25.10
Администрация вернулась и скоро доберется до всех вас! Трепещите и раздавайте долги по постам.
13.09
Администрация форума на две трети в отъезде/собирается уехать. Просим никого не пугаться, не теряться, обращаться к Славе и Сюркуфу, а так же писать посты.
Возможно, в октябре будет перекличка.
20.08
Репрессии и проверка актуальности личных эпизодов, подробности здесь.

14.07
Мини-обновление квестов. Ознакомиться и записаться можно здесь.

10.07
Смена одёжки форума, обеспеченная прекрасной бернкастель. Давайте пожелаем ей побольше кошечек за подарок.
Если выявите баг, пишите в ЛС Нагато.

03.07
Основные проблемы, вызванные переездом серверов, исправлены. Однако, мелкие глюки могут наблюдаться до сих пор. Просим игроков писать посты в текстовых редакторах или хотя бы копировать их туда перед отправкой.

30.06
Проблемы с авторизацией и загрузкой страниц. Исправление грядёт в ближайшие дни, а пока выйти из учётной записи или зайти в неё возможности нет. Набираемся терпения и ждём.

17.06
Всех игроков, желающих играть далее, просим зайти в тему "Общий сбор". Это не перекличка, а попытка свести сюжетные линии во что-то объективное, в связи с перекройкой административного состава. Ругаться можно в личке Нагато.
Всем, сдающим сессию, курсовые и дипломы, желаем удачи!

Kantai Collection FRPG

Объявление

Добро пожаловать на ФРПГ, в основе своей берущую идею игры Kantai Collection. Гостям и пользователям мы желаем осваиваться и располагаться поудобнее, ведь на форуме сейчас царствует ветер перемен, несущий немало сюрпризов. Leprosorium

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Банк завершённых эпизодов » 09.01.2025, "Утес, что никогда не перестанет цвести"


09.01.2025, "Утес, что никогда не перестанет цвести"

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

1. Время действия:
09.01.25, поздний вечер, ночь (девять или около того)

2. Погодные условия:
Чистое небо, звезды, яркая луна.

3. Место действия:
Главная база, небольшой участок за её пределами.

4. Участники:
Китаками, Нагато

5. Сюжет:
Прошло всего два дня с прибытия Китаками на базу. Волею обстоятельств, толком они не успели пообщаться. Зная, что завтра ей отправляться в поход, легкий крейсер решает, что незачем ждать весны, дабы отплатить за теплый прием. Днем она внимательно изучает ограждения в том месте, где она выходила во время учебы наружу, и убеждаясь в том, что ничего так и не исправили, крайне этому радуется. Ночью она идет к Нагато, чтобы показать ей нечто великолепное.

Отредактировано Kitakami (2015-03-02 20:26:43)

2

Китаками аккуратно закрыла дверь в свою комнату, где никто так еще не подселился. Провернув в замке ключик и услышав щелчок, она замерла, прислушиваясь. Сердце её забилось учащенно, в такт бегущему потоку мыслей легкого крейсера. Мыслей о том, что её предложение отвергнут, заявив, что это слишком глупо и безрассудно. Страх перед тем, что все могло пойти совершенно не так.

Она простояла минуту. Нет, все же больше, прежде чем осторожным движением ключ вышел из замочной скважины, и оказался в кармане её легкой куртки. Попереминавшись с ноги на ногу, Китаками взглянула на свои аккуратные зимние сапожки, что, как ни странно, были посланы её матерью, искренне радостной даже тому факту, что её дочь вообще появилась в родной Японии. Жаль, что она не могла пока её посетить, хотя теперь по настоящему поняла, насколько соскучилась. Потом её взгляд устремился в коридор, и легкий крейсер, тяжело вздохнув, успокаивая себя, двинулась в путь.

Медленным шагом, чтобы никого не разбудить из тех, кто уже спал, она шла по коридорам, стараясь не попадаться на глаза канмусу постарше. Тем, кто по ночам отвечал за порядок в общежитиях. Конечно, такие как Китаками уже обладали определенной свободой в этом вопросе, но завтра ей нужно было уже как и в поход. А значит, она может получить и по головушке за подобное самовольство. И потому стоило легкому крейсеру заслышать впереди говор, как она тут же сворачивала в коридор, или ждала, когда они уйдут. Таким образом, она добралась до выхода, где никого не было. Пронесло в этот раз.

Улица. Снег, что шел днем, белел покрывалом под ярким лунным светом, освещая дорогу лучше любой свечи или фонаря. Он захрустел под её ногами, и свежий зимний морозец защипал Китаками за открытое лицо. Поправив шарф, она свернула на нужную ей тропку, то и дело смотря в звездное небо. Вот уж что не изменилось, так это звездное небо. Когда-то Китаками так же смотрела на него, будучи маленькой. И все те же огоньки освещали её дорогу сейчас. Она слегка замотала головой, прикрыв глаза. Сейчас крейсер должна сосредоточится на том, чтобы правильно рассказать о своем предложении Нагато. Она все таки видела в ней достаточно серьезную Канмусу, и боялась, что не сможет ничего толково проговорить, и получит все тот же отказ. А это боль, которой Китаками так боится.

В общежитии, где жила Нагато, не было никого в коридорах. Даже слегка подозрительно. Она шла еще медленнее, чем в своем собственном, ожидая какую-нибудь подставу. Но её все не было и не было, а заветная дверь приближалась. Перед ней Китаками вновь встала как вкопанная, сложив руки за спиной и смотря то вниз, то вверх, то на ручку. Нерешительность всегда мешала ей, и в определенный момент, она даже захотела развернуться и пойти обратно. Но все таки потянула руку вперед, и аккуратно постучала. Ну, будь что будет, ведь в конце концов, она ничего не хочет плохого...

3

Завтра очередная боевая операция, в которой она не участвует. Словно недвусмысленное напоминание о том, что, чем ближе твой возраст подбирается к двадцати, тем ближе ты к мирному берегу. Конечно, паразит не уйдёт сразу, но постепенно затихнет, исчезнет, даст жить нормально. Но знаете что? Нагато, лежавшая сейчас в своей кровати на спине, положив руку на глаза, не была счастлива от перспективы освободиться от всего этого. Потому что на её место могут прийти десятилетние дети. Потому что, всякий раз, когда она не заявлена в составе флотилии, кто-то будет рисковать жизнью вместо неё. Нагато, верившая в свои модули, верившая в то, что жизнь её имеет смысл, только пока она может нести службу, с какой-то непонятной тоской провожала взглядом корабли, уходившие в море без неё. Тоска пряталась не в выражении лица – оно-то оставалось спокойным, без сожалений и сомнений. Тоска скрывалась в покусывании нижней губы, в сложенных под грудью руках, будто бы Нагато было холодно, и она, обнимая себя, пыталась согреться.

Она не могла спать, пожалуй. Лезли в голову воспоминания о том, как везли их из США на самолёте, и, пролетая над океаном, Нагато приникла к иллюминатору, повторяя мысленно: «Скоро я буду там. Скоро я буду дома». Вспоминался бой за Перл-Харбор, где давили их огнём вражеские единицы, но они выбрались из котла, пусть даже Нагато поддерживали с двух сторон, а спина у неё отзывалась жгучей болью на каждое движение.

– Кажется, у меня начался кризис среднего возраста. – глухо и самую чуточку насмешливо отозвалась линкор, поднимаясь с кровати. Раз уж заснуть не удастся, хорошо бы хотя бы воды выпить.

Стук в дверь застал её с бутылкой воды в руках – Нагато, выглядевшая сейчас совершенно неофициально в своей серой пижаме и без привычного обруча на волосах, отхлебнула ещё глоток и задумалась. Обычно так просто не будят. Что-то произошло? Но сигнала тревоги нет, с другой стороны…

Она прошлёпала босыми ногами через комнату и открыла дверь, нимало не заботясь о том, что кому-то откроется бардак, царивший в помещении и озарённый только неярким лунным светом. Когда дело касается ночных тревог, не до стеснения.

Но за дверью стояла Китаками, смущённая, быть может, но не встревоженная. С лица Нагато постепенно ушла серьёзная сосредоточенность, и, так и держа бутылку в руке, линкор спросила:

– Всё в порядке? У тебя что-то случилось?

4

Когда дверь начала открываться, Китаками почувствовала, как душа начинает предательски уходить в пятки. Внешний вид Нагато, пижама и открытая бутылка говорили о том, что она, как минимум, готовилась ко сну. В темноте плохо различалась та эмоция, что была на лице линкора, и лучше от этого крейсеру не было. Это как минимум лишало её окончательного аргумента в пользу того, говорить ли дальше, либо все таки, извинится за столь позднее беспокойство и сбежать. Попытавшись привести свои мысли в порядок, она взглянула на Нагато, слегка приподняв и сжав ладони.

- Нет, Нагато-сан, все в порядке,- она промолчала пару мгновений, вновь опустив руки и склонив голову,- просто... просто я подумала, что вы были весьма теплы и добры ко мне пару дней назад, а я так и не смогла вас по достоинству отблагодарить за все. Мне завтра на задание, и я...,- Китаками вновь подняла голову, и голос её, потерявший едва удерживаемое спокойствие, стал чуть более тонким с надрывными оттенками. Да и кулачки вновь сжались, сдавая её мечущуюся сейчас душу,- я бы хотела показать вам что-то, что пока еще могу показать. Простите.

Сказав последнее слово, Китаками опять понурила голову, дабы не показать свои страхи, крутящиеся в её мыслях, словно стая мышей около сыра. Крейсер ожидала ответа, стараясь морально подготовить себя за те мгновения, что ей до него оставались. Взгляд, устремленный в пол, позволил приметить то, что сегодня луна действительно по настоящему светла, раз она могла различить даже трещинки там, где её свет касался пола. Добираться до места будет легко, и будет очень, очень обидно, если весь план рухнет. А она ведь еще даже не призналась в том, что для этого им придется нарушить распорядок базы и её режимность.

Отредактировано Kitakami (2015-03-03 07:36:28)

5

Сначала Нагато удивилась, потому что, за короткую встречу (да и те обрывочные сведения, что у неё были) мнение о Китаками, сложившееся в её голове, если подумать, как-то не предполагало, что она может вот так просто прийти без важной на то причины. Наоборот, линкор смутно подозревала, что вторая канмусу никого зазря не побеспокоит. Потому-то, когда перед ней начали извиняться, Нагато посерьёзнела и слушала оправдания с особой внимательностью. Неспроста это всё.

И только когда прозвучало упоминание о завтрашней операции, на лице Нагато явственно проступило понимание. Завтра будет бой, на котором не будет Нагато, но будет Китаками. И она сейчас понимала – или предполагала, что понимала, не так уж важно – чужую мысль. Нагато, как никто другой, понимала всю сущность жизни «кораблей». Новой забавной ошибки природы – когда появился новый враг, появилось и то, что можно ему противопоставить. Нагато понимала, каково это, уходить в бой и понимать, что можешь не вернуться. Возможно, слишком хорошо – пальцы, сжавшие бутылку с водой, явно показывали, что не так уж легко канмусу принимает свою участь.

– Я поняла. – спокойно и мягко отозвалась линкор, открывая дверь пошире, чтобы дать пройти Китаками. – Спасибо, что пришла. Я так и не могу уснуть, когда кто-то уходит в море без меня.

Она отступила в комнату, кажется, пнув случайно пустую банку из-под газированной воды, валявшуюся на полу – та, звякнув, отлетела в угол, но Нагато не обратила никакого внимания ни на банку, ни на то, что ей место явно не на полу. Вместо этого, поставив бутылку на стол, она сняла с дверцы шкафа более-менее аккуратно повешенную на неё форму и отнесла её на кровать.

– Придётся подождать. – словно оправдываясь, вздохнула линкор, прежде чем стянуть пижамную рубашку через голову. Случайно или намеренно, она оказалась спиной к Китаками, давая ей разглядеть рваный шрам между лопаток совершенно отчётливо. Пускай. Таких же, как она, Нагато не стеснялась. Даже, наоборот, радовалась, будто шрам говорил: вот она выжила, и ты выживешь. – На улице ведь холодно?

Нагато потянулась за коротким топом, давно ставшим верхней частью её униформы, видимо, подобранной из расчёта «наименьшей помехи». Поправила волосы – шрам, наверно, снова скрылся за густой гривой, почему-то вздохнула.

– Надо будет идти аккуратнее. А то мы с тобой вместо завтрашнего похода на «губу» загремим.

6

Незабываемое облегчение испытала крейсер, когда Нагато пустила её в комнату. Она даже не расслышала и не придала значения слову спасибо, хотя щас конечно же и не поняла бы сразу, почему её поблагодарили за беспокойство в столь поздний час. В комнате что-то звякнуло, и Китаками легко дрогнула, пока её взгляду не предстал хаос, что творился в покоях Нагато. Теперь крейсер знала, что же скрывает тут линкор. Просто обыкновенный и хаотичный беспорядок, произрастающий то ли  из лени убирать, то ли попросту потому, что у самой Нагато был хаос в её душе. И вовсе не какой-то превеликий секрет или же свою личную шинкасей-кан. Аккуратно идя вперед, поближе к углу, она старалась ни на что не наступить. Благо, лунный свет был восхитителен, и было видно все, что могло оказаться под ногами и быть раздавлено. А это будет убирать уже куда хуже, чем просто опустошенные емкости.

После она повернулась лицом к Нагато, что уже начинала собираться и готовиться к выходу на улицу. При виде шрама Китаками поежилась. Нет, конечно было бы слишком наивно предполагать, что линкор всегда выходила сухой из воды. Нога, болью словно бы невзначай напоминая крейсеру о том, что она имеет те же воспоминания, пусть и зажившие физически. Захотелось спросить о истории этого шрама, о том, как она его получила, не болит ли он, не мучает ли Нагато. Но первый порыв был подавлен, и Китаками решила, что если и подымет разговор об этом, то уже когда-нибудь потом.

- Да, холодно, но ветерка к счастью нет,- ответила Китаками, опомнившись и услышав, что с ней, все же, разговаривают. Она мысленно укорила себя за несобранность, и, вздохнув, попыталась окончательно сосредоточится на том, что происходит в реальной жизни, стараясь больше не впадать в мир своих домыслов и догадок. Надо было уже в конце концов успокоится и начать трезво мыслить, ведь права была Нагато, что сейчас наступает достаточно ответственный момент. Им нужно не попасться на глаза тому, кому не нужно.

- Само собой,- она медленно подошла к все еще открытой двери, и, выглянув, убедилась, что никого нет. Она постаралась сказать тише, так, чтобы слышала Нагато, но не слышал тот, кто может идти по коридору. Конечно же, пусть тут пока и не было никого из вахтенных, но они всегда могли появится, причем когда ты их и не ждешь. Закон подлости, или, как любили говорить американские канмусу, закон мерфи. Сделав несколько шагов в сторону Нагато, она добавила,- нам придется идти за пределы базы, пусть и недалеко. Одень обувь получше и потеплее. И куртку тоже.

7

Если подумать, Нагато спросила о погоде больше формальности ради – показать, что ситуация её ничуть не смущает, и что всё в порядке. А пока Китаками думала над ответом и, собственно, озвучивала его, Нагато с быстротой настоящего военного оделась, защёлкнула все застёжки – что поделать, военная форма, пусть и такая странная, предполагала крепление к ней боевых модулей. Особенно если ты линкор с тяжёлым вооружением. По крайней мере, у Нагато все крепления для этой цели болтались на поясе, и каждый раз, одеваясь в форму не для боя, она не могла отделаться от назойливого ощущения, что что-то не так. 

– Значит, куртку накину. – подвела итог линкор, когда с креплениями было покончено, и полезла в шкаф, куда всё-таки удосуживалась убирать одежду, несмотря на общий хаос вокруг. По крайней мере, при общей неорганизованности вне боя, Нагато всё-таки не опускалась до того, чтобы разбрасывать по комнате предметы своего гардероба – не то что безобидные куртки и кофты, но и куда менее невинные предметы белья. Сначала она долго копалась в его нутре, чтобы, в конце концов, выудить из шкафа носки, которые могли сойти за пару (линкор уже давно приобретала только чёрные носки, но почему-то каждая пара была чуть более или менее чёрной, поэтому в шкафу линкора можно было найти все оттенки чёрного для самого искушённого художника). Потом, разделавшись с носками и выудив из шкафа длиннополую куртку, линкор накинула её на плечи и повернулась, лёгким кивком подтверждая свою готовность идти куда угодно. Что до обуви… Здесь пришлось обойтись простыми кроссовками и надеяться, что на пути будет не очень скользко – за пределами базы могло быть. Но никаких больше уточнений не поступило, и видимо, на этом объяснения закончились. Да и нужны ли были? Нагато прекрасно понимала, что могло привести сюда другую канмусу. Просто сама она так никогда не делала – и что с того?

В итоге, поспешив за Китаками, она буквально на ходу просунула руки в рукава куртки, но застёгивать её не стала. Так и следовала за второй канмусу, стараясь не звенеть креплениями на поясе формы очень уж явно, да и не топать с изяществом... боевого корабля.

8

Нагато одевалась достаточно быстро, и ожидание около двери не было долгим. В коридорах царила, похоже, лишь только полная тишина, ибо сколько крейсер не прислушивалась, она могла слышать лишь шорохи, что издавала Нагато, выискивая что-то в своем шкафу. Но волнение, как ни странно, сходило на нет. Причина этому была весьма проста - согласие Нагато. Именно оно было тем моментом, которое и беспокоило Китаками целый вечер. Если их даже сейчас поймают, это будет не так трепать нервы, как мгновения до прихода сюда.

- Идем,- сказала она, как заметила краем взора, что линкор закончила приготовления. Все так же аккуратно идя по коридорам, она отметила, что Нагато издает шуму достаточно много. Что было виной тому, трудно сказать, возможно, все дело в креплениях, без своих модулей бряцающих всем, чем возможно.  Удивительно, как до выхода не произошло ни одной встречи. Да и сама улица встретила лишь их лунным светом, белым снегом и светом миллиардов звезд. Китаками подняла руку вверх. Зачем? Просто так. В свое успокоение, сказала бы она, спросив её сейчас. Услышав то, как Нагато подошла к её спине, она легко взмахнула ладонью. Мол, идем, не останавливаемся.

Китаками помнила по старой памяти, где и когда проходили патрули, и маршрут, явно не прямой, выстраивала с учетом этого. Могло конечно что-то изменится, но она решила доверится ей, хоть и постоянно оглядывалась на случай внезапного появления не желаемых гостей. Снег, свежевыпавший, сейчас уже не радовал своим веселым хрустом - выдавал и он их с головой. И чем дальше они уходили к нужному месту, тем его становилось все больше. Окраины базы убирали куда хуже, чем центральную часть, и к самому высокому забору, спрятанному за двумя массивными зданиями, используемыми в качестве складов, идти уже пришлось по достаточно глубокому снегу, Китаками достававшему почти до края сапог.

Выход отсюда оказался весьма обыден и прост. Если Нагато и ожидала чего-то более эффектного, то зря. Лист простого железа был мигом отодвинут в сторону, обнажая заметную дыру, в которую можно было пролезть, согнувшись. За дырой был лес, заметенный снегом, молодой, а потому больше похожий на заросли из кустов-переростков. Зимой. Китаками, потерев руки после прикосновения к обледеневшему предмету, тихо сказала:

- Нагато-сан... если вы хотите, мы можем и вернутся,- она взглянула на её ноги, одетые в кроссовки,- там снег может быть еще глубже.

9

Холодный воздух, встретивший её на улице, заставил Нагато больше машинально, нежели осознанно поморщиться и втянуть голову в плечи. Впрочем, почти сразу она укорила себя за это проявление слабости и последовала за Китаками, бросая, время от времени, внимательные взгляды по сторонам. Несмотря ни на что, ОВМС были военным подразделением, и порядки здесь тоже были военными. Нарваться на патруль, когда давно был дан сигнал к отбою – это ли не отличный пункт в послужном списке Нагато, и без того не блиставшей… скажем так, дисциплинированностью. Хотя, разумеется, это не совсем верно. В бою Нагато была исполнительна, логична и последовательна, однако, стоило ей выйти на берег, как верх брал собственный «моральный компас», а он с политикой ОВМС (или, что точнее, многих адмиралов), не совпадал. Так вот, все её «залёты» происходили именно на берегу.

Хотя, в конце концов, зачем считать – одной посадкой на «губу» больше, одной меньше… Это вряд ли хоть что-то изменит в общей ситуации. А вот узнать, что именно хотела подарить ей Китаками, казалось Нагато несравнимо важнее соблюдения внутреннего распорядка.

Её ботинки не имели очень уж высоких голенищ, а потому, стоило им пошлёпать по сугробам, как Нагато почувствовала, что снег забивается поверх носков – а то и в них, но твёрдо решила не отступать. Поэтому на вопрос Китаками линкор ответила, решительно помотав головой, и даже вырвалась на какое-то время вперёд, успев пролезть в дыру в заборе первой, словно показывая, что не сдастся. Правда, потом снова перешла в арьегард, попросту не зная, куда именно они направляются. Лес и тишина были не самой радостной обстановкой – даже ночное море не внушало такой мрачности, но Нагато верила, что её позвали точно не на лес посмотреть.

10

Китаками легко улыбнулась, когда Нагато даже первая пролезла через проход. Быстро юркнув за ней, она, сидя на корточках, подтащила железо обратно. Конечно, если тут пройдут и посмотрят, следы увидят, но внешне, если вдруг где-то просматривается издалека, никакой разницы словно бы и не было. Китаками не знала это точно, а потому лишний раз рисковать было незачем. Вновь потерев и подув на свои ладони, она кивнула головой, и потом пошла вновь впереди по знакомой только ей тропе. Китаками не прошла по ней еще после прибытия, потому сейчас только её память могла помочь не затеряться. Деревья уже разрослись, и она с трудом узнавала их. Хорошо даже, что была зима, ведь утес вскоре был уже виден между черных спящих стволов, ожидающих нового времени рассвета жизни. Весны. Жаль, что она не ведет её туда в первый раз именно весной. Как раз тогда, когда вокруг нет ни одной еще травинки, а на нем начинает пробиваться новая трава. И когда вокруг она едва едва поднимается до своей обыденной высоты, здесь начинают цвести цветы. Что-то было прекрасное в этом месте.

Китаками вновь впала в свои воспоминания. Возможно, благодаря этому ноги и привели её куда надо - прямиком к началу утеса. Он был действительно большим и выдающимся вперед в море. И уходящим отчасти вверх, потому отсюда понять, что было там, невозможно. Хотя и был он весьма пологим, что исключало любую возможность хоть какого-то сложного подъема. Крейсер молча пошла дальше, прислушиваясь к звукам, что наконец проснулись. К ветру, заставившему деревья скрипеть и вновь защипавшему её лицо, к волнам, бьющимся о скалистый берег, бывший под этим самым местом в пятидесяти метрах ниже.

Она сделала последний шаг. Вот, она на самой верхней части. Вдалеке сотнями огоньков блестел под лунным светом город. Вторил ему островок в бухте главной базы, весь белый, с черными черточками таких же спящих деревьев, посреди которых на скалистом берегу стоял маяк, по которому ориентировались ночные патрули. Свет луны и звезд играли на морской глади, что устремлялась куда-то вдаль. Справа от них была вся их база, как на ладони. Были видны патрули, лениво снующие по базе в поисках отнюдь не отсутствующих нарушителей. Еще дальше, позади, была видна трасса, на которой то и дело появлялись огни пролетающих автомобилей. И там же вид холмов и полей, укрытых снегом лесов. Китаками поняла, что, возможно, сейчас в этом месте нет ничего удивительного, зимой. Потому уже приготовилась очень долго объяснять, чем-же это место так ей дорого. И почему она захотела показать его Нагато.

11

Проблемы мокрых ботинок, завтрашней операции, снега и бог весть чего ещё, что можно подогнать в одну категорию, именуемую «мелкие житейские пустяки», по правде сказать, несколько сбивали обстановку. Китаками же, словно имея какой-то особый план, молчала, и Нагато оставалось только верить, что она всё делает правильно. Тем более сейчас, когда возвращаться на базу было бы едва ли не рискованнее, чем тогда, когда они её покидали. И по каким-то причинам Нагато полагала, что, решив она сейчас вернуться, она столкнётся даже не с риском потеряться в лесу – а попросту потеряет человека, который ей стал доверять.

Но все эти пустые и мелочные мысли разом выскочили из её головы, когда Нагато оказалась на утёсе – и она могла поклясться, что находится здесь впервые. Ночные огни, расстилавшиеся, казалось, буквально у них под ногами, база ОВМС, похожая на мирно спящего зверя, обнимающего море своими лапами и ворчащего ему колыбельные – всё это было настолько… великолепно, что любая проблема, будь то снег в сапоге или мысли о нарушении внутреннего распорядка, стали настолько ничтожно малы, что думать о них было попросту невозможно. Ночь и зима придавали этому месту особенную красоту, и Нагато вдруг поняла, почему сюда вела вполне отчётливая тропа.

Место прощания.

Это здесь лучше всего видно уходящих в море. Здесь можно видеть их до самого последнего. Здесь можно увидеть их издалека, когда они будут возвращаться. Место прощания, но и встречи тоже. Будто бы специально созданное для канмусу, которым ежечасно приходится прощаться и встречаться вновь.

Нагато ахнула, прижав руки ко рту, глаза её расширились от удивления – и восхищения одновременно. Сейчас линкор по-настоящему выглядела живой.

– Поверить не могу, что не знала об этом месте. – прошептала она, продолжая жадно смотреть то на огни города, то на базу, то на море – туда, куда они уходили по нескольку раз на неделе.

Она была по-настоящему благодарна Китаками и, когда, наконец, взглянула на неё, её лицо выражало искренние восхищение и благодарность.

12

Китаками внимательно следила за каждым движением и словом Нагато. И на её лице все отчетливей проявлялась улыбка, а душа, наконец, окончательно перестала метаться и пришла к своему покою. Этот утес она еще ни с кем, можно сказать, не делила, и она бы ни за что не подумала, что это может причинить столько радости ей, Китаками. И столько восхищения тому, кого все считали серьезной, и не особо то и способной к проявлению чувств. Возможно, правду говорят о обманчивости первого впечатления. Было теперь даже слегка смешно за те стереотипы, что крейсер почти приняла на веру от других.

- Не стоит благодарности, Нагато-сан,- она замахала руками, чувствуя, как от такого благодарственного взгляда её щечки начинают гореть,- на самом деле, я очень хотела показать это место весной, но, я просто подумала, что вдруг я не вернусь завтра. И вот,- она слегка замялась с ответом, отвернув взгляд от линкора куда-то в море,- я решила, что я должна была это сделать сегодня, чтобы ни о чем не жалеть.

Она медленно двинулась к краю утеса. Рождественский снег тут хрустел совершенно по другому, чем там, на базе. Никем не тронутый, он был мягкий и пушистый,  прямо как свет луны, что в одиночку смотрела по ночам на людей и их мир, засыпающий в её серебристом покрывале ночи. Прекрасной, красивой ночи, полной звезд, что указывают путь потерявшимся. Она терялась в мыслях о том, что хотела еще сказать. Она очень сильно не хотела обставлять все, как прощание. Но мысли сами лились таким образом, и ничего с этим Китаками поделать не могла. Больно было самой себе признаваться о том, что боишься, но еще больней об этом говорить кому-то другому. На место одной проблемы пришла другая. Такая банальная, но, до сих пор не улаженная. Ведь рано или поздно, о своих страхах и мечтах нужно кому-то говорить.

Она повернулась к линкору, и попыталась улыбнуться, скрывая свою бурю пессимистичных мыслей. Вышло весьма плохо, и даже неискушенный человек или канмусу могла различить все до единой капли. Всю боль и печаль, что не могло скрыть совершенно неискушенное в обмане лицо. Сложив руки, она сбивающимся тоном начала говорить:

- Весной тут еще красивее, Нагато-сан. Когда внизу лежит тающий снег, здесь уже пробивается первая трава. А когда внизу она лишь начинает полыхать красками весны, здесь начинают расти цветы. Можно увидеть, как меняются краски природы вокруг, всего лишь приходя на это место круглый год. Нагато-сан, и я очень хотела однажды вновь встретить первые цветы здесь сама, как в первый раз, когда училась, но,- Китаками закрыла глаза. Не выдержав, слезы аккуратно потекли из под стиснутых век, подмерзая, пока спускались вниз по лицу,- Нагато же сможет их встретить за меня, если я не вернусь?

13

Горьковато-сладкое. Именно так можно было с невероятной точностью охарактеризовать чувство, захлестнувшее Нагато, стоило ей отчётливо понять, для чего её позвали сюда. Горьковатое, потому что, возможно, им придётся прощаться. Сладкое, потому что это было проявление высшей степени доверия, высшей степенью… дружбы? Это ведь только в книгах встречаются люди, представляются друг другу и сразу говорят, «давай дружить». В жизни всё сложнее, дольше, что ли. Сейчас же Китаками фактически сделала то, чего Нагато бы сделать не решилась. Как бы это ни было странно, у линкора было крайне мало друзей. Отстранённая от всего, что не относилось к боевым задачам, Нагато была отличным примером трудоголика. И, как любой трудоголик, была в какой-то степени одинока.

Сейчас же она испытывала настоящий душевный подъём, смешанный с благодарностью и, что ни говори, восхищением. «Не стесняйся выражать свои чувства», так часто говорили канмусу, которые были поопытнее. И были правы – потому что завтра может уже не быть, грустно, конечно, но так надо (именно так воспринимала эту ситуацию линкор, и это было не позёрство, а адекватное принятие любой проблемы). И Нагато последовала их совету – протянула руку, опустила её на чужое плечо и кивнула, улыбаясь, пожалуй, больше глазами, нежели растягивая губы в улыбке.

– Не совсем верно. Теперь ты точно вернёшься, а я буду тебя здесь встречать. Когда кто-то ждёт, возвращаться всегда легче, и путь домой становится короче, чем путь из дома.

Если завтра нас уже не будет, то нельзя ничего откладывать. Нельзя жить потом. Вот это и было настоящим отличием кораблей от людей – получив свою «особенность», они переставали впустую тратить отведённое им время. Каждый жил сегодня, а не в обозримом будущем. Не потому ли Нагато и ей подобные были по-настоящему счастливы от такой жизни?

Она мягко похлопала по чужому плечу и кивнула на линию горизонта.

– А весной мы сюда вернёмся. Я хочу увидеть, как тут будет, когда всё зацветёт. И летом. И осенью тоже.

Было ли это обещанием? Да, это было именно оно. Нагато знала, нет, искренне верила, что они вернутся. Что завтра всё пройдёт хорошо.

Оно должно было быть именно так.

14

Нельзя было выдержать, когда долго накопленные чувства выходят наружу бурлящим, ледяным потоком, словно гигантский водопад, чье падение вниз не остановить. Слова Нагато, пусть и направленные на то, чтобы успокоить, лишь распалили их, и ладони Китаками приложила к глазам, утирая слезы. Она не старалась уже пересилить себя. Несколько минут, а возможно, даже больше, линкору приходилось быть в кампании канмусу, у которой теперь не оставалось выбора, кроме как выплеснуть все прямо сейчас. Даже если вместо слов это будут лишь горькие, соленые слезы. Но, они не были безутешными.

Постепенно, крейсер перестала вздрагивать, а руки переместились от красного и заплаканного лица к груди. Она взглянула на Нагато, и глуповато, но искренне улыбнулась. Китаками не смогла уже вспомнить щас то, что ей сказали парой минут назад. Слезы смыли все плохое, прихватив с собой, наверное, и немного лишнего. Но важно ли это было сейчас? Наверное, все же нет. Главное, что Китаками, похоже, понемногу обрела самое важное - своего первого друга. По крайней мере, она уже хотела это видеть именно в таком свете. И будет так считать, даже если ей скажут иначе.

- Я всегда ждала тут своих сестер. Это было самое большое мое желание. Я не знала, как они выглядят, но... но почему-то всегда была уверена, что узнаю их. Именно поэтому я никогда не пыталась с кем-либо подружиться, кому-то что-либо высказать. Но от этого мне становилось лишь больнее из года в год,- она отвернулась, легким движением ладони убирая руку с плеча и двигаясь к краю обрыва,- а потом ты меня встретила тут. Я... никогда не ожидала такого в этой жизни. И я решила попробовать протянуть руку.

Не дойдя пару шагов, она обернулась, сложив ладони уже впереди на поясе, и сказала, смотря Нагато прямо в глаза:

- Парой дней назад ты мне сказала добро пожаловать домой. Теперь моя очередь - добро пожаловать в дом моей души, Нагато-сан, какой бы она тебе не показалась.

Отредактировано Kitakami (2015-03-06 15:11:29)

15

Эпизод завершён


Вы здесь » Kantai Collection FRPG » Банк завершённых эпизодов » 09.01.2025, "Утес, что никогда не перестанет цвести"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC