Kantai Collection FRPG

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Мирное время » [ЦБ] 06.04.2025 "Перемены"


[ЦБ] 06.04.2025 "Перемены"

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

1. Время действия: 6 апреля 2025, раннее утро.
2. Погодные условия: слабая облачность, сильный ветер, около 2 градусов по Цельсию.
3. Место действия: Хоккайдо, Центральная База ОВМС.
4. Участники: Тяжёлый крейсер, Лютцов и Эсминец, Минск
5. Сюжет: обратного пути назад нет, но нигде не висит таблички - "добро пожаловать в новый мир". Вот и приходится молчать и зарубить на своем носике - тут тебе не уютный дом, где приходит вечером уставший родственник и радуется твоим яствам. И самое главное - учись запоминать все на ходу, иначе придется долго блуждать, да влипать в истории.

2

Ветер пронизывал насквозь, нагоняя на берег большие волны. Погодка сегодня была, ни дать ни взять, что надо для начала апреля. Но это было лучше, чем постоянная жара южных широк, к которой с трудом мог привыкнуть Лютцов. Для него эталоном хорошей погоды был лёгкий бриз Северного моря. Там, далеко, на другом краю света, где лежала его северная Родина. Как же давно он не был дома. Под «домом» он подразумевал Киль. Этот северный порт Германии был для него колыбелью, в которой он вырос, как Дитя Моря, получил ценный боевой опыт, первый раз вышел в настоящий бой, первый раз потопил Глубинного, первый раз потерял друга. Это было место множества воспоминаний.
Но прочь эти мысли. Лютцов посмотрел на часы. Оставалось ещё пять минут до прибытия. Он, как обычно вышел раньше нужного срока, поэтому и пришёл за десять минут до встречи. Его привычка – приходить заранее. Гипертрофированная немецкая пунктуальность, выражающаяся в мании везде успеть. Впрочем, всего понемногу, не так уж он и зацикливается на этом. Выйти заранее – не проблема, а скорее привычка. Не важно, сколько придётся ждать, главное, чтобы не ждали его. Он постучал ногой по асфальту и посмотрел на небо, поправляя воротник мундира. Сегодня он, как обычно в сером мундире. Его многие спрашивали, почему именно такой цвет и крой он предпочитает. Ведь это пехотная форма, а не морская. Лютцов обычно пожимает плечами и говорит, что на базе в Киле под него нашли только это. Трудно сказать, что же там было на самом деле. Но факт остаётся фактом – это серый офицерский мундир старого кроя без знаков отличия и нашивок. К нему прилагается точно такая же серая фуражка. Всё скромно, аскетично и строго.
Между тем, стрелка на часах медленно движется, совершая свой поворот. Ждать остаётся ещё немного. Хотя они могут и вовсе задержаться, ведь транспорт идёт из аэропорта по обычной дороге. Однако, звук двигателя отвлекает тяжкрей от созерцания неба, и тот становится ровно. Трудно представить, сколько вице-адмирал Карл муштровал свою флотилию на Северном море, чтобы добиться такой железной выдержки и дисциплины. Но на Северном море без этого никуда. Там, в холодных водах Норвегии и Балтики, требуется недюженная стойкость.
Машина заезжает в ворота, и останавливается перед офицером. Лютцом стоит ровно, навытяжку, позволяя себе лишь малейшие движения головы. Строго говоря, вся причина его пребывания тут – это та, кто в машине. Он прекрасно осведомлён, кто это будет. И его не совсем радует вся эта ситуация. Строго говоря, встречать новеньких на базе никто не обязан, их просто привозят, выгружают и разводят по общежитию и прочим инстанциям. Но сегодня случай особый, ведь тут сестра одного из контр-адмиралов. Трудно представить более странную ситуацию – брат-адмирал и сестра-канмусу. Но Духи сами выбирают себе носителя, и им может стать каждый. Такова проделка судьбы.
Вопрос только, что теперь делать с этой особой. Никаких особых поручений не было, просто встретить и ввести в курс дела. Может тогда и церемониться не стоит? Проявить достаточную меру уважения. Если бы она была адмиралом – другое дело, но она просто новообращённая канмусу. Зелёный новичок, который ещё толком не понимает, куда попал и что её ждёт. Давить не стоит, но и без лишней мягкости. Её надо ввести в курс дела и провести инструктаж.
Девушка выходит из машины. Она совсем низенькая, Лютцов даже затрудняется сказать, сколько ей лет, хотя знает, что ей 16. Сопровождающий кивает ему, и быстро возвращается в машину, оставляя Лютцова и эсминец Минск наедине.
- Доброе утро, - нейтрально здоровается тяжкрей. – Добро пожаловать на Центральную Базу ОВМС. Я – твой инструктор, тяжёлый крейсер Лютцов. Моя задача – подготовить тебя к тому, что тебя ждёт в море. Уже завтра начинается твоя официальная служба в рядах флота. А сегодня проведём инструктаж и знакомство с базой. Твои вещи уже доставлены в общежитие, так что о них можешь не беспокоиться. Есть ли у тебя на данный момент какие-то вопросы?

3

Первое что почувствовала некогда Лис, а ныне Минск был шок. Шок от осознания всего происходящего, а в частности, конкретизируя и подводя итог свей жизни. Ей всего лишь шестнадцать, морского дьявола разорви! Однако, вдумываясь с точки зрения носителя души, сколько там отмерено четыре года, это считая обучение, а потом быстрая деградация и списание на берег, что для канмуса смерти подобно. Итак, она согласилась, а что еще-то оставалось в такой ситуации, иного выбора было не дано. И чем больше проходило времени, тем явственней возникало понимание насколько сильно она ненавидит глубинных. Эта ярость давила и душила, может поэтому Минск и скорректировал свой намеченный курс, больше не оглядываясь в прошлое, хотя зная, оно всегда настигнет в самый неподходящий момент.
Прощание с отцом были долгими, как ни крути, он даже взял отгул на работе. Сама же Минск наготовила кучу вкусного, обещала писать каждый день, не пропадать и взяла слово, что он будет себя беречь. Но смотря на любимого родителя где-то внутри что-то надрывалось и умирало. Он сдал и весьма сильно за эти пару дней, после того как новость о ее болезни распространилась подобно чуме. Оставалось лишь молиться, чтобы отец продолжал жить, несмотря ни на что, ведь она все еще жива, да и братец тоже. "Прости меня отец за все."
Поездка была долгой и утомительной, эсминец надеялась, что она будет тихо сидеть в сторонке и слушать щебетание остальных зараженных, но девушку ожидал сюрприз. Ее везли одну, больше никого не было. Подобное могло бы польстить простому канмусу, но только не Минску. Происходящее все меньше и меньше нравилось, ведь это могло значить много чего. Вдобавок подобное появление не останется незамеченным для других на базе. Ее же везли будто принцессу, считай личный эскорт, как ни крути, пусть и без красной дорожки, без почестей и всего того подобного. За время поездки Минск вздремнула два раза, и оба просыпалась, задыхаясь видя картины боя, реального боя, будто бы она бывала там, будто уже сражалась с глубинными. Тело пробивала мелкая дрожь, пальцы искали будто бы что-то. Ощущение, словно от нее отрезали очень важную часть, но какую она понять не могла. И ведь выявили ее суть по этим проклятым снам, кажется, точно сказать девушка не могла. Долетев до промежуточного пункта назначения, она отдала свою кладезь, как ей приказали, и пересела в машину. Весь путь эсминец продолжала хранить молчание, не было этого энтузиазма, но и апатии или же хандры тоже не наблюдалась, лишь невозмутимость и спокойствие. Девушка изучала виды за окном, прислушиваясь к работе двигателя. "Еще немного, совсем скоро. Какие они все, успею ли я, смогу ли? Нет, не должна так думать, я обязана успеть. У меня нет другого выхода. Придется учиться усердней других, запоминать все с первого раза. Нужно наверстать годы, только все равно это как-то смешно звучит и глупо. Наверстать, а ведь оглядываясь назад, как жила, что делала?" Эти возникающие вопросы в юношеском сознание ломали одну реальность накладывая ее на другую.
Итак, пусть новичок и зеленый юнец пребывал на базу, пусть носитель был юн и неумел, но вот сама душа, она возвращалась повторно в то место, где провела достаточно времени, чтобы насладиться жизнью и боями. Не это ли послужило причиной столь повышенного внимание со стороны служивых, кто знает. Машина подъехала и остановилась, а блондинка вышла сразу как открылась дверь, обдуваемая порывистым ветром, что дербанил из стороны ее длинные волосы, скрепленные в хвост, да ту самую отличительную выбивающееся прядь на голове, как у брата. Никаких курток, черная морская военная форма, разве только вместо тельняшки в тон одежде застегнутая на все пуговицы рубашка. Перчатки на руках, да обычная армейская обувка. Все это было получено до перелета, и как показалось самой девушке, лучше сразу так, чем щеголять в гражданской, чтобы потом бежать переодеваться. Главное удобно и неброско. Минску сейчас меньше всего хотелось привлекать внимание, к слову о нем… Оказавшийся мужчина напротив невольно заставил эсминец по привычке вытянуться по струнке. Какой такой привычке, а вот была она откуда-то, сама сейчас на это девушка бы не смогла ответить. Приподняв голову вверх, отдавая честь, Минск слушала внимательно все что сейчас пытались донести до ее распаленного разума. Представились и объяснили суть дела. Ну почему-то его общение выбивалось за рамки рабочих, будто они вовсе не были на базе, а чуть ли не вели светскую беседу, что и обескуражило немного эсминца, отчего ее глаза стали чуть шире, чем обычно, однако молчала до тех пор, пока ей не задали конкретный вопрос.
-Тяжёлый крейсер Лютцов эсминец Минск прибыл на базу и готов к инструктажу, на данный момент нет никаких вопросов, - Что толкало поступать так, а не иначе, стоящая сейчас девушка, обдуваемая ветром со всех сторон, не могла ответить, как и не смогла бы повести себя по-другому. Вроде бы она и не она одновременно. И ведь в голове даже не щелкало что что-то не так, что это неправильно для новобранца так себя вести, особенно когда ты никогда ни зубом, ни ногой не служил, даже курсантом не был. Так простая гражданская, да-да, конечно, как же! И в этим мгновения промелькнула лишь одна мысль. "Дом..."

Отредактировано Minsk (2016-11-14 21:36:23)

4

«Какая славная, только немного напряжена, надо чуть-чуть сбавить градус накала страстей и представить ей базу в хорошем виде. У нас тут ведь очень хорошие порядки, без зубодробительной жестокости…Адмирал Карл, я помню Вас…» Лютцов помнил. Помнил, как из него выбивали слабохарактерность и ломали нежное детское сознание в пятнадцать лет. Адмирал был очень рад, что именно ему достался крейсер Дойчланд. Разумеется, это же такое большое приобретение для любой флотилии. Почти линкор, разве что «карманный». Но в пятнадцать ты не думаешь о том, что должен таскать на себе тяжёлый модуль и сражаться с противником. Скорее всё кажется странным приключением. Так вот именно этот юношеский романтизм из Лютцова и выбивали унтер-офицеры на плацу и в дождь, и в жару. С тех пор прошло много лет, адмирал уже давно ушёл со службы, но его дух по-прежнему где-то рядом с Эрнстом. И сейчас тяжкрей не хотел, чтобы у Минска сложилось впечатление, что здесь из неё будут вить верёвки. По крайней мере отношения между старшими Канмусу и младшими этого не предполагали.
Парень склонил голову набок, осматривая новоприбывшую. Ничто не вызывало вопросов, она была собрана и серьёзна. Ничего не скажешь, не часто Лютцову приходится кого-то воспитывать. Строго говоря, ему совсем недавно дали должность инструктора, и юноша к ней ещё не привык.
- Замечательно, ко мне можно обращаться «инструктор» или по имени. Раз уж у тебя нет вопросов, то ответь мне, как ты себе представляешь своё положение и службу? - Лютцов решил, что сначала проверит теоретическую подготовленность девушки. Прежде чем чему-то учить, надо понять, что человек уже знает, а что ему ещё предстоит дать. – Пойдём, я проведу тебя по территории базы, а ты ответь на вопрос. Тогда и будет понятно, чему мне ещё предстоит тебя научить.
Насколько Лютцов понимал, в этот ранний час, на базе должно быть спокойно и безмятежно. Люди ещё не начали активную деятельность, а никаких операций, кроме патрулей, быть не должно.


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Мирное время » [ЦБ] 06.04.2025 "Перемены"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC