словно ее воображение создало приятную сердцу картину. Значит тяжкрей не ошибся с выбором композиции, хотя это смотря на чей взгляд: главная особенность любой хорошей музыки заключается в том, что ее каждый раз открываешь заново, воспринимаешь иначе. Так сейчас альбинос видел в сюите своего рода "оду к жизни" - радости, переживания, потери, катарсис и итог своего пути. Именно потому музыка и является "зеркалом души" - она отзывается на твое нынешнее состояние, пережитый важный этап жизненного пути и придает им форму. Когда все кончилось, девушка зааплодировала, коротко и с чувством.
Похвала была отчасти заслужена, ведь не считая ошибок с выдержанным темпом, юноша достойно сыграл сюиту. Для годовалого виолончелиста. Да и просто было приятно, что работу оценили - Белый Охотник гордился своими делами, стремлением сделать их с результатом. А потому он встал и сделал поклон, как участник оркестра, окончивший выступление перед публикой. Теперь парень слушал, молча и внимательно. Наверно подобный ответ следовало ожидать от канмусу, относительно недавно начавшего службу, ведь Шпее сам до сих пор еще является "зелененьким". Но все же с каким-то, да опытом:
- Все приходит со временем. Чтобы управлять Кораблем нужно чтобы его дух уважал тебя. Слушать, понимать его, разговаривать с ним. Год за годом быть с ним наедине. Тогда становишься не просто носителем, а частью чего-то... большего. - правый уголок рта беззлобно ухмыляется. - Что же до имени, могу Вас повеселить фактом: на флоте принято считать Корабль "Ей", исключения можно пересчитать по пальцам: например Эрнст Линдеманн, капитан Бисмарка, желал чтобы его Корабль называли "Он", но не "Она". В английском флоте все корабли женского рода. - Из того, что Ксюань рассказала, альбиносу многое навевало чувство дежа вю: ощущение своей ответственности перед флотом и товарищами по нему, и в первую очередь перед простыми людьми. Далеко не все канмусу так считают, но их обязанности и положение ничем не отличаются от солдатских. Данный путь не легок, но если не они, то кто тогда примет на себя этот долг? "Что я сделаю для людей?!", спрашивал кумир тяжкрея - Данко.
И вот китаянка задает вопрос, от которого сердце юноши сжимается в сухой комок. Все таки увидела. И беда заключалась в том, что это уже не было нейтральной темой, Она была без всяких сомнении "личной территорией", и крайне больной темой: с одной стороны "Каждому воздастся по его собственной вере", а с другой стороны всегда оставался страх прослыть фантазером, шизофреником, да просто быть не понятым. Ведь нынешнее поколение считает что все что не объяснимо - нереально. Вот только все равно остаются не объясненные вещи, которые все равно просто существуют. И что важно, среда моряков не просто так сформировалась суеверной, с несгибаемыми традициями. И сейчас очень хотелось перевести разговор в другое русло, вот только девушка уже очень разоткровенничалась, и молчать в похожей теме было бы моветоном. Плюс альбинос сам затянул на своей шее гарроту своими словами о Корабле и вопросе о духе. А потому, после небольшой паузы, юноша тяжело вздохнув неохотно сказал:
- Вы ведь знаете, что такое дух корабля в канмусу? Сгусток инстинктов плавать и уничтожать, память того, чем они занимались? Дело в том что мы с помощью наших чувств и мыслей "учим" их испытывать тоже самое. Через нас как прокси они могут нашими эмоциями выражать собственные, но чаще это что то односложное, простое, вроде радости, скорби или гнева. Также Вы наверно слышали, что духи могут влиять на личности своих носителей, менять их - "модифицировать". И тут вступает в игру их память - деяния кораблей, общие, самые ярко выраженные черты Капитана, экипажа. - правая рука альбиноса крутит смычок вокруг своей оси, глаза смотрят в окно - вдаль, в безграничное серое как одеяло небо. Сейчас он вот-вот скажет самое главное, и очень важно, чтобы подлодка не восприняла сказанное как проблему Шпее - он этого не перенесет. Не хватало еще, чтобы чужую ношу пытались осилить - "в море соли и так до черта", хотя это и проблемой не назовешь. - Когда Вы говорили о возвращающихся канмусу, Вы почти повторили то, что в моем сне о битве у Ла-Платы сказала Шпее - "Это все равно грустно." Я считаю что капитаны и экипажи прошлого не просто так верили в свои Корабли. Что именно Они проведут по морю людей. Что они по своему живы. Так что я стремлюсь обращаться с Ней так, как я сказал Вам чуть ранее. То что Вы видели является моим удивлением: я не верю в совпадения. - Итак, кот выпущен из мешка и теперь глаза альбиноса смотрели насквозь Ксюань, ожидая ее реакции. Скоро тяжкрей коротко и ядовито фыркнул, смеясь над самим собой: он добавил с интонацией рутинного дела.
- Впрочем можете не придавать этому значения: одна вера стоит другой, а я действительно просто старомоден. Это на экзамене писать не надо, ведь знающие люди давно сказали как это объяснить - Ее мысли являются моими собственными но под ее влиянием, я говорил о модификации личности, а сны с Ней являются отражением моего подсознательного желания иметь близкого человека. Правда со вторым пунктом они ошиблись: если мне будет нужна такая личность, я сам ее найду.

Отредактировано Admiral Graf Spee (2016-08-30 02:33:05)

12

Ксюань слушала своего собеседника внимательно и очень чутко. Она пыталась представить то, о чём он говорит, воспринять это как можно яснее и чётче. Ей было не сложно понимать его, но разница в культурах играла небольшую роль. Дело в том, что в восточной культуре души всех мёртвых пребывают рядом с живыми и взаимодействуют с ними. Они никуда не уходят и являются частью этого мира. Души кораблей в её понимании были такими же самостоятельными личностями, как души людей, только внутри людей. Отчасти именно из-за этого она не могла называть себя Вильгельмом Бауэром. Вильгельм – это Вильгельм, а она – это она. И личность Вильгельма – это совершенно отдельное от неё понятие, которое просто по некоторым обстоятельствам затрагивает её.
Так что она довольно спокойно и ясно приняла тот факт, что этот юноша считает Шпее кем-то другим. Просто на свой, европейский лад. Он очень много внимания уделял каким-то частям души, каким-то аспектам корабля, которые ему кажутся важными. Ксюань думала о своём духе без этих аспектов, а в целом. Но эта культурная разница не мешала ей понимать англичанина. Она сидела на стуле ровно и пристально смотрела на своего собеседника.
- Мы на востоке верим, что всё вокруг пронизано душами. Есть душа леса, дерева в лесу, душа реки и рыбы в ней. Душа корабля тоже есть, я думаю. Я верю в это. Не часть души, не просто чувства или инстинкты, а полноценная душа, как у Вас или у меня, - произнесла она. – И мы с ней просто идём за руку вместе. Я – Ксюань, он – Вильгельм Бауэр. Вы – сами, Шпее – рядом с Вами за руку. Мы не можем стать друг другом, мы просто вместе. И души кораблей могут говорить, я верю. Просто это мы не можем их услышать и понять. Мы недостаточно чувствительны. У Глубинных, - она задумчиво покосилась в сторону. – Тоже есть души, я думаю. Ещё поэтому я так боюсь выходить в бой. Я ведь буду убивать их. По-настоящему, навсегда. Это не так просто, как кажется, я думаю. Не так просто в душе. Мы не понимаем их жизни, не понимаем их языка, не слышим их. Но мы сражаемся с ними. Это меня печалит больше всего. И это мне больше всего страшно. Умные теории и наука много чего не могут понять, они не могут доказать чего-то, в это остаётся только верить или не верить. Вот Вы верите. Может быть эта вера спасёт Вас когда-нибудь в трудный час. Мне кажется, что все мы должны во что-то верить. В Бога, в удачу, в себя, в души, в наших духов. Без веры наша жизнь стала бы бессмысленной и чёрствой. Я бы не хотел быть просто орудием смерти в руках людей. Мне нравится этот мир, мне нравится в нём жить, и я бы не хотела терять это. Вера вдыхает в нас жизнь. Она спасает нас в трудные времена, позволяет переживать радость и счастье ещё сильнее. Позволяет не быть одиноким, - Ксюань улыбнулась. На этот раз очень светло и искренне. – Я думаю, что Ваша Она не хотела бы, чтобы Вы грустили. Я думаю, что ей было бы приятно видеть Вашу улыбку. Ведь Вы идёте с ней за руку, что может быть прекраснее? Идти за руку – это довериться человеку и принять его, как равного. Это одно из наивысших проявлений доверия. Она выбрала Вас, наверное, не просто так.
На этой ноте девушка умолкла, подумав, что и так сказала слишком много. Но она была довольна тем, что сказала. Она хотела немного приободрить Шпее. Вселить немного уверенности и радости в него. Поэтому выбрала такой воодушевляющий тон.

13

Стоит ли говорить, что ответной реакции Ксюань Шпее ждал с задержанным дыханием, сведенными в замок пальцами? Он сам принял решение, что эта девушка достаточно приятна ему, чтобы быть чуть более открытым, опять таки, когда один говорит, а другой отмалчивается это некрасиво выглядит. Но быть в данной роли было очень непривычно: обычно только наедине с собой тяжкрей проявлял свои эмоции, более свободно чем на людях. А тут обсуждать с едва знакомым человеком то, по чему дедушка Фрейд плачет, вот не хватает только еще теперь начать запинаться, пыкать-мыкать. Вот ведь "весело" то будет тогда, с довершенной картиной стыда!
Однако подлодка удивила Белого Охотника. Очень удивила. То есть все гораздо проще? Есть и такой взгляд на бытие? А что если китаянка просто говорит удобные слова? Стоп, она не давала повода не верить ей, подозревать и сомневаться без причин - очень не красиво. А ведь если подумать, то Шпее действительно слышал что-то подобное. Вроде что Буддизм подразумевает перерождение в любой форме, начиная баобабом и заканчивая собакой, пока душа не достигет полного просветления.
... Как странно, почему мысль о перерождении отзывается гулким эхом прошлого в голове альбиноса? Словно ему это... Знакомо.
В любом случае, надо бы выделить на это время: считаешь себя эрудитом, а столько в итоге и не знаешь.
- Научный подход нужен не меньше, а может и больше: как я уже говорил, я не верю в совпадения: на все есть причины и следствия. Если же что-то не объяснить, возможно на это не хватает нашего языка, а то и наше представление об истине не абсолютно. Например глубинников мы вообще не знаем: то, что только некоторые из них являются детьми,у которых дух полностью влияет на них, что они действуют по тем же инстинктам, что и наши духи. Это все говорит ни о чем, нам очень не хватает информации, об образе мышления высших особей, об их "рождении". Слышали историю как пять флотилии на Бермудах нашли и отправили на дно принцессу которая и связь глушила, и туман ставила?  А она в одном только том бою две флотилии потопить успела, причем я Вам сейчас всего лишь сплетни пересказываю: фиаско на островах почти никто не хочет описывать, вот и гадай что там действительно произошло. Но если глубинные способны на эволюцию, учитывая что та принцесса судя по обсуждениям произвела своим явлением фурор, такие ли уж они "животные"? Много ли мы о них знаем? - Юноша сидит чуть более фривольно, расслаблено и смотрит на свою собеседницу. Глаза выдают недовольство сказанным. - Но то ли мне с этим не везет, то ли действительно большинство  очищает воды со спокойной мыслью, что они так и не узнают "почему". Но ведь для этого нужны конкретные действия, а не ворчание на других - вот что мне во всем этом не нравится. - Может вера и нужна как моральная опора, подумал альбинос, ведь на самом деле даже если бы он от Нее слышал только желание убивать во время боев, юноша бы "все таки пошел вперед" - там вдали, в следующих днях всегда есть что-то еще и это правильно: все меняется, ничто не стоит на месте.
- Это всяко лучше, чем видеть в духе "кусок металла". - тяжкрей разминает свои затекшие конечности как кошка, пролежавшая на подушке несколько часов. - Мы их создали как корабли, и это делает их скорее нашими детьми. Тут есть над чем подумать: нас будут судить в будущем не по тому, что мы разрушили, но по тому, что мы создадим. - Ксюань вызывала очень хорошие ощущения, надо конечно еще будет при смотреться, но чего тут отрицать: она очень милая. Хотя хороший человек не тоже самое, что и хороший боец, хороший командир. Но все приходит со временем. И подлодка правильно напомнила парню о поставленном им вопросе: почему Она выбрала его своим носителем? Может быть духам все равно кого брать и им просто нужно тело? А если дело не в этом?
Шпее снова начинает играть и на сей раз выбирает современную музыку: все же он хочет экспериментировать, найти себя в музыке, а не только слепо играть то, что делают все без исключения. Есть особая прелесть в сотворении, когда ты добавляешь в этот мир новое...
... Но так проходит час, Белый Охотник за это время успел сыграть еще три композиции, а сколько надо еще успеть. Но он однозначно не жалеет об этом знакомстве: Это было... Интересным опытом. Да, интересным.
- Послушайте, а почему бы нам не вместе потренироваться стрельбе из торпедных аппаратов? - альбинос тем временем убирал виолончель обратно в кофр. - Тяжелый крейсер - не подводная лодка, но торпеды они и в Африке торпеды. Тем более я как-то слышал, что если попасть в нос корабля под точным углом, он сломается как багет: всегда хотел знать правда ли это. - на душе было приятно, ощущалось удовлетворение собой.
Молодец, делаешь успехи.

Отредактировано Admiral Graf Spee (2016-08-31 05:09:16)

14

Граф Шпее говорил длинно и сложно. На этот раз приходилось вспоминать многое из того, что было сказано на истории флота и теоретических занятиях по Глубинным. Да, было там что-то про Принцесс. Но мало. А события годичной давности были как в тумане. Наверное из-за того, что надо было меньше спать на лекциях. Но, что поделать. Хотя о событиях бойни на Бермудах Ксюань знала. Не знала всех подробностей, но в общих чертах помнила, что там погибли многие.
Быстрой девушке с лёгкими мыслями было сложно воспринимать длинные тяжёлые лекции от этого её успеваемость была не самой лучшей. Только старание и упорство не давало ей провалиться на экзаменах. Но сейчас-то не экзамен. Но всё равно большая нехватка опыта и знаний не давала ей понять всего, что говорил Шпее. Он говорил также долго и сложно, как учителя. Хотя это было намного интереснее и занятнее, чем лекция. Но Ксюань ждала ещё музыки, тем более, что она видела, как тяжкрей теребил смычок и инструмент.
И вот музыка началась. Но была она совсем не такой, как предыдущая композиция. Тягучая, странная, совсем непонятная. Очень пугающая даже в каких-то моментах. Она напоминала глубину. Даже было в ней что-то от эха «асдика». Эти странные звуки глубины. Она снова вернулась в них. Поразительное это было чувство. Она снова на глубине, где бесконечная тьма. Она прикрывает глаза и погружается во мрак. Кажется, что стоит ей поднять голову и она увидит там, наверху пятнышко поверхности. Единственный свет их мира.

«Ночь подошла,
Сумрак на море лёг,
Тонут во мгле пустынные волны,
Тучей закрыт восток.

Здесь, под водой
Наши герои спят
Песню над ними ветер поёт
И звёзды с небес глядят…»

Она припомнила, как у них были ночные надводные манёвры для атаки с поверхности. Она чувствовала тревогу больше, чем обычно, она чувствовала ветер, видела звёзды над собой. И понимала, какая она маленькая и хрупкая тут, над водой, где любой самолёт может уничтожить её. Нет, лучше тьма глубин. Лучше бесконечная тьма и тишина, и эхо гидролокатора. И сейчас она была как будто на глубине снова.
Как интересно менялись песни у графа Шпее. Он словно угадывал то, что хотелось слышать. Это было замечательно. Ещё несколько композиций текла музыка, Ксюань наслаждалась ею. Но потом, видимо, пришло время закончить, и музыка стихла. Девушка снова поаплодировала. Потом юноша сделал предложение о тренировках.
- Ну… - задумалась Вилли. – Можно было бы устроить. Мне надо отрабатывать не только действия в стае, как это водится у подлодок, но и взаимодействие с надводными кораблями. Это было бы полезно для нас обоих. А торпеды – это не сложно. Мне очень повезло, что у меня нет кормовых аппаратов, только носовые, так что мне проще, чем семёркам. Зато у меня целых шесть носовых аппаратов, я могу одним полным залпом разнести авианосец. Так что, как выпадет время, было бы здорово отработать навыки работы в команде и торпедные стрельбы. Может, мне даже разрешат поработать на поверхности. Хотя это вряд ли.

15

И снова комната услышала аплодисменты. На душе альбиноса стало как-то очень легко, словно вот-вот исчезнет гравитация и можно будет взлететь. Глаза вновь улыбнулись китаянке с благодарностью, юноша подошел к ней чуть поближе.
- Куда Вы пойдете теперь? Можем пойти вместе, пока нам по пути. - странная, подлая душонка у англичанина, но почему-то сейчас, когда отношения между двумя людьми устаканились, ему было совершенно плевать что там будут думать другие даже если они видели то "неловкое начало".
Он вышел в коридор и, покатив кофр за собой, неторопливо отправился к выходу из здания. Казалось теперь можно идти дальше по своему плану, но... мысли упорно стремились вернуться в тот дом флота, точнее в ту самую безымянную комнату, где канмусу обсудили Души. Была одна небольшая вещь, о которой Шпее так и не спросил у своей новой знакомой, очень принципиальный вопрос особенно после того, что Ксюань сказала. " Сможешь ли ты принять то, что твой "Дух" в итоге заберет твою жизнь? " Вообще это теперь общеизвестный факт, так что ответ должен быть очевидным. И все же... что-то помешало спросить это у подлодки. Что-то... Почему? Зачем щадить чувства, когда от фактов, от Жизни не убежишь? И единственное что ты можешь сделать, это встретить эту самую Жизнь с ее правилами "во всеоружии"?
А затем мозг прорезала холодным лезвием мысль, которая во всем казалась тяжкрею еретической, возмутительной. Шокирующей.
А так ли хорошо на самом деле знать ответы на все вопросы?

Эпизод Завершен.


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Банк завершённых эпизодов » [ЦБ] 02.04.2025 "Sakura No Rei/ Sinister Rain"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC