25.10
Администрация вернулась и скоро доберется до всех вас! Трепещите и раздавайте долги по постам.
13.09
Администрация форума на две трети в отъезде/собирается уехать. Просим никого не пугаться, не теряться, обращаться к Славе и Сюркуфу, а так же писать посты.
Возможно, в октябре будет перекличка.
20.08
Репрессии и проверка актуальности личных эпизодов, подробности здесь.

14.07
Мини-обновление квестов. Ознакомиться и записаться можно здесь.

10.07
Смена одёжки форума, обеспеченная прекрасной бернкастель. Давайте пожелаем ей побольше кошечек за подарок.
Если выявите баг, пишите в ЛС Нагато.

03.07
Основные проблемы, вызванные переездом серверов, исправлены. Однако, мелкие глюки могут наблюдаться до сих пор. Просим игроков писать посты в текстовых редакторах или хотя бы копировать их туда перед отправкой.

30.06
Проблемы с авторизацией и загрузкой страниц. Исправление грядёт в ближайшие дни, а пока выйти из учётной записи или зайти в неё возможности нет. Набираемся терпения и ждём.

17.06
Всех игроков, желающих играть далее, просим зайти в тему "Общий сбор". Это не перекличка, а попытка свести сюжетные линии во что-то объективное, в связи с перекройкой административного состава. Ругаться можно в личке Нагато.
Всем, сдающим сессию, курсовые и дипломы, желаем удачи!

Kantai Collection FRPG

Объявление

Добро пожаловать на ФРПГ, в основе своей берущую идею игры Kantai Collection. Гостям и пользователям мы желаем осваиваться и располагаться поудобнее, ведь на форуме сейчас царствует ветер перемен, несущий немало сюрпризов. Leprosorium

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Мирное время » [МВ] 25.03.2025, "Бюро находок"


[МВ] 25.03.2025, "Бюро находок"

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

1. Время действия: 25.03.2025, утро, около десяти часов.
2. Погодные условия: Тепло и солнечно. Только ветер с моря полон прохлады.
3. Место действия: Центральная База. Начиная от душевых и мужской раздевалки и заканчивая неизвестностью, куда может занести.
4. Участники: Эссекс, Лютцов, через пару кругов присоединяется Адмирал Граф Шпее.
5. Сюжет: Если твои вещи украли, не оставив даже хотя бы одного носка из пары, то всё плохо. И ещё хуже, что искать их придётся буквально везде, потому что похититель, кем бы он ни был, проявил удивительную креативность и фантазию, но вот подсказок не оставил практически никаких.
Расстроенная Варвара не намерена так просто сдаваться и становиться предметом чьей-то злой шутки и намерена вернуть всё своими силами, вместо того чтобы сразу идти жаловаться руководству.
Откуда ей было знать, чем всё может обернуться?

2

Может виноват был тот же умник, что запер из пару дней назад с Дзуйкаку в морозильной камере? Это бы могло хоть что-то объяснить Эссекс и дать надежду на то, что воришка не отличается особой изобретательностью и она найдет все свои вещи там же, в какой-нибудь корзинке, а потом будет заперта одна-одинёшенька среди колбас, сыров и замороженных окороков. Красота.
Было бы смешно, если бы не было так грустно. А грустно Варьке было настолько же сильно, как и обидно – она не помнила, чтобы настолько перешла кому-то дорогу. Да, не со всеми удавалось дружить или хотя бы сосуществовать в относительном мире, да, возможно это был кто-то, сильно обиженный на корабельное прошлое, но она-то тут причем? Вот именно она и, уж тем более, её гардероб.
К чему было выносить из комнаты буквально всю её одежду оставляя в осиротевшем пустом шкафу записку, состоявшую из вырезанных и наклеенных на неё букв? Это отдавала чем-то комичным, родом из старых фильмов про заложников и требования выкупа. Вот только требований не было, только насмешка и пожелание найти всё быстрее, чем это сделают обитатели Базы. И пара карикатурных и кривых рисунков каких-то мест, в одном из которых Варя узнала доки, а в другом раздевалку. Но кто гарантирует, что она права?
Вот только выбор у авианосца не то чтобы был. А идти к руководству, размахивать в воздухе запиской и просить разобраться казалось... ну... откровенно глупым? Или ей просто не хотелось жаловаться?

У расхитителя её гардероба было весьма специфичное чувство юмора – этого Эссекс отрицать не могла, особенно после того как трижды обыскала женскую душевую и раздевалку, но не нашла ни следа. Готовая сесть на лавочку и просто заплакать, девушка словила озарение о том, что раздевалка могла быть другая. Не женская, а та, что в корпусе напротив.
Абсурд!
Но если воришка хотел поставить её в максимально неловкое положение, то это ведь был самый верный путь.
Покусывая губы, сжимая и сминая в руках злосчастное послание, Варвара вышла на улицу и присмотрелась к приземистому одноэтажному зданию напротив, примыкающему к мужскому общежитию. Воровато оглядевшись по сторонам авианосец быстрым шагом преодолела газон наплевав на тротуары и, прильнув к стене, встала на цыпочки попытавшись заглянуть в узкое окошко. Но то предусмотрительно было достаточно высоко, чтобы увидеть удалось только потолок и верхушки стоявших в ряд шкафчиков.
– Так... Спокойно. Я просто дождусь кого-нибудь и попрошу там осмотреть всё, да, – мысль была не плоха, но ровно до тех пор, пока Варя не осознала масштабы бедствия и того, что не может позволить кому угодно искать её вещи. Что... что если там не всё, а только часть? Ну, скажем, даже не пара рубашек или платье (это ведь не страшно), а нижнее белье? Неловко как-то выйдет. Лучше уж она сама.
"В мужскую ра.. раздевалку? Да не-е-ет..." – лучше уж пойти и пожаловаться на неизвестного шутника всем, кому только можно. К вечеру её вещи уже точно найдут, но... нет, Варя даже представить себе не могла, чтобы кто-то чужой мало того что видел, так ещё и держал в руках, скажем, её хлопковые трусики с рисунком из ромашек или мишками... Или... Нет. Ну просто нет.
Иначе она не просто сгорит, а умрет со стыда.
Лучше уж как-нибудь самой, главное не привлекать слишком много внимания.

Мотнув головой, от чего по плечам рассыпались рыжие пряди, девушка огляделась по сторонам и снова отошла в сторону. Заняв наблюдательную позицию у фонарного столба, она какое-то время наблюдала за мужской раздевалкой, ход в которую был как из здания, так и с улицы, и приглядывалась к проходившим мимо, выходившим из неё и, в особенности, кто туда заходил. К её облегчению, большинство как раз спешило куда-то прочь поэтому, терзаемая сомнениями, стыдом и чувством, что может просто не успеть найти свои вещи раньше, Эссекс, воровато и испуганно огляделась по сторонам и едва ли не бегом рванула к заветной и одновременно запретной двери.
Закрыв (если не сказать – захлопнув) её за собой, рыжая осмотрелась в поисках замка или щеколды, так, на всякий случай, но не нашла ничего лучше стоявшей в углу швабры, которой блокировала дверную ручку, чтобы её не застали здесь совсем не вовремя. А потом замерла, прислушиваясь.
Было тихо. Если не считать монотонно капающей из крана раковины воды и отдаленного звука воды из душевых. Нервно сглотнув, Варька решила не отступать и поспешить. Разувшись, оставив кеды в стороне от порога, она шагнула в первому ряду шкафов.
– Так, – прошептала она оглядываясь по сторонам, уверенная в том, что её вещи, хотя бы их часть, будет здесь, – откуда начать? Откуда... начать?
Осторожно дергая ручки, открывая дверцы одну за другой, она двигалась вдоль ряда. Большинство из шкафчиков были пустыми, не считая оставленные полотенца. Но открыв очередной Варька замерла, с недоумением уставившись на аккуратно висевшую на вешалке рубашку. Мужскую. И, что было более радостно, выглядывавший из под аккуратно сложенных брюк полосатый чулок. Её чулок!
Варька была уверена, что ни у кого здесь больше нет так таких. Тем более что у парней. А среди девушек все слишком модницы или адекватные, чтобы купить, хотя бы просто так, полосатые и разноцветные гетры. Потянув его за носок, случайно встряхнув чужие брюки и тут же неуклюже попытавшись исправить свою оплошность, Варька все же взяла чужую вещь в руки, заодно оглядывая шкаф на предмет другой своей одежды.

3

Лютцов в этот день не был особо занят. Всё строго по расписанию – подъём, утренняя гимнастика, душ. Всё как обычно. Дальше должна была быть явка на рабочее место и бумажная работа целый день. С перерывом на обед, естественно. Сегодня не было тренировок новобранцев или теоретических занятий, так что спокойный бумажный день. Так думал Лютцов, стоя под душем и смывая с себя пот от утренней зарядки. Заниматься каждый день было для него привычкой, которая впаялась в мозг ещё с первых дней во флоте. Ещё в Киле он занимался по утрам. Просто так, для себя, но это было уже отработанным ритуалом, если не было утреннего выхода на рейд. И в это утро всё должно было проходить по привычному распорядку. Зарядка, душ, работа.
В душе он проводил ровно пятнадцать минут, которые разделял на холодный и горячий периоды, чтобы мышцы могли расслабиться и отдохнуть. Пожалуй, это было одно из немногих мест, где Лютцов позволял себе наслаждаться жизнью. По-настоящему наслаждаться и даже мурлыкать себе под нос какую-то песенку. Никого в такой утренний час тут не было, что прекрасно способствовало приёму водных процедур. Но вот, отведённое время приходило к концу, и Эрснт, повязав полотенце на пояс, выходил из душевой.
Выходил он и в этот раз, всё ещё напевая гимн Кригсмарине. И проходил мимо рядов шкафчиков. И тут он даже не сразу заметил неладное. Он подходил к своему шкафчику ещё в доброй задумчивости, но, когда он дважды посмотрел на картину, что развернулась перед ним, он даже не нашёлся что сказать. Девушка, рыжеволосая, стоит перед ЕГО открытым шкафчиком и вытаскивает из него армейские брюки. При этом имеет вид самый заинтересованный и взволнованный. Лютцов просто остановился на полпути к шкафчику и замер, словно боясь спугнуть странную девушку. В голове что-то не сходилось, причём так не сходилось, что было не понятно, что происходит. Вся привычная картина мира сломалась в один миг.
«Минутку, Эрнст, давай ещё раз оценим ситуацию. Она перед твоим шкафчиком, она открыла его, она вытаскивает твои брюки…Она – это она, а не он, как могло бы быть. Ничего не упущено? Что-то явно не так, как должно быть, ты не находишь? Всё! Абсолютно всё не так! Всё в данной картине просто неправильно и немыслимо!» Отлаженный механизм рассудительности и точности ломался на глазах от такого события, которое не вписывалось в его понимание. Охватить такую вопиющую ошибку реальности он был не в силах. Он пытался разложить её на компоненты и найти хоть что-то, что можно было вписать в логическое оправдание, но не находил. Лютцов прикрыл глаза, сделал глубокий вдох-выдох на четыре счёта. Его, судя по всему, не замечали тут.
- Кхм, - он кашлянул, привлекая к себе внимание. – Фройляйн, чем Вам могут быть полезны мои брюки? – вопрос получился комичным, но через это странное чувство юмора Лютцов вернул себе уверенность. Он подошёл к девушке с вопросительным взглядом и покосился на неё. При этом, всё, что было на нём, - это одно полотенце, которое прикрывало его ниже пояса до колен. Ничего не скажешь, немец был хорош собой, мускулист и крепко сложен, настоящий гренадёр, но, кажется, девушке было не до любования мужским телом. Она сжимала в руках полосатый чулок и брюки Лютцова. Никогда ещё ОВМС не было так близко к провокационному конфузу.

4

Раздался звук, по определению более-менее похожий на писк. Издав его, вжав голову в плечи, Варвара, резко развернувшись, широко распахнув глаза смотрела на... на... ну, видимо всё-таки обладателя брюк, которые держала в руках, и в порыве испуга и неожиданности такого поворота событий прижала к груди. Девушка покачнулась, чувствуя слабость в ногах, коленки у неё съехались вместе, в то время как ступни попытались разъехаться на ровном месте в разные стороны. Эссекс бы упала, если бы не выставила рефлекторно руку в сторону, громко хлопнув ладонью по закрытой дверце соседнего шкафчика. Новый звук заставил её вздрогнуть ещё раз, но подобраться вместо явной попытки осесть на пол.
"Не пялься. Не пялься, дура!" – Варька почувствовала себя букашечкой. Маленькой такой козявкой, потому что стоявший был как минимум на голову выше её. Хотя взгляд цеплялся не за лицо, весьма недовольное между прочим, как ей казалось, да ещё и строгое, а за широкую грудь. Мускулистую.
Какая восхитительная большая грудная, какие линии дельтовидной, а трехглавая и двуглавая мышцы плеча! Недорощенный врач где-то внутри замурлыкал от удовольствия лицезреть такую красоту, да не на манекене, но шестое чувство подсказывало Варьке, что так откровенно пялиться на мужские достоинства в первые минуты даже не-знакомства – немножко моветон.
"Ну подумаешь, парень. Ну подумаешь, в полотенце! А я тут и с его штанами. Ой-ей..." – усилием воли Варвара подняла взгляд выше уровня своих глаз, а следом за этим попыталась проделать подобное с силой воли и остатками своей храбрости.
Неловко как-то получилось.
Если мягко говорить.

Только сейчас, когда нужно было что-то ответить, она поняла, что у неё бывают провалы в социализации. Хотя вот такая ситуация приключилась с ней совсем впервые, только едва ли это могло сделать скидку на затянувшееся молчание.
Нужно сказать про чулок!
Среди его вещей был её потерянный чулок и это вот очень важно. Может... может это вообще он во всем виноват? Но получалось как-то глупо и нескладно.
Варька уже даже открыла рот, но тут же его закрыла. Она плохо представляла, что тут можно сказать, но в одном была уверена почему-то всецело и полностью: если скажет за чулки и пропавшие вещи, то сгорит со стыда! Пылавшие щеки и без того были пунцовыми.
– А я только что с полминуты западала на твои мышцы, – честно призналась Варька, запоздало понимая, что это вот не самое лучшее начало для объяснений, но отступать было поздно, да и некуда, – Специально их качаешь или по ходу дела?
"Одной фразой испортить впечатление – могу, умею, практикую", – с некоторой тоской подумала Эссекс и, резко вытянув руки, протянула брюки их хозяину, чувствуя как одеревенели пальцы, побелевшие от усилия, с которым она в них вцепилась.
И тут же, как с места в карьер, перешла в тактику, которая звучала как "Лучшая защита – нападение". Как авианосец была уверена – терять ей уже точно было нечего.
– Откуда у тебя мой чулок? – взмахнув рукой с зажатой в ней полосатой тканью, рыжая нахмурилась, насупилась, попыталась придать своим словам веса и важности. И совсем неуверенно чирикнула первое пришедшее ей следом в голову, – Ты что из... этих?
Что ещё там за "эти" уточнять она, в прочем, не стала, слишком ошарашенная собственной бойкой наглостью.

5

Ситуация ухудшалась с каждой минутой. Хотя бы потому, что сюда мог кто-то войти. И подумать точно не то, что было на самом деле. Первая фраза девушки произвела двойной эффект. Пробитие и разрыв внутри его мозга. Лютцов не находил, что ответить. «Это комплимент такой с её стороны? И как мне реагировать на такое? Это признание? Очень экстравагантное, если это так. Но что ей от меня надо? Зачем ей мои брюки? Не похоже на банальное воровство, да и ничего ценного у меня в них нет. Пустые карманы, обычные брюки…Зачем? Наверное, ответа я не узнаю никогда. Но главное не в этом…»
- Спасибо, занимаюсь спортом, чтобы держать себя в форме, - растерянно выдавил из себя Эрнст, явно сконфуженный такой ситуацией. Но ему протянули брюки. И первой логичной мыслью было взять их и вообще одеться. И тут дамочка выбросил ещё одну, на этот раз совсем уж неслабую по своему эффекту фразу. Такую, что Лютцов запнулся на полпути и застыл в довольно глупом положении. Но тут логические факты пришли к нему на помощь. Он посмотрел на чулок, удостовериваясь, что не видел такого до сего момента, а затем нахмурился.
- Я этот чулок вижу в первый раз в жизни, - уже серьёзным тоном произнёс он. Тяжкрею совсем не понравилось, что его прировняли к каким-то там «этим», кем бы эти «эти» не являлись. Он выхватил из рук незнакомки брюки и уже направился было к шкафчику, чтобы как-то приводить себя в одетый вид, как дверь раздевалки скрипнула и послышались какие-то голоса. «Оп…вот теперь начнутся проблемы…» Надо было что-то предпринимать в считанные секунды. У него тут девушка непонятного вида, которая размахивает своими чулками и что-то вопит, плюс он сам в одном полотенце. Скоро их заметят, поэтому надо срочно прятать девчушку. Одним быстрым движением он запихнул её в шкафчик. Первая проблема была решена, но, что делать ему самому. Он теперь даже одеться не может, потому что шкафчик забит неизвестной особой. Без особых раздумий, он зажимает девушку в шкафчике в самый угол и закрывает за собой дверь. Наступает немая сцена.  Лютцов оценивает свои ощущения. Первое, что он чувствует – что-то мягкое под рукой. Автоматически сжимает руку и опускает взгляд и понимает, что лапает грудь прижатой к стенке шкафа девушки. Сам он едва ли не в три погибели складывается, чтобы тут поместиться.
- Спокойно, - шипит он сквозь зубы, глядя в глаза девушки, стараясь убрать руку с груди. – Будешь орать, живыми нам отсюда не уйти.
Вряд ли можно было сломать ситуацию ещё больше. Немца спасает то, что сейчас от него требуется просто сидеть тихо и не двигаться. Хотя сделать это очень сложно. Оценивая своё положение, он понимает, что сейчас его и эту дамочку разделяет лишь полотенце. Лютцов нервно сглатывает. Если сейчас их застукают, то вся честь Кригсмарине будет дискредитирована на корню. Он тяжело вздыхает, чувствуя аромат чужого тела рядом. Если бы это не было так опасно, возможно, это было бы ещё и приятно. Его глаза быстро привыкают к мраку, и он разглядывает девушку, на которую падает лучик света через щели шкафчика. Судя по внешности, она славянка. У неё очень милое лицо с плавными формами и без острых углов. Прижавшись вплотную, он чувствует, что у неё очень мягкое, нежное тело, некоторые округлости которого он уже успел даже оценить на ощупь. Не то что бы это предмет для его гордости, но сей факт немного греет душу. Она скорее в его вкусе. Но, если он позволит себе такие мысли, то может случиться невесть что, так что Лютцов полностью переключается на слух.
В раздевалку вошла группа каких-то парней, которые начинают переодеваться и болтать о какой-то чепухе. Судя по голосам, их много. Лютцов вспоминает, что сейчас, должно быть, закончились занятия у новобранцев, и они пришли принять душ. Значит, раздевалка будет полна ещё минут тридцать-сорок, пока одни будут сменять других. Что ж, есть смысл расслабиться и принять наиболее удобную позу. Труднее всего с руками, у Лютцова длинные руки из-за его роста. И, как назло, куда бы он не попытался их убрать, он натыкается на тело девушки. В итоге несколько попыток заканчиваются тем, что тело незнакомки он ощупал достаточно. Кроме того, между ними всё ещё всего лишь одно тонкое полотенце.
- Знаешь, - едва слышно произносит Эрнст на ухо девушке. – Я рад, что это с тобой, а не с кем-то другим.
«Отлично успокоил…теперь ты точно будешь из «этих», но это нам ещё предстоит обсудить чуть позже, когда выберемся отсюда».
- Можешь пока объяснить, что твой чулок забыл у меня в шкафчике? – надо было выстраивать отношения даже в такой непростой и неоднозначной ситуации.

6

– Да? – как-то не вполне уверенно уточнила Варя, растеряв свой бравый запал и стушевавшись. Это было... как-то всё слишком неправильно. Посмотрев на чулок в своей руке, девушка хотела бы чтобы вещица сказала ей как здесь оказалась. Но ей хватило ума отставить разговоры с самой собой и пестрым предметом гардероба, чтобы не выглядеть ещё большей сумасшедшей.
"Наверное, выгляжу я нелепо. Ну конечно же, блин, нелепо! Как ещё я могу выглядеть здесь, в мужской раздевалке, когда передо мной стоит почти что Аполлон, только в полотенце, а я ему предъявляю за чулок?" – если бы душа корабля умела смеяться и ценить шутки, то её авианосец бы умер счастливым, потому что глупее и комичнее ситуации одновременно захочешь – не придумаешь.
С Варькой случались... передряги. А ещё забавные и смешные казусы, всякие разные нелепости, но происходившее сейчас было где-то за гранью добра и зла.
Открывшая было вновь рот Эссекс, готовая принести искренние извинения за вторжение как в раздевалку, так и личное пространство, так и замерла услышав скрип той двери, что вела в помещение из общежития. В глазах её мигом возникла вселенская паника, она затравленно оглянулась и, практически без посторонней помощи, рванула в открытый шкафчик. Видимо мыслила она с незнакомым незнакомцем одинаково монотонно. А еще тут реально было тяжело с местами, куда можно было бы спрятать чуть больше, чем полтора метра живого человека. Вешалка клюнула рыжую в голову, висевшую до того на её плечиках рубашку пришлось поспешно стянуть и вместе со злосчастным чулком зажать в руках. Варька даже успела облегченно выдохнуть, понимая, что беда миновала, что осталось только переждать и тихонечко отсюда слинять при первой же удобной возможности, как... Вот такого она не ожидала.
Её нагло потеснили, а просторный некогда жестяной ящик стал как-то тесноват. Девушка возмущенно пискнула, когда чужая нахальная рука принялась было лапать её за сокровенное. Вдохнула даже невольно глубже, явно приготовившись перейти на ультразвуковую атаку и выпинать наглеца из её пространства и шкафчика обратно, но тут же послушно замолкла, догоняя смысл сказанных ей на ухо слов.
Спокойно? Это как тут быть спокойной?? Ладно бы её тут одну нашли, но вот на что вот это вот всё вообще похоже?
"У меня там кеды на пороге остались..." – не розовые, конечно, но вполне себе девчачьи. Оставалось надеяться, что их никто не заметит хотя бы потому, что она их предусмотрительно сдвинула в сторонку. В прочем... разве может быть хуже?
Задавшая себе этот вопрос рыжая тут же об этом пожалела – богатая фантазия подсказывала что да, может. Ещё как может! Что лучше уж об этом и не думать.
Застывшая в не самом удобной позе Варька попыталась оценить своё положение, чтобы ну хотя бы попытаться сделать пребывание здесь более... комфортным. С одной стороны – железная стена, с другой – мускулистый красавчик. Была бы ситуация не такой странной, можно было бы поискать плюсы в том, как всё сложилось. Вот, например, один из них – будет о чем соседке рассказать. Не то чтобы повод для гордости, но так чего она цепляется всё к ней с вопросами о том, целовалась ли она с парнями или нет? Ну не целовалась – и что? Зато вот в одном шкафу сидела! А это явно даже покруче будет, учитывая что на нём одно лишь поло...тен...це...
"Мамочка", – если бы не темнота, разрываемая парой лучей света, проникших через щели, то Варьке стало бы не по себе от того, насколько она уже красная. Как помидор, не меньше. А, может быть, даже как вареный рак.
– Всссмысле? – тут же встрепенулась Варя, невольно протянув "с", но к своей гордости ответив так же шепотом. Что это за фразы такие двоякие? Это комплимент такой её груди или сомнительные намеки? Оценить ситуация не получалось, поэтому девушка попыталась задрать голову, чтобы безуспешно в такой темноте посмотреть наглецу в глаза, но получилось не очень успешно и, в итоге, она лишь ткнулась носом ему куда-то под ключицу. Возмущенно засопев, словно и в этом был виноват он, а не замкнутое пространство и сама ситуация, Эссекс прислушалась к тому, что происходило снаружи, понадеявшись что всё закончится быстро. Иначе она умрет прямо здесь. Со стыда.
Слишком уж трудно не замечать очевидного. Того, что двоим тут тесно, что становится как-то душно, что... запах у него приятный.
Если сперва различался мыльный оттенок, в голове ассоциирующийся с чистотой, то после стали угадываться ноты пряные, обволакивающие, немного горьковатые. Варя попыталась поднять руки, чтобы закрыть лицо ладонями в надежде, что от этого станет легче. Случайно коснулась чужой груди, вздрогнув при этом, словно получила разряд электрического тока. Засопев, попыталась осторожно выпрямиться, но все некуда было деть руки – куда не попытайся приткнуться, всё занято. В конечном итоге подняла их, осторожно протянув сперва одну над плечом парня, а потом вторую над другим. Получилось так, словно она решила его обнять.
"Блин блинский", – её бы воля – она бы рванула от него на пионерское расстояние. Не потому что неприятно, а потому что неприлично это всё. И как-то сомнительно.
– Не знаю! – возмущение в её шепоте было явственным и отчетливым. В прочем, Варька тут же успокоилась, продолжив более сдержанно, – Кто-то украл все мои вещи и оставил глупую записку. Чулок вот я здесь нашла, в этом шкафу.
Хоть ситуация могла проясниться и, возможно, она сама не будет теперь выглядеть столь... нелепо. И, вроде как, само собой объяснение нашлось тому, почему она здесь оказалась.
– Ты... ты не мог бы... колено... – завозившись, Варька приняла более-менее удобное положение. К сожалению это "более-менее" не подразумевало, что между ними возрастет расстояние и всё было практически наоборот. Но хотя бы остался шанс, что отсюда она выйдет живой, а не скособоченной.
– П-прости. Я... я не думала, что всё так получился,"Я вообще не думала, у меня солома вместо мозгов, видимо", Но раз уж я здесь, то компания и правда не плохая подобралась.
Сомнительное, но удовольствие.
– Я Эссекс, – наверное вот с этого вообще следовало начать еще там, за пределами шкафа, вот только времени вспять было уже не повернуть.

7

Ситуация принимала всё более острый оборот. Нельзя сказать, что это было неприятно, скорее неудобно и сомнительно. Честь Кригсмарине висела на волоске. Не говоря уже о чести девушки, которую ронять тоже вовсе не хотелось. Лютцов думал о ней не в последнюю очередь и очень не хотел, чтобы эта странная незнакомка пострадала из-за такой ситуации. Да, это её вина, что так всё обернулось, но он – мужчина, значит, он обязан максимально защитить её от бесчестия. Ведь эта девчушка ничего по своей сути не сделала плохого. Проникла в раздевалку, да, это нарушение, но не более, чем простая шалость. Нашла свой чулок у него в шкафу, при этом не взяла ничего себе и даже не собиралась качать права и кому-то жаловаться. Она повела себя очень сдержанно и достойно в этой ситуации. Лютцов, как мог спасал их обоих от разжалования и гауптвахты, но, прежде всего, он хотел, чтобы не пострадало достоинство этой бедняжки. Джентльмен в нём был сильнее, чем солдат.
Постаравшись как можно аккуратнее и тише изменить положение ноги, он убрал колено, как его попросили. Узел на полотенце уже держался на честном слове. «Если это случиться, то мне придётся жениться на этой фройляйн… Это будет уже не смешно…» Это было действительно не смешно, это было совсем не весело, когда предательское полотенце начало сползать и раскрываться. Казалось бы, что может быть ещё хуже в их положении? Но хуже быть могло, как оказывается. Хорошо, что тут было темно, и чисто теоретически девушка ничего не видела, но сейчас они стояли так, что их бёдра соприкасались самым двусмысленным образом.
Девушка представилась, закинув руки ему на плечи. Ничего не скажешь, не каждый день Эрнста обнимали красивые девушки. Но он всё же решил думать, что это для удобства расположения рук. «Авианосец…вот, значит, на ком мне суждено жениться…» Лютцов уже принял для себя самый тяжкий вариант развития событий. Ну, а что ему остаётся? Так он спасёт от позора себя и девушку. Пусть это будет вынужденно, но лучше уж так.
- Я – Лютцов. Хотя в нашей ситуации ты можешь уже звать меня просто Эрнст, - тихо ответил он ей на ухо. Аромат волос Эссекса был очень приятным, было в нём что-то мускусное и нежное. – Знаешь, раз уж всё так вышло, то я готов взять за себя ответственность за это. Я бы не хотел, чтобы ты была опозорена.
В этот момент его затёкшая рука соскользнула девушке на грудь, словно это было специально подстроено. «Чёрт бы побрал!!! Какого дьявола!» В этот момент снаружи шкафчика произошло какое-то близкое движение, и Лютцов автоматически замер, сжав ладонь.
- Ни звука, - едва слышно выдохнул он на ухо девушке, стараясь как можно быстрее разжать ладонь и убрать куда-то руку. Получилось упереть её в потолок, но теперь он нависал над бедной Эссекс в странной позе. Тем более, скоро рука могла снова затечь в таком положении. Ситуация начала осложняться ещё одним фактором. Чем дольше они тут сидели, тем больше гормоны Лютцова брали своё. Ему 18, он нормальный, здоровый парень, который стоит в очень контактной позе с красивой девушкой. Более того, он регулярно лапает её за грудь и прочие округлости. Это становилось опасным.
- Сразу предупреждаю, - Лютцов тяжело вздохнул, стараясь поправить сползающее полотенце. – Если что, я готов на тебе жениться и взять всю полноту ответственности.

8

– Варя, – коротко ответила рыжая, едва ли не впервые в жизни забыв а, может, умышленно сразу умолчав о настоящем своём имени. Просто потому что боялась, что это принесёт ещё больше не формальности и ненормальности в происходящее, но Лютцов... Эрнст, сам того не зная сбросил градус напряженности.
В целом же, прислушиваясь к тихим разговорам и смеху, что доносился снаружи, Эссекс напряженно выжидала и все ждала, когда их тут просто застукают. И всего того, что будет дальше.
Выговор, длительные разговоры и ещё раз выговор. Как она будет смотреть людям в глаза? Да никак, наверное, потому что сил и храбрости на это не хватит. А ему? Она ж ему тем что сюда пришла, жизнь, может, сломает. Всю карьеру испортит!
А потом перевод куда-то на Аляску о которой Варька слышала как истории полные скуки, так и откровенно ужасные, тянувшие на хоррор.
На Аляску просто так мало кого отсылали – это знал и слышал каждый. И Варя была уверена, что не протянет там ни одного дня.
Замершая, смотревшая куда-то выше его плеча и под потолок, Варя заранее горевала о своей и чужой судьбе, удивленная готовностью парня взять на себя одного всю ответственность.
– Это... Это будет не честно, – это ведь её вещи пропали и её чулок оказался здесь. И она решила именно таким образом решать свои проблемы. Не справедливо будет складывать со своих плеч вину, ведь тогда станет лишь хуже. Варька была уверена, что совесть её потом просто сожрёт.
Но... было приятно, что даже после того как её застали в весьма странном и компрометирующем положении, копошившуюся в его вещах, Эрнст думал о том, как это всё обернется не только для него, по худшему из раскладов, но и для неё.
Ну прямо джентльмен, один из тех, какие живут в тех книжках в мягких переплетах, которые держала под подушкой её соседка по комнате и которые порой тайком таскала почитать у неё Варька.
– В смысле, пускай всё это сперва хоть как-то закончится, а уж по... – договорить она не успела и то ли ойкнула, то ли слишком судорожно вздохнула, когда чужая рука скользнула по её груди, а потом ещё и сжала.
Пока часть тараканов в голове Варвары Белозёровой голосовала за то, чтобы просто врезать крейсеру за такую наглость, вторая взывала к здравому смыслу и велела не рыпаться, чтобы случайное движение за дверцей провело кого бы то ни было мимо них. Секундой после, отпрянув как от огня, хотя было бы куда, Варька прислонилась затылком и лопатками к стенке шкафа, колготки заскользили по жестяному дну и она невольно съехала ниже, но ухватилась за поднятую вверх чужую руку, почти что повиснув, но зато не упав и не открыв пяткой дверь.
– Я не так себе это представляла, – достойное предложение, но... Разве это так делается? Они же друг друга совсем не знают, не считая того, что она вдоволь успела на него наглазеться, а он вполне уже мог оценить завидный для девушки её возраста размер груди и прочие детали фигуры.
Она как-то о будущем редко думала, тем более в таком ключе. После недавних откровений касательно продолжительности собственной жизни, вяло прикидывала планы о том, чтобы таки получить медицинское образование и, возможно, положить остаток жизни на благо человечества. Вот только практики бы ей все равно не хватило за плечами, чтобы сделать и совершить что-то по-настоящему достойное.
Думала еще о том, чтобы путешествовать. Посмотреть что еще есть в мире дальше разных берегов, морей и океанов. Правда до этого всего ещё предстояло дожить, а с их службой это не так уж и легко, тем более в последнее время.
А теперь... такие перспективы. Варька попыталась представить, просто представить, как познакомит Эрнста со своим отцом или будет знакомиться с его родителями, как будет неловко молчать на вопрос о том, как они познакомились и... не могла. Вернее, картинка получалась странной и слишком рисованной.
– А как же чувства? – так и спросила, потому что без этого никуда. Они живут в продвинутый век и не хотелось бы обязывать человека чем-то перед собой одним лишь тем, что он нависает по весьма странным обстоятельствам над тобой в одном лишь полотенце.
– То есть... давай не будем спешить. Я честно не готова. Но... спасибо.
В раздевалке, кажется, всё стихло. Варька даже задержала дыхание, пока прислушивалась, а после решила уточнить:
– Там... Они в душ ушли сейчас, да?
Значит какое-то время раздевалка будет пуста. Ей этого хватит, чтобы пулей выскочить вон и всё равно, если на выходе её кто-то увидит. Главное, что не в такой ситуации. А уж каламбуры с подглядыванием простить, понять и направить отрабатывать где-нибудь на кухне сможет любой адмирал.

9

Как там говорят про физические упражнения? В здоровом теле - здоровый дух? Ну, ну. В любом случае, следить за собой надо, быть вялым овощем, когда тебе определено десяток лет жизни - совсем ни в какие ворота не лезет. Так что неудивительно, что, сдав свою норму по физкультуре, альбинос отправился в душевую. Сплошь и рядом рутина, проверенные временем действия и телодвижения. Найти себе шкафчик, раздеться, взять нужные принадлежности с собой встать под насадку душа - мозг почти что отключается, не желая тратить энергию на такие тривиальные вещи. Где-то плещутся другие парни, но на них тоже нет смысла обращать внимания: никого из присутствующих Шпее не знает, а каждый пришел и уйдет по своему личному делу.
Стоя в небольшой кабинке с душем, Белый Охотник повернул кран и... плавно прислонился к перегородке и плавно съехал вниз на холодный пол от навалившейся усталости. Впрочем, холода он не чувствовал, это состояние было привычнее тепла. В Англии, где он родился и жил нет ничего кроме серых как полотно облаков, промозглого дождя и сильного ледяного ветра. Вода мерно барабанила по кафелю и брызгами била по голому телу тяжкрея. Прошло несколько дней с тех пор как на юношу нашла сильная депрессия от мирового объявления о сроке жизни. С тех пор он начал выкарабкиваться из нее, подстегиваемый осознанием, что если времени так мало, то его ни в коем случае нельзя разбазаривать. С тех пор альбинос каждый день задавал себе вопрос: "Чего я добился сегодня?"
Но саморазвитие это одно, оставался еще неразрешенным raison d'etre Шпее, из-за чего на душе ощущались неудовлетворение, досада.
"Что я сделаю для людей?", спрашивал себя Данко. Но тот, пускай и ценой своей жизни, оставил свой след на своем народе. Хоть они этого и не понимали. А мог ли похвастаться подобным тяжкрей, который решил, что совершит нечто подобное, потому что поверил в благородство такого поступка? То-то же. А время ускользает сквозь пальцы...
- ...Но я сказала:
- Брат, я все-таки пойду вперед.
У нас надежды нет, но там, вдали, горит восход...
  - тихий голос вряд ли мог перекрыть льющуюся воду, по правде говоря, вряд ли юноша вообще стал бы петь, зная что его услышат: не любил он находится в центре внимания, плюс не ощущал себя хорошим вокалистом. Просто данная баллада перекликалась с нынешним настроем, а дневника не было под рукой, чтобы очищать свой разум от чувств и эмоции. Хотя возможно Дух тоже влияла на Белого Охотника, благо в последние часы своего существования Она задавала схожий вопрос: "Был ли смысл в Битве у Ла-Платы?" 36 погибших членов команды - ради чего?
Ха, хоть девиз делай из этой песни. Но что правда, то правда, стоять на мертвой точке - садомазохизм.".
Времени действительно не хватало, так что альбинос хорошо рассчитанным прыжком вскочил на ноги и занялся тем, за чем пришел. На душ ушло минут семнадцать, зато потом из кабинки вышел высокий для своих лет, стройный юноша с кожей белой как снег. Светлые волосы длинными прядями спадают в стороны и вниз, алое полотенце завязано чуть ниже пояса узлом, в правой руке черный пакет. Шпее не мог похвастать "силушкой богатырской, зато он развивал в своем теле другое: гибкость, ловкость. Такие деревья наверно даже более живучие, ибо они «гнутся, но не ломаются».
«Нужно какое-то дело. Что-то, достойное, стоящее времени и усилии, которое переживет меня. Вот только где такое найти?»

...

ООФ: Шпее пел Балладу Галадриэли, права на нее принадлежат ее создателям, не мне.

Отредактировано Admiral Graf Spee (2016-11-06 15:08:08)

10

Лютцов понял, что слегка шокировал Варю своим неожиданным признанием. Он вообще и подумать не мог, что его так неправильно поймут. Он ведь собирается сохранить её неприкосновенную честь, а не домогаться. И, разумеется, он думает о её чувствах и поймёт, если она откажет ему после всего, что он тут творил. Надо было это прояснить.
- Я прекрасно понимаю, что мы едва знакомы и ты вовсе не обязана соглашаться, но я не могу позволить себе твоё бесчестие. Если будут вопросы, то я не дам тебя опозорить. Ты ведь не виновата, что так всё приключилось, - он прислушался. В раздевалке и впрямь всё стало тихо. Это был их шанс. Надо было срочно вылезать и уходить отсюда. Лютцов кивнул и осторожно приоткрыл дверь, выгибая шею, чтобы посмотреть в образовавшуюся щель. Вроде никого.
Сейчас или никогда! Он открыл дверь и вышел из шкафчика. Оглянулся и подал руку девушке, осторожно вытаскивая её из шкафа. Затёкшее тело было радо вырваться из плена шкафчика. Очень хотело потянуться. И тут из-за ряда шкафов прямо на них выходит знакомая бледная фигура. «Попались, вот теперь нам точно конец…Хотя стоп…Это же…» Первый испуг проходит быстро, и Лютцов становится прямо перед Шпее, закрывая собой Варю.
- Брат, сейчас ты выслушаешь, что я тебе скажу, а уже потом будешь делать выводы, договорились? – Эрнст вернул себе уверенность и серьёзный тон, хотя вид у него был очень странный в этот момент. Щёки красные, как варёный рак, но всё остальное лицо бледное, как смерть. Ни жив не мёртв. Тут же надо было составить достаточно подробное и правдивое объяснение своим действиям. Шпее не дурак, он всё должен понять и поможет, если что.
- Сейчас на кону не наша с тобой репутация или жизнь, а намного больше – честь этой девушки. Если ты не готов пойти под трибунал за неё, сделай вид, что ничего не видел и просто иди мимо. Но я тебя прошу, как брата, нам нужно, чтобы ты нам помог. Эту девушку жестоко обокрали и обесчестили, я хочу ей помочь, но, для начала, нам нужно одеться и выбраться отсюда незамеченными. Дальнейшие подробности мы сможем обсудить чуть позже. Я буду готов дать тебе все объяснения и того, что ты сейчас видел, но сначала – выбраться отсюда без привлечения внимания. В крайнем случае, я возьму всю ответственность на себя, но она не должна пострадать, - всё это Лютцов говорил совершенно серьёзно и холодным тоном. Затем он повернулся к Эссекс.
- Я вас не познакомил. Эссекс, это Адмирал Граф Шпее, мой брат. Он – надёжный человек, и ему я доверяю, как самому себе. Если что-то случиться, к нему можно всегда обратиться. Брат, это Эссекс. Она попала в серьёзную беду по чьей-то злой вине, только мы можем спасти её от позора. Я готов сделать это любой ценой.
Закончив с представлениями, Лютцов вернулся к шкафчику и достал из него изрядно помятые вещи. Форма, которую он выглаживал вчера вечером была потоптана ими и измята. Но это его не волновало. Он был твёрд в своих намерениях и честен до конца в своих словах. Те, кто знал Лютцова относительно долго, могли бы сказать, что то, что он сказал граничило с принесением присяги. Оставалось только поцеловать знамя этой девушки. Он был верен своим словам и принципам. Если он сказал, что будет оберегать её честь даже ценой своей репутации, значит так оно и будет. Немецкая принципиальность и нордической решимостью давали в этом парне лютую смесь преданности.
Однако, тянуть было нельзя. Надо было срочно одеваться и выходить, пока не пришлось втроём прятаться по шкафам.
- Эссекс, - Эрнст решил, что будет называть Варю по настоящему имени только при личном общении наедине, чтобы не смущать её. – Нам с братом надо одеться. Мы быстро, но ты бы не могла… - он окончательно покраснел, хотя стыдиться, после того, что между ними было, было уже поздно. – Дать нам это сделать.

11

Если бы воздухом можно было захлебнуться – с Варей бы это случилось. Счастью её, что можно вдохнуть полной грудью, да еще и без разных последствий, да ещё и кажущийся после тесного шкафчика такой прохладный воздух, не было предела.
Только было оно недолговечным и хрупким.
Реальность треснула и разбилась звуком бьющего стекла, пока до девушки доходило в полной мере осознание того, что их, всё же, застукали.
Хотя "застукали" было не совсем те подходящим под ситуацию словом, но, для стороннего наблюдателя, всё едва ли могло выглядеть иначе. Сознание Варвары просто отключилось, в отличии от общего состояния, а в голове заела всего одна мысль о том, что для одного дня, который только успел начаться, событий уже достаточно. Ну вот слишком. С лихвой. Хватит. перестаньте!
Закрыв ладонями лицо, чувствуя, как продолжает отчаянно краснеть, хотя куда уж дальше, Эссекс практически прослушала всё то, что сказал Эрнст. Жгучее чувство стыда диктовало ей необходимость вот прямо сейчас провалиться сквозь землю или сию же секунду просто взять и умереть ,но ни первой, ни второй не получалось сделать. Мир оставался по прежнему закостенело жестоким и твердым, а сердце, которое могло бы ненароком пропустить удар и забыть про все последующие лишь набрало ещё пару оборотов. Словно она кросс пробежала. В одного против флотилии Глубинных вышла... Уж лучше бы вышла, чем это вот всё. 
– Чт-то? – робко и с явным сомнением убирая ладони, опуская их ниже, чтобы была возможность приоткрыть глаза, Варька не без сомнения посмотрела сперва на Лютцова, а потом на того, кого он назвал своим братом. Этого для неё было достаточно, чтобы дальнейшие заверения о достоинстве и чести стали чем-то лишним. Эссекс знала, что это такое, когда у тебя есть брат. Родной не по крови, а как-то иначе. И пусть её "родственник" был гораздо младше, чем Адмирал Граф Шпее, да и характером, чего скрывать, не очень вышел, но не любить она его не могла. Как-то по-свойски и совершенно по-особенному. Необъяснимо и в какой-то степени даже неописуемо.
Громкая речь и обещание спасти её, во всем, между прочим, саму же и виноватую, смущали не меньше чем то, что оба собеседника были для таких разговоров одеты совсем не по дресс-коду. Натянуто улыбнувшись, стараясь смотреть куда-то чуть выше и правее плеча Графа, Варя с горем пополам проглотила вставший в горле ком:
– Приятно познакомиться! – выпалила как на духу, сильнее сжимая в ладони злосчастный чулок и не без интереса рассматривая белоснежную шевелюры, совершенно не контрастирующей с такой же светлой, почти что алебастрово белой кожей и... алыми глазами. Если бы не последнее, то можно было бы смело заключить, что таким парня сделал паразит. Но... нет, генетика и природа.
– А? – она перевела взгляд с одного парня на другого, а после быстро метнулась к двери, которую  сама же не так давно подбирала шваброй, – На улице подожду.
Едва не забыв о собственных кедах, Варя схватила их уже после того, как переступила порог и босой пяткой наступила на асфальт. Едва не прищемив дверью пальцы, закрыла её, а уже после этого смогла спокойно выдохнуть.
Воздух вокруг казался холодным, кровь шумела в висках, мысли путались. Первый очухавшийся и переставший давать сбои инстинкт велел её бежать. Бежать и не оглядываться, но девушка его, усилием воли, подавила. Хуже, по определению, едва ли быть могло. А у неё из вещей по прежнему был лишь один чулок и лишь то, что надето на ней. И от помощи отказываться будет глупым поступком.
Устроив себе выжидательный пункт у фонарного столба, обувшись и поглядывая на прояснившееся с утра небо.

12

Все же зря Шпее решил, что в душевой никаких сюрпризов не будет: теряешь хватку, однако. Вот как он мог не услышать как кто-то еще вошел сюда, и в тоже время отдавая себе отчет, кто отсюда ушел? Тем не менее, перед альбиносом стоял... Лютцов, его систершип.
" А вот и Финрод вернулся к Галадриэли. Социальный заказ выполнен."
Если бы дело было бы только в этом! С ним была ещё какая-то неизвестная девица, которая увидев "свидетеля", прикрыла своё лицо руками как пойманный на горячем вор. Сам же Дойчланд был бледен как его "брат", только щеки при этом волшебным образом приняли иной цвет, красный, в следующее мгновение немец закрыл своим телом девушку как это делают обычно в подобных ситуациях бойфренды. По крайней мере, в классических ситуациях.
Если бы эти двое могли видеть Ее, как человека, они бы оценили, что Шпее со своим Духом полностью разделяют чувства и мысли по данному поводу. Мышцы лица у Белого Охотника напряглись, алые глаза стали как бы чуточку больше и помутнели, одним словом, скульптура, а не человек. И если язык тела как обычно соответствовал впечатлению статуи, глаза красноречиво показывали смущение и шок от такого вопиющего нарушения негласных норм. Сейчас альбинос чувствовал что Ее реакция ничем не отличается от его собственной.
" Ч.Т.ООООО?!"
Впрочем недовольство своим систершипом тяжкрей не испытывал, скорее это было просто немое неодобрение. Вообще встречаться с девушкой в данном месте моветон, но в данном положении юноша не желал быть судьёй. Гораздо сильнее хотелось побыстрее отсюда уйти и не создавать "танго втроем", слова "Я, с Вашего разрешения, оставлю Вас наедине." уже были готовы выпорхнуть из-за рта, когда Лютцов заговорил. Говорил он как идущий на арену гладиатор: идущий на смерть, но непоколебимый, полный духовной силой. Впрочем, как только тот кончил говорить первое сравнение ушло, уступив место "рыцарю". Тот самый рыцарь, о котором пишут сказки, поэмы и романы, которого воспел Вальтер Скотт в своём "Айвенго".
Верил ли Дойчланду Шпее? Верил, ибо сейчас холодный разум взял вверх над мешающими неловкостями, вернул контроль над собой и услужливо вывел анализ немца: тот обладает нужными серьезностью и воспитанием, так что встречаться с женщиной в мужской раздевалке "брат" не станет. А если девушка является жертвой обстоятельства... их обоих можно понять. В таком случае Белый Охотник может прийти на помощь.
- Рад знакомству с Вами. - Прошелестел тихий, ровный голос, вслед за этим парень быстрым, хищным жестом провел рукой вдоль своей головы, таким образом возвращая себе свой официальный вид: волосы зализаны назад. Разве что некоторые ниточки все равно непослушно свисали вниз за отсутствием бринолина. Рукопожатие здесь точно не подходит: так встречают либо мужчин, либо деловых коллег, вдобавок обстановка не формальная, так что юноша сделал то, что ему пришло после этого осознания в голову - правая нога чуть ушла назад и повернулась стопой направо на 90 градусов, левая рука плавным движением заняла позицию за спиной, а правая, изящно описав собой полумесяц, ладонью почти коснулась груди. Вместе со всем этим проследовал поклон для Эссекс. Теперь когда она опустила руки, Шпее мог по настоящему оценить зрительно "даму в беде": рыжая, довольно яркая в самовыражении. В общем милое создание, вот только почему-то смотрит в сторону от тяжкрея, словно боится встретиться взглядами. Что-то удержало от порыва задать вопрос " Почему отводишь глаза? Ты что, своровала у меня?", в голове появились мысли, что возможно ей до сих пор неловко перед мужчинами в раздевалке. Что возвращает к актуальной теме.
"Хорошая мысль.", с данной мыслью юноша проводил девушку взглядом, после чего невозмутимо проследовал к своему шкафчику. Точнее, внешне невозмутимо, Белый Охотник рассчитывал получить кое-какие ответы чтобы окончательно занять позицию. Чтобы правильно оценить Эссекс, потребуются наблюдения, так что пока не будем давать какую либо оценку.
- Расскажите все по порядку. Не опуская деталей, чем больше мы знаем, тем лучше нам удастся восстановить картину произошедшего. И без всяких оттенков смущения и  эмоции, нам сейчас нужны чистые сухие факты. - "Хотя со смущением придется скорее побороться. Я пойму прекрасно если так все окажется." - Через несколько минут альбинос предстал перед Дойчландом в своём обычном, знакомом прикиде: темно-алый мундир капитана цур-зее.

Отредактировано Admiral Graf Spee (2016-11-09 20:21:57)

13

Кажется, брат всё правильно понял. Знакомство прошло довольно скомкано, но чего ещё стоило ожидать от такой ситуации. Ничего необычного. Да и это замешательство дало Лютцову время, чтобы прийти в себя. Он кивнул на предложение Эссекс подождать за дверью. Точно, ей тут делать нечего, а им ещё одеться надо. Сразу, как девушка ушла, он начал приводить себя в должный вид, попутно отвечая на вопрос брата.
- Всё началось довольно странно, брат. Я вышел из душа и тут смотрю, она стоит с моими брюками в руках. Поговорить нормально мы не смогли, потому что кто-то вошёл в раздевалку, и нам пришлось спрятаться в шкафчике…и это… - тут тяжкрей замялся с самым сконфуженным видом. – Я ничего такого с ней там не делал, мы просто ждали, пока все уйдут. Попутно она рассказала мне, что всю её одежду, кроме той, что сейчас на ней, украли. И свой чулок она нашла у меня в шкафчике. Но ты же сам понимаешь, какой это абсурд, зачем мне женские чулки. Оставить её так я не могу, как ты сам понимаешь. Вот и весь рассказ, - Лютцов застегнул последнюю пуговицу на сером мундире Вермахта. Два брата стали похожи, как никогда, только один во флотском, а другой в пехотном обмундировании. Тут что-то привлекло взгляд Дойчланда. Он и сразу не понял, что именно в картине шкафчика брата его смущает. Пустой шкафчик. Или не пустой.
- Брат, прости меня за вопрос, но…что в твоём шкафчике делает лифчик? – с какой-то осторожностью поинтересовался Эрнст. – Сам посмотри, под нижней полочкой, там, куда мы обувь ставим, в самом углу, - Он надел на руку перчатку, наклонился и выудил за лямочку довольно миленький яркий женский атрибут. Судя по размеру, он мог принадлежать Варе. Лютцов кашлянул в кулак. – Кхм, это явно её, ты не находишь?
Быстро раскрыв сумку, юноша спрятал деталь одежды в один из карманов с той мыслью, чтобы не забыть отдать его, когда они выйдут отсюда. Оставалось признать, что история Вари хотя и абсурдна, но крайне реалистична, если уж такие вещи разбросаны по таким местам.
- Что думаешь обо всём этом, Шпее? Кто-то проделал большую работу, если распихал всю одежду по территории базы. Однако, думаю, что у нас тут больше ничего не будет, – Мысль казалась довольно разумной, разве что их опять могли застукать за странными делами, а Эссекс могла устать их ждать. Но что-то подсказывало Лютцову, что находок тут больше не будет. Было бы слишком банально забить мужскую раздевалку женскими вещами, да и никто больше ничего не замечал. Так что эта мысль как-то сама собой отбрасывалась.
- Пошли, у нас сегодня будет очень весёлый день, чувствую я, ты ведь никуда сегодня не торопишься? – Эрнст направился к выходу из злополучной раздевалки. Там, на улице он нашёл Эссекс, стоящую у столба в какой-то задумчивости.
- У меня пара новостей, во-первых, я прихожу к тому, что твой вор очень изобретательный и отчаянный человек и нам придётся облазить все, самые странные и особенные уголки базы. Есть более хорошая новость, - Эрнст посмотрел по сторонам, убеждаясь, что случайных свидетелей нет, и достал из сумки лифчик. – Это ведь твоё?

Отредактировано Lützow (2016-11-11 18:31:34)


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Мирное время » [МВ] 25.03.2025, "Бюро находок"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC